Особенности структуры материнства у беременных женщин с разным типом полоролевой идентичности



Скачать 128.97 Kb.
Дата20.05.2018
Размер128.97 Kb.

Кочарян А.С., Кожина М.Ю. Особенности структуры материнства у беременных женщин с разным типом полоролевой идентичности // Вісник Харківського національного університету імені В.Н. Каразіна. Серія: «Психологія». – 2010. – №902. – Вип. 43. – С.104-107.
УДК 159.922.1-055.26

Особенности структуры материнства у беременных женщин с разным типом полоролевой идентичности

Кочарян А.С., Кожина М.Ю.

Харьковский национальный университет имени В.Н. Каразина
Социально – психологические исследования свидетельствуют о том, что современные молодые люди крайне мало ориентированы на выполнение материнских ролей. Функции матери не занимают центрального места в самосознании современной женщиныё[4]. В современных условиях, когда возросла социальная нагрузка на женщину, ей стало значительно сложнее, чем раньше, сочетать трудовую, общественно- полезную деятельность и материнство, это сочетание всё больше приобретает социальный характер. Помимо возникновения потребности в повышении родительской компетентности, происходит осознание недостаточности в эмоциональных переживаниях, неготовности к возникновению материнских чувств. Возможность гармоничного сочетания женщиной профессиональных и семейных ролей в значительной мере определяют её практической готовностью к семейной жизни и материнству.

Ключевые слова: готовность к материнству; гендерная идентичность; диффузная идентичность; гендерная идентичность по типу «мораторий»; преждевременная идентичность; психологический компонент гестационной доминанты (ПКгД).

Сучасні соціально - психологічні дослідження свідчать про те, що сучасні молоді люди вкрай мало орієнтовані на виконання материнських ролей. Функції матері не займають центрального місця у самосвідомості сучасної жінки[4]. У сучасних умовах, коли зросла соціальне навантаження на жінку, їй стало значно складніше, ніж раніше, поєднувати трудову, суспільно-корисну діяльність і материнство, це поєднання все більше набуває соціальний характер. Можливість гармонійного поєднання жінкою професійних і сімейних ролей в певній мірі визначаються її практичною готовністю до сімейного життя і материнства.

Ключові слова: готовність до материнства; гендерна ідентичність; дифузна ідентичність; гендерна ідентичність за типом «мораторій»; передчасна ідентичність; психологічний компонент гестаційної домінанти (ПКгД).

Modern social - psychological studies show that modern young people not focus on implementation of maternal and parental roles. Features mother does not occupy a central place in the consciousness of modern women - this disturbing fact observe many domestic and foreign scientists [4]. In modern conditions, when increased social pressure on women, it was much harder than before, to combine work, general utility work and motherhood, this combination is more social.

Keywords: willingness to motherhood; gender identity, diffuse identity, gender identity type «moratorium»; premature identity, the psychological component of gestational dominant (Pcgd).

Актуальность психологического изучения материнства обусловлена остротой демографических проблем, связанных с падением рождаемости, огромным числом распадающихся семей, с увеличением числа детей-сирот при живых родителях, с ростом числа случаев жестокого обращения с ребенком, увеличением случав инфантицида и девиантного материнского поведения, и не разработанностью программ социальной и психологической помощи семье и в первую очередь женщине [1].

Психологическая готовность к материнству (ПГМ) трактуется как способность матери обеспечивать адекватные условия для развития ребенка, проявляющаяся в определенном типе материнского отношения [3] и как специфическое личностное образование, стержневой образующей которого является субъектная ориентация в отношении к ребенку [7].

Центральным механизмом в процессе формирования ПГМ является изменение отношения женщины к материнству, наделение субъективного содержания материнства новым смыслом.

В онтогенетическом развитии психологической готовности к деятельности можно выделить взаимосвязанные периоды: латентный, сензитивный, актуальный; психологическая готовность представляет собой системное образование; это сложное интегральное психологическое образование, отражающее общую направленность личности; психологическая готовность формируется на основе внутренней позиции личности; это динамическое образование, функционирующее на разных уровнях включенности субъекта во взаимодействие с окружающей действительностью.

Выделены следующие факторы в определении психологической готовности к материнству: доброжелательное отношение женщины к ребенку, готовность создать для ребенка оптимальные условия развития, положительное отношение женщины к идеи родоразрешения через естественные родовые пути, уверенности в своих способностях, умение управлять собой и своими эмоциями [7]. На основе теоретического анализа литературы определена структура и содержание компонентов ПГМ: потребностно-ценностного, эмоционально-волевого, духовного, когнитивного.

В комплексных исследованиях состояния женщины во время беременности, связанные с успешностью ее адаптации к материнству и обеспечением адекватных условий для развития ребенка, учитываются разнообразные факторы: личностные особенности, история жизни, адаптация к супружеству, особенности личностной адаптации как свойство личности, удовлетворенность эмоциональными взаимоотношениями со своей матерью, модель материнства своей матери, культурные, социальные и семейные особенности, физическое и психическое здоровье.

В психологических аспектах материнства выделяются такие периоды: беременность, младенчество, школьный возраст [5]. С позиций анализа беременности как условия развития ребенка для дальнейшего исследования брались особенности психического состояния женщины в беременности, влияющие на развитие ребенка.

Всё чаще родители в преддверии рождения ребёнка оказываются неосведомлёнными об элементарных особенностях развития ребёнка и своих функциях в уходе за ним. Кроме того, уменьшение количества детей ведёт к тому, что часто первый младенец, с которым встречается женщина, став матерью, - это её собственный ребёнок. В этих условиях помимо возникновения потребности в повышении родительской компетентности, происходит осознание недостаточности в эмоциональных переживаниях, неготовности к возникновению материнских чувств [11].

Все это происходит в условиях, когда наблюдается существенное падение рождаемости и резкое ухудшение физического и психического здоровья новорожденных [9]. Основной причиной этого является изменение отношения к ролям женщины и матери в обществе, обусловленное идеологическими и социально-экономическими трансформациями в постсоветский период [1]. В результате этого гендерное равенство зачастую принимает искаженные формы, которые приводят к нарушению структуры семьи, детско-родительских отношений, процесса полоролевой социализации [10, 12]. Материнство в современном обществепсихологически обесценивается и отходит на «задний план» в сравнении с материальными ценностями или ценностями социального успеха. Игнорирование этих вопросов приводит к проблеме психологической неготовности к материнству [7].

В современной психологии личности и психотерапевтически ориентированных направлениях материнство изучается в аспекте удовлетворенности женщины своей материнской ролью, как стадия личностной и половой идентификации [13]. В рамках этого направления можно выделить следующие аспекты. Материнство как стадия половозрастной и личностной идентификации: в исследованиях этого направления материнство анализируется с точки зрения личностного развития женщины, психологических и физиологических особенностей разных периодов репродуктивного цикла (в отличие от других периодов жизни) и т.п. Одной из наиболее важных фаз считается беременность, которая рассматривается как критический период жизни женщины, стадия полоролевой идентификации, особая ситуация для адаптации. В этот период актуализируются неизжитые детские психологические проблемы, личностные конфликты, проблемы во взаимодействии со своей матерью, в переживаниях беременности играют роль особенности модели материнства своей матери, адаптация к супружеству и т.п. В динамике личностных изменений отмечается инфантилизация, обострение внугриличностных конфликтов, повышение зависимости, уровня тревожности. Беременность понимается как острый переходный период, который нередко сопровождается кризисными переживаниями [13].

В ходе беременности существенно изменяются сознание женщины и ее взаимоотношения с миром. Необходимой является перемена образа жизни, вживание в роль «матери». Для многих женщин исход беременности и родов может быть громадным сдвигом к подлинной зрелости и возрастанию самоуважения, для других, наоборот, это может быть патологическим разрешением потенциально нагруженных чувством вины ранних материнско-детских отношений. Беременность можно считать критической точкой в развитии женской идентичности [13].

Проблематизация. В психологии готовность к материнству рассматривается как комплексное образование в полоролевой сфере личности. Полоролевая идентичность возникает на базе половой идентичности и включает в себя гендерные роли и, связанные с ними, модели социального поведения. Кроме того, она включает в себя ряд связанных с ролями женских качеств, которые девочка должна освоить. Принятие и освоение девочкой этих ролей и качеств определяет структуру полоролевой идентичности, с которой, в дальнейшем, соотносятся самосознание личности и характер ее поведения [13]. В этом смысле роль матери встроена в систему других женских ролей. В зависимости от своего места она может по-разному присутствовать в жизни женщины.

Целью исследования работы являлось выявление особенностей структуры материнства у беременных женщин с разным типом полоролевой идентичности.

Исходя из цели, были поставлены следующие задачи исследования:

1) изучить типы гендерной идентичности у беременных женщин;

2) определить особенности субъективных представлений о будущих взаимоотношениях с ребенком у беременных женщин.

Результаты исследования и их обсуждение. Для решения поставленных задач использовались следующие методы: методика изучения гендерной идентичности (МИГИ) и модифицированный проективный метод «Рисунок матери с ребенком» .

Исследование проводилось на выборке общим объемом 60 человек, которую составили беременные женщины, нходившиеся на наблюдении в женской консультации Харьковского родильного дома №6 и Шевченковской ЦРБ.

В результате применения методики МИГИ было сформировано 3 группы:

- 1 группа беременных женщин с преждевременной идентичностью (12 человек),

- 2 группа беременных женщин с диффузной идентичностью (31 человек),

- 3 группа беременных с выраженным типом гендерной идентичности мораторий (15 человек).

Достигнутая позитивная идентичность и псевдопозитивная идентичность была выявлена только у одного человека или у 1,7% матерей, эти результаты мы не использовали при дальнейшей обработки.

Как видим с таблицы, у большинства женщин выявлен диффузный тип гендерной идентичности (51,2%). Их можно охарактеризовать как личностей, не имеющих прочных целей, ценностей и убеждений и попыток их активно сформировать. Женщины с «диффузной идентичностью» могут вступить в стадию «моратория» и затем перейти к «зрелой идентичности». Но они могут также навсегда остаться на уровне «преждевременной идентичности», отказавшись от активного выбора и самоопределения, или пойти по пути диффузии. Женщинам свойственны следующие черты: средняя степень неудовлетворенности собой и своими возможностями, сомнение в способности вызвать у других уважение; сомнение в ценности собственной личности, отстраненность, граничащая с безразличием к собственному «Я», потеря интереса к своему собственному миру; ригидность Я-концепции – нежелание меняться на фоне общего положительного отношения к себе; представление о том, что твоя личность, характер и деятельность способны вызвать презрение, непонимание, осуждение; наличие внутренних конфликтов личности, сомнений, несогласий с собой, заниженная самооценка, что приводит к сомнениям в своей способности что-то изменить или предпринять; самообвинение, готовность поставить себе в вину свои промахи и неудачи, собственные недостатки ярко выражены.

У женщин с диффузным типом гендерной идентичности нарушены хронотопы – в будущем и настоящем существует на неосознанном уровне неопределенность ситуации, бессознательно прошлое как бы «оказывает давление» на настоящее и будущее. Обострено осознание отчужденности.

В стиле общения и межличностных отношениях у этих женщин отсутствует психологическая интимность, глубина и взаимность межличностных отношений, женщины, как правило, не выходят за пределы стереотипных контактов, некоторых из них можно назвать изолированными. Что также предполагает отсутствие близких отношений и с будущим ребенком, предполагает низкую готовность к материнству.

Выявлено 20% женщин с преждевременным типом гендерной идентичности. Этих женщин можно охарактеризовать, как авторитарных с низкой самостоятельностью, им свойственнен низкий уровень тревожности. Можно сказать, что эти женщины вообще не делали независимых жизненных выборов, идентичность у них не осознается, скорее это вариант навязанной идентичности. Психологическая интимность, глубина и взаимность межличностных отношений наблюдаютя в этой группе женщин лишь в отдельных случаях. Как правило, они не выходят за пределы стереотипных контактов, что говорит о формировании такого же типа отношений и с будущим ребенком, что подразумевает низкую готовность к материнству.

У 25% женщин установлена гендерная идентичность по типу «мораторий» . Про них можно сказать, что они находится в состоянии кризиса идентичности и активно пытаются разрешить его, пробуя различные варианты. Можно предположить наличие у этих женщин высокого уровня тревожности. У них присутствуют более сложные и дифференцированные культурные интересы, развита рефлексия, что характеризует их, как более чувственных и эмпатичных матерей. К тому же, им характерна наибольшая психологическая интимность, глубина и взаимность межличностных отношений по сравнению с женщинами с другими типами гендерной идентичности. Что предполагает у них формирование близкого контакта с будущим ребенком и высокую готовность к материнству [11].

Для выявления эмоционального наполнения материнской роли и будущего взаимодействия в системе «мать – ребенок» нами использовалась модифицированная проективная методика «рисунок матери с ребенком».

Выявлены определенные закономерности у беременных женщин с разной гендерной идентичностью: у женщин с преждевременной и с диффузной идентичностью присутствует тревога, связанная с представлением будущих взаимоотношений с ребенком, и уход от этой ситуации, неспособность принять роль матери, что обуславливается наличием в этих группах женщин символических рисунков и схематических рисунков. Изображением женщины в подростковом возрасте также говорит об идентификации себя с ролью ребенка и неготовность быть матерью. У женщин с гендерной идентичностью по типу «мораторий» изображалась зрелая мать.

В первых двух группах на рисунке изображалась только матеть, оба родителя изображались реже, что говорит о неполном представлении семейной ситуации, несформированность роли супруги, об возможных страхах, связанных с семейной ситуацией. В группе 1 и в группе 2 был нарисован один ребенок, мать отсутствовала, контакт с ребенком был опосредован, что также указывает на страхи и тревогу женщин, связанную с будущим ребенком и отношением к нему, неготовность принять роль матери. У женщин с гендерной идентичностью по типу «мораторий» формируются более теплые и близкие отношения к будущему ребенку,его принятие, что предполагает высокую готовность к материнству.

Выводы:


1. Готовность к материнству корреспондирует с типом гендерной идентичности. Так, для женщин с преждевременной и диффузной идентичностью характерны низкая готовность к материнству, что связано с их инфантилизмом, недостаточная сформированность ценностной сферы, наличие внутриличностных конфликтов, которые переносятся на отношение к будущему ребенку. У беременных женщины с гендерной идентичностью по типу «мораторий», несмотря на выявленный кризис идентичности и высокий уровень тревожности, выявлена высокая готовность к материнству, что может быть объяснено более развитой рефлексивностью и способностью к установлению глубоких, интимных отношений.

2. В рисунках женщин с преждевременной и диффузной идентичностью изображался только ребенок, мать отсутствовала, контакт с ребенком был опосредован, это указывает на страхи и тревогу женщин, связанную с будущим ребенком и отношением к нему, неготовность принять роль матери. У женщин с гендерной идентичностью по типу «мораторий» формируются более теплые и близкие отношения к будущему ребенку, принятие ребенка, что предполагает высокую готовность к материнству.

Перспективы дальнейшего исследования связаны с необходимостью разработки методов диагностики и критериев оценки получаемых данных, основываясь на которых можно прогнозировать особенности протекания беременности, психологическую готовность женщины быть матерью, и строить индивидуально ориентированную психологическую помощь.

Литература:

1. Алексеева А.В. Трансформация семейных ролей мужчины и женщины в современном украинском обществе // Семейная психология и семейная терапия. – 2003 – №4.

2. Бендас Т.В. Гендерная психология: Учебное пособие – СПб.: Питер, 2005. – 431 с.

3.Брутман В.И., Радионова М.С. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности // Вопросы психологии. – 1997. - №6. – с.38-47.

4.Джонсон Р.А. Она. Глубинные аспекты женской психологии. М., 1996. – 187 с.

5.Копыл О. А., Баз Л. Л., Баженова О. В. Готовность к материнству, выделение факторов и условий психологического риска для будущего развития ребенка // Синапс. 1993. № 4. С. 35-42.

6.Кочарян А.С. Личность и половая роль. - Харьков: «Основа», 1996.- 127 с.

7.Мещерякова С.Ю, Авдеева Н.Н., Ганошенко Н.И. Изучение психологической готовности к материнству как фактора развития последующих взаимоотношений ребенка и матери // Соросовские лауреаты: Философия. Психология. Социология. М., 1996.

8.Пайнз Д. Беременность и материнство // Учебное пособие по психологии материнства. Для факультетов: психологических, медицинстких и социальной работи / Под ред. Д.Я. Райгородского – Самара: Издательский Дом БАХРАХ-М, 2003.-784с.

9. Овчарова Р.В. Родительство как психологический феномен: учебное пособие. - М.: Московский психо - социальный институт,2006г – 496с.

10. Олиферович Н.И. Психология семейных кризисов / Олиферович Н.И., Зинкевич- Куземкина Т.А., Велента Т.Ф. – СПб.: Речь, 2006г.-360с.

11. Филиппова Г.Г. Психология материнства: Учебное пособие – М.: Изд-во Ин-та психотерапии, 2002. – 239с.

12. Чодороу Н. Воспроизводство материнства: Психоанализ и социология гендера/ Пер. с англ.-М.: “Росийская политическая энциклопедия” (РОССПЭН), 2006.-496с.



13. Шнейдер Л.Б. Личностная, гендерная и профессиональная идентичность: теория и методы диагностики – М.: Московский психол. социальный институт, 2007. – 128с.

14. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. – СПб.: Издательство «питер», 1999. – 656 с.
Каталог: bitstream -> 123456789
123456789 -> Методы научного познания
123456789 -> Ввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввв
123456789 -> Учебная программа по дисциплине «Основы психологии и педагогики»
123456789 -> Национальная идентичность в социально-конструктивистской перспективе а. Л. Ластовский
123456789 -> Методические рекомендации для студентов факультета «Социальный менеджмент»
123456789 -> Средств массовой информации
123456789 -> Конфликт разума и чувств в комедии а. С. Грибоедова «горе от ума»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница