Особенности маргинальной культуры


ВОЗМОЖНА ЛИ МИРОВАЯ КУЛЬТУРА?



Скачать 65.27 Kb.
страница5/8
Дата30.01.2018
Размер65.27 Kb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8
ВОЗМОЖНА ЛИ МИРОВАЯ КУЛЬТУРА?

| Н.Н.ФЕДОТОВА \


Сегодня в условиях глобализации впервые ставится вопрос о том, могут ] ли национальные культуры сблизиться настолько, чтобы образовать единую мировую культуру.

Под глобализацией понимают новый процесс, происходящий в экономике и средствах информации с 60-70-х годов XX в., сущность которого - преодоление границ наций-государств и свободное продвижение в мире капитала и информации. После распада коммунизма в мире не осталось зон, несвободных для движения капитала и информации. Транснациональные компании, телевидение и Интернет существуют повсеместно. Конечно, доступ к этим средствам информации и капиталу не везде в мире одинаков, но потенциально он может стать всеобщим.

Подобно тому, как в политической культуре XVII века нация-государство стала всеобщим способом организации людей, а в XVIII веке появилась демократия, признаваемая как наиболее передовой способ правления, в XX веке сформировались универсальные единицы культуры - мода, туризм, спорт, образование, газеты, журналы, телевидение, Интернет. Возникло также представление о мировой компетенции в этих сферах. Образование лучше получать в США, Англии или России, где даже при нехватке средств оно имеет высокое качество. Мода лучше во Франции или Италии. Футбол - во Франции, Италии, Германии или Латинской Америке и т.д. Наличие таких высших достижений не отменяет этих единиц культуры в других частях мира. Американцы нечувствительны к моде, но у них свои особенности. Интернет мало распространен в Африке, но все же существует. Японцы малоизвестны в спорте, но он есть в стране и т.д.

Сегодня есть три точки зрения на будущее мировой (единой) культуры:

- радикально-глобалистская, согласно которой общества национальных государств и национальных культур постепенно будут сближаться между собой в единое общество и единую культуру.

- умеренно глобалистские, утверждающие, что подобное сближение будет происходить, но вместе с тем будет иметь место противоположно направленный процесс. Поэтому при увеличении общего в культуре разных народов сохранится их собственная культура.

- антиглобалистская, согласно которой глобализация только усиливает демонстрацию различий между культурами и может вызвать конфликт между ними (конфликт цивилизаций, как пишет об этом известный американский исследователь С.Хантингтон).

Очевидно, что первая точка зрения может подтвердиться только в отдаленном будущем. Что касается второй и третьей, то они отражают реальный конфликт нашего времени, возможность для неустойчивого процесса глобализации повернуть в ту или другую сторону. Конечно, никто не сомневается, что глобализация ослабляет национальные границы культуры, создает перемещение людей и совместное проживание людей разных культур. Иностранные рабочие и студенты, беженцы, перемещенные лица, эмигранты и пр. сильно изменили облик городов Европы. Появление глобальной информационной сети связало мир, телевидение изменило представление о нем. Распространение капиталов и товаров ввело некий общий стандарт на одежду, продукты и пр. Тем не менее, центральным процессом глобализации является не только гомогенизация, но и фрагментация культур. По существу, их можно сравнить с теми процессами дифференциации и интеграции, которые всегда присущи обществу.

Определяющим для характеристики того, какие факторы - гомогенизации или фрагментации будут преобладать в ходе глобализации - является выбор модели объяснения. Одна из них - институциональная - утверждает, что без гомогенизации культур глобальный мир превратится в хаос. Считая экономический фактор определяющим, представители этой точки зрения, например, Н.Стер, полагают, что именно он определяет перспективу сближения культур.

Третья точка зрения акцентирует недостатки глобализации. Глобальная культура с этой точки зрения - это культура, потерявшая связь с прошлым, память о традиции. Это - американская массовая культура, распространенная повсюду, попкультура, визуальная культура средств массовой информации, Интернет и компьютерная культура в целом.

Только идея прогресса придает смысл и единство процессу глобализации. Она требует от конкретных обществ развития и преодоления своих социальных, экономических и культурных проблем. Тем не менее, результат глобализации не является набором изменений, действующих в одном направлении, а состоит во взаимно противоположных тенденциях. Подобной точки зрения придерживается и Э.Гидденс.

Глобализация, как уже отмечено, обязана своим возникновением многим факторам. Среди них решающее значение имеет экономический. По мнению Стера, именно он определяет перспективу сближения культур. Интернационализация экономики (т.е. степень, до которой национальные границы становятся несоответствующими экономических процессам, или степень, до которой культурные продукты и экономические товары становятся скорее интернациональными, чем локальными) подразумевает, что формы социальной жизни, взятые в наиболее широком из возможных смыслов, будут неизменно сходиться в более общие образцы и структуры. Это - типичная точка зрения для модернизационных теорий, где институциональная модель преобладает над культурологической, где культурные изменения - лишь неизбежное следствие экономических преобразований. Н.Стер стоит на строго модернизационных институциональных позициях.

В отличие от веберовской трактовки, при которой духовные факторы -этика протестантизма - определяют экономические процессы, Стер полагает, что влияние экономических процессов является определяющим, особенно в настоящее время: "самоочевидно то, что силы рынка могут с легкостью завоевать и сместить существующие культурные процессы".

Глобализация поставлена Стером в один ряд с модернизацией во всемирном масштабе, которая, на его взгляд, и связывает мир в единое целое: "хорошо укоренившийся взгляд на современное общество, на модернизацию в глобальном масштабе...кажется мне простым пониманием того, что мы являемся свидетелями все большей гомогенности (генерализации) фактически во всех важных аспектах социальной и культурной жизни".

В определенной мере он близок к концепции конца истории Фукуямы, утверждавшей о всеобщем переходе к либерализму и стиранию специфических различий между отдельными обществами. Подобно этому Н.Стер пишет: "понимание того, что современное общество отправляется в частично непреодолимый путь по направлению к гомогенизации, сопровождает описание развития современного общества с самого его начала. Люди опасаются каждой важной технологической инновации, т.к. воспринимают ее как дальнейшую серьезную угрозу индивидуальности и как инструмент усиления монотонности социальной жизни". Среди факторов глобализации Н. Стер выделяет увеличение локального риска, появление риска в глобальном масштабе, таких как глобальные риски окружающей среды, экономических процессов и культурных практик. И это "означает новую фазу в мировой истории".

Сказанное также напоминает о том упреке, который Фукуяма выдвигал постисторическому обществу - в нем может царить скука. Однако этот недостаток компенсируется позитивным фактором: "уменьшающаяся с течением времени вариативность является одним из решающих и предсказуемых признаков стабилизирующихся систем и социальной эволюции. Этот тезис всплыл недавно в контексте дискуссий о глобализации социального действия. В ряде теоретических работ понятие глобализации становится, кажется, заменителем того, что одно время понималось как возрастающая рационализация (или гомогенизация) социальных отношений". У Стера заметны веберовские мотивы перехода к целерациональному действию, примененные, в отличие от М.Вебера, к миру в целом, а не только к современному обществу. Мир в целом становится современным (капиталистическим, ориентированным на инновацию, а не традицию).

Н.Стер показывает типичные недостатки некритического принятия глобализации, самым главным из которых является то, что культурная, социальная и экономическая глобализация унифицирует локальные, региональные и национальные формы. Локальные контексты, по мнению исследователя, не являются фактически идентичными. Они находятся в некотором отношении друг к другу, и даже могут быть стратифицированы. Они не обречены на то, чтобы быть пассивными реципиентами доминирующей системы, имеют определенный выбор даже перед лицом превосходства, привлекательности завоевывающих их социальных фактов. Поэтому существует возможность локального воздействия на глобальные трансформации. Имеется не только сопротивление чужим культурам, но и средства ассимиляции инородных культурных практик. Более того, локальные и региональные контексты не одинаковы.

По мнению Стера, утверждение о бесконечной глобализации жизни включает в себя сомнительное предположение о том, что генерализация и фрагментация являются радикально противоположными процессами. Однако наиболее разумным утверждением является то, что процессы интенсификации всемирных социальных отношений, быстро связывающие локальные события с более далекими, сопутствуют ответу в виде интенсификации локальных настроений и практик.

Предположение об угрозе локальным, региональным и национальным культурным практикам со стороны глобализации быть унифицированными, таким образом, основано на сомнительной предпосылке, что у "реципиентов" мало : средств для приспособления или даже борьбы с влиянием унифицирующих сил. Поэтому утверждения об однородности представляются преждевременными и даже вводящими в заблуждение. Особенно это важно для характеристики "обществ знания", так как в них возрастает количество знаниевых ресурсов, как для достижения гомогенизации, так и для сопротивления ей. Сопротивление гомогенизации отмечается Стером как новая черта социальных процессов, где культурная идентичность отдельных обществ начинает считаться ценностью. Собственно, это ведет к социальным проектам, направленным на учет культурной специфики, ее поддержание, на сопротивление гомогенизации.

И одним из признаков сегодняшней ситуации Стер называет появление новых, даже насильственных культурных движений, оригинальных локальных идентичностей, региональных и национальных идентичностей, которые способны подорвать любую существующую гомогенизацию в мировом масштабе.

Как для всякой модернизационной теории, для концепции Стера центральным является вопрос об отношении незападных стран с Западом: "Открытым остается вопрос, возможно ли повторное появление обновленных, измененных и более самоуверенных локальных идентичностей только при ослаблении (Западного. - Н.Ф.) центра и потере его собственной идентичности или возвышение и сильное самоутверждение локальных идентичностей является сопутствующим (развитию влияния Запада. - Н.Ф.) и усиливается попытками колонизовать локальные контексты". Иными словами, является ли требование сохранения идентичности, в России, исламском мире следствием ослабления и трансформации Запада или реакцией на вестернизацию и болезненный модернизационный процесс? Могут ли возникнуть другие типы развития, не присущие миру прежде? Стер не дает ответа на этот вопрос, но его уже дала история. Борьба за сохранение идентичности может иметь антимодернизационный характер при очень ускоренной и болезненной модернизации, а может быть источником нового типа развития - на основе собственной идентичности (Япония, Юго-Восточная Азия в целом).

Именно в периоды упадка гегемонии локальные культурные идентичности приобретают место для своего самоутверждения, полагает Н. Стер. Для культурной гомогенизации всего мира существуют определенные ограничения, ибо каждая культура усвоила символы современности в своих собственных традициях и каждый индивид преобразует эти символы в часть своей жизни.

Стер разделяет мнение АГидденса о том, что глобализированные социальные отношения, возможно, уменьшают некоторые аспекты националистических чувств, связанные с государствами-нациями, но могут, как следствие, вызвать интенсификацию националистических чувств в более локальных образованиях - этнических группах, местах совместного проживания некоторого этноса.

Наряду с недостатками поспешного использования термина "глобализация" как синонима гомогенизации. Стер видит некоторые позитивные стороны в его применении в сфере экономики: "Причина, по которой понятие глобализации поддерживается с такой готовностью в отношении экономической деятельности (т.е. в отношении к трудовым образцам, финансовым операциям, потребительским предпочтениям, организации производства... экономическим циклам и т.д.)., основывается на утверждении, что экономическая деятельность движется рывком. И насколько экономическая деятельность свободна от принуждений и цепей локальной, национальной и транснациональной правительственной регуляции и вмешательства, настолько она проявляет почти естественную тенденцию к расширению за пределы исчезающих границ для того, чтобы сформировать глобальный рынок и, благодаря работе невидимой руки рынка, экономические операции становятся нечувствительными к контексту".

Однако подобное происходит только при отсутствии вмешательства политических сил и целей в экономику. На практике же они влияют на рыночные процессы. Поэтому, заключает Стер, "экономическая деятельность продолжает опосредоваться... широким кругом внеэкономических факторов, включая широкий масштаб национального и многонационального государственного регулирования". Новое в экономических, социальных и культурных процессах, именуемых глобализацией или транснациональными институтами., заключается в том, что эти процессы "являются дальнейшей интенсификацией, растягиванием и расширением операций, координацией, взаимозависимостью и слиянием разного рода деятельностей".



Вывод: - Итак, концепция современности - глобализации на основе прогресса - признает многообразие мира, но вместе с тем его всеобщую устремленность к прогрессу. Именно в ней, а не просто в наличии живущего на земле человечества, видится глобализация. При этом признается, одновременно, наличие гомогенизации и фрагментации мира, локализации и глобализации. Гомогенизация и глобализация выступают как желаемые тенденции, а фрагментация и локализация как наличная реальность. Доминирующим фактором глобализации считается экономика. Отмечается увеличение универсальности, значение генерализаций в современной глобализации.

Все это позволяет сохранить классические парадигмы социологии, основанные на объективности и универсальности социологического знания, и частично на структурно-функциональных подходах теории социальной модернизации и др.

Ученые, придерживающиеся подобного подхода, не могут не добавить к нему мысль об усиливающемся риске сегодняшней фазы развития, об увеличивающейся вариативности процессов, плюрализации стилей жизни, влиянии локальных процессов на глобальные трансформации.

\, В силу сказанного, многие ученые считают, что глобализация не только не делает мир единым и его культуру универсальной, а, напротив, создает "новый мир новых миров" (Э.Тирикьян). Возникает вопрос, как можно найти целостность в многообразии культур, которые плохо упорядочены, качественно различны, не имеют общего вектора развития и не руководствуются более идеей прогресса или модернизации? Американский философ Рорти предлагает для разрешения этого парадокса метафору ковра, сотканного всем человечеством. Каждый народ вписал в него свои узоры. Ковер существует, | как и существует мир и обладает целостностью. Однако и здесь не снимается вопрос о разном вкладе народов в этот общий рисунок.

Тирикьян задается вопросом о характерных чертах современной ситуации. Он сравнивает ее с покиданием привычных условий, привычного пейзажа и с вхождением в длинный туннель. Возникают сомнения не только в том, есть ли из него выход, но и беспокойство по поводу возможно длительного пребывания там, и даже аномия.

Огромное количество изменений современного мира бросает вызов социологии. Она должна дать объяснение, интерпретацию широкомасштабных трансформаций, появлению нового "мирового порядка". Сегодня в социологии, по мнению Тирикьяна, имеются альтернативные концепции. Первая доказывает то, что имеется глобальный порядок. Вторая определяет мир 90-х как "ослабленный мир", "мир вне контроля", отмеченный разрушением традиционных границ на макро- и микро- уровнях. Существенной чертой макроуровня является слом прежней биполярной системы, разделяющей мир на два полюса - свободный и коммунистический. На микроуровне - уровне персональной идентичности и межличностных отношений - теряют свое значение традиционные основания самоидентификации, самоориентации и саморазвития, наблюдается разрушение "первичной группы", разрушение традиционных ролей и даже самого разделения на мир женщин и мужчин.

Другой исследователь - Б.Смарт - показывает, что глобальные трансформации привели к дезорганизации, например, к переосмыслению отношений между Западом и Востоком из-за преобразований в Восточной Европе и бурного экономического роста Японии. Социологическое понятие общества, ограниченного геополитически пределами современного государства- нации больше не работает, появление глобальных форм коммуникации и увеличение миграции населения ставят вопрос о предмете социологии в новых условиях. "Существуя параллельно с социальными, культурными и политическими трансформациями, она (социология. - Н.Ф.) пытается интерпретировать и объяснить их, и сама социология сегодня кажется децентрализованной и плюралистической", отмечает Б.Смарт. "Теория, предмет и метод социологии стали факторами различия и разногласий, поэтому угасла возможность консенсуса или такой парадигмы в социологии, которую разделяли бы все. Смарт так же, как и Тирикьян, обнаруживает две реакции в социологии на изменение образа общества. Одна реакция состоит в трактовке новой ситуации как отступления от международных целей и возрастание озабоченности относительно диверсификации, различий, традиций, появления локального и местного в социологии, попавшей в объятия постмодернизма, который, в свою очередь, "празднует различия и вновь устанавливает полярность общности и разнородности, также как тотальности и локальности". Постмодернизм, с его точки зрения, выступает в роли вируса, инфицирующего социологическую теорию, вируса, который сковывает международный дискурс. Другая реакция состоит в том, чтобы при всем критическом отношении к постмодернизму, признать наличие описываемых им реальностей.

Что же представляют собой эти новые реальности? Складывается "новый мир возникающих новых миров", отличающийся неопределенностью ситуаций. Тирикьян употребляет словосочетание "новые миры" в феноменологическом смысле (как новые структуры сознания), в пространственном смысле (новые территории или новые пространства, где располагаются действующие лица), и в межличностном смысле (новые социальные связи, объединяющие народы, ранее отрезанные друг от друга или невидимые друг другу). Для изучения этого нового мира следует прибегнуть, по мнению Е.Тирикьяна, к методологическому подходу, во многом вытекающему из интегралистской теории П.Сорокина. "Методология П.Сорокина значима не только для исследования циклических изменений, но также для современного анализа цивилизаций, где некоторые из них обладают совершенно отличными от доминирующих на Западе культурными предпосылками".

"Новый мир новых миров" бросил вызов социологии, привыкшей к анализу современности, где многообразие миров - как их стадии развития, так и географическая локализация - устранялись идеей прогресса, вовлекающей (глобализирующей) мир по западному образцу. По определению новозеландского социолога Б.Смарта, социология была социологией для одного единственного мира, устроенного по образцу Запада. Глобализация современности имела имя "прогресс", глобализация сегодняшнего дня - начинающейся постсовременности - рассматривается как единство мира, народов Земли, заключенное в его многообразии. Явная антиномичность этого утверждения не смущает сторонников этой точки зрения: главное состоит в том, что человечество живет на Земле, что среда его обитания ограничена.

Сторонники "социологии для единого мира", утверждают, что в условиях глобализации требуется особая социология, которую надо создать - международная социология: "чтобы осмыслить становящееся все более глобальным общество, необходима особая форма международной социологии"^. Не соглашаясь с этой точкой зрения, Смарт пишет: "чем предполагать существование "глобального общества" в качестве рационального основания для глобальной или интернациональной социологии, проводите социологические исследования процессов глобализации и изучайте проблемы представления (различных культурных контекстов - Н.Ф.), которые возникают с появлением интернациональной социологии".

По мнению Смарта, мысль, что мы сейчас живем в одном мире является социологически непротиворечивой только в отношении экономических и геополитических процессов: "Глобализация не обязательно означает, что все мы живем в одном социальном мире, напротив... локальные приоритеты и интересы продолжают создавать те социальные миры, которые мы знаем и в которых мы живем".

Глобализация - сложный процесс: с одной стороны, "процессы глобализации не только связывают далекие локальные сообщества и вносят свой вклад в их трансформацию путем интенсификации всемирных социальных отношений; а с другой стороны, эти же процессы "усиливают давление на локальные автономии и региональную культурную идентичность"**.

Смарт предполагает, что процессы глобализации содержат тенденции, как гомогенизации, так и диверсификации, но это не подрывает возможности международной социологии, или, по крайней мере, ее значимость, наряду с другими формами существования социологии. Более того, стремление к местному, локальному и постмодернистское разнообразие культур делают существование международной социологии более необходимым. Поэтому, делает вывод Смарт, нужны как международные, так и локальные или региональные формы социологии для понимания "комплексного выражения глобальных процессов в локальных или региональных условиях".


Каталог: files
files -> Истоки и причины отклоняющегося поведения
files -> №1. Введение в клиническую психологию
files -> Общая характеристика исследования
files -> Клиническая психология
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> К вопросу о формировании специальных компетенций руководителей общеобразовательных учреждений в целях создания внутришкольных межэтнических коммуникаций
files -> Русские глазами французов и французы глазами русских. Стереотипы восприятия


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница