Парадоксы изучения социальной структуры в россии



Скачать 397.78 Kb.
страница6/6
Дата04.03.2018
Размер397.78 Kb.
1   2   3   4   5   6

10 Кувшинова О. Средний класс в России увеличивается за счет чиновников и силовиков, обнаружил Независимый институт социальной политики (НИСП) // Vedomosti.ru, 04.04.2013 - www.vedomosti.ru/newsline/news/10766651/strana_chinovnikov


Как показывают опросы в более высоких статусных и потребительских группах (чаще это – маркетинговые исследования потребителей люксовой или дорогой товарной группы - автомобилей, загородных коттеджей и т.п.), по своим идеологическим, политическим или ценностным установкам и ориентациям эта новая путинская «элита» мало или практически ничем не отличается от массы населения. Ее представителей можно назвать «нуворишами» или «мещанинами во дворянстве», но по социально-антропологическим характеристикам эти люди такие же носители советской ментальности (сознания, сохранившего все травмы и комплексы советской дефицитарно-распределительной экономики), что и основная масса населения. Дальше неопатримониалистских стереотипов и рамок реальности их запросы и представления не выходят, что, собственно, и составляет главную проблему с точки зрения эволюции посттоталитарной России. Поэтому анализ социальной структура не может рассматриваться и анализироваться вне контекста политических процессов, изменений базовых институтов – суда, гражданского общества, тайной полиции, а стало быть – социально-государственных рамок экономических процессов. Процессы структурно-функциональной дифференциации должны оцениваться и изучаться с учетом выделения специализированных социальных групп, их правовой и социальной автономии, а значит – в контекста формирования институциональных механизмов обмена, коммуникаций в обществе, обязательном условии – становления гражданского общества.


11 Этот момент, кстати, отмечает и Л.Н.Овчарова в своем выступлении на семинаре «7 тощих лет». Она говорит, что при анализе связи дохода и социально-демографических характеристик респондента выделяются два решающих признака, дифференцирующих социальное положение (морфологию) опрошенных: региональные (пространственные, урбанистические, геоэкономические и т.п.) характеристики и полученное образование (главным образом – наличие качественного высшего образования). По сути это означает слабость и разорванность рынков труда в России, точнее - отсутствие общероссийского рынка труда, единого социально-экономического пространства. Его формирование блокируется и подавляется не столько низким потенциалом горизонтальной мобильности населения (ограниченностью его ресурсов), сколько специфической структурой управления, организацией власти и ее политическими интересами, ограничивающими вертикальную мобильность населения.


12 «Пространство как проклятие России», о котором говорили многие русские философы, означает, что это – не географический фактор, а социальный: консервация примитивной и к настоящему времени ставшей архаической системы государственного управления. По существу, это и есть российское «проклятие пространства», то есть опрокидывание (проекция) архаической и централистской вертикали власти на «географическую» и социально-пространственную плоскость отношений.


13 Сознание «средности» (социальной однородности, бескачественности, невыделенности, уравнительности) – это не случайные признаки, а симптомы «советского человека», описанного в работах по одноименному проекту Ю.Левады, «социальная плазма», которой легко манипулировать, но очень трудно изменить. Это - результат специфической посттоталитарной институциональной системы и социокультурной репродукции репрессивной власти, подавляющей процессы функциональной дифференциации и формирования групповых автономий. Размытость или неопределенность – симптом сохранения или инерционности старой системы стратификации (а не признак «несформированности» новой социальной структуры). Тоталитарные режимы советского типа могли функционировать только при условии масштабной и долговременной политики массовизации общества, намеренного разрушения прежних или каких-либо вновь нарождавшихся «естественных» (традиционных, аскриптивных или культурно обусловленных) социальных барьеров между статусами, сословиями, группами. Поэтому нынешнее обозначение себя некоторой частью населения (более образованными группами респондентов) в качестве представителей «среднего класса» - не более чем заимствование ярлыка, присвоение знаков того, что «мы – нормальные», что «у нас все как у других» в «развитых», то есть западных, странах». По существу – это лишь один из симптомов догоняющей модернизации, обезъяничанье, демонстрация знаков чужих образцов поведения.


14 Гудков Л. «Доверие» в России: смысл, функции, структура // Вестник общественного мнения, 2012, №2, с.8-47; НЛО, 2012, №117, с. 249-280.



Каталог: data -> 2016
2016 -> [Оставьте этот титульный лист для дисциплины, закрепленной за одной кафедрой]
2016 -> Программа дисциплины «Практическая философия: Что и как определяет человеческие поступки?»
2016 -> Область применения и нормативные ссылки
2016 -> Ального опыта пытаются найти ответ на жгучие вопросы современности
2016 -> Государственного междисциплинарного экзамена по социологии
2016 -> Программа выпускного экзамена по направлению подготовки «Культурология»
2016 -> Программа дисциплины «Философия»
2016 -> Миграции в глобальном контексте а. Вишневский, М. Денисенко


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница