Патриарх Никон и его главное сочинение



Скачать 103.37 Kb.
страница1/2
Дата25.05.2018
Размер103.37 Kb.
ТипСочинение
  1   2

Патриарх Никон и его главное сочинение.
Патриарх Никон, как это известно, написал одно обширное главное свое сочинение.

Драматичны и во многом загадочны судьбы этого сочинения Патриарха Никона. Ему трудно найти аналогию в истории русской общественной мысли. Витиевато и загадочно само название — «Возрождение или разорение смиренного Никона Божиею милостью патриарха противо вопросов боярина Симеона Стрешнева, еже написа Газскому митрополиту Лигаридиусу и на ответы Паисеовы». Действительно с какой стати опальному патриарху, чей уход с кафедры как будто официально зафиксировал церковный собор 1660 г., было вступать в полемику в 1662 г. с лицами, прямо к нему не обращавшимися? А потому и вторая загадка — а как, собственно, попал к Никону текст вопросов Стрешнева и ответов Лигарида?

Но самая большая загадка в другом. Вот уже три с половиной столетия российская православная церковь и российское общество в своем большинстве живет в соответствии с правилами служб и обрядов, установленных благодаря непреклонной воле Никона. И почти столько же лет текст его главного произведения был недоступен для российского читателя.

Конечно, трудно было ждать публикации при жизни самого Никона, даже в те немногие месяцы его полуреабилитации на самом излете жизни великого старца. И уже совсем некстати было бы обращение к нему при Петре I. Великий реформатор вовсе лишил церковь остатков автономного статуса и самостоятельной нравственно-политической роли.

Голос защитника этих позиций российского православия был тогда для правящего слоя совершенно неуместен. Все так. Но вот почему в ученом мире XIX-XX столетий, уже остывшем как будто от сиюминутных политических пристрастий XVII века, не захотели понять во всех оттенках мысли совсем не последнего лица в истории российской церкви — большая загадка.

Издавали отдельные части его сочинения (В.И Лаушинский в 1861 г.), публиковали тексты «Вопросов-ответов» и изложение «Возражений» Никона (Н.А.Гиббенет в 1884 г.), цитировали и обширно перелагали сочинение патриарха (митрополит Макарий, С.М.Соловьев, Н.П.Каптерев). Но переложение чужой мысли - не есть сама эта мысль. В первой части многотомного сочинения английского историка В.Пальмера (Лондон, 1871 г.) был издан перевод (по меркам того времени вполне добросовестный) «Возражений» Никона с небольшими комментариями и разъяснениями (в Предисловии). Можно с уверенностью догадываться, что рукописная традиция текста Никона в XIX в. (она отслеживается по нескольким рукописным собраниям) связана отчасти именно с этим фактом..

Итак, налицо перевод (частью пересказ) главного сочинения Никона на английский язык, налицо отдельные выдержки и более многочисленные пересказы на русском языке и до недавнего времени - ни одной полной публикации, Можно, конечно, поискать причины этого парадокса в неактуальности для читателей XIX -XX вв. всех поднятых Никоном проблем, в сложной композиции его сочинения и смысловой затемненности его языка. Все это отчасти присутствует. Но главное, пожалуй, в другом. Ряд идей Никона относительно статуса в обществе русской православной церкви, ее взаимоотношений со светскими властями, ее нравственной роли был не то, чтобы неприемлем, но неуместен и уж, по крайней мере, нежелателен для широкого тиражирования.

Единственное исключение - пражское издание «Возражений», осуществленное Г.В.Вернадским по поздней неполной рукописи.

Эта эмигрантская публикация отсутствует в подавляющем большинстве российских библиотек.

И лишь в 2004 году впервые в России это сочинение было, наконец, издано.1 При этом гигантская работа В.В. Шмидта не содержит исследования имеющихся рукописей. Не в укор это отмечается, так как нельзя объять необъятное… Но увы…

Материалы судного дела Патриарха Никона хранились небрежно, в разрозненном виде, доступ к ним имел пресловутый Паисий Лигарид, поэтому ожидать достоверности от анализа этих документов не приходится. Многими авторами отмечалась фальсификация материалов судного дела.

Так, известительная грамота 12 декабря 1666 года напечатана Новиковым «с копии, которая во многом не сходится с оригиналом».

Получается, что к фальсификации деяний собора могли приложить руку многие?

Митрополит Платон во II томе «Церковной Российской истории» (изд. 3 стр. 202) говорит, что и он пользовался подлинным следствием по делу о низложении Никона и также отмечает, что опубликованная грамота от 12 декабря 1666 года (он называет грамоту «манифестом») во многом разнится с подлинником, с которым он знакомился.

Как указывает архимандрит Вениамин2: «Преосвященный митрополит Платон говорит в своей истории, что он имел у себя рукописное определение собора над Никоном, и что это церковное, как он говорит определение во многом не сходно с «известием» или гражданским манифестом о низложении Никона.

История самого судного дела описана археографической комиссией.3 Этот труд стал открыт для ознакомления сравнительно недавно.

Для целей исследования главного сочинения Патриарха Никона весьма существенным является следующее утверждение археографической комиссии:

«Ответы патриарха Стрешневу и Паисию Газскому, а также мнение патриарха об Уложении царя Алексея Михайловича в рукописях Синодальной библиотеки не сохранились».4

Так как архивы судного дела Святейшего Патриарха Никона были практически закрыты до конца XX века, то самые ревностные почитатели Патриарха Никона не могли составить полное представление о происходящем в XVII веке.

Фактически, единственным источником сведений было сочинение лживого интригана и афериста Паисия Лигарида. Увы, оно наложило отпечаток на последующее восприятие того, что происходило (или не происходило, но придумано Лигаридом) на соборе восточных патриархов.

Множество публикаций посвящено собору восточных патриархов, созванных царем. Эти сочинения отличаются настолько, что можно предположить, что речь идет о разных соборах. Особенно разнятся обвинения в адрес Патриарха.

Если у Каптерева Н.Ф.5 обвинения собора сводятся к оставлению патриаршества, обидам разных лиц и производят впечатление некоей, выражаясь современным языком, «бытовой разборки», то у Михайловского С., к примеру, эти «вины» носят уже некий глобальный характер. 6 А у Иоанна Шушерина - еще одна версия. Правда, Иоанн Шушерин, глубоко почитавший Святейшего Патриарха Никона, не был очевидцем событий и не мог встречаться с Патриархом. Поэтому он писал лишь о том, что слышал.

Создается впечатление, что истинные материалы собора, тщательно засекреченные на многие десятилетия, искаженные и наверняка подделанные ловким проходимцем Лигаридом, вряд ли станут когда-либо нам известны…

В этом смысле знаменательна история с сочинением дьякона Луговского, современника Патриарха, который подробно описал собор 1666-1667 г.г. 7 Архимандрит Леонид Кавелин исследовал вопрос о личности автора этого сочинения и пришел к любопытному выводу: такого человека просто не существовало. Очевидно, какой-то информированный участник событий побоялся подписаться своим настоящим именем. Леонид Кавелин высказывает предположение, кто бы это мог быть. А вот в книге священника Самуила Михайловского упоминается сочинение дьякона Луговского, но якобы оно не существует во время написания Михайловским своей книги.

Дьякон Луговской лаконично и сухо излагает события в их последовательности. Он упоминает о 27 вопросах, которые Святейший Патриарх Никон задал константинопольскому патриарху Дионисию и сам же на них и ответил.

Заметим, что ни Паисий Лигарид, ни тем более Симеон Стрешнев дьяконом Луговским не упоминаются.

И о «Возражении…», с которым Патриарх якобы пришел на собор- ни единого слова. Казалось бы- почему?

Еще одно недоумение возникает при чтении книги о Патриархе Никоне настоятеля Воскресенского монастыря архимандрита Аполлоса (Алексеевского), изданной в 1826 году. Согласно мнению Аполлоса, 26 вопросов, написанных по-гречески, были переданы Паисием Лигаридом в 1663 году с греком дьяконом Мелетием для восточных патриархов. Были также переданы и грамоты к каждому патриарху. На все эти 26 вопросов были даны «пространные ответы», подписанные четырьмя патриархами: иерусалимским, антиохийским, константитнопольским и александрийским, а также многими митрополитами.

При этом патриарх иерусалимский Нектарий приложил свою грамоту к царю о том, что он не нашел причин для осуждения Патриарха Никона. 8

И кто знает эти ответы восточных патриархов? О них и упоминания нигде, кроме приведенной книги, нет (либо упоминаются вопросы, а написан ли был ответ- не известно).

Историк русской церкви Макарий (Булгаков) предлагает еще один вариант: в грамоте иерусалимскому патриарху Патриарх Никон «изложил до 27 вопросов, на которые и просил ответа»9




Каталог:


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница