Основные понятия логики разумного мышления


Объединение (унитаризация) фактов. Идея. Интуиция. Два вида унитаризации фактов: эссенциализация и холизация



Скачать 297.19 Kb.
страница6/6
Дата30.07.2018
Размер297.19 Kb.
1   2   3   4   5   6
7. Объединение (унитаризация) фактов. Идея. Интуиция. Два вида унитаризации фактов: эссенциализация и холизация

При выявлении сути фактов выше особо подчеркивалась такая их особенность, как объективность. Факты – бесспорно объективны. И в то же время они и субъективны. И эта субъективность фактов заключается вовсе не в том, что они существуют в суждениях как содержания последних. Выше уже отмечалось, что факт есть момент действительности, вырванный из нее и пересаженный в мышление человека. Таким образом, установление факта есть вырывание момента действительности из самой действительности. Разумное познание мира на первых порах с неизбежностью предполагает его раздробление на множество фрагментов. В этой изоляции фактов друг от друга и заключается их субъективность. Ведь в объективной реальности все те ее моменты, которые вошли в сознание в качестве фактов, существуют в неразрывной связи друг с другом. А в сознании они разъединены, оторваны друг от друга.

Образно выражаясь, факты, взятые сами по себе, изолированно друг от друга, суть осколки, обломки мира. И никакая, даже самая большая, куча этих обломков, никакая самая большая совокупность фактов не может дать целостного знания о реальности. Если мы разберем, скажем, дом, то он после этого существовать не будет, даже если при этом мы полностью сохраним все до единого материальные элементы (бревна, доски, оконные рамы, стекла и т. п.), из которых он был построен.

Вот потому-то все ученые, настаивая на огромной важности фактов как фундамента, на котором только и может быть воздвигнуто здание научного познания, в то же время без конца говорили о том, что факты, взятые в изоляции друг от друга, ничего не стоят. И они, как правило, указывали, что сделать для преодоления субъективности фактов. Их нужно связать друг с другом, нужно объ-единить.

«Простой факт или тысячи фактов, без взаимной связи, – писал крупнейший химик XIX в. Ю. Либих, – не имеют силу доказательств»17. «Простое констатирование фактов, – говорил великий французский физиолог К. Бернар, – никогда не может составить науку. Напрасно мы умножали бы факты и наблюдения; из этого ничего бы не вышло. Чтобы приобрести познания, необходимо нужно рассуждать о том, что было наблюдаемо, сравнивать факты и судить о них посредством других фактов»18.

«Отдельные факты, – говорил знаменитый русский химик


A. M. Бутлеров, – являются здесь, как слово в целой странице, как определенная тень в картине. Взятые сами по себе, они могут иметь весьма ограниченное значение. Как из ряда слов составляется речь, а из совокупности теней – определенные образы, так из массы постигнутых фактов, состоящих в связи друг с другом, рождается знание в его возвышенном, лучшем смысле... Только тогда начинается истинное человеческое знание, возникает наука»19. «Голые факты, – указывал выдающийся немецкий биолог Э. Геккель, – служат только сырым материалом, из которого без разумного сопоставления и философского соединения не может быть построена никакая наука»20. «Нельзя ли нам удовольствоваться одним только чистым опытом? – спрашивал замечательный французский математик и физик А. Пуанкаре и тут же отвечал: – Нет, это невозможно: такое стремление свидетельствовало бы о полном незнакомстве с истинным характером науки. Ученый должен систематизировать; наука строится из фактов, как дом из кирпичей; но простое собрание фактов столь же мало является наукой, как куча камней – домом»21.

«В области явлений общественных, – писал специалист в области уже не естественных, а общественных наук В. И. Ленин, – нет приема более распространенного и более несостоятельного, как выхватывание отдельных фактиков, игра в примеры... Факты, если взять их в их целом, в их связи не только “упрямая”, но и безусловно доказательная вещь. Фактики, если они берутся вне целого, вне связи, если они отрывочны и произвольны, являются именно только игрушкой или кое-чем еще похуже... Вывод отсюда ясен: нужно установить такой фундамент из точных и бесспорных фактов,


на который можно было бы опираться, с которым можно было сопоставлять любое из тех “общих” или “примерных” рассуждений, которыми так безмерно злоупотребляют в некоторых странах в наши дни. Чтобы это был действительно фундамент, необходимо брать не отдельные факты, а всю совокупность относящихся к рассматриваемому вопросу фактов, без единого исключения, ибо иначе неизбежно возникнет подозрение, и вполне законное подозрение в том, что факты выбраны или подобраны произвольно, что вместо объективной связи и взаимозависимости исторических явлений в их целом преподносится “субъективная” стряпня для оправдания, может быть, грязного дела»22.

Таким образом, единственный способ преодолеть субъективность фактов заключается в том, чтобы связать их воедино, причем связать их так, как связаны в самой реальной действительности эквифакты. А это предполагает познание связей, существующих в реальности. Только познав реальные связи между эквифактами, можно из груды обломков мира построить в сознании мир таким, каким он существует вне сознания, воссоздать реальный мир во всей его целостности.

Получив в свое распоряжение факты, люди начинают их так или иначе упорядочивать: классифицируют, обобщают, расставляют их во времени и пространстве. Но все это пока еще не объединение фактов, а лишь создание условий для него. Объединение начинается тогда, когда вскрываются более глубокие, чем пространственные и временные, отношения между моментами действительности, и каждый факт предстает не изолированно, а в связи с целым рядом других таких же фрагментов.

Именно это связывание фактов друг с другом, их объединение и есть то, что принято называть истолкованием (интерпретацией) фактов. Результат этого процесса – понимание фактов. Проявляется это понимание в объяснении фактов. Связывание, объединение фактов можно было бы назвать унитаризацией (фр. unitare от лат. unitas – единство).

Унитаризация всегда начинается с появлением идеи. Идея есть простейшая единица истолкования, элементарная мыслительная форма, в которой может проявиться понимание, и тем самым исходный пункт унитаризации. Всякая истинная идея возникает на основании фактов, но сама она никогда не выводится прямо из них по законам формальной логики. Она возникает в результате интуиции, которая играет в логике разумного мышления роль, аналогичную роли умозаключения в логике рассудочного мышления. Возникнув, идея в последующем может подвергнуться разработке и превратиться в систему идей.

Унитаризация фактов происходит по-разному в зависимости от того, какие именно факты связываются, объединяются, интерпретируются. Как уже указывалось, существуют два основных вида фактов: факты единичные и факты общие. Соответственно существуют два основных вида унитаризации фактов: унитаризация единичных фактов и унитаризация общих фактов.

Первый и более простой вид унитаризации – объединение единичных фактов. Он заключается в том, что единичные факты при посредстве идеи соединяются таким образом, что становятся частями единого целого. Вполне понятно, что определенную совокупность единичных фактов можно объединить только в том случае, когда соответствующие им в реальности эквифакты действительно представляют собой части единого целого. Понятия целого и частей часто конкретизируются в понятиях «система», «структура», «элементы»… Система всегда состоит из более или менее определенного числа элементов, связанных воедино определенной структурой. Именно структура делает те или иные моменты реальности частями единого целого, элементами одной системы. Объединение единичных фактов с необходимостью предполагает выявление реальной структуры, реального каркаса реально существующего целостного образования. Идея, чтобы объединить единичные факты, должна представлять собой отражение структуры реального целого, структурных связей, соединяющих элементы реальной системы.

Если образно назвать единичные факты осколками, обломками мира, то такого рода унитаризацию можно охарактеризовать как «склеивание» этих осколков в единое целое. Роль «клея» при этом выполняет идея. Добывание фактов можно, скажем, сравнить с разбиванием фарфоровой вазы на мелкие осколки, а описанную выше унитаризацию – со склеиванием их, в результате которого перед нами предстает ваза такой, какой он существовала первоначально. Движение мысли идет при этом от частей к целому. Результатом является умственная конструкция, в которую добытые единичные факты, объединенные посредством идеи, входят в качестве необходимых ее частей. В моей работе «Труд Ш.-В. Ланглуа и Ш. Сеньобоса “Введение в изучение истории” и современная историческая наука» (2004) она была названа идеефактуальной картиной, или, короче, идеефактуалом23.

Как это ни странно, но рассмотренный выше мыслительный процесс до упомянутой выше моей работы никогда не подвергался теоретическому анализу и до сих пор не имеет ни в философии, ни в науке никакого названия. Я буду именовать этот вид унитаризации холизацией (от греч. holos – целое). Соответственно результату холизации – созданной целостной картине, частями которой являются единичные факты, – можно кроме названия идеефактуальной картины присвоить и более короткое – холия. Соответственно идею, соединяющую единичные факты, можно назвать холической идеей. Представляя собой отражение целостности, холическая идея дает возможность дать картину целого, воспроизвести, воссоздать целое. Холия, или идеефактуальная картина, есть умственная целостная система, в которую единичные факты входят в качестве ее элементов. Предварительный набросок холии обычно называется версией.

Описанный вид унитаризации никогда не использовался и не мог использоваться в естественных науках. В естествознании полученные единичные факты сразу же или несколько позднее, но всегда обобщаются. От единичных фактов мысль естествоиспытателя во всех случаях без исключения движется к общим фактам. Для естественных наук только общие факты имеют значение.

Но даже общие факты, сами по себе взятые, представляют собой лишь фрагменты мира. И самая полная сумма общих фактов не способна дать картины мира. Их обязательно нужно объединить. Но в случае с общими фактами холизация невозможна. Единственно возможный здесь способ – открытие сущности явлений, представленных в мышлении фактами, выявление законов, определяющих динамику этих явлений. Только познание сущности, законов дает возможность объединить общие, а тем самым и стоящие за ними единичные факты. Этот вид унитаризации можно назвать эссенциализацией (от лат. essentia – сущность). Эссенциализация начинается с создания идеи, представляющей собой эскиз сущности, – эссенциальной идеи. Затем эссенциальная идея разрабатывается, и создается вначале гипотеза, которая или отвергается, или становится теорией, которая есть уже не эскиз, а картина сущности. Поэтому данный процесс можно было бы назвать и теоретизацией.

В данном случае объединение означает не воссоздание целого из частей, а выявление общего между всеми данными явлениями, заключающегося в том, что все они подчинены действию одного и того же закона или одних и тех же законов. Здесь мысль движется не от части к целому, как при холизации, а от одного уровня общего к более глубокому его уровню. Поэтому если холия включает в себя в качестве своих составных частей факты, которые она объ-единяет, то теория никаких фактов в себя не включает. Она представляет собой исключительно систему идей.

Эссенциализация, или теоретизация, является более высокой формой унитаризации, чем холизация. Она возникает довольно поздно в отличие от холизации, которая в различного рода формах существовала всегда. Теория может быть научной и только научной (под наукой понимается и наука философии), холия же может быть и чаще всего является не научной, а житейской.

В отличие от холизации процесс эссенциализации, создания теории давно уже замечен и более или менее детально изучен.


О нем существует огромное количество литературы. Но это отнюдь не значит, что его не нужно продолжать исследовать. В философской литературе, особенно в трудах представителей аналитической философии, теория чаще всего понимается неверно. Ее трактуют как высказывание (суждение, предложение), сумму или, в самом лучшем случае, систему высказываний. В действительности же теория никогда не состоит из суждений. Она есть система идей и понятий, которая находит свое выражение в тексте. Нужно четко отличать теорию от теоротекста.

1 См., например: Строгович, М. С. Логика. – М., 1949. – С. 74 и сл.; Алексеев, М. Н. Диалектика форм мышления. – М., 1959. – С. 276–278 и др.

2 См., например: Асмус, В. Ф. Логика. – М., 1947. – С. 27–31; Клаус, Г. Введение в формальную логику. – М., 1960. – С. 59–60; Копнин, П. В. Диалектика как логика. – Киев, 1961. – С. 228–233 и др.

3 Овчинников, Н. Ф. Методологическая функция философии в естествознании // Материалистическая диалектика и методы естественных наук: сб. статей / под ред. М. Э. Омельяновского. – М., 1968. – С. 22.

4 Обзор взглядов на природу факта см.: Меерзон, Л. С. О некоторых спорных вопросах в освещении проблемы факта науки // Философские науки. – 1971. – № 2. Хотя со времени написания этой статьи прошло много лет, положение в этой области знания мало изменилось.

5 Цит. по: Душенко, К. Цитаты из всемирной истории: от древности до наших дней. – М., 2006. – С. 35.

6 Черняк, В. Факт в системе научного знания // Политическое самообразование. – 1975. – № 10. – С. 55, 56.

7 См.: Медведев, Ж. Взлет и падение Лысенко. – М., 1993; Сойферт, В. Н. Красная биология. Псевдонаука в СССР. – М., 1998.

8 Черняк, В. Указ. соч. – С. 54.

9 Малкей, М. Наука и социология знания. – М., 1983. – С. 62.

10 Вернадский, В. И. История минералов земной коры. – Т. 1. – Вып. 1. – Пг., 1923. –
С. 3–4.

11 См.: Сибрук, В. Роберт Вуд. Современный чародей физической лаборатории. – М., 1980. – С. 229–233.

12 Винклер, Г. Вавилонская культура в ее отношении к культурному развитию человечества. – М., 1913. – С. 3.

13 О понятии «социоисторический организм» см.: Семенов, Ю. И. Философия истории. Общая теория, основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней. – М., 2003. – С. 21–34.

14 Ланглуа, Ш.-В., Сеньобос, Ш. Введение в изучение истории. – М., 2004. – С. 176.

15 Ланглуа, Ш.-В., Сеньобос, Ш. Указ. соч. – С. 213.

16 См.: Семенов, Ю. И. Труд Ш.-В. Ланглуа и Ш. Сеньобоса «Введение в изучение истории» / Ш.-В. Ланглуа, Ш. Сеньобос // Введение в изучение истории. – М., 2004.

17 Либих, Ю. Письма о химии / пер. с 4-го нем. изд. – СПб., 1861. – Т. 1. – С. 19.

18 Бернар, К. Введение в изучение опытной медицины. – СПб. – М., 1866. – С. 20.

19 Бутлеров, A. M. О практическом значении научных химических работ / А. М. Бутлеров // Соч.: в 3 т. – Т. 3. – М., 1958. – С. 19–20.

20 Геккель, Э. История племенного развития организмов. – СПб., 1879. – С. 661.

21 Пуанкаре, А. Наука и гипотеза. О науке. – М., 1990. – С. 116–117.

22 Ленин, В. И. Статистика и социология / В. И. Ленин // Полн. собр. соч. – Т. 30. –
С. 350–351.

23 Семенов, Ю. И. Указ. соч.

Философия и общество, № 2, апрель–июнь 2010 5–26



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница