Петинова М. А. П 29 Философия техники


Антропология техники: значение техники в становлении и истории человека



Скачать 414.5 Kb.
страница21/31
Дата30.12.2017
Размер414.5 Kb.
ТипУчебное пособие
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   31
2. Антропология техники: значение техники в становлении и истории человека.
Сегодня вопросы, занимавшие умы специалистов в области философии техники, вышли в сферу не только междисциплинарных исследований, но и затрагивают интересы всего человечества в целом. К наиболее важным проблемам данной отрасли можно отнести следующие: воздействия технического прогресса на общество, культуру, индивидов; этические проблемы и особенности современной техногенной цивилизации; формирование системы ценностей в постиндустриальном обществе; техническое образование и воспитание и т.д. Причины масштабности проблем кроются не только в необратимых изменениях природной среды, но и как следствие, в изменении самого человека, его сознания, восприятии мира, его ценностных ориентаций и т.д.

Под влиянием вышеперечисленных тенденций в философии техники формируется «антропологическое» направление. Термин «антропология техники» был впервые введен немецким ученым А. Хунингом. Антропология техники изучает вопросы технического образования и воспитания, формирования системы ценностей, сочетания интеллектуальных и нравственных начал в человеке, роли человека в развитии техники, ее использовании, распространении технических знаний и рациональном осмыслении пределов технического роста.

Техника как продукт человеческой цивилизации предполагает рассмотрение ее во всемирно-историческом масштабе. Именно такой ракурс вопросов на технический прогресс был характерен для О. Шпенглера, Л. Мамфорда. К. Ясперса, М. Хайдеггера, Г. Маркузе, Э. Блоха и других мыслителей XX века.

Немецкий философ Освальд Шпенглер (1880 – 1936) в работе «Человек и техника» (1932) представил и обобщил некоторые тенденции, которые впервые из его уст демонстрировали планетарный масштаб проблем, связанных с техникой. В отличие от предшествующих взглядов на технику как нейтрального явления, Шпенглер настаивает на универсальном характере техники, пронизывающем все живое (волюнтаристский мотив)14. Так решившись исследовать технику в истории, он отказался от своей предшествовавшей концепции неповторимости культур, встав именно в аналитике техники на методологию единого антропо – социогенеза.

Несколько тезисов О. Шпенглера о технике. 1) Тезисы, характеризующие технику европейской культуры: стремление использовать природу себе во благо; идея perpetuum mobile – автоматизации техники; безразличие наук к приложению ее открытий.

2) Тезис о ложном понимании техники как «целесообразности» действий. Данный посыл оценивается Шпенглером как обман, заблуждение, ибо из подъема техники не следует экономии труда («роскошь машины превосходит все другие виды роскоши…»).

3) Тезис об имманентной логике вещей, который лег в основу следующего тезиса.

4)Тезис о закономерностях развития техники.

5)Тезис о приближении «времени последних катастроф»: механизация современного мира вытесняет из мира все живое, заменяя его искусственным.

Но, несмотря на драматический тон суждений, сам автор преисполнен веры в творческий гений человека, который, как надеется философ, будет изыскивать дополнительные возможности для компенсации недостатка природных ресурсов.

В противоположность Э. Каппу и О. Шпенглеру, которые пытались понять технику как орудие человеческой деятельности, в это же время появляются мнения о том, что техника, ее развитие определяется божьим промыслом, что человек в процессе своего технического промысла реализует замысел Бога. Такие мысли развивал, в частности, неотомист Фридрих Дессауэр. Согласно мыслителю, техника – реализация человеком преднаходимой божественной идеи, но реализация активная, личностная, с ярко выраженным творческим началом.

В 1915 г. русский философ-экзистенциалист Н.А. Бердяев (1874 – 1948) в статье «Дух и машина» предпринял свою первую попытку сформулировать проблему соотношения человека и техники. В ней Н.А. Бердяев рассматривает технику как освобождающее «дух человека» начало. В начале 20-х гг. в книге «Смысл истории» он вновь возвращается к этой теме, и пишет о поворотном значении техники в судьбе человека. Техника, утверждает он, покоряет не только природу, но и человека. Наконец, в 1933 г. Н.А. Бердяев пишет статью «Человек и машина»15, в которой трезво оценивает кризис человека и человечества, вызванный бурным развитием техники, рассматривает технику как фактор, определяющий жизнедеятельность человека. Но способен ли человек ограничить власть техники? На этот вопрос Н.А. Бердяев не дает ответа.

Наиболее значительную попытку анализа феномена техники с точки зрения экзистенциализма дает классик этой философской традиции Мартин Хайдеггер. Отвергая пессимистические суждения, М. Хайдеггер писал, что существующий ныне пессимизм пройдет на путях всеобщего стихийного возникновения новой духовной атмосферы. Чтобы понять технику, утверждал он, нужно обратиться к человеку, создать «человеческое измерение» технического прогресса. Техника - это не просто совокупность средств, инструмент, которым нужно овладеть. Сущность техники - это способ, каким человек рассматривает возможности, заложенные в природе.

Таким образом, технический прогресс, с точки зрения философов техники, оказывает губительное воздействие не только на окружающую среду, но и на то, как человек воспринимает этот мир.

Превращаясь в самостоятельную, целостную среду обитания, преобразуя наше восприятие мира, техника вторгается даже в область искусства. «Искусство, - пишет Ж. Эллюль16, - по-настоящему укоренено в этой новой среде, которая со своей стороны вполне реальна и требовательна. И совершившегося перехода от старой, традиционной среды к этой технической среде достаточно для объяснения всех особенностей современного искусства. Все творчество сосредоточивается в области техники и миллионы технических средств выступают свидетельством этого творческого размаха, намного более поразительного, чем все то, что смог произвести художник. Художник уже не может оставаться творцом перед реальностью этого колоссального продуцирования вещей, материалов, товаров, потребностей, символов, выбрасываемых ежедневно техническим производством. Теперешнее искусство – отражение технической реальности»17. Возможно, французский ученый чрезмерно сгущает краски, ведь искусство продолжает существовать и развиваться и в ХХ, и в XXI веке, появляются новые имена, создаются прекрасные произведения. Однако то чистое, поэтизированное восприятие мира, природы, человеческого существования, которое было свойственно романтическому искусству, действительно утрачивается. Как бы предчувствуя грядущую глобальную технизацию, предсказывая ее экспансию, один из мыслителей русского религиозного ренессанса - В.В. Розанов – писал в начале ХХ в.: «Техника, присоединившись к душе, дала ей всемогущество. Но она же ее и раздавила. Появилась «техническая душа»... И вдохновение умерло»18. Эти слова, написанные в начале ХХ в., во многом перекликаются с идеями гуманитарно-антропологического направления современной философии техники. Последнее сформировалось под влиянием некоторых представлений философии жизни, философской антропологии и экзистенциализма. Оно исходило из весьма специфичного понимания техники, при котором та трактовалась как форма существования человека в качестве «самого себя сознающего животного» (Л. Мамфорд) или как способ «освобождения человека» в качестве животного существа от подчинения природы (К. Ясперс) или же как преобразование человеком той природы, которая делает его «нуждающимся, обездоленным» (Х. Ортега-и-Гассет).


  1. Техника и общественное устройство. Концепция Л. Мэмфорда: «мегамашина». Исследование «технического общества» в работах Ж. Эллюля.

Начало новой критики современного техногенного общества развернули в 40 – 60–х годах представители франкфуртской социальных исследований. Здесь общество рассматривается как политическое, репрессивное, инструментом которого выступает научно – техническая рациональность. Наиболее ярко данный тезис прозвучал в работах Герберта Маркузе (1898 – 1979), выдвинувший идею взаимообусловленности западной политики и техники. Политически ориентированный мир характеризуется навязыванием целей через инструменты научно – технического разума. Данные идеи разделяли в 30 –е годы М. Хоркхаймер и Т. Адорно. Второе поколение франкфуртской школы – Юрген Хабермас (1929) оспаривает ряд положений Маркузе, в частности, выдвигая идею о наличии альтернативных наук и техники. Но в отношении опасности влияния политических интересов, идеологической сил на науку и технику, - в этом оба философа единогласны. Выстраивая свою теорию социального устройства современного общества, он отталкивается от понимания техники как пассивного материала, инертной совокупности могущественных средств. Данная позиция делает ее автора уязвимым для критики оппонентов (Н. Лумана, Х. Шельски, А. Гелена и др.). Но необходимо оценить важность теории Хабермаса, построенной и проработанной в различных аспектах о специфическом характере институализации научно-технического прогресса в современном обществе, о превращении его в средство поддержания и идеологического обоснования господства технократии. Современное государство драматическим образом стирает различия между техническим и практическим (политическим, правовым, социальным, духовным), возводя все проблемы в область технических решений.

Крупнейший западноевропейский философ и социолог Хельмут Шельски (1912 – 1984), автор теории развития государства в условиях научно – технической цивилизации считает, что выражение «мы находимся во власти техники» неверно; техника - это сам человек, ибо это наука и труд. Поэтому если и говорить о проблеме наличного мира, то, в данной логике, они являются закономерным следствием технического производства, так как продуцируются в качестве особого мира и его сущности. Если можно говорить и спрашивать о законе технического производства, то он, согласно Шельски, основан не на принципах экономической и социальной полезности, а технической эффективности. Так описанное техническое государство Шельски Х. Барт назвал «монолитом – монстром». Но самую острую дискуссию вызвала мысль Шельски об отсутствии потребности в демократии как волеизъявлении народа, так как вместо нее свое необратимое место займет логика вещей, необходимость, производимая человеком в труде и в науке.

Учение о «мегамашине» американского историка и философа техники Льюиса Мэмфорда (1895-1990) является наиболее интересным и оригинальным аспектом всей его технофилософской концепции. «Мегамашина» - это мощная социальная организация, которая оказалась «способной повысить человеческий потенциал и вызвать изменения во всех аспектах существования...»19. Ее основными признаками являются иерархическая политическая структура, власть, контролируемая меньшинством, организация знаний, тотальный контроль над информацией и ее «дозирование» для широких слоев населения. Техника и инженерная деятельность, идеология и бюрократия, экономика и военное дело и т.п. – то есть все институциональные компоненты «машины» должны реализовывать могущество, устойчивость и ее развитие.

Истоки развития и становления мегамашины связаны с историей развития техники. В историческом развитии техники Л. Мамфорд выделяет два ее главных типа: биотехнику, монотехнику. Биотехника – это тот тип техники, который ориентирован на удовлетворение жизненных запросов, естественных потребностей и устремлений человека. Она включает в себя «все необходимое для жизни». Поэтому она гармонирует с природой и открывает перед человеком достаточный простор для его самореализации. В отличие от нее монотехника, базирующаяся «на научной интеллигенции», ориентируется «главным образом на экономическую экспансию, материальное насыщение и военное превосходство»20. Она имеет своей целью укрепление системы личной власти и поэтому носит авторитарный характер. Она враждебна природе и человеку, а ее авторитарный статус восходит в своих истоках к тому раннему периоду существования человеческой цивилизации, когда впервые была изобретена мегамашина. Общинная культура неолита может быть примером первого исторического этапа развития мегамашины. Для нее характерны следующие основания: эмоциональное единение и неукоснительное следование табу; появление коммуникации посредством языка; групповом сотрудничестве или кооперации как результате упорядочения всех видов деятельности под контролем табу и строгих обычаев.

Однако чтобы вновь обратить технику «на службу человеческого развития» и снова сделать «весь мир биотехники… более открытым человеку...»21, Л. Мэмфорд видит выход только в широкомасштабном разрушении «мегамашины» во всех ее институциональных формах. Так как поразительное увеличение материальных благ достигается ценою ограничения возможностей и сфер человеческой деятельности и стремлений.



Исследованию «технического общества» посвящена книга Ж. Эллюля «La Technique» (1954). В ней проводится фундаментальный анализ техники. Автор выделяет два понятие техники. Первое – «технические операции»; второе – сам «феномен Техники». Разница между ними количественная (операций много, Техника – одна как тот или иной доминирующий способ технической деятельности в данном обществе). И качественная разница: технические операции образуются стихийно – это случайные открытия и ремесло. Техника в специальном смысле – более наукоемкий термин, связанный с деятельностью инженера. Феномен техники пронизывает все пространство социальности, преобразуя и объясняя его размерность сквозь призму технического. Таким образом, техника у Эллюля выступает социальной формой хайдеггеровского бытия. В отличие от Хайдеггера, мы, согласно Эллюлю, должны принять и признать этот новый вид бытия как примету, девиз, ставку нашего века. Особый акцент У Эллюль делает на способности человека познавать и контролировать технику, действуя с добрыми намерениями, а, в случае необходимости, и отказаться от ее власти. То, что совершается посредством техники – это «не неквалифицированное завоевание природы, а замена нашего природного окружения окружением техническим»22. Характер техники, по мнению автора, проявляется через семь ключевых характеристик современной техники: рациональность, артефактность, самонаправленность, рост на собственной основе, неделимость, универсальность и автономность. Перечисленные свойства техники Эллюль использует для объяснения социальных преобразований в области экономики, образования, труда, рекламы, спорта, отдыха и медицины.

Каталог: sites -> oldfil.samgtu.ru -> files
sites -> Программа «Психология личности»
sites -> Отчет о научно-исследовательской работе за 2014 год ростов-на-Дону 2014
sites -> Вопросы для обсуждения, докладов, рефератов по дисциплине социология молодежи для студентов, обучающихся на направлении 040700 Организация работы с молодёжью
sites -> Роль морали и традиций в формировании этики
files -> Учебно-методическое пособие для студентов заочной формы обучения и преподавателей Самара 2011 удк философия: учебно-методическое пособие для студентов заочной формы обучения и преподавателей


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   31


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница