Педагогическая антропология в. И, Максакова


ВОСПИТАНИЕ КАК ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ СПОСОБ БЫТИЯ



Скачать 431.5 Kb.
страница26/30
Дата10.05.2018
Размер431.5 Kb.
ТипЛекция
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30
ВОСПИТАНИЕ КАК ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ СПОСОБ БЫТИЯ
Еще со времен И. Канта воспитание рассматривается как син­кретический процесс, в который включен человек любого возра­ста и уровня развития. Для педагогической антропологии тради­ционно отношение к воспитанию и как к прирожденному долгу человека, и как к специфически человеческому способу бытия, и как специальной деятельности, имеющей чрезвычайную ценность. Исходя из этого, современная педагогическая антропология ут­верждает следующее.

Во-первых, воспитание возможно потому, что оно соот­ветствует природе человека, его основным видовым особенностям. Действительно, только человек как существо разумное способен к самоанализу, самонаблюдению, самооценке, самоконтролю, без чего невозможен воспитательный процесс. Только человек как существо духовное осуществляет поиск истины, добра и красоты, ориентируется на идеальные образы и представления, руковод­ствуется совестью, стыдом, долгом, что определяет механизмы воспитания.

Как существо социальное человек не свободен от заботы о том, одобряют, порицают или безразличны к нему хотя бы значимые для него люди, принят ли он своим сообществом, соответствует ли принятым в этом социуме нормам, требованиям, ценностям. Это делает его сензитивным к воспитанию. Как существо незавер­шенное человек объективно всегда готов к изменениям и самоиз­менениям, а одним из основных условий его продуктивного су­ществования является самосовершенствование, провоцируемое и поддерживаемое воспитанием.

Для фило- и онтогенеза человека решающее значение имеет историческая преемственность, во многом обеспечиваемая вос­питанием.

В силу названных обстоятельств человек имеет потребность и возможность не только вырабатывать у себя, у других, у подраста­ющих поколений нравственность, вкус и добрую волю, но и ос­мысливать этот процесс с теоретической точки зрения. Таким об­разом, человек (и только человек] имеет нужду и способность к. воспитанию (И. Кант), и поэтому воспитание — органическая со­ставляющая человеческого образа жизни.

Особенно наглядно это обнаруживается в детстве. Ребенок наи­более сензитивен к внешним воздействиям. Он наиболее интен­сивно занимается самосовершенствованием. Влияние на него че­ловеческого образа жизни, т.е. образцов и запретов, санкций и поощрений, жизненного опыта — своего и чужого — наиболее очевидно и глубоко.

Однако потребность в воспитании удовлетворяется, а способ­ность к воспитанию развивается в течение всей жизни. Если до­школьник стремится быть воспитанником, а способность к само­воспитанию развита у него недостаточно, то школьник все меньше стремится быть воспитанником и все больше и успешнее занима­ется самовоспитанием. Наиболее осознанно самовоспитание осу­ществляется в зрелом возрасте. В старости способность воспиты­ваться и самовоспитываться, как правило, угасает.

В любом возрасте у всякого человека есть, условно говоря, «референтный воспитатель». Он может быть как сверстником «вос­питанника», так и старшим или младшим по возрасту. Воспита­телем может быть как отдельный человек, так и группа людей. Люди эти могут реально существовать рядом с воспитывающим­ся человеком либо быть отделены от него во времени и про­странстве, или же вообще являться вымышленными персонажа­ми. Функцию референтного воспитателя может выполнять по отношению к себе и сам человек, причем с достаточно раннего возраста.

Между прочим, по тому, кто является для конкретного чело­века воспитателем, можно судить о его истинной зрелости. Так, маленький ребенок в силу своей эмоциональности, неопытно­сти, некритичности, физически и психологически зависит от взрослых, доверяет им, идеализирует их. Он готов воспринимать в качестве воспитателя практически любого взрослого, независимо от нравственного и умственного развития последнего. Чем старше становится ребенок, тем самостоятельней он оказывается во мно­гих сферах жизни, тем избирательней относится к людям, тем требовательней относится к взрослым. Воспитателем подростка, юноши становится тот, кто может стать другом, кто непохож на окружающих, кто добивается успеха и признания окружающих и т. п. В зрелые годы человек не осознает себя в качестве воспитан­ника. И все же выдающиеся, наиболее авторитетные в обществе, в микросреде люди, наиболее популярные вымышленные герои реально являются «властителями дум», образцами для подража­ния, стимулами для самосовершенствования взрослых, т. е. их вос­питателями. В качестве воспитателя взрослого человека может вы­ступать и ребенок, особенно свой собственный. Старый человек из-за сужения и обеднения пространства и времени своего бы­тия, из-за отягощенности своим жизненным опытом, из-за воз­растания некритичности и безапелляционности претендует быть воспитателем всех, а сам ориентирован, как правило, лишь НЕ себя в прошлом. Эффективность его как воспитателя чаще всегс невысока.

Во-вторых, воспитание — конгруэнтно человеку: оно целост­но и противоречиво. Одно из проявлений этого состоит в следую­щем. Воспитание направлено на отдельного человека, оказывает­ся значимым фактом его индивидуальной жизни, но представляет по сути своей общественное явление. В его основе всегда лежит социальное действие, предусматривающее ответное действие парт­нера (М. Вебер). Воспитание удовлетворяет не только видовые по­требности каждого человека — воспитываться и быть воспитан­ным. Оно удовлетворяет и потребности человеческого общества — иметь воспитанных граждан.

Содержание представлений о воспитанности зависит от типа культуры конкретного общества, его устройства, экономического состояния. В одних случаях воспитанность понимается почти ис­ключительно как соответствие установленным стандартам и го­товность сохранять традиционные нормы, требования, ценности, актуальное состояние общества в целом. В других — акцент делает­ся на способности к нестандартному мышлению, поведению, де­ятельности, на стремлении ломать устоявшиеся каноны, образ­цы, формы общественного и индивидуального бытия. Но чаще всего общество одновременно ждет от воспитания и укрепления у граждан привычки к послушанию (т. е. стремления поддерживать традиции), и развития чувства относительной независимости (т. е. социально значимой инициативности, готовности производить разумные изменения в сфере общественного производства, со­здавать новые продукты и технологии).

Воспитание же всегда решает обе названные, на первый взгляд. противоречащие друг другу задачи, так как для полноценного су­ществования человека (как вида и индивида) необходимы спо­собности и к рутинной, и к творческой деятельности, и таким образом оно одновременно и социализирует, и индивидуализи­рует человека. При этом оно выполняет определенные, противо­речивые функции и по отношению к самому обществу. Оно одно­временно и консервирует общество, и изменяет его. Действительно. воспитание, с одной стороны, воспроизводит традиционную куль­туру, устоявшийся образ жизни, привычные стереотипы, обще­принятые ценности, знания, технологии. А с другой — оно создает прецеденты непривычных форм взаимодействия людей; апроби­рует новые социальные модели; внедряет актуальные знания и новаторские технологии.

Противоречивы и целостны не только его функции по отно­шению к обществу и человеку. Таковы же и соотнесенность вос­питания с процессами образования и обучения, и сочетание внутри воспитания стихийности и целенаправленности. Воспитание — это

й мастерство, и искусство, оно не просто содержит как творчес­кий, импровизационный, так и рутинный, алгоритмизирован­ный компоненты — эти компоненты взаимосвязаны, взаимно оп­ределяют друг друга.

Издавна отмечалось: потенциал воспитания огромен, но в ре­альности его возможности ограниченны. К. Д. Ушинский писал; «Воспитание может многое, но не все».

Целостностный и противоречивый характер воспитания про­является, в частности, в том, что каждый воспитатель является воспитанником и, наоборот, всякий воспитанник — воспитате­лем, а любой человек одновременно — и объектом и субъектом вос­питания. Это обусловлено определенными особенностями чело­века, который в состоянии не только отражать воспитательные цели и условия, но и ставить, и создавать их, и относиться к себе как к предмету самосовершенствования (С. Д. Поляков). Вос­питательное пространство — «единое синтаксическое поле», внут­ри которого каждый одновременно выполняет противоречивые роли «подлежащего» (Я) и «сказуемого» (ты). Я и ты в этом пространстве постоянно меняются местами и взаимно влияют друг на друга, предъявляют друг другу свои цели, интересы, цен­ности. Таким образом, целостность и парадоксальность воспита­ния состоит в том, что воспитывать другого можно только пере­воспитывая себя: «Не я воздействую на тебя, а ты на меня» (С. Вайман).

Противоречивы и целостны предмет, субъект и объект воспи­тания, его структура и содержание. Все это отразила давняя тра­диция трактовать понятие «воспитание» в широком и узком смысле слова, к которой в последнее время добавилось употребление дан­ного термина в «среднем» смысле слова (А. В. Мудрик).

В широком смысле слова воспитание понимается как стихийное влияние на человека (воспитанника) природы и соци­альной среды, как неосознанная трансляция культуры от одного поколения, одного социального слоя к другому. Эти процессы со­провождают любую человеческую деятельность, они — фон для профессиональной педагогической работы, но осуществляют их непрофессиональные воспитатели. Эффективность воспитания как глобального и синкретичного процесса зависит от культур но-эко­номического состояния социального пространства, от чувстви­тельности конкретного человека к воздействиям природной и со­циальной среды, от осознанности и меры принятия им позиции «воспитанника» природы и общества.

В среднем смысле слова воспитание — это процесс Целенаправленного создания условий для развития человека. Он осуществляется государством, общественными организациями, от­дельными людьми — профессиональными и непрофессиональными воспитателями. Конкретные характеристики этих условий и их эффективность зависят от ценностных приоритетов конкретного об­щества, признания им определенного типа личности как жела­тельного, осознания социальной значимости воспитательного потенциала среды и воспитательной деятельности.

Воспитание в обоих случаях обращено и к отдельному челове­ку, и к народу, обществу в целом, и к отдельным его слоям и группам; и ко всем взрослым, и ко всем детям. Можно утверж­дать, что содержание понятия «воспитание» в широком и сред­нем смысле слова дифференцируется в настоящее время на се­мейное, общественное, религиозное, спортивное и пр.

В узком смысле слова воспитание — специальная, со­вершенно особая по содержанию, методам, технологии деятель­ность «по "возделыванию"» человеческой целостности» (О. Боль-нов). Сутью этой деятельности является осознанное, целенап­равленное влияние на развитие человека. Воспитание в узком смысле слова осуществляется в основном профессиональными участниками образовательного процесса и составляет основной смысл любой педагогической деятельности. Именно оно направ­лено прежде всего на детей, молодежь и некоторые группы взрос­лых людей. Это не только «подготовка» к жизни. Воспитание в узком смысле слова — сама жизнь для тех, кто в него включен. Его эффективность зависит как от профессионализма и человече­ской зрелости педагога, так и (а может быть — в первую оче­редь) от личной активности, осознанности участия в процессе воспитания ребенка, девианта и других участников педагогиче­ского процесса. «Ребенок воспитывается в той мере, в какой хочет быть воспитанным», — справедливо отмечал В. А. Сухомлинский. Все смыслы воспитания как сверхсложного явления, все его пласты и грани взаимосвязаны, взаимно влияют друг на друга. Общепризнанно, что воспитание, в каком бы смысле его ни рас­сматривать, влияет на человека целостно: оно меняет и его тело, и психику, и духовную сферу. Оно поощряет и порицает опреде­ленное поведение, вооружая человека информацией, не всегда осознанной глубоко, о социально одобряемых формах, способах и средствах удовлетворения своих потребностей. Оно «совершен­ствует человеческое в человеке» (Н. И. Пирогов). Воспитание в любом смысле слова связано и с совершенствованием, и с ниве­лированием индивидуальных особенностей, с компенсацией и с коррекцией как физических, так и психологических, как пове­денческих (внешних), так и духовных (внутренних) характери­стик человека.

Наиболее подробно и многосторонне исследовано в науке и описано в художественной и публицистической литературе вос­питание в узком смысле, воспитание как специальная деятель­ность людей. Оно представляет особый интерес и для педагоги­ческой антропологии.



Каталог: images
images -> Психология больных с разными соматическими заболеваниями
images -> Методология психологической науки
images -> Контрольные вопросы к экзамену кандидатского минимума
images -> Гендерная психология
images -> Эссе «Социальные проблемы молодежи в современном обществе»
images -> В ходе исследования опрошено 96 родителей, имеющих детей 3-5 лет
images -> Сетевое обучение проектированию онтологий на примере онтологии компьютерных вирусов
images -> В. Од. 10 Деловые коммуникации


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница