Перевод с немецкого



страница104/105
Дата16.05.2018
Размер5.09 Mb.
ТипКнига
1   ...   97   98   99   100   101   102   103   104   105
Глава IV. Воспитание, самопомощь и психотерапия 279

Пример из практики

28-летняя пациентка, замужем, имеет одного ребенка, была направлена гинекологом в связи с фригидностью и депрессией на лечение к психотерапевту. С точки зрения терапевта, гинеколога и эндокринолога, нарушений у нее не было. Пациентка на приеме рассказала:

«Я уже б постель ложусь с мыслью, что хорошо бы, если бы мой муж сегодня не захотел меня. Если он все-таки проявляет желание, то меня не оставляет в покое моя больная совесть, и я позволяю свершиться половому акту как чему-то неизбежному. Но все мое существо протестует. Во время самого акта я резко отклоняю все его нежности, которые он хочет проявить, только чтобы все поскорее кончилось. Через короткое время он вновь пытается проникнуть в меня, но это всегда бывает трудно, потому что вся моя мускулатура сжата и не расслабляется. При этом, когда я чувствую, как его влажный пенис касается моего тела, во мне поднимается отвращение. Я борюсь с этим. чувст­вом,, пытаюсь не дать ему возникнуть, и от этого становится еще хуже...»

Жалобы заметно усилились примерно за два года до начала лечения, после рождения ребенка. В развитии ситуации актуаль­ного конфликта играли важную роль следующие факторы.

Пациентка успешно работала в должности секретарши. Она была достаточно самостоятельна и потратила все заработанные деньги на строительство собственного дома. После рождения ре­бенка муж стал возражать против того, чтобы она продолжала работать. Она говорит, что с тех пор чувствует себя зависимой и приговоренной быть домохозяйкой.

Муж получил новую должность на выездных работах, что дало ему возможность когда вздумается приходить домой. Пациентка жалуется:



«Когда мой муж говорит, что он придет домой в 19.00, я могу быть довольна, если он придет в 21.00. Всегда у него есть оправ­дание для поздних приходов. Я уже больше не знаю, что мне об этом думать; каждый раз, когда он не пунктуален, мое доверие к нему подрывается». '

Частым поводом для ссор является финансовая сфера. Супруг упрекает пациентку в том, что она недостаточно бережлива:



«Ты не можешь теперь тратить деньги, как раньше. Ты же прекрасно понимаешь, что теперь только я один зарабаты­ваю». На такие аргументы пациентка реагирует истерическим


280


Психотерапия повседневной жизни
плачем; все свои личные сбережения она вложила в строительство их дома.

Особое значение придается стремлению к порядку и опрятно­сти супруга. Если раньше, когда пациентка еще работала, домаш­няя работа распределялась между нею и мужем, то теперь он все дела по дому переложил на жену: «Раз уж ты целый день дома, то ты можешь что-то и сделать». Пациентка рассказывает:



«Вместо того чтобы вешать свою одежду в шкаф или класть в пакет для стирки, он бросает грязные носки, рубашку и другие свои вещи прямо на полу в спальне. О том, чтобы помыться, если это не нужно для работы, он и не думает. В то время как я очень большое значение придаю уходу за телом, мой муж чистоплот­ностью пренебрегает. Когда он — немытый и с нечищеными зубами — приходит ко мне б постель, я испытываю громадное желание-у бежать от него».

Вот фрагмент из дифференциально-аналитического перечня этой пациентки.



Актуальные способности

Пациентка

Супруг

Прилежание/трудолюбие

+++

+++

Пунктуальность

+++



Стремление к порядку

++



Опрятность

+++



Послушание





Вежливость

++

4-

Честность



++

Бережливость

+

++

Доверие



+

С точки зрения дифференциального анализа, актуальный кон­фликт выглядит следующим образом. Конфликтные потенциалы представляют собой в отношении к мужу ограничение ролью до­мохозяйки при одновременных разногласиях с ним по ряду фак­торов. Такими факторами являются: пунктуальность, умение це­нить время, бережливость, стремление к порядку и опрятность. Хотя эти факторы и оказывают отрицательное влияние, но они еще не объясняют всей тяжести симптомов. Здесь наряду с акту­альной нагрузкой нужно выяснить у пациентки, что является ис­точником основного конфликта.

Пациентка выросла в семье, где прилежание и трудолюбие были критериями для эмоциональной привязанности. Кроме того, пациентке приходилось утверждаться перед своим братом, кото-


281


Гяава IV. Воспитание, самопомощь и психотерапия
рый был на два года ее младше. Критерием для этого опять-таки были достижения, которые в детстве распространялись прежде всего на прилежание и стремление к порядку.

«Если у меня в комнате был беспорядок, то мне 6 пример сразу ставили моего младшего брата, а это уж было для меня чересчур. Моя мать могла ужасно разволноваться, когда что-нибудь лежало не на том месте, где должно было. Она ругалась и доходила до того, что часами не разговаривала с нами, а потом лишала нас карманных денег. Хвалили меня особенно за то, что я была опрятной и следила за своей одеждой. Грязь для меня была самым страшным из всего, что могло быть. Шоком стала для меня моя первая менструация. Я и понятия не имела, что это значит, потому что меня никто не просветил. Моя мать сказа­ла, что это нужно, чтобы из тела таким образом вышли всякие шлаки. Вообще у нас дома было не принято говорить обо всяких сомнительных делах и проблемах, которые кому-нибудь могли показаться неприятными. Тут мы хранили гордое молчание».

Актуальный конфликт затрагивал следующие сферы основно­го конфликта:

— прилежание и трудолюбие как критерии самооценки;

— пунктуальность как критерий доверия; '

— стремление к порядку как критерий для симпатии и признания;

— бережливость как знак достигнутой самостоятельности;

— опрятность как критерий самоуважения и единства;

— вежливость как укоренившееся в семейной традиции торможе­ние агрессии. Вежливость способствовала тому, что проблемы

прятались вовнутрь.

физических причин для расстройств выявлено не было; кон­фликты концентрировались на вышеописанных сферах актуаль­ных способностей. Конфликты проявляются отчасти в виде основ­ного конфликта (прошлое) и актуализируются через условия акту­ального конфликта (настоящее). Существующие конфликты имеют межличностный характер и базируются на установках с сильной аффективной окрашенностью.

Психотерапию пациентки можно было считать успешно закон­ченной после 12 сеансов, проведенных в течение шести месяцев по правилам представленной стратегии. Через год ее состояние было следующим: пациентка и ее муж дружно утверждали, что сексу­альных расстройств больше нет. Возникающие нюансы они могут сами улаживать и контролировать. Стиль их жизни настолько изменился, что у обоих супругов появились новые интересы и улучшился контакт с внешним миром. Секс не является для них


282


Психотерапия повседневной жизни
больше, как сказал муж, «единственной и исключительной жиз­ненной целью».

Описанную стратегию лечения нельзя рассматривать как же­сткую схему. В соответствии с каждым отдельным случаем следует рассмотреть индивидуальные модификации плана лечения. Опре­деляющими для них являются возраст пациента, особенности кон­фликтной ситуации, а также внутренняя и внешняя мотивации. В зависимости от индивидуальных особенностей акцент лечения должен быть направлен на анализ, гипнотерапию или групповую психотерапию.

В настоящее время мы имеем данные на 80 пациентов (52 мужчи­ны, 28 женщин). Диагнозы пациенток преимущественно сводились к боязни секса, а также к общей и выборочной фригидности. Мужчины страдали в большинстве от преждевременной эякуля­ции, слабости эрекции и страха перед сексом. Во многих случаях удалось достичь значительного улучшения. В 74 % случаев выздо­ровление было стойким (контроль проводился примерно через год). Средняя длительность лечения колебалась в зависимости от диагноза между 12 и 21 сеансом.

В качестве акцентированной на конфликте краткосрочной те­рапии мы использовали дифференциальный анализ при следую­щих картинах болезни:

• сексуальные расстройства (боязнь секса у женщин, фригид­ность, гиперсексуальность, нарушении потенции у мужчин, преждевременная эякуляция, слабость эрекции, боязнь секса, навязчивость онанизма и воспринимаемая как болезнь гомо­сексуальность);

• вегетативно-функциональные расстройства с уверенной пси­хической этиологией и неврозами органов (нарушения сна, цефалгии, астма, колит, ревматические жалобы, неврозы серд­ца, простатит, анорексия, ожирение, нейродермит, вегето-со-судистая дистония, заикание и ночное недержание мочи);

• психореактивные расстройства (фобии, депрессии, расстрой­ства поведения, навязчивости, трудности в учебе, алкоголизм, наркотическая зависимость и аномальные реакции скорби). При психозах и психопатиях дифференциальный анализ про­водился по-разному. Здесь наблюдались отчасти обнадеживающие результаты.

Воспитание и психотерапия в дифференциальном анализе от­личаются только методически; содержательно они дополняют друг друга, в том смысле, что психотерапия является продолжением и помощью воспитанию (перевоспитанием). Если психотерапия и




Каталог: wp-content -> uploads -> 2016
2016 -> Методические рекомендации по изучению дисциплины «Этнография» Студентам очного отделения бакалавриата Чита 2014 (075. 4)
2016 -> Особенности демографических процессов в современном обществе в контексте социального воспроизводства населения
2016 -> Программа вступительного испытания в аспирантуру по курсу «Философия» Донецк-2015 программа
2016 -> Методические указания по изучению курса Для студентов заочного факультета
2016 -> Закон республики таджикистан "о молодежи и государственной молодежной политике"
2016 -> Что такое толерантность в межнациональных отношениях?
2016 -> Библиопанорама
2016 -> Объяснительная записка


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   97   98   99   100   101   102   103   104   105


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница