Перспективы образования в диапазоне конфликта «человеческое – пост(не)человеческое будущее»


Что можно и/или невозможно изменить в образовании?



Скачать 120.98 Kb.
страница3/4
Дата30.12.2017
Размер120.98 Kb.
1   2   3   4
Что можно и/или невозможно изменить в образовании?

В настоящее время ведутся многочисленные разговоры и проблеме модернизации образования, перехода на новые поколения стандартов, необходимость реализации Болонского процесса, особенности внедрения компетентностного подхода, концепциях непрерывного образования как образования в течении всей жизни и многое разноаспектное другое, о поддержке «эффективных вузов» и так далее.

Однако логика кризиса образования имеет иную природу, и не может быть решена формальными преобразованиями и технологическими новшествами. Поскольку современный кризис образования это одновременно кризис и парадигмы образования, и социального института.

Если сосредоточить внимание на кризисе образовательной парадигмы, то диапазон вероятностных решений будет не так уж велик. Он будет определяться предельными параметрами и известными качественными характеристиками устной и письменной культуры. О чем уже неоднократно говорилось в наших многочисленных исследованиях. В рамках культуры письменно типа совершенствование и модернизация образования сводится к совершенствованию системы, но не образования, что происходит в основном путем внешних формальных реорганизаций и педагогических технологических инноваций, которые не меняют ни логику информационно-репродуктивной модели обучения, ни экстенсивный путь модернизации образования, который является калькой с практики постоянного производства текстов, знаков, сообщений, информационных потоков. Если перспективы образования рассматривать в соотношение с особенностями культуры устного типа, то речь должна идти о специфике формировании принципиально новой парадигмы образования, новой дидактической системы, нового информационно-когнитивного метаболизма, новом уровне понимания, качестве осознанности бытия и так далее.

Одна из основных проблем современной анти-образовательной ситуации состоит в том, все попытки усовершенствовать устаревшую информационную модель – это онтологический тупик и антропологическая ловушка. В пространстве социотехнической цивилизации образование – это:

- система социально контролируемого производства интеллекта;

- условие существования человека в техногенной среде обитания;

- механизм приобщения к письменности как способу жизни цивилизации;

- средство социального воспроизводства и механизм преемственности социотехнического общества;

- способ социализации и инкультурации личности;

- механизм трансляции готового, отчужденного знания;

- социальная технология массовой культуры и закрытого сознания.

Архитектоника образования изоморфна архитектонике культуры. Существующая информационно-репродуктивная модель трансляции готового знания – тупиковый вариант образования. Предпринимаемые попытки его реформирования на уровне «информационного контента» и педагогических технологий ничего принципиально в этой модели изменить не могут. Мы являемся свидетелями кризиса формального образования, оказавшегося в ситуации бесконечной информационной регрессии многознания, где понимание неизбежно отстает от информационного (пере)производства, которое составляет суть культуры письменного типа. Происходит упрощение смысла «знать». Сегодня «знать» означает «получить и иметь информацию о чем-либо». Быть знающим – значит быть информированным. Образовательные процессы отчетливо демонстрируют кризисный характер сознания, упрощение понимания и деградацию интеллектуальной деятельности.

Новая информационная революция, компьютеризацию общества и развитие сети Интернет, обеспечивающие становление «Информационного», «сетевого» общества, создали особую форму распределенной коммуникации, (т.е. технический тип коммуникации непосредственно связанный с техническим транслирующее - воспроизводящим устройством), которую оказалось возможным спроецировать и на социальную коммуникацию и социальные взаимодействия. Люди, непосредственно включенные в деятельность сетей, эксплуатирующие сеть, обслуживающие сети, оказались подчиненные заданным технологическим правилам, нормам, инструкциям, и вынуждены воспроизводить заданную техно-сетевую систему в социальном общении. Таким образом, общение оказалось подчиненным и организованным через программы сетевых процессов, которые заданы в программы вычислительной и масс-медиа техники. Т.е. – произошел еще один шаг в опасном для цивилизации процессе описанным М.Хайдеггером как подчинение сущности человека сущности техники. В результате коммуникация формируется как проекция компьютерного сетевого взаимодействия, и модернизируется по алгоритмам сетевой коммуникации и техно-информационного обмена. «Человеческая цивилизация все более плотно охватывается сетью технических стандартов, которые все более плотно опосредуют все социальные взаимодействия и заключают их в специфический технологический каркас, который можно именовать технической моделью»1.

Для нового типа сетевой социальности соответственно формируется новая среда жизнетворчества. Ее основным отличием является изменение смысла пространства и времени. Геометрия, инфраструктура, направления информационных потоков выступаю в качестве основной пространственной структуры всего социума. Поскольку скорость информационных потоков, их плотность способны производить, организовывать сетевые структуры и взаимодействия.

Особенностью нового сетевого социального порядка является то, что сети не меняя внешнее функциональное содержание общества, видоизменяют внутренний порядок и характер социальных отношений, связей, взаимодействий. Как отмечает А.В. Назарчук, с точки зрения теории сетей, атомом сетевого общества является не индивид, а «сообщение». Из массы «сообщений» суммируется жизнь индивидов, институтов, классов и т.д. При этом, любая возникающая в результате коммуникации социальная форма всегда является одним из видов сетей. Поэтому она способна перетекать в другие формы и обмениваться с ними

Сети всегда основаны на коммуникации, и всегда являются совокупностью, конфигурацией, конгломератом субъектов и объектов разного уровня, а также взаимодействий между ними. В информационно-сетевом обществе традиционные формы культуры, и прежде всего образование, а также наука, политика, идеология, искусство и т.п. – будут видоизменяться, менять «формат» распространения в среде информационных потоков, преодолевая эпоху книгопечатания, внешнюю книжную статику и ее внутреннюю динамику, и переходя в мобильный и динамичный режим «электронной устности» (М. Маклюэн), к внешне скоростным (и скоротечным), симультанно-клиповым формам техно-информационной коммуникации. Происходит преобразование модели информационной трансляции к обучению человека как компетентностного информационно-технологического ресурса информационного потока. При этом ценность знания сокращается, а стоимость информации увеличивается. Электронная и информационная среда образования с одной стороны создает новые информационно-коммуникативные, дистанционные возможности для развития технологий систем обучения, а с другой – стремительно сокращаются интеллектуальные и творческие способности обучающихся.

Развитие образования в логике информационных потоков и сетевых структур оставляет без изменений модель рационального теоретического мышления и проектирования системы образования – гносеологическую модель, которая видит проблематику образования как трансляцию обобщенного теоретического и нормативного знания в отчужденных от деятельности знаковых формах, в репродуктивных способах деятельности на основе формальных стереотипов/образцов. Человек мыслится как познающий субъект, а процесс образования уподобляется процессу научного познания. Все иные, альтернативные подходы, связанные с социальными, культурными, антропологическими представлениями о субъекте образования, во-первых, не оформлены в единую концептуальную модель, во-вторых, теория и практика альтернативного образования противоречит формализованной, стандартизированной, институциональной практике системы репродуктивного обучения. В-третьих, становление и распространение новой образовательной парадигмы на основе социальной и культурной деятельности человека требует новой инфраструктуры и способов социальной организации процесса образования1.

Наиболее вероятностной альтернативой является принципиально иная организация всей образовательной деятельности как «практики развития человеческого потенциала в форме открытого социокультурного института (открытого образования), интегрирующего различные формы деятельности, обеспечивающие развитие целостных антропологических характеристик, появление условий для формирования современной, открытой и рефлексивной картины мира, индивидуальных образовательных и жизненных стратегий»2.


Каталог: cong files
cong files -> Развитие техносферы и личностных качеств как планетарного явления
cong files -> Религиозные представления японцев
cong files -> Интернет-коммуникации как фактор формирования социокультурной идентичности
cong files -> Зачем экономике нужна культура?
cong files -> Программа для I-II ступени обучения / Г. С. Попова Санаайа. Мин-во образования рс
cong files -> Аутентичность этнических традиций как инструмент культурной политики
cong files -> Культурологическая экспертиза в контексте процесса институциализации
cong files -> Модусы субъективности в культуре Конев Владимир Александрович
cong files -> Креативность культуры: ценность и отчуждение
cong files -> Эгоцентрические культурфеномены личности в современной культуре российского арт-рынка


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница