Особенности демографической безопасности России в процессе нарастания социальных противоречий в современном обществе



Скачать 169.82 Kb.
Дата13.05.2018
Размер169.82 Kb.

Викторов А.Ш.

д.соц.н., профессор МГУ

aviktorov@bk.ru
ОСОБЕННОСТИ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ В ПРОЦЕССЕ НАРАСТАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ
С точки зрения критической социологии демографическую безопасность можно свести к следующему гипотетическому пониманию: относительный рост и относительное сокращение численности населения есть проявление (позитивное, негативное) социальной, психологической, моральной и умственной природы человека, которая наиболее полно наблюдается на протяжении последних тридцати лет. Если сравнить статистические данные конца восьмидесятых годов XX века и современные, то обнаружим одинаковую критическую оценку качества человеческого материала (рост пьянства, наркомания, преступность, снижение рождаемости, смертность и др.). Отсюда можно предположить, что переход от одной системы ценностей к другой ничего не изменяет в социальной жизни человека. Это – на уровне видимости, но по сути происходит процесс формирования новой породы людей, общности (социальной, национальной, гражданской), когда неадекватные социальные субъекты не вписываются в современные условия жизни.

В современной научной литературе проблема демографической безопасности России – одна из самых дискуссионных, ибо связана с неоднозначным пониманием и осмыслением (научным, ценностным) характера будущего развития человека. Так, например, если для одних авторов снижение численности, прежде всего, русского народа (его депопуляция) является главной угрозой национальной безопасности России,1 то другие рассматривают её через призму естественной убыли всего российского населения (выделяя внутренние и внешние причины),2 а третьи – в контексте того или иного решения вопросов социальной защищенности граждан (помощь молодым семьям, развитие медицинского обслуживания населения и др.). Есть также такая точка зрения, где авторы усматривают существо проблемы с наступающим дефицитом «рабочих рук», необходимых для поддержания производства и обороны страны. По мнению С.М. Мягкова (кафедра социально-экономической географии географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова), западные страны ждет та же участь. Основную причину он видит в разрушении системы ценностей людей, утрате истинных национальных традиций и в деградации населения. Под деградацией он понимает постепенное ухудшение генофонда нации, за которым следует полное вымирание. Однако в самом общем виде, несмотря на известные расхождения, авторы едины в том, что сложившаяся демографическая ситуация: устойчивый процесс депопуляции и высокие темпы естественной убыли населения – требуют эффективно социальной и национально-ориентированной политики государства в целях сохранения и выживания России. По словам А. Солженицына: «Сбережение народа – высшая из всех наших государственных задач…. Однако при нынешнем физическом вымирании русского народа, конечно, есть перспектива замены русской культуры на пространстве России другими религиями и культурами».1



Поэтому рассмотрим различные аспекты демографической безопасности исходя из данного положения. Как показывает анализ специальной литературы наступление депопуляции в России вызвано рядом факторов, имеющих как фундаментальный, так и инструментальный характер (те или иные социально-идеологизированные решения). Фундаментальные факторы, т.е. сложившиеся к настоящему времени параметры самого населения (возрастная структура) и его воспроизводства таковы, что они и в XXI веке будут воздействовать на сокращение численности населения России. Эффект инструментальных факторов как в отношении рождаемости (определенный позитивный сдвиг под воздействием мер помощи семьям в 80-е годы), так и в отношении смертности (снижение под воздействием мер антиалкогольной кампании) полностью исчерпал себя к началу XXI века. Но самое главное заключается в том, что на этом фоне возрастает влияние на воспроизводственные процессы такого общего фактора как системный кризис, связанный с институциональным и структурным изменением российского общества, который и предопределил следующие характерные особенности сложившейся демографической ситуации в современной России, а именно:

  • значительные масштабы сокращения населения;

  • низкая рождаемость, массовое распространение однодетной семьи, не обеспечивающей воспроизводства населения;

  • продолжающееся старение населения, изменение соотношения работающих и пенсионеров, обостряющее проблемы пенсионного обеспечения;

  • огромные потери населения, вызванные сверхсмертностью мужчин, особенно от несчастных случаев, отравлений и травм;

  • кризис семьи, высокий уровень разводов;

  • зависимость темпов сокращения численности населения от уровня компенсации естественной убыли внешней миграции;

  • значительные объемы вынужденной миграции и нелегальной миграции.

  • сокращение объема внутренней миграции, снижение мобильности населения.

Поэтому современная демографическая динамика в России обусловлена, с одной стороны, негативными факторами (тенденциями) прошлого века, а с другой - похожа на то, что происходит в большинстве западноевропейских стран. В режиме депопуляции живет довольно значительное число развитых государств. Но внешне похожие процессы в России и развитых странах имеют принципиально различную природу. Суть в том, что депопуляция в России, происходит под двойным давлением. Во-первых, она обусловлена уникально низкой даже по меркам развитых стран рождаемостью (коэффициент суммарной рождаемости составляет 1,2-1,3 при необходимом хотя бы для простого воспроизводства населения уровне в 2,15). Во-вторых, и это главное, она определяется катастрофически высоким уровнем смертности. Аналоги российским показателям смертности населения можно найти лишь среди слаборазвитых стран, в частности, уже в наступившем столетии общая продолжительность жизни в России не превышает средний уровень стран Юго-Восточной Азии. В настоящее время продолжительность жизни в России на 11-12 лет ниже, чем в большинстве европейских стран и на 15 лет ниже, чем в Японии. Стало быть, острота депопуляционной ситуации в России формируется не только за счет сужения базы воспроизводства (низкой рождаемости), но, прежде всего, за счет высоких издержек (сверхсмертности).1

По мнению И. Орловой, динамика смертности в России свидетельствует о повороте вспять основных демографических тенденций. Существует демографическая аксиома, согласно которой на протяжении истории человечества смертность приобретает определенно направленные качественные и количественные изменения. Основное направление качественных изменений – это ослабление действия экзогенных, внешних факторов (эпидемий, голода, туберкулеза, желудочно-кишечных инфекций, травм, отравлений) и роли случайности в процессе вымирания поколений. Генеральной линией количественных изменений является изменение порядка вымирания, ведущее к увеличению среднего времени, проживаемого каждым поколением. Исторически во всех странах в разное время осуществляется переход от так называемой смертности традиционного типа с преобладанием причин экзогенного (внешнего) характера к смертности современного типа с преобладанием эндогенных (внутренних) факторов, порожденных внутренним развитием человеческого организма, естественным старением, при котором среди причин преобладает смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. В России в 90-е годы это генеральное направление было повернуто вспять: произошло резкое увеличение смертности от экзогенных, внешних факторов, от неестественных и насильственных причин, туберкулеза. Особенностью российской модели стала активизация преждевременной смертности и «недожитие» до «старческих» причин смерти.1 Стала уменьшаться средняя продолжительность жизни в России. В 1980 году потребление алкоголя россиянами превысило 5 литров абсолютного спирта на душу населения в год, что стало опасно для генетического здоровья народа. Для сравнения, страны Запада достигли этого рубежа в 1995 году. При дальнейшем увеличении потребления алкоголя на 1 литр на человека в год количество преждевременных смертей в России увеличивается на 130 тыс. в год. Сегодня в Москве и других крупных городах потребление алкоголя превысило второй критический рубеж, за которым население умственно вырождается через три поколения.

По мнению международных экспертов, низкая продолжительность жизни российских мужчин связана как с социально-экономическими, так и поведенческими факторами, предопределенных гендерными стереотипами (чрезмерное употребление алкоголя, наркотиков, табакокурения).2 Принято считать, что если доля наркоманов в популяции составляет 5-7%, то возникает угроза ее генетическому фонду. В России эта доля приближается к 10%. Особенно быстро растет молодежная наркомания. Психической депрессией страдают около 90% россиян, каждый сороковой человек психически болен. Их количество растет, причем не только в городах, как это происходит на Западе, но и сельской местности. Эти и другие обстоятельства могут привести к тому, что к 2020-2030 гг. доля больных новорожденных детей может превысить 80%, т.е. наступит необратимая деградация населения.

В 1993 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и ЮНЕСКО для разных стран мира оценили так называемую «жизнеспособность народа», включив в этот показатель данные о генетическом и физиологическом здоровье и интеллектуальном развитии. Наивысшая оценка была равна 5 баллам. При оценке менее 3 баллов возможно дальнейшее снижение жизнеспособности народа, если не увеличивать затраты на медицину, охрану окружающей среды и образование. При оценке менее 1,5 баллов очень вероятны деградация, резкий рост количества нетрудоспособного населения и постепенное вымирание нации. «Отличников» среди стран не нашлось. По 3-4 балла получили, в частности, Швеция, Нидерланды, Бельгия, Дания, Канада, США, Израиль, Япония. По 1,5-2 балла – Китай, Вьетнам, Ирак, Турция, Афганистан. Россия получила 1,4 балла в ряду с некоторыми странами Африки.1 Эксперты предсказывают сокращение численности населения России на 40-50 млн. человек к 2030-2035 годам, причем в этой оценке не учтена эмиграция образованной молодежи.

Народная мудрость гласит: если хочешь быть счастливым час – закури; день – напейся; месяц – женись; год – заведи любовницу; всю жизнь – будь здоров. Следуя этой мудрости можно сказать, психология россиян ориентирована, к сожалению, на опасное существование, а не на культуру здорового полноценного развития. Особую роль в этом отношении должен был бы сыграть институт семьи, который, однако, находится в кризисном состоянии (изменение семейных традиций, рост неполных семей, разводов, насилия, абортов и т.д.). Кроме того, специалисты отмечают, что за последние 10 лет родилось почти на 6 миллионов детей меньше, чем за предыдущее десятилетие. За этот же период число молодых людей в возрасте до 16 лет сократилось на три миллиона, т.е. почти на 10%. По России сейчас насчитывается 42 миллиона семей, из них только 19,6 миллиона имеют детей до 18 лет. Среди семей с детьми больше всего однодетных – их доля составляет 31%, с двумя детьми – 21,4%. Многодетные семьи (три и более детей) составляют всего 5,3%. Но, по расчетам ученых, для простого замещения поколений необходимо, чтобы трое и более несовершеннолетних людей были в 15% семей. По данным Думского комитета, за последнее время резко возросло количество неполных семей. В нашей стране их сейчас 5,2 миллиона. Иными словами, каждый седьмой российский ребенок, не достигший 18 лет, воспитывается в неполной семье. Кроме того, все чаще в отчетах специалистов звучит такой термин, как «бедная семья». И количество подобных «ячеек общества» растет. 34,4% от общего числа семей (в городе – 26,5, на селе – 59,2%) можно причислить к данной категории. 76,3% из них составляют многодетные семьи, 69% - молодые. Однако даже этим неприятности российских семей не исчерпываются. На учете в органах внутренних дел стоят 125 тысяч родителей, уклоняющихся от воспитания детей или отрицательно на них влияющих. 50 тысяч детей ежегодно убегают из семьи, около двух тысяч покончили жизнь самоубийством, в неблагополучных семьях проживают 70% подростков, употребляющих наркотики. Серьезной проблемой является и рост насилия в семье. По данным социологических исследований, насилие наблюдается в каждой четвертой российской семье. Здесь совершается около 30% умышленных убийств. Ежегодно более двух миллионов детей подвергаются избиениям в семье. 10% этих детей погибают от побоев, а две тысячи совершают самоубийства.1 В известной мере можно сказать также, что социокультурная среда (условия) для большинства населения не соответствуют биологическому выживанию человека. Что, в конечном итоге (по версии Скулачева), может сформировать генетическую программу самоубийства у большинства населения.

Исходя из этого, некоторые демографы прогнозируют, что если этот процесс будет продолжаться и дальше, то рождаемость будет по-прежнему иметь тенденцию к снижению, которая в России вообще уменьшается с 20-х годов. И чтобы его замедлить, необходимо снизить смертность, в том числе и в первую очередь – материнскую и младенческую, ибо здоровье детей зависит от здоровья родителей, течения и исхода беременности и родов. Между тем, здоровье беременных женщин продолжает ухудшаться. Нормальные роды составляют всего 30%, а в ряде регионов – менее 20%. На фоне низкой рождаемости национальной драмой для России стали аборты. Из 10 беременностей 7 завершаются абортами и только 3 – родами. Каждый десятый аборт – у женщин до 19 лет, более 2 тыс. абортов производятся ежегодно у подростков до 14 лет. После абортов более чем 70% женщин страдают воспалительными заболеваниями женских половых органов, часто не могут доносить уже желанную беременность, становятся бесплодными.

В этом отношении сравнительный анализ определенных данных показывает, что в России в среднем в три раза меньше используют средства современной контрацепции, чем в Европе (т.е. около 24% населения), что, соответственно, приводит к увеличению числа абортов (от 5 до 10% в зависимости от страны). Это с одной стороны, а с другой – если учесть, что, начиная с 1989 года и по настоящее время в России ежегодно по 8 млн. убивали абортами, то получится более 100 млн. непоявившихся на свет россиян. Но самое главное, наверное, в том, что коэффициент младенческой смертности на 1000 живорожденных и материнская смертность на 100 000 новорожденных в России, соответственно, в 4-5 раз выше по сравнению с развитыми странами. 1

Отметим также, что почти 70% беременных женщин имеют отклонения в состоянии здоровья, роды протекают нормально менее чем в 40% случаев, больше половины новорожденных уже при рождении имеют какие-то дефекты. К концу школы 10% детей остаются здоровыми, у 40% имеются хронические заболевания. Наблюдается также отставание детей в своем развитии по росту, по весу, по психическому состоянию и др. Отсюда, некоторые специалисты считают, что демографический переход от патриархальной многодетной семьи к современной малодетной у нас давно завершился. Надо сказать, что на этот процесс наложили отпечаток также военные годы, с низким уровнем рождаемости и высоким – смертности, которые сменялись, в свою очередь, компенсационными пиками – так называемыми «бэби-бумами», после чего возникали демографические волны с периодичностью примерно 20 лет. Развитие культуры, здравоохранения, рост уровня жизни вели к снижению числа смертей в расчете на 1000 населения, но во время войн смертность резко возрастала. Падение рождаемости также сказывалось на уровне смертности, поскольку возрастная структура постоянно менялась в сторону увеличения доли старших возрастов, т.е. шел относительно постоянный процесс «старения населения». А чем выше средний возраст населения, тем выше уровень смертности. Отметим также возрастающее влияние социальной патологии, особенно пьянства, т.е. налицо многофакторный процесс.



В России в конце прошлого века уровень рождаемости составлял около 50 промилле (‰), а это очень высокий уровень, но и смертность была очень высокой, что в результате не давало высокого прироста. В советское время рождаемость снизилась до 17-18 ‰, а теперь до 8-9 - едва ли не самый низкий уровень в мире, что связано как с изменением традиций, так и психологии. Как считают некоторые специалисты, сокращение рождаемости началось в России в 60-е годы прошлого столетия, хотя это неверно, так как во второй половине 60-х годов был временный спад рождаемости, связанный с последствиями войны, поскольку в детородный возраст вступило малочисленное поколение «детей войны». Но затем рождаемость выровнялась на уровне 17-18 ‰. Затем была антиалкогольная кампания, которая также повысила рождаемость в 1986-1987 годы и снизила уровень смертности. Но последовавшего спада мы не имели никогда: ни в мирное, ни даже в военное время. Тогда еще действовал стереотип многодетной семьи. Сейчас он полностью сломан, нормальное демографическое развитие страны прервано. В 1994 году прошла микроперепись, массовое обследование населения РФ. Так вот, среди обследованных женщин детородного возраста 24% не желали вообще иметь детей. Из женщин, имеющих ребенка, 76% не желают иметь второго, а 96% - третьего, т.е. налицо ориентация населения России на бездетную и однодетную семью.1 С другой стороны, по мнению психологов, в российских – русских, татарских, еврейских (вне зависимости от национальности) семьях сформирован особый социально-психологический тип мужчин – «подкаблучников». В силу их социальной пассивности и неприспособленности роль «добытчика» в семье играет именно женщина. Крупный бизнес – епархия мужчин, но в мелком бизнесе, медицине, юриспруденция – почти исключительно женщины и часто они немало зарабатывают. Но такой социально-психологический климат в семье приводит к воспитанию неуверенных в себе людей.2 В этом отношении отметим также, что молодое российское поколение, наверное, самое красивое в мире, поскольку в силу определенных историко-культурных условий, Россия сформировала особый женский генотип безопасности (жизненно здорового и устойчивого). Однако в последние десятилетия происходит его разрушение благодаря воздействию на физическое здоровье различного рода потенциальных и реальных биосоциальных угроз, опасностей. Отсюда, после определенного возрастного рубежа внешние данные молодого поколения ближе к среднему, а особенно к пожилому возрасту очень сильно изменяются и далеко не в лучшую сторону. Поэтому в известном смысле можно сказать, что Россия красива молодостью, а Европа – старостью. Исходя из вышеизложенного, проблема демографической безопасности с необходимостью требует эффективного государственного решения. Однако в принятой несколько лет тому назад правительством России концепции демографического развития РФ обойдены главные теоретические и прикладные вопросы взаимосвязи экономического и демографического развития России, и нет также упоминания о том, что нынешний демографический кризис – небывалая в истории страны угроза национальной безопасности.3 И это несмотря на то, что современная Россия живет в условиях постоянного перенапряжения: психологического, эмоционального, социального (свыше 70% населения), вызванного ухудшением социальных условий жизни, ростом преступности и населения. Отсутствие социально-экономической защищенности населения, нарастание потенциальных и реальных угроз, рисков в повседневной жизни, нормативно-правовой беспредел – все это в известной мере не способствует созданию в России необходимых условий для воспроизводства населения. Весной 2005 года министр регионального развития В. Яковлев в одной из телепередач привел весьма значимые в этом отношении цифры: 60% россиян – это старики, дети и инвалиды. Из 20 млн. мужчин трудоспособного возраста примерно 1 млн. отбывает заключение за различные виды преступлений, 4 млн. – «под ружьем» в системах МВД, МЧС, ФСБ, еще 4 млн. – хронические алкоголики, 1 млн. – наркоманы. По словам Яковлева, потери здоровых мужчин сейчас сравнимы с потерями СССР в годы Великой Отечественной войны. Иначе говоря, в стране со 144-миллионным населением скоро будет некому ни работать, ни рождать, ни воспитывать детей.

На наш взгляд, если гипотетически сложившуюся сложную демографическую ситуацию в России рассматривать в контексте противоречивого процесса биологического отбора населения страны (относительно высокая детская смертность и низкая средняя продолжительность жизни), то существующий опасный тип воспроизводства населения уже потенциально содержит в себе определенные новые (биосоциальные) свойства для будущего безопасного развития российского народа. Поэтому вряд ли можно согласиться с точкой зрения (достаточно официальной), что Россия находится всего лишь в условиях перехода от традиционного типа воспроизводства населения к современному, характерному для развитых стран.

Но в отличие от России, в развитых странах, помимо низкой рождаемости, существует также еще более низкая смертность и высокая продолжительность жизни, а поэтому сложившаяся негативная демографическая ситуация в России вызвана не столько определенным несоответствием современному типу воспроизводства, сколько системным социальным кризисом. В Европе тоже озабочены низкой рождаемостью и стимулируют ее увеличение, выплачивая деньги на каждого ребенка, снижая налоги родителям. Например, в Германии, где уровень рождаемости такой же, как и в России, незамужняя мать получает на ребенка около 1000 евро. Низкая рождаемость в сочетании с общей высокой смертностью (с 1992 года смертность превышает рождаемость в среднем в РФ на 800 тысяч человек ежегодно) и отсутствием последовательной и эффективной социально-демографической политики и привела к тому, что население страны в последнее десятилетие стало сокращаться.1

Исходя из этой крайне противоречивой демографической ситуации, некоторые авторы делают вывод о том, что у демографического будущего России три неоднозначных вектора развития:



  1. открыть Россию для внешней этнической экспансии и получить через некоторое время другую страну с другим народом;

  2. пустить процесс на самотек, прикрывшись удобным и универсальным тезисом «защиты прав человека», добавив к этому аргументы о мировых тенденциях снижения рождаемости, мол, и здесь мы не хуже других;

  3. сломать навязчивые стереотипы и сохранить Великую Россию как государство с исторически сложившимся этносом, как многонациональную общность носителей уникальных культурных и интеллектуальных ресурсов, без которых немыслима мировая цивилизация.

В осмыслении этого третьего пути интегральное значение имеет решение задачи жизнеобеспечения и защиты человека. Более того, необходимо и важно обосновать общенациональный проект, который может быть назван «Стратегическим маневром».2

Поэтому, по мнению большинства демографов, задача стимулирования рождаемости, является первостепенной. «Если в дальнейшем не будет поставлена задача по преодолению малодетности, по росту рождаемости до уровня, обеспечивающего хотя бы простое воспроизводство населения, тогда выход из состояния депопуляции окажется невозможным. Прекращение депопуляции при сохранении массовой малодетности достижимо только при фантастическом условии – массовом бессмертии».3



Таким образом, перед Россией встала необходимость проведения грамотной демографической политики, независимой от той или иной политической конъюнктуры, которая должна включать следующие направления:

  • стимулирование рождаемости и укрепление семьи на основе повышения материального благосостояния, качества и уровня жизни семей, социальной защиты семей и материального поощрения при рождении детей;

  • улучшение состояния здоровья населения, увеличение продолжительности жизни, снижение предотвратимой смертности населения, прежде всего мужчин трудоспособного возраста;

  • активизация информационно-разъяснительной работы в области народонаселения, формирование определенных социальных установок и духовно-нравственных ценностей в обществе.

1 К 2015 году русская рождаемость упадет до 0,4-0,6 млн. в год (в 1,5-2 раза). Это следствие трех основных факторов: уменьшение численности женщин основного детородного возраста; ухудшение детородного качества поколения, рожденного в эпоху массовых абортов; либеральный эгоизм. См.: Карта опасности. Информационный сборник «Безопасность». 2003. - № 1-2; Общая теория национальной безопасности. - М., 2001. - С. 143 (прим. авт.).

2 К примеру, вследствие существенного сокращения сальдо внешней миграции из стран ближнего зарубежья или вследствие изменения национальной принадлежности, особенно со стороны украинцев. См.: Россия: глобальные вызовы и локальные риски. - М., 2005. - С.345 (прим. авт.).

1 См.: Солженицын вновь заговорил // Аргументы i время. 2006. - № 1, 11 мая.

1 См.: Россия: глобальные вызовы и локальные риски. - М., 2005. - С. 346-347; Осипов Г.В. Социальное миротворчество и социальная практика. - М., 2000; Елизаров В. Демографический кризис в России: факторы и последствия. - http://antronotok.archipelag.ru.

1 См.: Орлова И. Смертность в современной России: характер и особенности. Наука. Политика. Экономика. - М., 2001. - С. 76.

2 См.: Демоскоп Weekly. – М., 2005. - № 219-220, 24 октября-6 ноября. - http://www.demoscope.ru.

1 Интересно отметить, что по индексу развития человеческого потенциала (2004 г.) Россия занимала 57-е место, Китай – 94-е, а Индия – 127-е. Отсюда следует парадоксальный вывод: относительно плохие условия жизни для одних становятся источником развития и депопуляции, а для других – источником малоразвитости и увеличения численности (прим. авт.).

1 См.: Родителей не выбирают // Культура. 1998. - № 44, 26 ноября-2 декабря

1 См.: Горбачева А. Россия: рождаемость, уровень жизни, аборты, травмы // НГ. – М., 2002. - 27 февраля.

1 См.: Это геноцид // Завтра. – М., 1998. - № 5 (218), январь.

2 См.: Как улететь из гнезда кукушки // ЛГ. – М., 2003. - №18 (5923), 14-20 мая.

3 Политическая элита России занимается большой политикой, Россию приняли в число развитых стран большой восьмерки, но у европейских стран таких внутренних проблем, как в России, не существует. Совместное решение глобальных проблем – это почетно, но пускать на «самотек» или пренебрегать жизненными проблемами своей страны – это, по крайней мере, безрассудно, а точнее – преступно (прим. авт.).

1 В СМИ проблема депопуляции российского населения является, по-видимому, одной из самых обсуждаемых, особенно среди национально ориентированных политиков и общественных деятелей. Однако проблема цивилизованного (реального) обеспечения детей дошкольными и школьными учреждениями остается как бы в стороне. Так, например, только в «благополучной» Москве количество детских садов и яслей необходимо увеличить в 2-3 раза (прим. авт.).

2 См.: Кузнецов В. Безопасность, благополучие человека, семьи, государства // Гуманитарный стратегический маневр. - М., 2004. - С. 7.

3 См.: Антонов А.И., Медков В.М., Архангельский В.Н. Демографические процессы в России XXI века. - М., 2002. - С. 125.




Каталог: wp-content -> uploads -> 2014
2014 -> Достойный Друг Жизнь Лукреции Мотт
2014 -> Всероссийское ордена трудового красного знамени общество слепых
2014 -> Методическая разработка семинарского занятия по теме Основы философского понимания мира по дисциплине огсэ. 01. Основы философии Для специальностей: 060101 «Лечебное дело»
2014 -> Психология семейных отношений с основами семейного консультирования ред. Е. Г. Силяева
2014 -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница