Особенности общения в молодежной сфере



Скачать 329.01 Kb.
страница1/4
Дата10.05.2018
Размер329.01 Kb.
ТипОтчет
  1   2   3   4

Особенности общения в молодежной сфере
Переходные процессы, начавшиеся в конце 80-х годов, востребовали новый уровень социализации молодежи, связанный с включением ее в совершенно не свойственные предыдущим поколениям общественно-экономические отношения, новые ценности. В этих условиях более отчетливо обозначается проблема роли молодежи как субъекта перемен. Личность здесь рассматривается не только и не столько как продукт, сколько как субъект свободной деятельности.

Человек – существо социальное. Включенность личности в общественные отношения обуславливает тезис о первостепенной роли социального общения в этом процессе. Подростковый возраст традиционно считается самым трудным в воспитательном отношении. Чаще всего трудности подросткового возраста связывают с половым созреванием. В решении сложных задач воспитания личности значительная роль принадлежит изучению умения личности общаться. На наш взгляд, развитие организаторских и коммуникативных качеств очень важно именно в подростковом возрасте. В подростковом возрасте наблюдается высокая потребность в общении среди подростков, наряду с низкими коммуникативными и организаторскими навыками. Поэтому, для того чтобы в будущем личность была всесторонне развита, необходимо развивать навыки общения.

В отечественной социологии особое внимание уделялось исследованию молодежи как общественной группы, ее места и роли в социальной структуре (С.Н. Иконникова, В.Т. Лисовский, Е.М. Бабосов, Волков К. Н., Коломинский Я. Л.), процессов становления личности молодого человека (И.С. Кон, Ананьев В. Г., Андреева Г. М., Божович Л. И., Петровская Л. А.).

В современной западной социологии молодежи больше внимания уделяется социально-психологическому анализу взаимоотношений поколений (К. Аллербег, Ф. Тенбрук), молодежным субкультурам (С. Эйзенштадт, А. Коэн), изменению ценностей (Р. Инглехард) и др. [18, с. 380-389].

У всякого индивида есть его отдельные потребности – физиологические, такие, как голод, и психологические, такие, как потребность в положительных эмоциях. И во все времена удовлетворение человеком этих потребностей происходило с использованием общения.

Потребность в общении со сверстниками, которых не могут заменить родители, возникает очень рано и с возрастом усиливается. Отсутствие общества сверстников у дошкольников отрицательно сказывается на развитии коммуникативных способностей и самосознания [5, с. 8-14].

Актуальность темы обусловлена тем, что в последние годы тревожит существенное углубление кризиса самооценки детей подросткового возраста. Рост негативной самооценки отражается в тяге подростков к стихийно-групповому общению со сверстниками, в появлении разного рода уличных компаний, неформальных и антисоциальных групп.

Причина роста негативной самооценки кроется в отсутствии возможности удовлетворить обостренную потребность подростка в общественном признании, что задерживает его личностное самоопределение, интенсифицирует квазипотребности, квазиинтересы. Не случайно от 11 до 15 лет наблюдается отчетливая тенденция предпочитать социально-ориентированную форму общения, создающую для подростков действительные условия их признания как социально значимых лиц, утверждения во взрослом мире [15, с.266-270].


Понятие общения, его особенности в подростковом возрасте

Первейшая человеческая функция общения – это регуляция совместной деятельности, без которой люди не стали бы людьми несколько миллионов лет назад. В холоде и голоде ледникового периода человек-одиночка, не располагая ни когтями тигра, ни шерстью медведя, ни мышцами мамонта, попросту не уцелел бы без общей работы или охоты. Корень слова "общение" тот же, что и слова "сообща". Объединение усилий заменило людям недостающую физическую мощь.

Внутривидовое общение – это, прежде всего, решающее условие выживания любого вида животных. Как ни велико отличие человека от животных, эта функция общения – установление общности – остается немаловажной функцией и нашей коммуникации.

Привлечь к себе внимание, выразить себя, убедить в чем-либо окружающих, призвать их к себе на помощь, вызвать их сочувствие – все это поистине вечные задачи общения. Итак, еще одна его функция – самоопределение индивида в его мыслях и поступках.

Много лет назад ученых интересовал вопрос: способность к общению является врожденной или приобретенной?

Природа предусмотрела весьма высокий уровень коммуникативной "готовности" для человеческих существ. Еще Л. С. Выготский обратил внимание исследователей на то, что, не достигнув и месяца от роду, младенец прерывает сосание груди на звук материнского голоса. Именно на звук голоса, а не на звук вообще. Спустя неделю-другую он начинает давать ответную голосовую реакцию не только на материнскую, но и на любую человеческую речь. К двум месяцам он способен отличить "добрую" мимику или интонацию взрослого от "злой", и на "добрую" у него появляется так называемая реакция оживления: он поворачивает голову из стороны в сторону, открывает и закрывает рот, перебирает ножками и ручками, пытается улыбаться.

Московский психолог О.В. Баженова провела такой эксперимент: взрослый наклоняется над младенцем со специально отрепетированным "индифферентным" выражением лица. Делая это первый раз, экспериментатор, как правило, встречает обычную реакцию оживления со стороны младенца, но намеренно сохраняет безучастный вид. Во второй или последующие разы проведение такого эксперимента вызывает плач младенца: он протестует против "необщения" с ним. Кто научил его этому? Должно быть, сама природа. Способность к общению у человека, по-видимому, врожденна. Но она должна быть развита соответствующим воспитанием [5, с. 8-14].

Теперь дадим определение понятию "общение".

Общение – сложный процесс взаимодействия между людьми, заключающийся в обмене информацией, а также в восприятии и понимании партнерами друг друга. Общение характерно для любых живых существ, но лишь на уровне человека процесс общения становится осознанным, связанным вербальными и невербальными актами. Человек, передающий информацию, называется коммуникатором, получающий ее – реципиентом. Структура общения состоит из трех взаимосвязанных сторон: коммуникативной, интерактивной и перцептивной.

Коммуникативная сторона общения состоит в обмене информацией между общающимися индивидами. Интерактивная сторона заключается в организации взаимодействия между общающимися индивидами (обмен действиями). Перцептивная сторона общения означает процесс восприятия и познания друг друга партнерами по общению и установления на этой основе взаимопонимания [14, с. 511-519].

Потребность в общении со сверстниками, которых не могут заменить родители, возникает очень рано, еще в детстве, и с возрастом усиливается. Уже у дошкольников отсутствие общества сверстников отрицательно сказывается на развитии коммуникативных способностей и самосознания.

Во-первых, общение со сверстниками – это очень важный специфический канал информации; по нему подростки и юноши узнают многие необходимые вещи, которых по тем или иным причинам им не сообщают взрослые. Например, подавляющую часть информации по вопросам пола подросток получает от сверстников, поэтому их отсутствие может задержать психосексуальное развитие или придать ему нездоровый характер.

Во-вторых, это специфический вид межличностных отношений. Групповая игра и другие виды совместной деятельности вырабатывают необходимые навыки социального взаимодействия, умение подчиняться коллективной дисциплине и в то же время отстаивать свои права, соотносить личные интересы с общественными. Вне общества сверстников, где взаимоотношения строятся принципиально на разных началах и статус надо заслужить и уметь поддерживать, ребенок не может выработать необходимых взрослому коммуникативных качеств. Соревновательность групповых взаимоотношений, которой нет в отношениях с родителями, также служит ценной жизненной школой.

В-третьих, общение со сверстниками – это специфический вид эмоционального контакта. Сознание групповой принадлежности, солидарности, товарищеской взаимопомощи не только облегчает подростку автономизацию от взрослых, но и дает ему чувство эмоционального благополучия и устойчивости. Для самоуважения подростка решающее значение имеет то, сумел ли он заслужить уважение и любовь равных, товарищей [15, с. 266-267].

Специфика общения подростков характеризуется в первую очередь необходимостью преодолевать коммуникативные трудности, самой распространенной среди которых является застенчивость. Психологические исследование показали, что те, кто считает себя застенчивым, действительно отличаются пониженным уровнем экстраверсии, менее способны контролировать и направлять свое социальное поведение, более тревожны, склонны к невротизму. Неудивительно, что застенчивость считается нежелательным качеством и люди стремятся от нее избавиться (например, при помощи психотерапии) [5, с. 35-39].

Из 2500 опрошенных американских студентов в возрасте от 18 лет до 21 года 42% считают себя застенчивыми (с учетом тех, кто преодолел эту черту, цифра повышается до 73%), причем 60% из них рассматривают застенчивость как серьезную трудность. Особенно тяжело переживают ее юноши, поскольку застенчивость считается "немужским" качеством [15, с. 273].

Чтобы облегчить свои коммуникативные трудности, подростки и юноши используют целый ряд хитростей, приемов. Понятие стратегического взаимодействия введено в науку известным американским социологом Эрвином Гоффманом (1969) для обозначения ситуаций, в которых партнеры по общению улавливают, скрывают или открывают друг другу какую-то информацию о себе не прямо, а косвенно, с помощью специальных приемов и ухищрений. Совместив эти идеи с теорией Пиаже, Дэвид Элкинд (1980) отметил в общении подростков ряд особенностей:

во-первых, будучи постоянно озабочены собой и предполагая, что другие разделяют эту их озабоченность, подростки и юноши обычно действуют в расчете на некую "воображаемую аудиторию" (одно из следствий этого – застенчивость). Совершение запрещенных действий, начиная с прогуливания уроков и кончая выпивкой и приемом наркотиков, также имеет свой второй план, рассчитанный на воображаемую аудиторию [17, с. 69-75];

во-вторых, преувеличивая свою уникальность и особенность, подростки часто создают себе "личный мир", вымышленную биографию, поддержание которой требует постоянных усилий. Поэтому подростковое общение часто является напряженным, неестественным, имеет двойной план.

То есть, нельзя сказать, что застенчивость – отрицательное качество. Каждый человек – индивидуальность, интроверт или экстраверт. Подростки и юноши используют целый ряд хитростей, чтобы облегчить свои коммуникативные трудности, и часто это выходит за рамки норм социального поведения. Можно совершенствовать свои коммуникативные навыки, но радикально изменять стиль своего общения так же трудно, как тип личности.

Психология общения в подростковом и юношеском возрасте строится на основе противоречивого переплетения двух потребностей: обособления (приватизации) и аффилиации, т.е. потребности в принадлежности, включенности в какую-то группу или общность.

Обособление чаще всего проявляется в эмансипации от контроля старших. Однако оно действует и в отношениях со сверстниками (желание уединиться). Усиливается потребность не только в социальной, но и пространственной, территориальной автономии, неприкосновенности своего личного пространства. "Как только у меня появилась своя комната, у меня появилась и внутренняя жизнь, – пишет Анатоль Франс. – Я получил возможность думать, размышлять... Она отделяла меня от вселенной, и в ней я обретал вселенную" (А. Франс "Маленький Пьер").

В переходном возрасте меняются представления о содержании таких понятий, как "одиночество" и "уединение". Чем самостоятельнее и целенаправленнее юноша, тем сильнее у него потребность и способность быть одному.

Кроме спокойного, умиротворенного уединения существует мучительное и напряженное одиночество – тоска, субъективное состояние духовной и душевной изоляции, непонятости, чувство неудовлетворенной потребности в общении, человеческой близости.

Напряженная потребность в общении и аффилиации превращается у многих ребят в непобедимое стадное чувство: они не могут не только дня, но и часа пробыть вне своей, а если своей нет – какой угодно компании. Особенно сильна такая потребность у мальчиков.

При сходстве внешних контуров социального поведения глубинные мотивы, скрывающиеся за юношеской потребностью в аффилиации, индивидуальны и многообразны. Один ищет в обществе сверстников подкрепления самоуважения, признания своей человеческой ценности, другому важно чувство эмоциональной сопричастности, слитности с группой, третий черпает недостающую информацию и коммуникативные навыки, четвертый удовлетворяет потребность властвовать, командовать другими. Большей частью эти мотивы переплетаются и не осознаются [10, с.198-199].

От 11 до 15 лет наблюдается отчетливая тенденция предпочитать социально-ориентированную форму общения, создающую для подростков действительные условия их признания как социально значимых лиц.

Данная тенденция тесно связана со свойственным подростку активным стремлением к занятию новой социальной позиции, с осознанием им своего "Я" и утверждением во взрослом мире. При этом речь идет не о желании ребенка подражать взрослым, а о том, что он жаждет приобщиться к их делам и отношениям; у подростка появляется чувство социальной ответственности как возможность и необходимость отвечать за себя и других на уровне взрослого человека.

Одна из главных особенностей подросткового возраста – смена значимых лиц и перестройка взаимоотношений с взрослыми. Одна из самых важных потребностей переходного возраста становится потребность в освобождении от контроля и опеки родителей, учителей, старших вообще, а также от установленных ими правил и порядков. Причина этого кроется, прежде всего, в психологии взрослых, родителей, не желающих замечать изменения внутреннего мира подростка. Рассуждая абстрактно, родители знают о своем ребенке значительно больше, чем кто-либо другой, даже он сам. Но изменения, происходящие с ребенком, происходят слишком быстро, а родители все еще видят его таким, каким он был несколько лет назад. Спешка неумение и нежелание выслушать и понять то, что происходит в сложном юношеском мире, постараться взглянуть на проблему глазами сына или дочери, уверенность в собственной непогрешимости – вот что в первую очередь создает психологический барьер между растущими детьми. Еще на один момент исследователи обращают внимание. Взрослые, видя взросление подростка, чаще всего замечают в этом процессе только негативные стороны: подросток стал "непослушным", "скрытным" – и совершенно не замечают позитивного нового. Одним из таких ростков является развитие в подростковом возрасте способности подростка к эмпатии по отношению к взрослым, стремление помочь им, поддержать их горе или радость. Взрослые, в лучшем случае, готовы сами проявить сочувствие и сопереживание по отношению к подростку, но совершенно не готовы принять это отношение подростка, как раз и необходимо быть с ним на равных.

Таким образом, одна из главных тенденций переходного возраста – переориентация общения с родителями, учителями, вообще со старшими, на более или менее равных по положению. Роль эмоциональной функции общения проявляется в двух аспектах: в приобретении опыта эмоциональных отношений с людьми и в развитии эмоционального приятия окружающей действительности.

Общение со сверстниками очень важный специфический канал информации (позволяющий часть информации по вопросам пола подросток получать от сверстников, поэтому их отсутствие может задержать его психосексуальное развитие или предать ему нездоровый характер). Это специфический вид межличностных отношений. Положение принципиального равенства детей-сверстников делает эту сферу отношений особенно привлекательной для подростка: это положение соответствует этическому содержанию возникающего у подростка чувства собственной взрослости. Происходящие в начале подросткового возраста специфические сдвиги в развитии определяют принципиальное сходство у подростков новых потребностей, стремлений, переживаний, требований к отношениям с взрослыми и товарищами. Это способствует развитию отношений со сверстниками вглубь. У подростка формируются ценности, которые больше понятны и близки сверстнику, чем взрослым. Общение с взрослыми уже не может целиком заменить общения со сверстниками. Сознание групповой принадлежности, товарищеской взаимопомощи дает чувство эмоционального благополучия и устойчивости. Хотя общение подростков часто бывает эгоистичным, а потребность в самовыявлении, раскрытии своих переживаний – выше интереса к чувствам и переживаниям другого.

В современной ситуации потребность подростков в приобщении, причастности к обществу, стремление к самоутверждению сталкивается, во-первых, с отсутствием понимания, уважения со стороны взрослого сообщества, которое не подчеркивает самостоятельность, общественную ценность растущего человека; во-вторых, с отсутствием условий для реального выхода подростка на серьезные дела общества. Данное противоречие приводит к острому внутреннему конфликту и искусственной задержке личностного развития подростков, лишая их возможности занять активную социальную позицию[15, с. 114-116].

Таким образом, общение с товарищами – источник не только появления новых интересов, но и становления норм поведения. Это связано с тем, что среди подростков возникают определенные требования к дружеским отношениям: к чуткости, отзывчивости, умению хранить тайну, понимать и сопереживать [16, с. 146].
Роль группы в социализации подростков

Принадлежность к группе позволяет удовлетворить многие потребности юного человека. Для подростков младшего возраста большое значение имеет возможность разделить с друзьями общие интересы и увлечения, очень важны для них верность, честность и отзывчивость. Позднее подростки ищут такого контакта, который позволил бы им найти понимание и сопереживание их чувствам, мыслям, а также обеспечил бы эмоциональную поддержку со стороны сверстников [16, 75-84].

В первобытном обществе важную роль в социализации подростков и юношей играли так называемые "мужские дома" и возрастные союзы, которые зачастую охватывали и предподростковый возраст (8-12 лет). Сознание своей принадлежности и эмоциональная привязанность к возрастной группе предшествуют образованию более тесных и индивидуализированных дружеских отношений, которые нередко поддерживаются всю жизнь [17, с. 14-17].

Чувство принадлежности к группе сверстников и общение с ними для мужчин всех возрастов значительно важнее, чем для женщин. И на первый взгляд, мальчики во всех возрастах общительнее девочек. С самого раннего возраста они активнее девочек вступают в контакты с другими детьми, затевают совместные игры и т. д.

Любое общество дифференцируется на группы и подгруппы, причем по разным, не совпадающим друг с другом признакам.

Во-первых, существует социальное расслоение, особенно заметное в больших городах и проявляющееся как в неравенстве материальных возможностей, так и в характере жизненных планов, уровне притязаний и способов их реализации.

Во-вторых, складывается особая внутришкольная и внутриклассная иерархия, основанная на официальном статусе учащихся, их успеваемости или принадлежности к "активу".

В-третьих, происходит дифференциация авторитетов, статусов и престижа на основе неофициальных ценностей, принятых в самой подростковой среде. В старших классах дифференциация межличностных отношений становится более заметной, чем раньше. Как показывают социометрические исследования Я.Л. Коломинского (1976), А.В. Киричука (1970) и др., более резкой становится разница в положении "звезд" и "отвергаемых" ("изолированных").

Типичное для подросткового возраста стремление к объединению в группы получило название реакции группирования (Личко А.Е., 1983) [1, с. 212].

Социальная перцепция

Критерии, определяющие социометрический статус подростка, очень многообразны.

Чем бы ни определялся статус подростка в коллективе, он оказывает сильнейшее влияние на его поведение и самосознание. Неблагоприятное положение в классном коллективе – одна из главных причин преждевременного ухода старшеклассников из школы. Девять десятых обследованных М.Л. Алемаскиным (1971) правонарушителей, зарегистрированных в инспекциях по делам несовершеннолетних, были в своих школьных классах "изолированными". Около половины обследованных Г.Г. Бочкаревой (1972) несовершеннолетних правонарушителей относились к одноклассникам безразлично или враждебно.

Я.Л. Коломинский установил ряд закономерностей социальной перцепции у подростков:

– тенденция к завышенной самооценке социометрического статуса у низкостатусных учащихся и к заниженной у высокостатусных;

– эгоцентрическая нивелировка – тенденция приписывать другим членам группы статус либо равный своему, либо более низкий;

– ретроспективная оптимизация – тенденция более благоприятно оценивать свой статус в прежних группах (1976).

Чем критичнее к себе подросток и чем выше его самооценка, тем выше его положительный социометрический статус. Очевидно, существует и обратная связь – социометрический статус зависит и от поведенческих особенностей подростка, проявляющихся по отношению к группе: склонные к рациональному конформизму попадают в группу "пренебрегаемых", склонные к нонконформизму – в группу "отвергаемых" (Коломинский Я.Л., 1976). Изолированность трудного подростка в классе может быть не только причиной, но и следствием того, что он стоит в стороне от коллектива, пренебрегает его целями и нормами поведения.

Сравнив реальную статусную структуру классов и ее оценку работающими в этих классах учителями, Я.Л. Коломинский нашел, что учителя невольно сглаживают статусную дифференциацию, преуменьшая значение крайних категорий. А без умения оценить статус ученика в системе коллективных взаимоотношений учителю трудно найти индивидуальный подход к нему.

Юношеские группы и их соперничество – всеобщий факт человеческой истории. Как уже говорилось, в первобытном обществе существовали "мужские дома", в феодальном – "королевства шутов", в деревнях "левобережные" враждовали (когда условно, а когда и всерьез) с "правобережными". В городе возникали "клики", "шайки" и "ганги". В послевоенном Ленинграде одно время происходили серьезные стычки между ребятами с Петроградской и с Выборгской стороны [17, с. 14-17].

В группах подростки приобретают умения разрешать конфликтные ситуации.

Основа этого явления – противопоставление "Мы" и "Они" по территориальному принципу – существует практически везде.

Ослабление влияния семьи создает так называемый "эффект стаи" – повышение степени идентификации мальчика-подростка с группой сверстников, вызываемое ослаблением влияния семьи, особенно отцовского начала.

Параметры групп

Юношеские (и шире – молодежные) группы и объединения можно сравнивать и оценивать по различным параметрам: по их юридическому статусу (официальные и неофициальные, институционализированные и спонтанно-стихийные), по социально-психологическому статусу (группы принадлежности и референтные группы), по численности (большие и малые), по степени стабильности (постоянные, временные, эфемерные, одноразовые, случайные), по социально-пространственной локализации (внутришкольными, внешкольными, дворовыми, уличными), по типу лидерства (демократические и авторитарные), по идейной направленности (просоциальными, асоциальными и антисоциальными) [2, 135-143].

Одно из наиболее обширных исследований молодежных групп в России было проведено И.С. Полонским в Курске. По его данным, стихийно-групповое общение охватывало не менее 80-85% всех подростков и юношей. На 9/10 эти группы были разновозрастными, включающими в себя и подростков, и юношей. Социальный состав также обычно был смешанным (школьники, молодые рабочие и учащиеся ПТУ). Численность колебалась от 5 до 15 человек. Больше трети групп были исключительно мужскими; остальные объединяли юношей и девушек. Примерно половина обследованных И.С. Полонским компаний – постоянные, стабильные, остальные – временные, ситуативные.

Обнаружив, что лидерами в стихийных группах чаще всего становятся подростки и юноши, не нашедшие применения своим организаторским способностям в школе, И. С. Полонский изучил с помощью социометрии положение 30 неформальных лидеров (имеющих самый высокий статус на своих улицах) в тех классах, где они учатся. Выяснилось, что у младших подростков сколько-нибудь резких расхождений между позицией в школе и на улице еще не наблюдается, но к 9-10-му классу ощутимо просматривается тенденция расхождения статусов: чем выше статус юноши в стихийной группе, тем ниже он в официальном классном коллективе. Этот разрыв в статусе и критериях оценок школьных и внешкольных лидеров создает сложную психолого-педагогическую проблему.

Будучи основаны, прежде всего, на межличностных отношениях, стихийные группы не знают того резкого расхождения между официальной структурой и структурой личных взаимоотношений, которое наблюдается в организованных коллективах [15, с. 275-286].

Конформность

Типичная черта подростковых и юношеских групп – чрезвычайно высокая конформность. Яростно отстаивая свою независимость от старших, подростки зачастую абсолютно некритически относятся к мнениям собственной группы и её лидеров. Неокрепшее, диффузное "Я" нуждается в сильном "Мы", которое, в свою очередь, утверждается в противоположность "Они".

Страстное желание быть "как все" (а "все" – это исключительно "свои") распространяется и на одежду, и на эстетические вкусы, и на стиль поведения. То есть, индивидуальность утверждается через единообразие, которое тщательно поддерживается. Чем примитивнее сообщество, тем нетерпимее оно к индивидуальным различиям, инакомыслию и вообще непохожести [5, с.98-104].

Таким образом, коллективно-групповое поведение подростков и общение со сверстниками принимает в этом возрасте характер первоочередной необходимости. Юношеские группы удовлетворяют в первую очередь потребность в свободном, нерегламентированном взрослыми общении. Свободное общение – не просто способ проведения досуга, но и средство самовыражения, установления новых человеческих контактов. Принадлежность к компании повышает уверенность подростка, юноши в себе и дает дополнительные возможности самоутверждения. Для подростковой среды характерна дифференциация авторитетов, статусов и престижа на основе неофициальных ценностей. В старших классах дифференциация межличностных отношений становится более заметной.



Каталог: storage -> app -> uploads -> public
public -> Тема «Великие мыслители мира» Цитата дня… Р. Декарт я мыслю, значит я существую!
public -> Тема Философия и ее роль в жизни общества. Цитата дня Сократ: «Познай самого себя»
public -> Ii. Планируемые результаты
public -> Основы духовно-нравственной культуры народов россии
public -> 20 век: молчание и замалчивание, слово и гласность
public -> Тема «Что есть истина?» Цитата дня …Андре Жид «Верьте тем, кто ищет истину, не доверяйте тем, кто нашел ее»
public -> «Развитие мышления у детей дошкольного возраста»
public -> Практическая работа №5 Задание. Выберите любой вариант и по ниже предложенному алгоритму проанализируйте философский текст
public -> Методика организации профилактической работы в области наркомании, в том числе учебно-методического комплекса, обеспечивающих внедрение антинаркотических технологий в профилактическую деятельность общеобразовательных организаций
public -> Тема «Философия Духа. Проблема духа, как ядро философской рефлексии.» Цитата дня … Сократ «Я ем, чтобы жить, другие живут, чтобы есть»


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница