Петербургская университетская школа



Скачать 150.59 Kb.
страница9/13
Дата19.02.2018
Размер150.59 Kb.
ТипОбразовательная программа
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
§ 2. Восточный факультет

Происходившие в петербургском научном сообществе на рубеже XIX-XX вв. историософские и теоретико-методологические поиски отразились и на творчестве учёных-представителей восточного факультета. Становившееся очевидным несоответствие реалиям времени прежних научно-исследовательских подходов имело своим следствием кардинальное переосмысление востоковедами всей господствовавшей ранее научной традиции. Внешним отражением данного процесса стало обращение российских учёных, прежде всего, к достижениям немецкой философской мысли, искавшей в это время ответы на схожие философские и теоретические вопросы. Однако осмысление его внутреннего содержания требует непосредственного обращения к научным трудам петербургских востоковедов, сквозь призму которых становится возможным проследить ход развития обозначенного явления.

В частности, особого внимания заслуживает наследие Сергея Фёдоровича Ольденбурга (1863-1934), чья научная деятельность на факультете восточных языков проходила в 1889-1900 гг. (в 1889-1897 гг. учёный занимал должность приват-доцента, а в 1897-1900 гг. – экстраординарного профессора на кафедре санскритской словесности)209.

В своих трудах выдающийся российский востоковед рассматривал извечную проблему соотношения таких понятий, как Восток и Запад, анализировал наметившийся в современную ему эпоху перелом не только в восприятии каждого из двух “миров”, но и в представлении об их взаимодействии. Данная тенденция “подготовлялась уже давно, но лишь мировая война и наша революция так ускорили темп перемены, что мы в праве говорить о совершенно новых взаимоотношениях Востока и Запада”, – заключает С. Ф. Ольденбург210.

Учёный отрицает возможность существования каких бы то ни было значительных расхождений между западными и восточными народами на наиболее ранних этапах их исторического развития, которые могли бы стать основанием для изложенного выше противопоставления. Своими корнями же оно восходит к древнегреческой цивилизации, которая первой вошла в соприкосновение с неведомой прежде Западу культурой211. Отмечая недостаточную изученность факторов, разделивших историческую судьбу западных и восточных народов, С. Ф. Ольденбург ограничивается лишь признанием самого обстоятельства их разнонаправленности, которая с течением времени становилась всё более явной. При этом распространённую мысль о “качественной” (а не “количественной”) несхожести двух начал нельзя признать истинной: считая, что “вопрос о Востоке и Западе исторически должен быть пересмотрен”, результатом “окажется, что и в прежнее время по существу эта разница была гораздо меньше, чем мы себе это представляли”212. Тесное культурное и политическое взаимодействие народов западной и восточной цивилизаций берёт своё начало с самого их разделения на таковые и красной нитью проходит через всю античность и средневековье. Причём связь эта имеет ярко выраженный двусторонний характер, в результате чего происходит взаимопроникновение ценностей Востока и Запада213. Формирование в Новое время самостоятельной научной дисциплины, главным объектом исследования которой становится феномен Востока во всех его проявлениях, приводит к кардинальным изменениям в общественном сознании западных народов. Именно в это время устанавливается “взгляд на Восток как на низший по своей культуре мир”214: к этому неизбежно приводило политическое и экономическое усиление Запада, сопровождаемое к тому же его неоспоримым первенством в научном знании215.

Учёный, однако же, не считает исторический путь западных народов единственно верным. Достижения Запада, перед которыми поклонялся мир вплоть до 1914 г., привели в итоге человечество к самой кровопролитной и крупномасштабной (на тот момент) войне в истории. Следствием конфликта, а также последующих за ним революционных потрясений, стало переосмысление формировавшегося в течение веков восприятия Востока. Вслед за волной национализма дали о себе знать интернационалистические движения. С. Ф. Ольденбург подчёркивает следующую современную ему тенденцию: “мы начинаем понимать, что как и теперь, так и всегда сила соединения была в человечестве сильнее, чем сила обособления и разъединения, потому что в трудной борьбе с природой” человеку “совершенно необходимо объединение”216.

Связывая исторический процесс с естественной средой, в которой он совершается, учёный склоняется к мысли об определяющей роли последней на социальное, политическое, духовное развитие общества. Воздействие это находится в обратной зависимости от степени развития социума: чем более народ прогрессивен, тем в меньшей степени сказывается географический фактор; чем менее народ развит, тем активнее он подстраивается под внешнюю среду217.

С. Ф. Ольденбург указывает на необходимость налаживания равноправных отношений с восточными народами. Тем более, что последние окончательно встали на путь независимости, а значит отныне прежняя ситуация их угнетения не может быть возвращена вспять. Путь к установлению равноправных связей “лежит через знание страны, через знание языков”218. Отношение к языку, по мнению исследователя, может как способствовать, так и препятствовать данному стремлению219. В последнем случае причиной тому может быть, например, незнание или угнетение национального языка. Подобная почва весьма благоприятна для роста националистических отношений, которые ещё больше замыкают народ внутри себя. Особую позицию при этом, по мнению учёного, будет занимать Россия220: одновременно близкая обеим цивилизациям221, не разделяющая мнения западных народов о первенствующем своём положении, она должна будет стать связующим звеном между “центром” и “периферией”. Это подтверждается тем, что “союз республик уже в известной мере осуществил западно-восточное объединение”222.

Иную форму философия, теория и методология истории приобрела в творчестве Николая Яковлевича Марра (1865-1934), ученика В. Р. Розена. Получивший образование в Петербургском университете исследователь продолжил работать в нём в 1891-1933 гг., в 1891-1900 гг. занимая должность приват-доцента, в 1900-1902 гг. – экстраординарного профессора, в 1902-1916 гг. – ординарного профессора на кафедре армянской и грузинской словесности, пребывая в должности декана в 1911-1919, а параллельно с 1916 по 1933 г. – в должности заслуженного профессора223.

Исследователь активно занимался проблемами происхождения и развития языка как культурного феномена. Первоначальный интерес учёного к изучению языков, распространённых на Кавказе, позднее распространился также на древние языки, так и не познавшие письменной культуры: “как в мире растительном существуют пережиточные виды, открываемые натуралистами в отброшенных от культурных районов или центров горных местах, так в ущельях и у склонов трёх горных стран: 1) с юга Памира, 2) на Кавказе, 3) у Пиренеев сохранились реликтовые виды человеческой речи”224. Совокупность древних кавказских языков учёный объединил в категорию так называемых “яфетических”, подчёркивая таким образом их родство с семито-хамитской языковой семьёй225.

Процесс выработки собственного учения о языке сопровождался для Н. Я. Марра методологическим кризисом: учёный понимал, что выдвинутые современной ему наукой задачи не могут быть реализованы на основе прежней методологии226. Одновременно научные поиски востоковеда проходили на фоне теоретических и методологических противоречий университетских школ Москвы и Петербурга. Сравнительно-исторический метод, господствовавший на рубеже веков среди московских учёных, ограничивал их исследования, не позволяя выходить за пределы собственно языкознания. Позиция же Н. Я. Марра, как представителя петербургских исследователей, основывалась на представлении об определяющем значении языка в культурном и социальном взаимодействии членов общества, изучение языка ставилось в тесную связь с анализом его истории227. Данную концепцию можно выразить следующим образом: язык создаётся социумом, а значит отражает в себе его уникальные черты; неповторимый облик социума является прямым отражением его неповторимой культуры, а роль языка в развитии последней является наиважнейшей. Т.е. личность формирует язык, а язык формирует личность. Исследование языка ввиду этой двусторонней связи не представлялось возможным в рамках одного лишь языкознания, приобретая, таким образом, интердисциплинарный характер.

В итоге, избранная Н. Я. Марром методология лингвистического исследования, основанная на палеолингвистическом анализе языка, знаменовала собой кардинальную смену научных парадигм в отечественном языкознании. Предложенная учёным теоретическая концепция противоречила давно устоявшимся законам лингвистики, базирующимся на сравнительно-историческом методе, что повлекло за собой крайне негативную её оценку со стороны научного сообщества. Дополнительным ударом по лингвистической компаративистике конца 1910-х – начала 1920-х гг. стал устойчивый рост влияния в российском языковедении марксизма, в котором находили внутренний отклик многие уже сложившиеся к этому времени в среде петербургских исследователей идеи, в частности - представление о языке как психосоциальном феномене. Данное обстоятельство в союзе с разочарованием в возможностях сравнительно-исторической лингвистики предопределило поддержку Н. Я. Марром марксистской концепции происхождения и развития языка, которой суждено было стать новой вехой в истории отечественного языкознания228.

Центральным звеном в новом учении о языке Н. Я. Марра стал вопрос о происхождении языка как феномена культуры. Учёный предложил уникальную для своего времени гипотезу исторической направленности глоттогенеза, объяснявшую множественность языков с позиций, диаметрально противоположных господствовавшей ранее лингвистической традиции229. Согласно данной концепции, языковая дифференцированность человечества объясняется отнюдь не разветвлением существовавших на заре цивилизации общих праязычных форм230. Напротив, именно крайнее разнообразие форм языковой коммуникации является наиболее естественным состоянием на ранних этапах исторического процесса. Формирование их в виде отдельных языков происходило локально, вне взаимодействия с другими, подобными себе образованиями. Распространённая ранее тенденция к объединению языков в группы и семьи по принципу общности их происхождения была, согласно яфетической теории, изначально ошибочной. Исторически процесс глоттогенеза протекал в обратном направлении: появление новых языков сопровождалось смешением множества более ранних языковых форм, в результате чего сразу несколько из них сходили с исторической арены, уступая место уже лишь одному, новому языку как комбинации языковых элементов его предшественников. Закономерным следствием идеи непрерывного сокращения численности древних и появления на их месте меньшего числа новых языков стала мысль о неминуемом окончательном объединении всех известных на данный момент языковых форм во всемирный, общий для всех народов язык231.

Другим немаловажным постулатом яфетической теории является мысль о тесной взаимосвязи мышления и языка232. Осознанность своей деятельности присуща лишь человеку. В свою очередь, способность к осознанию подразумевает наличие у индивидуума мышления. Последнее представляет собой, по мнению Н. Я. Марра, осознание социумом совершаемой им самим производственной деятельности и связанных с ней отношений233. Язык же есть коллективное обнаружение осознания социума “в оформлении и объёме”, исходящим из способа мышления и разделяемой идеологии234. Следовательно, можно сделать вывод об отношении языка (согласно марксисткой концепции исторического процесса) к надстройке общества, т.к. развитие языковой коммуникации совершается в процессе воздействия на неё существующей системы производства. Доказательством тому служат фиксируемые в языке трансформации, связанные с эволюцией базиса. Т.е. значение языка как компонента исторического процесса всегда подчинённое. С другой стороны, язык всеобъемлющ, т.к. он неизбежно соприкасается с любой формой деятельности социума, что даёт право утверждать о влиянии языка на все сферы общества, относящиеся к его надстройке. Иными словами, язык как фактор исторического развития должен восприниматься как инструмент, посредством которого совершаются изменения в надстройке после соответствующих трансформаций в базисе.

Ввиду того, что формирование и естественное усложнение языка параллельно сопровождается эволюцией сознания его носителей, учёный отрицал концепцию биологической детерминированности языковой коммуникации235. Форма последней напрямую зависит от уровня социально-культурного развития общества. Данное обстоятельство во многом объясняет обращение Н. Я. Марра к поиску корреляции между языковыми формами и внеязыковыми явлениями. Производимое посредством палеонтологического метода исследование языка привело учёного к мысли о стадиальном характере его эволюции236. При этом степень развития языка соответствует ступени эволюции, которую в данный момент занимает социум. Указанная закономерность универсальна, она может одновременно наблюдаться у носителей различных языков. Однако, на какой бы стадии своего развития ни находилось то или иное общество, в используемом им языке неизбежно будут сохранятся рудименты, унаследованные от предшествующих эпох (в том числе и отголоски отстаиваемой Н. Я. Марром в его теории небезызвестной системы базовых для каждого языка четырёх элементов).

В ряду петербургских востоковедов, чья научная деятельность также оказала значительное влияние на развитие философии, теории и методологии истории в России, следует упомянуть Василия Владимировича Бартольда (1869-1930), работавшего на кафедре истории Востока факультета восточных языков в 1896-1919 гг. (в 1896-1901 гг. пребывая в должности приват-доцента, в 1901-1906 гг. – экстраординарного профессора, в 1906-1919 гг. – ординарного профессора), позднее, в 1919-1930 гг. в должности профессора его деятельность перемещается в ФОН237.

В. В. Бартольд в своих исследованиях придерживался заданного ещё его учителем – В. Р. Розеном, - научного подхода (основной идеей которого была фиксация фактической базы с последующим критическим её анализом), оттачивая и углубляя важнейшие его теоретические и методологические основы. Отражением этого стала склонность учёного к детальному исследованию источникового материала, соотнесению различных типов источников и их научной критике238. При этом руководящим для В. В. Бартольда, как характерного представителя российской ориенталистики, выступал филологический метод исследования.

Историософские воззрения учёного основывались на представлении о тесной взаимосвязи исторического прошлого восточных народов, традиционно остававшееся на периферии научных интересов, с историей западных стран239. В. В. Бартольд аргументирует свою позицию следующим положением: без учёта достижений востоковедения немыслимо построение цельной картины исторического процесса (в широком его понимании), а также познание тех законов, которые этим процессом движут240. Продолжая традиции своего наставника, востоковед особое внимание акцентировал на изучении культуры восточных народов как уникального исторического феномена, критикуя прежний европоцентристский подход, в результате которого “азиаты утрачивают свои характерные черты и превращаются в европейцев”241. Другим объектом критики учёного стал расовый подход, получивший столь широкое распространение в трудах европейских исследователей. Любые попытки обосновать смысл и законы истории народов Востока на подобной основе не могут соответствовать действительности242. Гипертрофированный взгляд на развитие восточных народов исключительно сквозь призму религиозного фактора также должен быть отвергнут243.

Важность подобного подхода обосновывалась не до конца ещё оценённым культурным воздействием Востока на историю Запада, ведь фактически учёный столкнулся с практически полным отсутствием полноценных исследований по истории интересующего его района, использующих в качестве теоретической базы привычные при изучении европейских народов законы и константы, в которых бы широко применялся историко-сравнительный метод. Этим во многом объясняется интерес В. В. Бартольда к поиску глубинных закономерностей в истории восточных народностей. Во главу угла ставился фактор их культурного взаимодействия: динамику историческому процессу придаёт, прежде всего, культурный обмен между обществами, стоящими на разных ступенях развития культуры244.

Мало исследованная историософская позиция востоковеда вызывает противоречивые оценки его взглядов. Проблема усугубляется также тем, что сам В. В. Бартольд не оставил сколько-нибудь полного изложения своей историко-теоретической концепции. Однако несомненным остаётся акцент исследователя на внутренней истории социума, происходящих внутри него общественных движениях (данный вопрос нашёл своё отражение в целом ряде работ учёного245) и социальных противоречиях246. Следствием последних является сначала появление, а затем и постепенное усложнение институтов власти, которые призваны регулировать и предотвращать подобные потрясения. Так, анализируя особенности исторического развития кочевых народов, В. В. Бартольд отмечает, что “только в эпоху кочевого быта принимает значительные размеры имущественное неравенство и появляется классовая борьба в её первоначальном виде – в виде борьбы между имущими и неимущими; под влиянием, вероятно, классовой борьбы создаётся правительственная власть, военное и политическое могущество”247.

Другой немаловажной областью для исследования является социальная составляющая исторического развития. Несмотря на то, что его вектор, как правило, задаётся политикой, внутреннее содержание, “характер” социума является прямым отражением его социокультурных особенностей. Отсюда важность изучения не только языка, необходимое для работы с подлинными источниками, но и истории, быта, религии изучаемого народа248. В частности, В. В. Бартольд придерживался взгляда на столкновение ведущих религиозных течений (зороастризма, манихейства и пр.) в государствах исследуемого им региона как на важнейшее проявление их взаимоотношений.

Идентифицируя историко-теоретические взгляды В. В. Бартольда с тем или иным научным направлением, можно сделать вывод об их несовместимости, прежде всего, с позициями Баденской (Фрайбургской) школы. Утверждая, что как на Западе, так и на Востоке действуют аналогичные друг другу исторические законы, учёный фактически отвергал европоцентризм в изучении истории отдельных народов.

Подводя итог, можно заключить, что анализ трудов петербургских востоковедов позволяет сформировать представление о специфике их историософских и теоретико-методологических взглядов, выявить ряд общих закономерностей, связывающих выдвинутые ими концепции, в частности:

  • взгляд на исторический процесс сквозь призму взаимоотношений народов Запада и Востока;

  • представление о превалирующем значении культурного взаимодействия в истории;

  • мысль о важности изучения, прежде всего, языка исследуемого народа, а также иных феноменов культуры;

  • идея существования общих для Востока и Запада законах.

Несмотря на различие методологических подходов, используемых указанными исследователями, в их творчестве прослеживается общая тенденция, характеризующая особенность петербургской университетской школы в общем, что находит своё отражение в преимущественном их внимании к источнику.

Несомненным также остаётся воздействие внешних факторов на формирование мировоззрения российских востоковедов, прежде всего - достижений европейской философской мысли. Изменение же социально-политического контекста, в частности - начавшаяся в 1914 г. мировая война, лишь укрепляли уже сложившиеся взгляды учёных (например, о несостоятельности идеи европоцентризма и необходимости равноправного взаимодействия с народами Востока).


Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Программа «Теория и практика межкультурной коммуникации»
11701 -> Смысложизненные ориентации и профессиональное выгорание онлайн-консультантов по специальности
11701 -> Теоретико-методологические аспекты исследования проблем планирования жизни
11701 -> Основная образовательная программа бакалавриата по направлению подготовки 040100 «Социология» Профиль «Социальная антропология»
11701 -> Основная образовательная программа магистратуры вм. 5653 «Русская культура»
11701 -> Филологический факультет


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница