Первая половина XIX века весьма значительный и своеобразный этап в истории России



страница3/39
Дата23.02.2018
Размер2.69 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39

§ 2. Сельское хозяйство


В первой половине XIX в. в России по-прежнему господствовала феодально-крепостническая система, которая пронизывала собой буквально все жизненные сферы страны.

Главным в экономической жизни России оставалось сельское хозяйство. Крестьяне составляли абсолютное большинство населения страны.

Основной отраслью сельского хозяйства было хлебопашество. В начале XIX в. ведущим центром зернового производства являлся Центрально-Черноземный район (Тульская, Рязанская, Орловская, Тамбовская, Курская, Воронежская губернии), который давал 24,8 всего сбора хлебов. Значительная роль в производстве хлеба принадлежала Центрально-Нечерноземному району (Московская, Владимирская, Нижегородская, Костромская, Ярославская, Тверская и Калужская губернии) — 14,9 общего сбора хлебов и Западному (вместе со Смоленской губернией) району — 15,5. В целом в черноземных районах производилось 61,5, а в нечерноземных — 38,5 всех хлебных запасов.

В течение первой половины XIX в. произошло заметное смещение хлебопашества к югу, в черноземную полосу. В 50-х годах на черноземные районы приходилось уже 70 сбора хлебов, а на нечерноземные — всего 30. Таким образом, произошло существенное углубление районной специализации зернового производства.

Повышение удельного веса черноземной полосы в производстве хлеба произошло за счет быстрого развития хлебопашества на степном Юге, в Нижнем Поволжье, Заволжье и Приуралье. В начале века эти районы давали 12,1 сбора хлебов, а в 50-х годах — 23,7. Несколько возрос и удельный вес Средне-Волжского района (куда входила и Казанская губерния) — с 8,1 до 9,3 всего сбора хлебов в Европейской России.

Рост специализации зернового производства проявлялся также в изменении соотношения культур. Вся нечерноземная полоса и северная зона черноземного района все больше специализировались на производстве серых хлебов — ржи в озимом и овса в яровом поле. Посевы же более ценных зерновых культур (пшеницы, проса) расширялись в более южных губерниях. В Казанской губернии основными полевыми культурами являлись рожь и овес, затем (но уже в гораздо меньшей степени) — гречиха, ячмень, горох, просо. Посевы же пшеницы не занимали здесь сколько-нибудь видного места.

Районная специализация ярко проявилась и в производстве других продовольственных и технических культур. В первой половине XIX в. завоевал всеобщее признание и получил широкое распространение картофель. Отчетливо определились основные центры его возделывания. Ведущая роль здесь принадлежала западным и прибалтийским губерниям. В 50-х годах эти районы давали 30,5% всего сбора картофеля. Значительны были посевы картофеля также в губерниях Северо-Запада, Промышленного центра и Правобережной Украины. Губернии Среднего Поволжья, включая и Казанскую, давали всего 3,4 общего сбора картофеля в стране. В первой половине XIX в. в России было освоено производство сахарной свеклы. На ее возделывании специализировались украинские и некоторые центрально-черноземные губернии.

В ряде районов в первой половине XIX в. получило широкое развитие в качестве самостоятельной отрасли огородничество. Наиболее успешно эта отрасль развивалась в Центрально-Промышленном районе и около Петербурга. Всей России были известны знаменитые ростовские и вообще ярославские огородники. На огородничестве специализировались многие подмосковные селения. Были свои центры по производству овощей и в черноземной полосе. Возделывались в больших количествах лук, чеснок, капуста и т.п.

На территории Центральной России отчетливо выделялся ряд районов по производству технических культур: Псковская и некоторые западные и центрально-нечерноземные губернии специализировались на возделывании льна, западная часть Орловской губернии и ряд уездов Калужской и Курской губерний — на производстве конопли. На юге центрально-черноземной полосы (в частности, в ряде уездов Воронежской губернии) возник район выращивания подсолнечника.

К середине XIX в. определилась специализация и отраслей скотоводства. По общему уровню развития скотоводства выделились две группы районов. Первая группа — Степной Юг и Юго-Восток, а также Приуралье — специализировалась на экстенсивном скотоводстве. Вторая группа — Северные, Северо-Западные, Прибалтийские и Западные районы — славились своим молочным скотоводством. В южных степных, а также в некоторых других губерниях получила развитие новая отрасль скотоводства — тонкорунное овцеводство.

В Казанской губернии скотоводство в различных его видах (лошади, крупный рогатый скот, овцы) было повсеместно развито в крестьянских и помещичьих хозяйствах главным образом как существенное дополнение к земледелию (тягловая сила, получение продуктов питания, навозное удобрение, сырье для крестьянских промыслов).

Специализация сельскохозяйственного производства была основой, с одной стороны, повышения производительности общественного труда, а с другой, — быстрого развития в деревне товарного производства.

В первой половине XIX в. агротехника и агрикультура были примерно одинаковы во всех районах Европейской России. Основным орудием пахоты являлась соха, а в некоторых районах косуля, а иногда и плуг. Все эти орудия были деревянными и имели железные сошники. Соха разбивала и взрыхляла землю. Косуля позволяла переворачивать пласт земли. Татарские крестьяне Казанской губернии на грубых землях применяли тяжелый сабан. Для разрыхления почвы после вспашки везде применялись деревянные бороны. Для удобрения почвы использовался навоз, хотя его было, как правило, крайне недостаточно. Господствующей системой севооборота было трехполье (озимые, яровые и пар, то есть земля, свободная в данный год от посева зерновых). Озимые хлеба жали серпами, яровые жали и косили. Молотился хлеб цепами, а перед обмолотом сушился на овинах.

Весь комплекс агрикультурных мероприятий в земледелии был несложным, но требовал (особенно в нечерноземной полосе) больших затрат тягловой силы и человеческого труда. В течение первой половины XIX в. в агротехнике и агрикультуре деревни Европейской России не произошло радикальных изменений.

В помещичьих хозяйствах сельскохозяйственные машины и новые системы полеводства употреблялись лишь в отдельных имениях — Полторацкого, Кошелева, Гагарина и др. Опыты эти обычно кончались неудачами, и накануне реформы 1861 г. только около 3 всех помещиков занимались рационализацией, большинство же продолжало держаться рутины.

Наряду с тем не только в помещичьих, но и в отдельных крестьянских хозяйствах (главным образом — государственных крестьян) имелись попытки ведения сельского хозяйства по-новому. Об этом свидетельствуют сельскохозяйственные выставки, начавшие открываться с 1843 г. В этих выставках принимали участие и крестьяне. Они выставляли изобретенные или улучшенные ими орудия и машины, а также семена выращенных ими улучшенных сортов хлебных и других растений. Некоторые из этих крестьян переходили в своих хозяйствах к четырехпольному севообороту.

За десятилетие — с 1843 по 1853 гг. — было 39 губернских выставок. Только в 26 из них участвовало 12819 человек. Участие крестьян в сельскохозяйственных выставках свидетельствует о том, что и в крестьянских хозяйствах вводились улучшения, особенно в Прибалтике, на юге Украины и в заволжских степях. Однако в целом по России накануне отмены крепостного права в 1861 г. количество таких хозяйств было совсем невелико.

И все же прогрессивное развитие сельского хозяйства имело место, но осуществлялось оно путем приспособления комплекса агрикультурных и агротехнических приемов к местным условиям, что было возможно в результате специализации производства. Урожайность зерновых культур в Прибалтике и на степном Юге заметно возросло в 50-х годах. В Среднем и Нижнем Поволжье, Заволжье и Приуралье наблюдался значительный рост урожайности.

Повышение уровня земледелия происходило главным образом на основе расширения посевов, прежде всего в южных и юго-восточных районах страны. С 1802 по 1855 гг. посевная площадь в стране увеличилась (при общем росте населения примерно на 50) с 38 до 58 млн. десятин (на 53). Валовые сборы хлебов выросли с 155,8 до 234 млн. четвертей (в каждой четверти — 9 пудов), то есть на 50. В целом в первую половину XIX в. Россия не испытывала какого-то всеобъемлющего кризиса сельского хозяйства.

Вместе с тем для сбора хлебов по Европейской России в первой половине XIX в. была характерна их неравномерность, когда хорошие и повышенные урожаи сменялись совершенно скудными жатвами. Определяющее влияние на урожайность зерновых для всей страны оказывало состояние метеорологических условий. Особенно губительными были годы, когда наблюдались резкие перемены погоды и связанные с этим стихийные бедствия. По поводу исключительно низкого сбора зерновых в 1855 г. в годовом отчете по МВД говорилось: «Причиною неурожая была неблагоприятная погода, как и всегда. В начале весны озимые всходы стояли в хорошем состоянии и яровые всходы обещали обильный урожай, но ветры при цветении хлебов, бездождие при наливании зерна и дожди при уборке разрушили совершенно труд земледельца. Год этот характеризовался необыкновенно ранним наступлением весны, быстрым и несвоевременным развитием жаркого времени, летом особенно сухим и жарким. К этому присоединились градобитие и насекомые.

За первую половину XIX в. в целом по стране количество урожайных лет намного превышало число неурожайных. Сельское хозяйство не только вполне обеспечивало продуктами земледелия и животноводства само многомиллионное крестьянское население, но и систематически и довольно обильно снабжало продовольственными товарами все города России. Страна не знала, что такое продовольственная проблема. Магазины, базары и ярмарки буквально ломились от сельскохозяйственных продуктов. Довольно значительная часть продовольствия через систему откупов поступала для нужд армии и флота.

Основными формами общественной организации земледельческого производства в России в первой половине XIX в. были помещичье хозяйство, связанное с ним хозяйство помещичьих, а также государственных, удельных и других категорий крестьян.

В 1858 г. на территории Европейской России дворянству принадлежало около трети всех земельных угодий (32,2). Основная масса дворянских земель была расположена в густонаселенных районах западной и центральной полосы России. В огромных по своей территории районах юга, востока и севера страны размещалась очень небольшая часть дворянских земель.

На дворянских землях располагались и посевы помещичьих крестьян. В 50-х годах они составляли 36 всех посевов, то есть больше чем посевы любой другой категории земледельцев. В русской деревне Северо-Запада, Центра и Поволжья было сконцентрировано 65,9 всех посевов помещичьих крестьян Европейской России. Наименьшая их доля была в районах Нижнего Поволжья и Заволжья, Приуралья и Севера. Посевы государственных крестьян составляли примерно треть всех посевов. Наиболее велика была их доля в районах, где помещичье землевладение не получило широкого распространения. В 50-х годах заметно выросли и абсолютные размеры посевов государственных крестьян: с 21738 тыс. четвертей до 24284 тыс. четвертей. Особенно значительными были посевы государственных крестьян в районах Приуралья, Севера, Нижнего Поволжья и Заволжья, Среднего Поволжья (в т.ч. и в Казанской губернии), Центрально-Черноземном, Северо-Западном. В Среднем Поволжье, особенно в Симбирской губернии, довольно значительными были посевы удельных крестьян, которые обслуживали дом Романовых.

Таким образом, в районах западной и центральной полосы Европейской России преобладало земледелие помещиков и помещичьих крестьян, в районах окраин — государственных и удельных крестьян, а также других категорий земледельцев (мещан, купцов, иностранных колонистов, свободных от крепостного гнета).




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница