Парадоксы и противоречия глобализации. Россия в глобальном процессе



Скачать 390.48 Kb.
Дата10.05.2018
Размер390.48 Kb.


Парадоксы и противоречия глобализации. Россия в глобальном процессе.

  1. Мировая система и процессы глобализации.

Современная эпоха характеризуется нарастанием общепланетарного единства человечества, которое представляет собой единую мировую систему, все части которой находятся в теснейшей взаимосвязи и взаимозависимости. Глобализация мира – объективный процесс. Обусловленный растущей интернационализацией всех сторон жизни стран и народов. Она проявляется как в обострении глобальных проблем современности, так и в достижении высочайшего уровня интегрированности мирового сообщества, при котором успешное развитие каждой страны, каждого народа всё больше зависит от состояния и изменения мира в целом. Наоборот, успех в решении проблем всего человечества оказывается в прямой зависимости от активности и согласованности действий отдельных стран и народов мира.

В настоящее время ещё далеко не все аспекты глобализации проявились в полной мере, не стали понятными все последствия этого сложного процесса. Есть возможность говорить лишь об определённых тенденциях.



  1. Формирование единого информационного пространства на основе новейших компьютерных технологий – важный фактор трансформации обществ, изменения структур повседневной жизни. Объединение пользователей сети

Интернет привело к образованию качественно нового социального пространства, где возможна коммуникация и взаимодействие партнёров, находящихся за тысячи километров друг от друга, в разных социальных системах.

В пространстве, созданном благодаря компьютерной коммуникации, возникают новые сообщества, основанные на сходстве целей и интересов. При этом возникают предпосылки для сохранения дистанции между различными социальными слоями и группами. Например, жители сельских областей, которые до сих пор не имели шансов изменить своё социальное окружение, сегодня могут найти партнёров по общению из самых различных слоёв в любой точке планеты. В связи с этим некоторые социологи говорят о феномене «глобальной деревни», подразумевая типичную для села открытость и простоту общения. Вместе с тем, другие социологи считают, что виртуальные контакты в компьютерном сообществе больше напоминают отношения городского типа и поэтому следует говорить о возникновении глобального сверхгорода.

Массовое использование информационных технологий привносит много нового в повседневную жизнь людей. Вопросы приобретения товаров, поиска работы, получения информации теперь всё чаще связаны с выходом в компьютерную сеть. Расширение такой сети порождает новые формы общения между людьми, создаёт предпосылки для преодоления социальных барьеров и вообще изменяет социальную структуру современного общества. Некоторые социологи сегодня ставят вопрос следующим образом: возможно ли благодаря новым коммуникативным сетям, развитию кабельного телевидения и компьютерных технологий изменение самого характера общества, превращение его из «массового общества» в «общество индивидуальностей».


  1. Важнейшая тенденция глобализации – усиление экономической интеграции, развитие новых форм транснационального бизнеса, контролирующего мировые финансовые и информационные потоки.

Современные транснациональные корпорации (ТНК) – в отличие от транснациональных корпораций прошлого, имевших производственный характер, действуют преимущественно в сфере финансов и информации. Происходит планетарное объединение финансовых и информационных рынков, формируется единое мировое финансово-информационное пространство. Соответственно возрастает роль ТНК современного типа и тесно связанных с ними наднациональных экономических структур и организаций (таких, например, как Международный валютный фонд, Международный банк реконструкции и развития и т.п.)

В настоящее время 80% новейших технологий создаются ТНК, доходы которых в ряде случаев превышают валовой национальных доход довольно крупных стран. Сфера деятельности значительной части из них связана с разработкой гипертехнологий, к которым можно отнести сетевые компьютеры, новейшие компьютерные программы, организационные технологии, технологии формирования общественного мнения и массового сознания. Именно разработчики и владельцы подобных технологий контролируют сегодня финансовые рынки и определяют облик мировой экономики.



  1. Процессы экономической глобализации сопровождаются политической глобализацией, сущность которой составляет формирование транснациональной элиты.

Новое качество взаимодействия между элитами проявляется сегодня в том, что на смену относительно устойчивым альянсам в рамках национальных границ и военно-политических союзов приходит подвижная система временных, ситуативных альянсов между элитами. Проведение многочисленных встреч на правительственном уровне (саммитов), организация форумов региональных ассоциаций и объединений – всё это стимулирует образование взаимозависимых элитарных групп, слабо связанных и практически неподотчётных национальным государствам, интересы которых данные элиты вроде бы должны отражать.

Некоторые исследователи, называя этот феномен «культурой Давоса» (курорта, ставшего традиционным местом встреч представителей мировой властной и экономической элиты), приходят к выводу, что в условиях глобализации происходит постепенное смещение центра принятия решений с национального на наднациональный уровень. Сегодня все наиболее важные стратегические решения принимаются небольшой группой ведущих держав типа «Большой семёрки» (или «Большой восьмёрки» с участием России). Возрастает роль в политической сфере и различных интеграционных структур – НАТО, ОБСЕ и других. Всё это свидетельствует о централизации мировой системы и консолидации мировых политических элит, «выстраивающих» новую модель мира.



  1. Глобальные процессы охватывают также сферу культуры. Благодаря развитию средств массовой информации и коммуникации формируется единое мировое социокультурное пространство. Доминирующей тенденцией становится универсализация образа жизни, распространение западных, прежде всего американских, культурных образцов и моделей поведения.

Многие социологи, философы, политики отмечают противоречивый характер процессов глобализации. С одной стороны, открываются новые возможности для экономического и научно-технического прогресса, развития высоких технологий и новых средств коммуникации, повышения интеллектуального потенциала личности, углубления международного сотрудничества, расширения мировых связей и отношений; с другой – увеличивается разрыв между богатыми и бедными странами, возрастает угроза суверенитету отдельных государств, подрываются национальные валюты и экономики, обостряются экономические противоречия, создаются условия для манипулирования массовым сознанием с помощью новейших информационных технологий.

В связи с этим некоторые эксперты и аналитики ставят вопрос о необходимости демократизации международных отношений, создания мировой системы сдержек и противовесов, развития сети негосударственных организаций, экологических и пацифистских движений как основы «глобального гражданского общества», «космополитической демократии». Подобные международные объединения граждан могли бы оказывать давление на институты транснационального бизнеса, требовать от корпораций соблюдения принципов социальной ответственности, спасения окружающей среды, решения других общечеловеческих проблем.



  1. Глобальные проблемы современности и пути их решения.

Глобальные проблемы современности – это совокупность наиболее острых, жизненно важных общепланетарных проблем, решение которых требует совместных усилий стран мирового сообщества. Отличительной особенностью этих проблем является их комплексность, системность и всеобщность, что обусловлено, как уже отмечалось, растущим единством современного мира, усилением взаимосвязи и взаимозависимости составляющих его частей.

Все глобальные проблемы условно можно разделить на четыре группы: социально-политические, социально-экономические, социально-экологические и социально-гуманитарные.



  1. Глобальные социально-политические проблемы охватывают комплекс вопросов, связанных с обеспечением мира и международной безопасности. В течение длительного периода система международной безопасности базировалась на

ядерном сдерживании военных держав. Однако со временем пришло понимание, что ядерная война не может быть средством достижения внешнеполитических целей в условиях, когда усилилась глобальная взаимозависимость государств.

Прекращение противоборства Востока и Запада породило определённые надежды на безопасный мир. Однако дальнейшее развитие событий выявило новые источники нестабильности и напряжённости в мире. рост международного терроризма, распространение исламского фундаментализма. Увеличение числа локальных конфликтов и «горячих точек» на планете – всё это свидетельствует о появлении новых опасностей, угроз и рисков для мирового сообщества.

По-прежнему острой остаётся проблема разоружения, особенно ракетно-ядерного. Сегодня накопленные в мире запасы оружия позволяют многократно уничтожить всё человечество. мировые военные расходы ежегодно составляют порядка одного триллиона долларов. Сейчас в мире на каждого солдата расходуется в 60 раз больше, чем на образование одного ребёнка. В развивающихся странах темпы военных расходов в два раза превышают темпы экономического роста, что значительно осложняет разрешение социальных проблем. Неконтролируемое распространение оружия в мире расширяет зоны терроризма и преступности, способствует «милитаризации» сознания людей, порождает насилие в повседневной жизни.

Разоружение – длительный процесс, требующий соблюдения определенных принципов. К числу важнейших среди них относится равенство и одинаковая безопасность; выполнение обязательств по договорам и соглашениям; разработка и осуществление системы контроля; комплексный характер разоруженческих мероприятий, их непрерывность и эффективность. Развитию процессов разоружения может способствовать деятельность многочисленных пацифистских и экологических организаций.

В современном мире меняются основные формы использования вооружённого насилия. Наряду с войнами нарастает эскалация терроризма, который сегодня всё больше приобретает международный характер. Для терроризма как особого метода политического насилия присущи целенаправленность, особая жестокость, расчёт на внешний эффект и психологическое воздействие. Совершенствование оружия, возможность создания «портативного» ядерного оружия ведёт к глобализации террористической угрозы. После взрывов зданий мирового торгового центра в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г. весь цивилизованный мир в полной мере осознал общепланетарные масштабы опасности международного терроризма. Мировое сообщество осуждает любые формы проявления терроризма и ставит задачу объединения усилий для борьбы с этой растущей угрозой всему человечеству.


  1. Среди глобальных социально-экономических проблем в качестве наиболее насущных можно выделить три – проблему экономической отсталости, демографическую проблему и продовольственную проблему.

Первая из этих проблем проявляется в огромной отсталости развивающихся стран, их неспособности наладить эффективное производство, обеспечить себя продовольствием, ликвидировать нищету, решить многочисленные социальные проблемы. Разрыв по всем социально-экономическим показателям между этими странами и высокоразвитыми государствами достигает колоссальных размеров и продолжает увеличиваться. Это углубляет раскол мира на богатые и бедные страны, создаёт напряжённость в отношениях между ними, порождает в целом нестабильность мировой системы.

Решение этой глобальной проблемы требует, с одной стороны, проведения широких прогрессивных преобразований в самых отсталых странах, модернизации их национальных экономик, а с другой – оказания действенной помощи этим странам со стороны мирового сообщества, пересмотра и списания части внешних долгов, перестройки международной торговли на более справедливых принципах, создания и утверждения нового мирового экономического порядка.

С проблемой экономической отсталости тесно связаны две другие глобальные проблемы – демографическая и продовольственная. В результате «демографического взрыва» во второй половине ХХ в. мировое население более чем удвоилось за этот период и составило к началу ХХ1 в. 6 млрд. человек. При этом более 80% прироста населения приходится на развивающиеся страны Азии, Африки и Латинской Америки. По некоторым прогнозам, в ближайшее время в этих странах будет концентрироваться более 90% всего мирового населения. Подобная демографическая ситуация влечёт за собой целый ряд негативных последствий: неравномерность распределения населения по отношению к жизненным ресурсам, усиление разрушительного воздействия на окружающую среду, перенаселение и рост нищеты в отсталых странах, возникновение неконтролируемых миграционных потоков, ухудшение условий жизни людей.

«Демографический взрыв» особенно обострил продовольственную проблему в развивающихся странах. По данным ООН, здесь 800 млн. человек живут на грани голода. Было подсчитано, что уменьшение пищевых ресурсов в мире на 20-30% при непрерывном росте населения будет иметь катастрофические последствия для развивающихся стран. Уже сейчас мировой дефицит зерна ежегодно составляет 10-12 млн. т.

Решение этой глобальной проблемы, прежде всего, связано с созданием высокоэффективного сельскохозяйственного производства в развивающихся странах. Осуществление в них так называемой «зелёной революции» (резкий подъём сельскохозяйственного производства на основе широкого применения передовых технологий) позволило бы прокормить население в 2-3 раза больше нынешнего. Следует также иметь в виду, что современные возможности получения продовольствия в мире в целом реализуются далеко не полностью. Так, из всех пригодных для земледелия площадей по прямому назначению используется только 40%. Значительно можно увеличить производство и добычу продуктов питания в Мировом океане. Наконец, необходимо пересмотреть во многом несправедливую систему распределения запасов продовольствия в мире, расширить продовольственную помощь экономически отсталым странам.


  1. Глобальные социально-экологические проблемы выдвигаются сегодня на передний план в связи с растущей опасностью разрушения природной среды обитания человека.

Современный экологический кризис выражается в загрязнении воздушного и водного бассейнов Земли, глобальном изменении климата. Уничтожении лесов, исчезновении многих видов растений и животных, эрозии почвы, сокращении плодородных земель и т.д. В настоящее время в атмосферу, воду и почву ежегодно выбрасывается около 1 млрд. т. отходов, в том числе и токсичных. Вырубка леса в 18 раз превышает его прирост. Один сантиметр чернозёмного слоя, который накапливается 300 лет, разрушается сейчас за три года. Парниковый эффект, «озоновые дыры». «кислотные дожди», отравленные реки и озёра, затопленные огромные территории, зоны экологического бедствия – всё это последствия разрушительного воздействия человека на окружающую среду.

Решение экологических проблем предполагает разработку и осуществление природоохранных программ на национальном, региональном и международном уровнях. Особое значение приобретают совместные мероприятия стран мирового сообщества по улучшению состава атмосферы. Сохранению озонового слоя планеты, рациональному использованию природных ресурсов, установлению международных экологических стандартов и контроля в области охраны окружающей среды, внедрению безотходных и природно-сберегающих технологий, созданию эко-защитных систем и т.д.

Необходимое условие эффективности экологической политики – создание природоохранительного законодательства, предусматривающего ответственность за его нарушение и широкую систему мер, побуждающих к охране окружающей среды (например, введение налоговых льгот для экологически чистых производств).

Экологические вопросы находятся в центре внимания ООН, ЮНЕСКО и других международных организаций. Их деятельность направлена на разработку международных программ окружающей среды, проведение природоохранных мероприятий мирового масштаба, создание системы международного контроля за состоянием природной среды, развитие экологической политики и экологического образования и т.д. Свой вклад в дело защиты окружающей среды вносят многочисленные экологические организации и движения, деятельность которых приобретает сегодня значительный размах в разных странах мира.



  1. Глобальные социально-гуманитарные проблемы охватывают широкий круг вопросов, имеющих непосредственное отношение к Человеку. Это – материальная

и духовная необеспеченность жизни; нарушение прав и свобод личности; физическое и психическое нездоровье человека; горе и страдание от войн и насилия и др. Стихийные бедствия, локальные войны, кровавые межнациональные конфликты приводят подчас к настоящим гуманитарным катастрофам, ликвидация последствий которых требует объединённых усилий стран мирового сообщества. Растущие потоки беженцев, общее число которых достигает во всём мире 50 млн. человек в год, создают серьёзные трудности для многих стран (обеспечение огромных людских масс питанием, жильём, их трудоустройство, опасность распространения эпидемий, преступности, наркомании и т.д.) В значительной степени сходные проблемы порождает нелегальная миграция, которая захватывает процветающие страны мира.

Загрязнение окружающей среды приводит к росту тяжёлых заболеваний людей, в частности сердечно-сосудистых и онкологических. Особую опасность сегодня представляет СПИД, от которого уже умерло около 6 млн. человек. Озабоченность Всемирной организации здравоохранения вызывают также нездоровый образ жизни, распространение наркомании, алкоголизма, курения. Увеличения числа психических отклонений.

В России обострение этих и многих других проблем привело к снижению средней продолжительности жизни населения. Если в 1987 г. она составляла 74,6 лет у женщин и почти 65 лет у мужчин, то во второй половине 90-х г. г. – уже около 72 лет у женщин и лишь 58 лет у мужчин. Такую высокую разницу в продолжительности жизни мужчин и женщин некоторые исследователи считают специфическим российским феноменом и объясняют его преимущественно распространением пьянства и алкоголизма.

Таким образом, глобальные проблемы тесно переплетены между собой и в конечном итоге они все замыкаются на проблеме человека как родового существа и его выживания на планете. В их основе – общепланетарного масштаба противоречие, затрагивающее само существование современной мировой цивилизации. Осознание растущих угроз человечеству побудило многих учёных мира объединить свои усилия для исследования глобальных проблем и поиска путей их решения. В 1968 г. возник Римский клуб – межународная неправительственная организация, объединяющая учёных, политиков и общественных деятелей многих стран мира. Основателем этой организации был видный итальянский экономист, бизнесмен и общественный деятель А. Печчеи (1908-1984).

Широкую известность приобрели исследовательские проекты Римского клуба «Пределы роста» (1972), «Человечество у поворотного пункта» (1974), «Цели человечества» (1977), «Третий мир: три четверти мира» (1980) и др. Они заставили по-новому взглянуть на многие стороны современной цивилизации, изменить традиционные представления о возможностях экономического роста и использования природных ресурсов. Выводы и рекомендации учёных Римского клуба, их прогнозы и инициативы в области планетарного моделирования, построения первых компьютерных «моделей мира». разработка конкретных вопросов будущего общества оказали большое влияние на мировую общественность и стимулировали деятельность, направленную на решение глобальных проблем современности.

Конечно, реализация программ и планов по решению проблем такого масштаба представляется крайне сложным делом. Прежде всего требуются громадные финансовые средства, которыми не располагает мировое сообщество. Выход здесь видится в развитии конверсии, сокращении военных расходов, перераспределении средств, идущих на содержание многочисленных армий.

Определенные надежды специалисты возлагают на перестройку технологий, использование чистых источников энергии, применение ресурсосберегающих производственных циклов, переход к экологической экономике, предполагающей расходы на охрану и восстановление окружающей среды. Необходимы также меры по оптимизации демографической ситуации, налаживанию механизма рационального природопользования, развитию международного сотрудничества в области охраны окружающей среды. обеспечению на деле приоритета общечеловеческих интересов и ценностей. Разработка мировым сообществом стратегии выживания человечества позволит избежать глобальной катастрофы и продолжить поступательное движение современной цивилизации.


  1. Концепции глобализации и нового мирового порядка.

Существуют разнообразные трактовки глобализации современного мира. Одни исследователи связывают этот процесс с возникновением общечеловеческих проблем (демографических, экологических, продовольственных и др.). решение которых требует объединённых усилий всех нардов и государств. другие делают акцент на целостности и взаимозависимости мировой системы. Третьи отождествляют глобализацию с вестернизацией, всеобщим распространением западных и прежде всего американских моделей жизни, ценностей , институтов и т.д.

Среди разнообразных концепций глобального общества наибольшую известность получила теория мировой системы, разработанная И. Валлерстайном (р. 1930) – американским исследователем, возглавляющим с 1994 г. Международную социологическую ассоциацию. Основные положения этой теории сводятся к следующему:



  1. Экономическая организация современного капитализма имеет глобальную, а не национальную основу.

  2. Эта мировая система состоит из экономически и политически господствующего центра и зависимой от него периферии.

  3. Центр развивается как индустриальная система производства, тогда как периферия поставляет сырьё, находясь в зависимости от цен, устанавливаемых на него центром.

  4. Существует также полу-периферия, обладающая социальными и экономическими характеристиками как центра, так и периферии.

Выдвинутая в 80-е годы теория И. Валлерстайна сегодня существенно дополняется и корректируется. В качестве ядра мировой системы выделяются постиндустриальные страны, представленные тремя основными центрами (США и Канада, Западная Европа, Япония). Это высокоразвитые страны с новым ресурсо-, энерго- и трудосберегающим производством, базирующемся на микропроцессорной технике и наукоёмких технологиях.

Полу-периферию образуют индустриальные страны (Россия и страны СНГ, Китай, некоторые страны Восточной Европы) с обычным ресурсо-, энерго- и трудоёмким производством. При этом большинство новейших технологий не разрабатывается самостоятельно, а приобретается у высокоразвитых стран первой группы.

Страны периферии- это развивающиеся страны Латинской и Центральной Америки, Азии и Африки с господством традиционных индустриальных и доиндустриальных производств. Для национальных экономик этих стран характерны технологическая отсталость и низкая производительность труда.

Автором данной типологии является американский социолог Даниель Белл. Указанные три типа обществ он сравнивает по целому ряду наиболее важных параметров.



  1. Валовой национальный продукт в долл. на душу населения. Для постиндустриальных стран этот показатель – около 18000, для индустриальных – около 10000. Для доиндустриальных – он менее 400.

  2. Основным фактором производства в постиндустриальных странах являются знания; в индустриальных странах – капитал; в доиндустриальных – земля.

  3. Основным продуктом производства в постиндустриальных странах являются услуги; в индустриальных – промышленные изделия; в доиндустриальных – пища, продукты питания.

  4. Характер производства. В постиндустриальных странах это применение новейших, прежде всего компьютерных технологий, биотехнологий и т.п. В индустриальных странах – широкое применение обычных промышленных технологий, различных механизмов. В доиндустриальных странах производство основано преимущественно на ручном труде с минимальным использованием механизации.

  5. Занятость населения. Структура занятости в постиндустриальных странах: в сфере услуг – около 66%, в промышленности – около 33%, в сельском хозяйстве – 3%.

В индустриальных странах в сельском хозяйстве занято 10% трудоспособного населения. В доиндустриальных странах – большинство трудоспособного населения – 75% занято в сельском хозяйстве, которое как правило характеризуется низкой продуктивностью и технической отсталостью.

  1. Политика в области образования. В постиндустриальных странах образование приобретает непрерывный характер. В индустриальных странах образовательная политика направлена прежде всего на подготовку специалистов. В доиндустриальных странах основной задачей всё ещё остаётся борьба с неграмотностью, обеспечение населению образовательного минимума.

  2. Преобладающие отрасли экономики. В постиндустриальных странах это сфера услуг. В индустриальных странах – промышленное производство. В доиндустриальных странах в основном преобладают сырьевые отрасли.

  3. Количество учёных на 1 млн. жителей. В постиндустриальных и индустриальных странах – около 2000. В индустриальных странах – 100 учёных на 1 млн. жителей.

  4. Смертность на 1000 человек. В постиндустриальных и индустриальных странах – около 10 человек. В доиндустриальных странах – 20 человек.

  5. Продолжительность жизни. В постиндустриальных и индустриальных странах свыше 70 лет. В доиндустриальных странах 40-50 лет.

В настоящее время взаимоотношения элементов мировой системы претерпели существенные изменения. С распадом СССР ушло в прошлое «великое противостояние» Запада и Востока. Сегодня основой деления глобального мира всё чаще становится геоэкономическая конструкция Севре-Юг. Речь идёт о взаимоотношениях между промышленно развитыми государствами Севера и развивающимися странами Южного полушария. Для первых характерна развитая социальная и промышленная инфраструктура, высокая концентрация информационно-коммуникативных технологий и наукоёмких отраслей производства, эффективное применение достижений научно-технического прогресса; для вторых – преобладание аграрных и сырьевых отраслей экономики, примитивность технической и технологической базы, нерациональное использование трудовых ресурсов, нехватка высококвалифицированных кадров.

Разрыв в уровнях развития стран Севера и Юга становится источником международной нестабильности, поскольку неравномерное распределение мировых ресурсов (четверть человечества потребляет три четверти производимых богатств) вызывает недовольство государств, оказавшихся на периферии современного мира.

По мнению некоторых исследователей, модель Север – Юг не отражает всей сложности нового мирового порядка. Так, российский учёный А.И. Неклесса считает, что модель современного мироустройства носит шести-ярусный характер. В её состав входят такие регионы, как северо-атлантический, тихоокеанский, евразийский и «южный», расположенный преимущественно в ареале индо-океанской дуги, а также два транснациональных пространства – «Новый Севре» (ТНК и международные организации) и «Глубокий Юг» (коррумпированные страны, кланово-мафиозные и криминальные интер-сообщества). Нарастание как подспудного, так и более открытого соперничества между этими центрами глобального сообщества может стать источником противоречий, не менее значимых, чем традиционные формы конфликтов между странами и народами.

В других теоретических схемах современный мир выглядит более однородным, главным образом вследствие формирования единого экономического, политического и культурного пространства. Одни исследователи (Ф. Фукуяма) связывают эти процессы с распространением западных ценностей, институтов. Моделей образа жизни; другие – с развитием компьютерно-информационных технологий. Так, американский футуролог А. Тоффлер говорит о становлении «компьютерно-информационной цивилизации», которая имеет следующие контуры: 1. Гибкие информационные технологии. 2. Демассифицированное общество, в котором классы теряют своё значение. 3. Предвосхищающую демократию, обеспечивающую участие всех граждан в жизни общества. 4. Транснациональные институты, решающие глобальные проблемы современности.

В свою очередь канадский социолог Г. Маклауэн утверждает, что технологическая революция на информационно-компьютерной основе ведёт к тому, что мир становится «глобальной деревней» - электронная культура обеспечивает общую вовлеченность и сопричастность.

Развёрнутая концепция современного глобализма дана в работах российского обществоведа и философа А.С. Панарина. Прежде всего он анализирует основную специфику современного глобализма по сравнению с тем понятием, которое уже давно используется для обозначения мировой цивилизации обмена. Скрытая и вместе с тем наиболее существенная особенность современного глобализма по мнению Панарина заключена в его тенденции к последовательному отстранению от всех местных интересов, норм и традиций. Решающую роль в этом процессе играют современные элиты – экономическая. политическая. Интеллектуальная. Наиболее важное свойство современной элиты состоит в том, что она стремится поставить себя в независимое положение от национальных интересов.

Эпоха глобалтзма, согласно Панарину, поставила национальные элиты в некоторое промежуточное положение между собственным народом и международными центрами власти. причём вектор развития весьма однозначен: по мере нарастания тенденций глобализации национальные политические и экономические элиты всё менее прислушиваются к голосу своих избирателей и всё более связывают себя принятыми за спиной собственных народов решениями нового интернационала. При этом, как отмечает автор, кажется. что и мораль и обычная логика требуют того, чтобы избирателю это объяснили, прямо заявив, что в его услугах больше уже не нуждаются. Вместо этого ему по-прежнему льстят, называя его источником демократической законности власти. Таким образом, формируются двойная мораль и двойной язык. Одни термины, унаследованные от классической либеральной эпохи, теперь фактически выполняют лишь манипулятивную роль, усыпляя бдительность народов. другие выстраиваются в своеобразный параллельный ряд с ними и отражают новую (действительно параллельную) реальность, которую элиты считают полезным прятать. Поэтому, с точки зрения А. Панарина. в политическом отношении эпоха глобализма означает новый феодализм. Современный глобализм в политической сфере подразумевает не прогресс, а напротив – регресс, откат от уже существующих завоеваний демократии (народовластия) к новому феодализму, власти международных феодалов (анонимной знати: финансовой олигархии, ТНК, спец-служб и криминалитета).

Но не меньшим шагом назад от эпохи просвещения к средневековой архаике знаменуется современный глобализм и в экономической сфере. А. Панарин подчёркивает, что в экономическом отношении просвещение обеспечило переход от пере-распределительной феодальной экономики к производительной экономике рыночных предпринимателей. В этом смысле по мнению А. Панарина средневековая экономика была не национальной, а «глобальной». С одной стороны. она основывалась на военном перераспределении богатства между сильными и слабыми, победителями и побеждёнными. С другой – на ростовщическом грабеже, равнодушном к местным интересам, традициям и нормам.

Протестантский сдвиг национализировал экономику. То, что впоследствии получило название отношений социального партнёрства, имело своей предпосылкой национальное самоуважение и национальную ответственность держателей капитала. А. Панарин замечает, что экономический суверенитет массового потребителя, решающего на свободном рынке, какому товару отдать предпочтение, в чём-то сродни политическому суверенитету массового избирателя, делающего свой выбор на свободном политическом рынке.

Что же привносит в экономическую сферу современный глобализм? Глобализм, порождающий последовательную отстранённость экономической элит от местных национальных интересов сопровождается подъёмом нового ростовщичества. Как и при прежнем ростовщичестве, происходит отделение финансового капитала от производящей экономики. Спекулятивная, ростовщическая прибыль всё более вытесняет прежнюю предпринимательскую и знаменует собой господство банка над предприятием, финансов над товарным производством и в конечном итоге международной диаспоры финансовых спекулянтов над нациями, теряющими экономическую самостоятельность.

Далее А. Панарин ставит принципиальный вопрос. Являются ли отмеченные регрессивные тенденции современного глобализма совершенно стихийными и объективными, разворачивающимися независимо от человеческой воли и сознания? Ответ на него, по мнению автора. является безусловно отрицательным. Т.е. описанные выше тенденции в политике и экономике вовсе не носят характера объективных, напротив, они субъективны. Если бы это было не так, то вся неистовая пропаганда глобалистов против национального государства и национальной независимости потеряла бы всякий смысл. «Глобалисты» всеми силами стараются ослабить и дискредитировать национальное государство – именно за то, что оно мешает им осуществлять грабёж в глобальных масштабах. При этом любопытно, что всякие процедуры, связанные с отделением производительной прибыли от спекулятивно-пере-распределительной, с запретом на беспрепятственный вывоз добытого на месте капитала за границу, непременно осуждаются глобалистами от имени великих либеральных принципов невмешательства государства в экономическую и социальную жизнь. Глобалисты намеренно забывают при этом, что классический либерализм требовал этого невмешательства как раз потому, что вышедшие из средневековья государства отражали феодальный принцип силы в экономических отношениях. Несовместимый с принципом равного партнёрства. Феодальный бюрократизм покровительствовал экономически бездарным, но зато наделённые военно-политической силой и препятствовал свободному экономическому творчеству предпринимателей.

Современные «либералы» глобализма. совсем напротив, защищают не предпринимателей, а финансовых спекулянтов и подрывают позиции настоящих производителей, создающих национальное богатство.

Нужно чётко понимать, указывает Панарин. что нормальное экономическое соревнование и партнёрские отношения вырастают из производительной экономики национального типа. Если мир будет представлен множеством независимых национальных экономик, то он гораздо ближе подойдёт к либеральному идеалу отношений свободной соревновательности и партнёрства, чем в том случае, если современные глобалисты задушат в зародыше нарождающиеся национальные экономики посредством абсолютно беспрепятственного вывоза капитала за границу и разрушения местной промышленности.

Усилиями глобалистов, как указывает автор, вопреки их либеральной риторике, конструируется мир экономического и политического монополизма, в котором нормальная соревновательность и партнёрство подменены делением на расу господ (меньшинство, считающее себя тружениками, создающими все богатства на свете) и расу неприкасаемых (большинство, которых меньшинство считает иждивенцами и паразитами), на пресловутый «золотой миллиард» (англо-саксонский мир) и бесправную периферию. Глобальная стратегия элитарного меньшинства, претендующего на мировое господство, состоит в уничтожении завоеваний просвещения в странах, не принадлежащих кругу избранных. Глобализм. Опирающийся на не имеющую отечества диаспору международных финансовых спекулянтов, грозит миру откатом: в политике – от системы международного равновесия, базирующегося на принципе национальной независимости к диктатуре мировой элиты; в экономике – от производственного принципа к спекулятивно-пере-распределительному, ростовщическому.

С идеологической точки зрения наиболее важным, по мнению Панарина. является выявление истинного отношения идеологии современного глобализма к ценностям просвещения – демократии, равенству, прогрессу. Современные глобалисты всё ещё клянутся этими ценностями, но их тайный язык. Предназначенный для своих обозначает другие: новое глобальное разделение народов, делимых на избранных и изгоев, на всесильный центр и бесправную периферию. Величайшее из завоеваний христианского просвещенческого гуманизма – принцип единой общечеловеческой судьбы. единого будущего – отвергнуто современными глобалистами, которые, как полагает автор, исполнены решимости строить будущее только для избранных (для «золотого миллиарда», англо-саксонского мира) за спиной большинства обманутых и обездоленных ими народов. Западные глобалисты пекутся об одном: чтобы ресурсы всего мира стали поскорее «глобальными», то есть доступными только для избранного золотого миллиарда. То, что они называют глобальным «открытым обществом» или глобальным рынком, означает запрет «прятать» свои национальные ресурсы от несправедливой глобальной конкуренции, конечное назначение которой – передать их из рук тех, кто плохо ими пользуется, в руки более умелых.(В их понимании из рук глупого и ленивого большинства в руки умного и трудолюбивого меньшинства). Само собой разумеется, что круг этих умелых ограничивается сегодняшними победителями мирового экономического соревнования (они же – победители в «холодной войне», постепенно пытающиеся приписать себе и основную заслугу в победе во Второй мировой войне). Глобальные ресурсы для узко эгоистических интересов меньшинства – вот настоящее кредо «глобализма», о котором здесь идёт речь.

4. Америка в однополярном глобализированном мире.

Анализ социокультурного состояния и перспектив американского общества стал в настоящее время очень актуален. Он обусловлен прежде всего претензиями США на глобальную миссию в мире, связанную с радикальной переделкой мира по американскому образцу. Поэтому. как в частности отмечает А. Панарин, вопрос о том, что на самом деле несёт Америка миру. превратился в один из ключевых вопросов современности.

Соединённые Штаты были основаны эмигрантами. Как пишет М. Лернер философия американского представления о мире такова: Америка – это Новый Свет, тогда как весь остальной мире , помимо Америки – это Старый Свет. Это ставит американцев в исключительное положение, служит одновременно оправданием для изоляции Америки от мира. запутавшегося в безнадёжных раздорах, а также вмешательству в дела остального мира с целью их исправления и улучшения. Таким образом Америка воспринимается самими американцами одновременно и как нация-отшельница и как нация-освободительница всего мира (одновременно и как всемирный учитель, дающий пример и как всемирный полицейский, наказывающий за проступки).

Комплекс эмигрантского сознания до сих пор пронизывает американскую политическую культуру, подпитываясь в ходе каждой новой эмигрантской волны. Свой прежний дом так просто не покидают. Для этого нужны особые экономические, политические или идейные основания. Эмигрантское сознание полно обиды, тоски и ненависти к прошлому, а также надежд и жажды реванша. Такое сочетание обиды и ненависти к старому миру (континенту) с верой в новую обетованную землю – важнейшая особенность американского национального сознания. Не страна, возникшая рядом с другими, а новый мир,(по крайней мере воплощение его проекта) во всём противоположный старому, - такова формула американского самосознания. Развенчание культурного наследия и самой культурной памяти как таковой стало обязательным идейным принципом американского «нового общества».

Отношение современной Америки – победителя в «холодной войне» к другим культурам всё более похоже на отношение, которое первопроходцы-завоеватели продемонстрировали к туземной культуре американских индейцев. Как известно, «американская мечта» неразрывно связана с образом «отодвигающегося фронтира» - границы на западе США («диком западе»), где вплоть до 90-х г. г. Х1Х века ещё сохранялись незанятые земли. Именно здесь каждый мог начать свою судьбу с нуля, сделать самого себя. Территориальная экспансия является условием, без которого американская мораль жизненного успеха теряет свои основания. Не случайно окончание заселения свободных земель на Западном побережье совпало с решительным поворотом Америки к империализму, первой акцией которого стала война с Испанией и установление протектората над Филиппинами, Гавайями и Кубой. Тогда же была провозглашена политика «открытых дверей», обязывающая более слабые государства открываться перед американской торгово-экономической экспансией. В политике «открытых дверей» уже угадываются черты современной доктрины «глобального мира», главным компонентом которой сегодня является теория «ограниченного суверенитета». Таким образом. свою войну с суверенитетом более слабых стран США ведут уже около ста лет. Идеологическим обеспечением этой войны является компрометация чужих режимов в качестве авторитарных, тоталитарных, традиционалистских – словом, гуманитарно неполноценных.

Американская глобальная доктрина в стратегическом смысле аналогична советской. Однако имеет существенные отличия. Советский тоталитаризм основывался на жертвенной (военной) морали (которой наиболее соответствует православие с его культом святости монахов и воинов). Если рассматривать отношения тоталитарного центра с периферией в рамках советской социалистической модели, то видно, что догматическая строгость и жертвенность достигают своего максимума в центре (касаются прежде всего русского народа) и постепенно ослабляются на периферии. В рамках СССР государствообразующим этносом были русские – от них и требовалась максимальная жертвенность. Это касалось не только таких экстремальных случаев как война или стихийные бедствия – но и повседневности. Известно, что в СССР в качестве экономических доноров выступали преимущественно российские регионы, уровень жизни в которых был ниже, чем во многих «национальных окраинах». Эта же логика распространялась на отношения СССР с державами-сателлитами.

Совершенно другую логику мы наблюдаем в рамках американской империи. Здесь действует принцип, свойственный Древнему Риму – принцип «привилегированного центра»: гражданин США, как некогда римский гражданин, обладает преимущественным правом в сравнении с гражданами стран-сателлитов.

Второе отличие состоит в идеологии. Своё вмешательство в дела других стран СССР обосновывал с помощью доктрины пролетарского интернационализма. Пролетарии не имеют отечества – в местах проживания их угнетают буржуазные правители (причём угнетённых, эксплуатируемых большинство, а эксплуататоров угнетателей меньшинство), следовательно, подлинное отечество пролетария любой национальности имеют в лице СССР как великого пролетарского государства (основателем которого был гениальный вождь мирового пролетариата Ленин).

Американская глобальная доктрина в стратегическом смысле аналогична советской. Только здесь уже не классовая принадлежность противопоставляется национальной лояльности и патриотизму, а сама природа так называемого «естественного человека» (стремящегося к свободе и счастью, понимаемому прежде всего как личное материальное благополучие). «Естественный человек» всюду одинаков – он олицетворение «разумного эгоизма», противостоящего любой национальной культурной и исторической традиции и любой государственности. Поскольку возникшие на пустом месте Соединённые Штаты Америки являют собой чистое воплощение «естественного человека», то они становятся родиной всех «разумных эгоистов», где бы они ни проживали. Все политические режимы, кроме американского, признаются искусственными, порочными, поскольку требуют от своих граждан подчинения индивидуальных интересов общему благу (которого в действительности не существует, поскольку у каждого своя судьба) и других видов жертвенности, которые несовместимы с «разумным эгоизмом» (т.е. готовностью жертвовать только ради своих интересов, выгоды). При этом подразумевается, что большинство потенциально является эксплуататорами и угнетателями креативного, талантливого и трудолюбивого меньшинства. Т.е. прямо противоположно советской доктрине.

Как пишет один из стратегов американской мировой гегемонии З. Бжезинский. «впервые в истории не-евразийская держава стала не только главным арбитром в отношениях между европейскими государствами, но и самой могущественной державой мира».

Прежде завоеватели отличались от Америки двумя чертами.

Во-первых, они не ссылались на демократические принципы, то есть не морочили голову мировой общественности. Во-вторых, они были завоевателями, которые предполагали жить на завоёванной территории.

В случае американского завоевания Евразии имеет место с одной стороны беспрецедентное вероломство, когда страна победила не силой оружия, а силой демократических лозунгов, которые тут же сама отбросила, как только дело было сделано. С другой стороны – с двойными стандартами завоевателя, для которого Евразия – не место жительства, о качестве которого стоит заботится, а всего лишь резервуар ресурсов и свалка отходов.

Американская модель «общества массового благосостояния» начинает выступать не как универсальная, а, напротив, как исключительная.

Как пишет И. Валлерстайн по мере того как мы будем уходить от ущемления прав внутри государства, под угрозой окажется равноправие на мировом уровне. Возможно, что впервые в истории Америка перестанет быть полу рабской и полусвободной. В то же время весь остальной мир окажется в ещё более выраженной форме поделён на свободную и рабскую половины. Если с 1945 по 1990 год для поддержания высокого уровня доходов 10% американского населения приходилось усиливать эксплуатацию других 50%, вообразите, что понадобится для поддержания 90% американского населения на довольно высоком уровне дохода! Потребуется ещё большая эксплуатация, и это наверняка будет эксплуатация народов «третьего мира».

Итак, «пределы роста» открывают нечто совершенно неожиданное с точки зрения стандартов либерально-демократического мышления. Именно: чтобы оставаться внутри себя демократическим открытым и процветающим обществом, подтверждающим ожидания морали успеха, США неизбежно предстоит превратиться в завоевательное империалистическое общество, готовое прибрать к рукам (захватить) ресурсы остального мира, а сопротивление последнего подавить силой. Это возвращает историю Запада (западной цивилизации) к старой модели императорского Рима, который мог выполнять обещания перед своим народом и гасить его недовольство только путём новых имперских захватов и переделов мира. Именно поэтому окончание «холодной войны». вместо того чтобы стать основанием демилитаризации Америки и отказа от силовых методов в политике, стало отправной точкой глобального проекта овладения миром.

Существует ещё один важный аспект проблемы американской глобальной гегемонии. На него также указывает в своих работах российский обществовед А. Панарин. Это так называемый «еврейский вопрос». Сегодня. Как отмечает Панарин, евреи фанатично возлюбили Америку. Разговор с современным еврейским интеллектуалом почти всегда кончается восхвалением американской миссии в мире. Любые сомнения в американском праве организовывать мировой порядок воспринимаются столь враждебно, что невольно напрашивается мысль о том, что сегодня именно США стали «землёй обетованной» для еврейства. Евреи, как полагает автор, поверили Америке дважды. Во-первых, в том, что она на самом деле олицетворяет собой идеал «открытого общества», свободного от любых предрассудков, в том числе национальных и расовых. Во-вторых, в том, что только американские планы управления миром являются реальными и действительно осуществимыми. Все остальные пути развития мирового сообщества либо обрекают человечество на хаос, либо на установление тоталитарной диктатуры. Другими словами, либо мировой порядок по-американски, либо хаос, либо диктатура. С еврейской точки зрения дело выглядит так, что практически весь не западный мир – это «царство зла» и превратить его в землю обетованную невозможно. Надеяться на то, что некие абстрактные силы прогресса сами по себе приведут человечество к счастливому будущему не приходится. Единственный выход – возложить на Америку миссию демократического контроля над всей остальной не демократической частью планеты. Американское присутствие становится в таком случае гарантией существования евреев в этом враждебном для них мире. Соответственно все те силы на местах, которые сопротивляются установлению американского мирового контроля, воспринимаются одновременно и как враги Америки и как враги евреев – злобное красно-коричневое паразитарное большинство.

Такая позиция еврейских интеллектуалов, по мнению Панарина, таит в себе огромную опасность для будущего еврейского народа. Автор указывает на три возможных сценария развития событий.



  1. Если представить, что евреи в большинстве стран, которые оказывают сопротивление имперским притязаниям США, обретают в глазах местного населения стойкую репутацию пособников Америки и при этом американские планы мирового господства терпят провал, то нетрудно вообразить его последствия и для евреев.

  2. Если допустить, что американское завоевание успешно осуществится, то возникает вопрос, достаточным ли окажется американский контроль. Чтобы на всей завоёванной «периферии мира» быстро и эффективно подавлять антиеврейские акции местного населения.

  3. Нельзя исключить. Что Америка в случае своего успеха для закрепления власти на местах в манипулятивных целях сама начнёт использовать антиеврейские настроения, делая из евреев своеобразных «козлов отпущения» и переадресуя на них враждебность местного населения по отношению к Америке и её политике.

Логика самосохранения, по мнению А. Панарина, должна подсказывать, что для евреев гораздо предпочтительнее оставаться лояльными по отношению к тем странам, в которых они проживают в виде диаспор и не приносить интересы этих стран в жертву возможному американскому мировому господству.

5. Россия в глобальном процессе.

С выходом на международную арену в качестве самостоятельного государства Россия столкнулась с необходимостью определения своего места в современном мире. Как правопреемница СССР она является постоянным членом Совета Безопасности ООН. Россия обладает одним из крупнейших в мире ядерным потенциалом, что также оказывает влияние на её место и роль в мировом сообществе.

Россия – самое крупное по территории и седьмое по численности населения государство в мире. Находясь на стыке Европы и Азии, она занимает уникальную геополитическую позицию. Россия располагает большими запасами природных ресурсов, имеет весьма высокий научно-технический потенциал.

В то же время с распадом СССР перед Россией возникло немало сложных проблем. занимая около 80% территории бывшего Советского Союза, российская Федерация насчитывает немногим более 50% его населения. Она оказалась отделенной от Европы новыми государствами, бывшими советскими республиками, потеряла ряд стратегических портов на Балтике и Чёрном море, у неё вообще стало меньше непосредственных выходов к морям. Эти геополитические изменения существенно усложняют решение внешнеполитических задач российского государства.

Сохраняющая значительную часть ядерного потенциала бывшего СССР, но ослабленная в геополитическом и демографическом отношении, испытывая многочисленные трудности внутреннего развития, Россия уже не может играть глобальную роль сверхдержавы, оказывающей решающее воздействие на ход мировых процессов. Следует отметить, что утрата статуса сверхдержавы вызывает болезненную реакцию российского общественного мнения. Так, по данным РОМИР, в январе 2000 г. среди ответов на вопрос: «Что Вы ожидаете от президента, за которого будете голосовать?» на третьем месте по значимости оказалось мнение – «вернуть статус великой державы». Примечательно, что данный ответ был выбран при наличии множества других проблем: военные действия в Чечне, экономические проблемы, социальное положение и т.д.

По мнению большинства социологов и политологов, России в настоящее время необходим реализм в оценке своих возможностей и определении внешнеполитических приоритетов. Среди таких приоритетов выделяют прежде всего, отношения со странами «ближнего зарубежья» - бывшими советскими республиками, ставшими независимыми государствами.

Постсоветское геополитическое пространство – особая зона в системе международных отношений, которой присущи подвижность, незавершённость процессов, обусловленных сложным сочетанием национальных и региональных факторов. Институционализация этого нового геополитического пространства проходила непросто, принимая порой противоречивый характер. Первоначально Содружество независимых государств (СНГ) рассматривалось многими политиками как временное образование, как инструмент «цивилизованного развода», а не как основа для новой интеграции. Действительно. в первое время после распада СССР преобладали дезинтеграционные процессы. Явно несостоятельными оказались планы создания эффективного межгосударственного объединения с единой валютой, прозрачными внутренними границами, скоординированной налоговой и таможенной политикой, совместным контролем внешних рубежей и т.д. Каждое государство СНГ стремилось самостоятельно войти в мировое сообщество, добиваясь западных кредитов и привлекая иностранные инвестиции в национальную экономику. При этом не всём постсоветском пространстве множились противоречия и конфликты, связанные с дележом имущества и долгов, выводом войск. Уточнения государственных границ, принадлежности территорий и т.д.

Определённый перелом в отношениях между Россией и большинством новых независимых государств, возникших после распада СССР, произошёл в 1993 г., когда всё больше стали осознаваться разрушительные последствия самоизоляции по отношению друг к другу. 22 января 1993 г. состоялась важная встреча лидеров стран СНГ в Минске, в ходе которой были приняты решения о рублёвой зоне, учреждении межгосударственного банка, подписан ряд документов. В мае 1993 г. в Москве была подписана декларация об образовании Экономического союза. В июле 1993 г. главы правительств России, Украины и Беларуси выступили с совместным заявлением о необходимости углубления экономической интеграции на основе развития рыночных отношений. В этот же период расширился состав СНГ, куда вступили Азербайджан и Грузия, а затем и Молдова.

В последние годы политика России в отношении стран «ближнего зарубежья» стала более прагматичной и целенаправленной. Качественные сдвиги произошли в российско-украинских отношениях. Прежде всего удалось урегулировать ряд спорных вопросов, существовавших между Москвой и Киевом. Во время встречи двух президентов – В. Путина и Л. Кучмы – 16 октября 200 г. в Сочи был достигнут определённый компромисс по вопросам украинских долгов и поставок нефти и газа. Украина согласилась официально признать свои долги и дать гарантии в их погашении. В обмен она получила некоторые льготы при возмещении долга и оплате поставок нефти и газа.

В настоящее время России также удалось стабилизировать отношения и с другими членами СНГ. В результате наметилась тенденция к оживлению интеграционных процессов на постсоветском пространстве. В октябре 2000 г. в столице Казахстана Астане во время встречи лидеров ряда стран СНГ было принято решение о создании Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). Членами этой организации стали Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан. В марте 2002 г. в Санкт-Петербурге состоялось второе заседание Межпарламентской ассамблеи ЕврАзЭС, на котором было рассмотрено более 20 вопросов, важнейший из которых – «О проекте Договора об Основах законодательства Евразийского экономического сообщества». Парламентарии приняли программу законотворческой деятельности до 2005 г. На заседании рассматривался вопрос о выработке единой позиции по взаимодействию со Всемирной торговой организацией (ВТО). Участники межпарламентской ассамблеи пришли к общему мнению, что переговорный процесс по вступлению в ВТО может быть ускорен, если синхронизировать реформы в области таможенного, валютного, внешнеторгового законодательства. В частности, предлагалось введение единого таможенного тарифа, а также создание совместной таможенной охраны внешних границ и уничтожение внутренних границ.

С началом антитеррористической операции в Афганистане и размещением воинских контингентов из США и Западной Европы в Центральной Азии Россия и другие члены СНГ активизировали свою деятельность по созданию коллективной системы безопасности на пространстве Содружества. В марте 2002 г. в Москве состоялось заседание Комитета начальников штабов Вооружённых сил государств-членов СНГ. В центре внимания участников заседания находились вопросы дальнейшего совершенствования региональных систем безопасности и функционирования сил быстрого реагирования в Центрально-Азиатском регионе.

Несмотря на определённые сдвиги в отношениях России со странами «ближнего зарубежья», здесь и сегодня сохраняется немало проблем. По-прежнему актуальной внешнеполитической проблемой остаётся защита прав 25 млн. этнических русских, оказавшихся против своей воли иммигрантами в новых суверенных государствах. Особую остроту этот вопрос приобрёл в странах Балтии, в которых принят целый ряд дискриминационных законов в отношении русскоязычного населения. Не снята угроза дестабилизации обстановки в Северо-Кавказском и Закавказском регионах. Высокий конфликтный потенциал сохраняется в Центрально-Азиатском регионе, где действуют радикально настроенные исламистские группировки. К этому необходимо добавить и тлеющий приднестровский конфликт. Всё это существенно тормозит развитие процессов в направлении реинтеграции постсоветского пространства, его превращения в самостоятельную систему международных отношений.

Не просто складывались отношения России и со странами «дальнего зарубежья». После распада СССР и окончания «холодной войны» российское руководство провозгласило курс на установление партнёрских и союзнических отношений с Западом и, в первую очередь, с США. Однако вскоре выяснилось, что интересы России и западных стран далеко не во всём совпадают. Затрагивало безопасность России расширение военно-политического блока НАТО на Восток, его выход непосредственно к границам СНГ. Проблемой для России стало вытеснение её с мировых рынков оружия. Так. В 1993 г. между Россией и США возник конфликт по поводу поставки Индии российских криогенных двигателей и технологии их изготовления. Серьёзный ущерб экономическим интересам России наносили санкции мирового сообщества против таких стран как Югославия, Ирак и Ливия. Сказывалась на внешней политике России и проблема её долгов ведущим державам мира. Всё это заставляло российское руководство корректировать внешнеполитический курс, вести непростой диалог со многими странами мирового сообщества.

На этом пути России удалось добиться определённых результатов. С июня 1997 г. она регулярно участвует в ежегодных встречах «большой семёрки» (теперь «восьмёрки») – ведущих мировых держав, координирующих свою политику. Россия была принята в такие авторитетные международные организации, как «Парижский клуб кредиторов» и «Лондонский клуб», занимающиеся урегулированием вопросов внешней задолженности. Стала Россия и членом Совета Европы – консультативной политической организации, координирующей деятельность европейских государств по вопросам прав человека, экономики, разоружения, образования, охраны природы, туризма.

Начиная с 2000 г. Россия взяла курс на постепенное «размораживание» отношений с НАТО, приостановленных после развязывания военных действий в Югославии. В «Концепции внешней политики РФ». Утверждённой Президентом в июле 2000 г., подчёркивается, что Россия исходит из важности сотрудничества с НАТО в интересах поддержания безопасности и стабильности на континенте и открыта для конструктивного взаимодействия.

Качественно новый этап в развитии отношений России с Западом наступил после событий 11 сентября 2001 г., связанных с террористическими актами в США. Российское руководство сразу же заявило о своей поддержке США и провозгласило курс на тесное сотрудничество с Западом. Системное оформление этот курс получил в ходе визита Президента РФ в Вашингтон и встреч с лидерами ведущих европейских держав.

Поворот внешнеполитического курса вызвал неоднозначную реакцию российской политической элиты, часть которой заговорила о «неоправданных уступках» Вашингтону, о недопустимости нахождения американцев в «российской зоне влияния» в Центральной Азии и т.д. С другой стороны, новый внешнеполитический курс России подвергается сегодня испытанию на международной арене (решение США выйти из Договора по ПРО, новая доктрина Буша, чеченская проблема, договорённости между рядом западных стран и государств Центральной Азии относительно их возможного дальнейшего военного и экономического сотрудничества). По мнению аналитиков и экспертов, многое в настоящее время будет зависеть от того, сумеет ли Россия решить свои внутренние проблемы, прежде всего экономические. Именно экономика страны сегодня становится ключевым фактором национальной стратегии выживания, главным показателем эффективности того или иного курса в мировой политике.



Вопросы к тексту «Парадоксы и противоречия глобализации. Россия в глобальном процессе.

Стр. 1 Вопрос 1. Что представляет собой в наиболее общем виде процесс глобализации?

Стр. 1 -3 Вопрос 2. В каких основных тенденциях находит своё отражение современная глобализация?

Стр. 3 Вопрос 3. Что такое глобальные проблемы современности?

Стр. 4 Вопрос 4. В чём сущность глобальных социально-политических проблем?

Стр. 5 Вопрос 5. В чём сущность глобальных социально-экономических проблем?

Стр. 6 Вопрос 6. В чём сущность социально-экологических проблем?

Стр. 7 Вопрос 7. Как проявляют себя современные глобальные социально-гуманитарные проблемы?

Стр. 8 Вопрос 8. В чём сущность теории мировой системы, разработанная американским исследователем И. Валлерстайном?

Стр. 9-10 Вопрос 9. Какие основные 10 параметров характеризуют различия между основными тремя типами обществ, согласно концепции Д. Белла?

Стр. 11 Вопрос 10. В чём сущность современного глобализма согласно теории А. Панарина?

Стр. 11-13 Вопрос 11. Какие тенденции, согласно А. Панарину, обнаруживает современная мировая властная, экономическая и интеллектуальная элита?



Стр. 14-19 Вопрос 12. Какова роль США в современном однополярном глобализированном мире, согласно теории А. Панарина?

Стр. 19-22 Вопрос 13. Какова роль России в современном мире какие проблемы в связи с этим ей приходится решать?
Каталог: ~nemtsov -> fileman -> download
download -> Социальные и гуманитарные предпосылки кризисных явлений в мировом и российском высшем образовании
download -> Братусь Б. С. Основные подходы к дихотомии «норма» и «патология». Из книги Аномалии личности
download -> А. Климов Православный социализм и западный капитализм. Национальные интересы 2009 №2
download -> Социальная стратификация
download -> Н. А. Бердяев Истоки и смысл русского коммунизма. 1937 г
download -> Тесты по модулям по курсу «Культурология»
download -> Традиционный и инновационный типы цивилизации по Баевой Л. В. и М. Логинову «Обложка» Эхо
download -> А. Дугин Германский, французский, английский логос
download -> Гюстав Лебон (1841-1931) Психология социализма. 1898 г
download -> А. Горохов Человеческая жизнь: самостоятельная ценность или экономическая категория? Россия хх1 2007 №1 с. 85-109


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница