Первоисточники кандидатского экзамена по философии



страница2/14
Дата21.08.2018
Размер391 Kb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Глава I

Ф. Бэкон:

"Новый Органон, или Истинные указания для истолкования природы" (1620);

"Великое восстановление наук" – незаконченное произведение. Его частями являются трактаты:

"О достоинстве и приумножении наук" (1623),

"Новый Органон, или Истинные указания для истолкования природы" (1620)
Френсис Бэкон (1561-1626) родился в Лондоне в семье высшего сановника. В двенадцатилетнем возрасте поступил в Кембриджский университет. Здесь он изучает теологию и схоластическую философию. По окончании университета едет в Париж, где служит в английском посольстве. В 1579 году смерть отца заставляет Бэкона вернуться в Англию. Изучает юридическую науку и философию. Назначается королевским советником. В 1618 году занимает высший государственный пост лорда - канцлера Англии. В 1621 году Бэкон по обвинению во взяточничестве был приговорен к огромному штрафу и к заключению в королевскую тюрьму. Он признал свою вину. Примечательно письмо, которое Бэкон послал королю, надеясь на его помощь. "Человек, берущий подарки, может и другому сделать подарок: я предлагаю Вам подарок – если избавите меня от наказания, напишу хорошую историю Англии". Король вызволил Бэкона из тюрьмы, освободил от штрафа. Бэкон выполнил обещание и написал историю Генриха VII. Последние годы его жизни были весьма плодотворны. Однако во время одного из опытов, когда он начинил снегом битую курицу, Бэкон простудился и в 1626 году скончался.

Главная идея философских занятий и цель жизни Френсиса Бэкона – идея реформы существующего знания. Реформа должна осуществляться, считает он, на базе нового учения о познании и новых методов познания. Впервые свой замысел Бэкон попытался выразить в философском сочинении "Величайшее порождение времени" (1584), затем в произведении "Похвала познанию" (1592), в 1605 опубликована работа "О прогрессе учености". Наконец, в 1620 году появляется труд, который считается главным философским сочинением Бэкона – "Новый Органон". Вместе с этим произведением, под одной обложкой, было помещено "Предисловие" к уже задуманному, но еще не осуществленному проекту, имя которого – "Великое восстановление наук". Из этого предисловия мы узнаем о грандиозном замысле философа. Однако реализовать его полностью не удалось. Из шести задуманных частей написаны были две. Первая часть называется "О достоинстве и приумножении наук (1623). Она написана полностью. Вторая часть называется "Новый Органон" и является незаконченным произведением. К третьей части относят наброски и вступления, которые касаются отдельных явлений и процессов природы. Четвертая и пятая части представлены только предисловиями. Шестая, согласно Бэкону, задумана как главная, но воплощена им лишь как пожелание.

Обратимся теперь к систематическому рассмотрению главного философского проекта Бэкона – "Великому восстановлению наук". В соответствии с тем, что уже сказано о структуре задуманного произведения и его частичном осуществлении, мы будем продвигаться в согласии с волей автора и представим характеристику его замысла при рассмотрении трех вопросов. 1. Наука – самый достойный человека род занятий. 2. Анализ современного Бэкону состояния науки. 3. Учение о познании и методе.


  1. Обоснование Бэконом науки, знания, образования как важнейшего дела человека осуществляется различными способами: чаще всего афоризмами типа " знание и могущество совпадают", "Знание – сила", или же замечаниями по ходу изложения других вопросов, вроде "нужно достигать знания вещей, а не согласия с коллегами", наряду с этим дается и обобщенное, систематическое изложение данного вопроса в книге первой его трактата " О достоинстве и приумножении наук", который составляет первую часть проекта "Великое восстановление наук". Чтобы лучше понять великое значение наук, нужно, прежде всего, защитить их от глухого ропота пренебрежения и порицания. Этот ропот проявляется в зависти теологов, в высокомерии политиков, в заблуждениях и ошибках самих ученых. Все эти возражения против науки имеют один корень – невежество.

Теологи утверждают, что знание явилось первопричиной греховности человеческого рода, а жизнь постоянно свидетельствует, что главными еретиками являлись ученейшие люди, а наиболее просвещенные эпохи были склонны к атеизму. Наконец, они заявляют, что размышление над вторичными причинами подрывает авторитет первопричины (т.е. Бога).

Эти положения теологов ложны и ошибочны, заявляет Бэкон. Они просто не понимают содержания Библии, когда утверждают, что знание явилось источником первородного греха. Уже в раю, поясняет он, человек обнаружил двоякое знание. Во-первых, это чистое, первозданное, естественное знание вещей, сотворенных Богом. Свет такого знания сообщил человеку сам Бог. Благодаря ему человек усмотрел различную природу животных и растений и, соответственно, ей дал всему имена. Но потом человек обнаружил высокомерное стремление к познанию добра и зла, с помощью которого он хотел изучить Бога и сам установить себе законы. Вот это стремление к познанию добра и зла, которое есть попытка отречения от Бога, и явилось причиной первородного греха. Однако наука не может наполнить человеческий дух высокомерием. Ведь сам Бог создал ум человека подобным такому зеркалу, которое способно отразить всю Вселенную. И эта способность проявляется не просто пассивно, а именно как стремление охватить этот мир подобно тому, как глаз жаждет света, причем ум человеческий, отмечает Бэкон, стремится не только воспринять все разнообразие и чередование времен, но всесторонне рассмотреть и исследовать неизменные и нерушимые законы природы.

Совершенно ясно, замечает Бэкон, что Бог всегда все совершает в природе только через вторичные причины. Поэтому утверждение, что знание этих причин склоняет людей к атеизму, а незнание – к благоговению перед Богом, было бы клеветой на самого Бога. Следовательно, запрет теологов на познание природы есть плод их огромного не только научного, но и теологического невежества.

Таким образом, Бэкон обосновывает не только право, но и необходимость изучения природы. Книги, будь они божественного или философского содержания, не могут быть фундаментом к человеческому стремлению к счастью и всяческому преуспеванию. Пусть люди, пишет Бэкон, дерзают и смело стремятся в бесконечную даль ("бесконечная даль" – это один из образов природы в устах Бэкона) и достигают успеха в той и другой областях ( в делах божественных и в познании природы), лишь бы это знание порождало благочестие, а не высокомерие, служило б для пользы, а не для хвастовства.

На достоинство науки нападают и политики. Науки вредны, заявляют они, потому что отвлекают людей от политических и общественных дел, приводят к ослаблению порядка, дисциплины. Эти и подобные возражения являются порождением высокомерия и полного невежества. Краткое обращение к истории показывает, что политические дела всегда шли лучше, когда политики были образованными, либо находились под влиянием образованных людей. В высшей степени опасно, замечает Бэкон, доверять руководство государственными делами необразованным людям. Поэтому политики могут выступать против науки в силу собственной темноты.

Политики не правы и тогда, когда уверяют, что науки вселяют в человека жажду покоя и уединения и чуть ли не порождают бездельников. Напротив, пишет Бэкон, из всех людей только ученые любят труд ради него самого. Что касается других, то они трудятся ради оплаты, ради почести, ради преимуществ богатства и власти, наконец, чтобы снискать похвалу других. И только одни ученые получают удовольствие от научных занятий как от действий, согласованных с природой и не менее полезных для ума, чем физические упражнения для тела. Ученые думают о самом деле, а не о той выгоде, которую оно может принести, так что из всех людей они самые неутомимые, если только дело таково, что захватывает и увлекает их ум.

Наконец, причиной различных упреков в адрес науки является и сама наука. Происходит это потому, что в действительности неприглядно выглядят, во-первых, положение ученых в обществе; во-вторых, особенности их характера; в-третьих, природа самих занятий ученых, т.е. сама наука. Все три момента внимательно рассматриваются, особенно обстоятельно анализируется третий пункт. Фактически речь идет о состоянии наук, какими они были от возникновения до Бэкона. (Итоги этого анализа мы рассмотрим в следующем разделе лекции). В целом Бэкон обнаруживает, что науки находятся в застое и далеко не соответствуют их подлинному назначению и ценности для человека. Согласно Бэкону, причиной такого положения являются различные источники заблуждений. Но если заблуждения видны, если они осознаются, то возникает убеждение в возможности их исправления.

Отсюда следует, что заблуждения сами по себе не умаляют достоинства науки. Напротив, если мы увидели заблуждения, а также их источники и причины, то значение науки для человеческого рода выступает для нас яснее. Чтобы выяснить значение науки для рода человеческого, Бэкон рассматривает историю людей от сотворения мира до его времени. При этом выясняется, что все основные блага и достижения, которые приносят счастье всему роду человеческому, были получены благодаря наукам и открытиям. Достижения цивилизации, которые подняли человека над древними народами, есть тоже результат изобретений и наук. Поэтому наука должна оцениваться как высший род деяний человека. Наука не просто важнейшая деятельность. Она составляет основу жизни и развития рода человеческого, а людям науки приносит бессмертие и вечность. Наука есть богатое хранилище и сокровищница, созданная во славу творца всего сущего и в помощь человечеству. На земле, конечно же, утверждает Бэкон, нет никакой иной силы, кроме науки и знания, которая бы могла утвердить свою верховную власть над духом и душами людей, над их мыслями и представлениями, над их волей и верой.

Так Бэкон сформулировал образец науки. И с этих позиций он рассматривает предшествующее знание, вскрывает его детский, незрелый характер. В соответствии с этим образцом, идеалом закладывается фундамент и намечается план построения совершенно нового знания.


  1. Анализ современного Бэкону состояния науки осуществляется им как критика старой науки и одновременно поиск пути утверждения нового типа знания.

Мудрость, которую мы почерпнули преимущественно у древних греков, отмечает Бэкон, представляется каким-то детством науки. Она склонна к болтовне, но бессильна и не созрела для того, чтобы рожать. Она плодовита в спорах, но бесплодна в делах. Вместо того, чтобы давать плоды и совершать дела, науки все заканчивают препирательством и злобным лаем споров. Наука оторвана от жизни. Метод, которому следуют ныне так называемые ученые, заимствован у схоластики. Этот метод опирается только на чистую мысль и оставляет без внимания данные чувства. Те же, кто считается с чувственными данными, не опирается ни на какой заранее выработанный метод.

Развитию науки мешает преклонение перед авторитетами как древних, так и современных ученых. Авторитет античных ученых бесполезен, так как деятельность древних ученых очень ограничена по сравнению с достижениями нового времени.

Развитию науки мешает то, что преподавание в школах, университетах, академиях носит догматический, схоластический характер. Это означает, что здесь повторяют религиозные догматы, опираются на авторитеты. Подлинное же знание начинается там, где ученый, освоив достигнутое знание, создает новое с помощью экспериментов. Бэкон также отмечает, что в университетах существует чрезвычайно вредный разрыв между упражнениями, требующими запоминания, и упражнениями, предназначенными для того, чтобы развить творческие способности учащегося.

Причиной медленного развития науки было и то, что ее представители были либо чистыми эмпириками, либо догматиками. Эмпирики, подобно муравью, только собирают и пользуются собранным. Догматики (рационалисты), подобно пауку, создают ткань из самих себя. В отличие от них, пчела извлекает материал из цветов и перерабатывает его собственным умением. Так и научное познание должно строиться на основе фактов, посредством их рациональной переработки.

Развитию научного знания мешают также предрассудки, ошибочные представления, которыми полно человеческое сознание. Эти предрассудки переходят от одного поколения к другому. Новую науку невозможно построить, опираясь на эти ошибочные взгляды.

Цель старой науки – подчинение человека взглядам, основанным на авторитетах. Цель новой науки – подчинение мира, его вещей господству человека над этими вещами. Только в этом случае наука будет приносить пользу человеку, увеличивать могущество человека. Знание и могущество совпадают, пишет Бэкон, ибо незнание причины затрудняет действие.

Таким образом, Бэкон выявил недостатки старой науки, выяснил условия, которые мешают развитию науки, установил цель новой науки – направить разум на пользу человечества.

Что же является главной причиной такого состояния наук? Главная причина в том, что процесс познания у людей до сих пор осуществляется стихийно, прирожденным и самопроизвольным образом. Работа ума, которая следует за чувством, никак не контролировалась человеком. Переход от чувственных данных к выводам рассудка осуществляется стихийно и самопроизвольно. Эта непосредственность действия познавательных способностей и служит причиной детского характера всего знания и всей предшествующей мудрости. Такое объяснение характера познавательной деятельности – настоящее открытие Бэкона. Оно заставило его заняться исследованием природы познавательных способностей вообще. До сих пор люди не знали главного для успешного развития наук – того, как действуют их познавательные способности. Отсутствие этих знаний как раз и было главной причиной бесплодности наук и застоя в них.




  1. Итак, процесс познания до сих пор осуществляется стихийно, бесконтрольно и прирожденным способом. Что значит прирожденным способом? Это означает, что он начисто лишен таких средств, которые способны во много раз увеличивать его силу, подобно тому, как механические орудия увеличивают прирожденную силу рук. Однако орудия познания не только увеличивают силу прирожденных познавательных способностей, они позволяют контролировать их действие. Таким образом, вооружить процесс познания и поставить его под контроль – значит снабдить ученых новым методом (орудие и есть "органон") познания. Требования нового метода формулируются с учетом образца науки и знания о природе познавательных способностей человека. Сформулировать эти требования можно в следующих положениях: 1. Познание человека должно быть направлено, прежде всего, на природу. 2. Все без исключения старые понятия должны быть пересмотрены, так как они получены бесконтрольным способом, и поэтому среди них трудно отличить истинные от ложных. 3. Старая логика должна быть изобличена как непригодная для изучения природы и открытия нового. 4. В процессе познания нужно учитывать, что дух человека неизбежно вносит в знание о вещах нечто от себя (в этом плане Бэкон говорит об "идолах" или "призраках"). Следовательно, надо уметь очищать знания от этих привнесений, т.е. "идолов". 5. чтобы разум мог очищать знания от собственных привнесений и воспринимать вещи сами по себе, он должен быть вооружен надежными орудиями познания.

Что же это за орудия? Процесс познания, по Бэкону, осуществляется в два этапа. 1. Свидетельство и осведомление чувств. До и без свидетельств чувств связь с природой невозможна. Следовательно, до и без чувств невозможно никакое познание природы. 2. Разум. Он выносит суждения о данных чувств и устанавливает "аксиомы" о вещах и их "формах". Говоря современным языком, разум устанавливает законы природы. В дальнейшем, познав причины вещей, разум составляет правила для действий человека по использованию природы. Какими же орудиями должен быть оснащен процесс познания на обоих его этапах? Это зависит от специфики действия каждой познавательной способности – чувства и разума. Чувства обладают двумя недостатками: 1. Многие вещи могут ускользать от чувств потому, что очень малы, слишком быстро или слишком медленно движутся. Или же потому, что предмет слишком привычен. 2. Но даже если чувства и схватывают предмет, их свидетельства недостаточно надежны, так как "покоятся на аналогии человека, а не на аналогии мира".

Такое объяснение природы чувственного восприятия означает утверждение того, что познание начинается с заблуждения, так как исходная познавательная способность (чувства) в принципе не дает того, что есть не самом деле. Чувства по самой своей природе дают вещи не такими, каковы они сами по себе, а в виде фантомов света, цветов, вкусов, запахов и т.п. И поэтому таких орудий, как линейки, весы, линзы совершенно недостаточно для "направления чувств". Но что же тогда может и должно служить для преодоления "великого обмана чувств"?

Чтобы устранить коренной порок чувств, замечает Бэкон, мы отовсюду изыскиваем и собираем пособия для чувств. Что же это за пособия? Такими пособиями должны быть не столько приборы, которые увеличивают силу чувств, сколько опыты, которые разумно и в соответствии с правилами придуманы и приспособлены для постижения предмета исследования. Такие специально придуманные опыты, призванные преодолеть обман чувств, называются экспериментом. Следовательно, орудием процесса познания на этапе чувств является специально придуманный опыт (эксперимент). Почему Бэкон надеется с помощью эксперимента преодолеть обман чувств? Во-первых, эксперимент – это такой опыт, который есть вид дела. А дело самим успехом или неуспехом лучше всего подтверждает достоинство свидетельства чувств. А во-вторых, опыт (эксперимент) сталкивает предметы природы не с человеком, а с другим предметом природы. И в результате возникает не диалог человека и внешнего мира, а монолог природы.

Итак, чувствам самим по себе Бэкон значение не придает. Но он выступает бережным покровителем чувств, отмечая, что мы сами делом чтим и охраняем чувства. Тем самым, суть эмпиризма Бэкона не в том, что единственным источником знаний признается чувственный опыт. Наоборот, хотя лишь чувства осведомляют нас о вещах, но они же всегда и обманывают нас. Поэтому суть бэконовского эмпиризма в том, что он формирует гносеологический парадокс о чувствах. Чувства одновременно и единственный источник знаний, и всегда обманывают нас. В этой формуле заключается принципиальная новизна гносеологии, т.е. теории познания Бэкона. Позиция Бэкона – это новый сенсуализм. Потому что добеконовский сенсуализм всегда полностью доверял чувствам. Благодаря же понятию опыта дела (эксперименту), которым снимается ("разрешается") парадокс, новый сенсуализм превращается в новый эмпиризм. Новый эмпиризм источником истинного знания считает не просто опыт, а опыт специально продуманных действий с природой.

Итак, при помощи эксперимента чувства оказываются подчиненными и подконтрольными разуму. И в этом смысле к средствам разума, которыми он должен пользоваться при познании природы, должно быть отнесено учение об эксперименте как орудии познания или методе. Но поскольку процесс познания осуществляется в два этапа, то нужно изыскать не только орудие для чувств, но и специальное средство для руководства ума. Набор правил руководства разумом называется логикой. Старая логика (логика споров и диспутов) для познания природы не годится, заключает Бэкон. Исследование сущности ума показало, что разум в свои суждения о вещах не в меньшей мере, чем чувства, привносит многое от себя. Это происходит, прежде всего, потому, что стихийный разум, во-первых, вообще не подозревал о своем пленении различными идолами. А во-вторых, бесконтрольный разум всегда очень быстро отрывается от чувственных данных и высоко возносится к самым общим суждениям.

Бэкон выделял четыре рода "идолов". 1. Идолы рода – заблуждения, которые определены родовыми особенностями человеческих существ. 2. Идолы пещеры – заблуждения, возникающие в силу индивидуальных особенностей конкретных людей. 3. Идолы рынка заблуждения, связанные стихийным использованием речи. 4. Идолы театра – заблуждения, которые определяются безотчетным влиянием ранее воспринятых теорий. Из этих четырех идолов первый и второй (идолы рода и пещеры) – врожденные и не могут быть устранены. А идолы двух других видов подавляются и изгоняются с большим трудом. Отсюда следует, что задача сначала очистить ум, а потом познавать, была бы равносильна требованию полностью прекратить деятельность чувств, и, по крайней мере, наполовину – деятельность способности суждения. Как же следует понимать требование Бэкона изгнать и подавить "идолов"?

Остается только один способ понимания: от идолов можно очистить не сам ум или дух человека, но знания. И средством очищения знаний являются: эксперимент для чувств и новая логика для ума.

Надо специально отметить, что учение об идолах имеет очень важное гносеологическое значение. Бэкон высказал идею, что мир дан человеку в формах специфической для него активности. Поэтому возникает задача вырваться из этих субъективных форм к вещам самим по себе. Это означает, что Бэкон выработал и использует понятия субъекта и объекта.

Мы отметим, что эксперимент предназначен в качестве орудия для устранения недостатка чувств. Новая логика должна быть способной устранять основные изъяны ума. Предложенную им новую логику Бэкон называет новой индукцией, потому что она должна управлять разумом в его движении от частных явлений к общим формам. Новой же он называет свою индукцию, чтобы подчеркнуть ее отличие от индукции Аристотеля. Индукция Аристотеля служила отысканию общего признака различных явлений. Индукция Бэкона ставит задачей установить необходимые связи между различными явлениями или свойствами предмета. Делается это с помощью специальных таблиц, из которых три основные: таблица Присутствия, таблица Отсутствия и таблица Степеней. Важнейшей процедурой сопоставления материала этих таблиц является исключение.

Сформулируем итоги предпринятого анализа философии Ф. Бэкона, как нашла она себя в реализованной части его грандиозного проекта – "Великое восстановление наук". Во-первых, Бэкон впервые обосновал изучение природы как общечеловеческую и всевременную ценность, т.е. ценность вечную. Бэкону действительно удалось показать, что наука есть создающая сила человеческого богатства и счастья. Во-вторых, Бэкон заложил основы новой теории познания. Идеи, выдвинутые им, станут основными для всей новоевропейской философии. В-третьих, течение западной философии, получившее название новоевропейского эмпиризма, было по существу лишь углублением и разработкой тех идей и проблем, которые выдвинул и сформулировал Ф. Бэкон.


Глава II


Каталог: site -> assets -> files -> 50331
50331 -> Планы семинарских занятий по курсу «Социология» для студентов всех форм обучения
50331 -> Основные концепции социальной мобильности
50331 -> Теория государства и права: Методические указания
50331 -> Социология управления: Учебное пособие
50331 -> Практикум по курсу «Социология управления»: Методические указания
50331 -> Социология: Учебное пособие
50331 -> Учебное пособие Ростов-на-Дону 003 ббк 87. я7 Баскаков Ю. В., Попова А. В
50331 -> Мпс россии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница