Основы философии истории


Общество как социально-историческая система



страница14/81
Дата04.06.2018
Размер3.6 Mb.
ТипУчебник
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   81

4.1. Общество как социально-историческая система


Общество состоит из людей, благодаря взаимодействию которых складываются все социальные процессы, и тем не менее, никто не назовет отдельного человека, даже сыгравшего важную роль в обществе, субъектом исторического процесса. Все признают, что предметом изучения истории выступает, прежде всего, отдельное конкретное общество на определенном историческом этапе его развития. Говорят также о развитии человеческого общества в целом, изучением которого занимается всемирная история. Кроме того, историки выделяют отдельные типы обществ, например, рабовладельческое или феодальное. Правда, здесь сразу же возникает вопрос: а существовало ли такое общество в исторической действительности? Да, мы знаем из истории о существовании конкретных рабовладельческих обществ в Древней Греции и Риме, каждое из которых обладало своими специфическими особенностями, но рабовладельческого общества как такового, взятого в «чистом виде» не существовало. То же самое можно сказать о феодальном обществе. Можно говорить о феодальном обществе во Франции, Англии и России, но нельзя назвать какое-либо феодальное общество, лишенное конкретных особенностей и черт. Такое общество тем и отличается от конкретного исторического общества, что оно возникает в уме у историка в результате абстракции от тех или иных второстепенных свойств и отношений существовавших в прошлом конкретных рабовладельческих или феодальных обществ и выделения у них общих, существенных, типичных признаков. На этом основании некоторые историки рассматривают подобные типы обществ как чисто умозрительные конструкции, не отражающие ничего реального в исторической действительности. Однако такой подход нельзя считать правильным. Понятия рабовладельческого, как и феодального и капиталистического, общества по своей логической природе ничем не отличаются от других общих исторических и научных понятий. Ведь даже такие простейшие понятия, как, например, «дерево», «лошадь» и «дом», отображают лишь общие свойства конкретных объектов и поэтому, как таковые, в реальном мире не существуют.

Необходимо ясно отличать конкретные объекты исторического процесса - отдельные общества, цивилизации, нации и т.п., от тех понятий и идеальных конструкций, с которыми работает историк. По-видимому, простейшее из них - понятие отдельного конкретного общества, которое служит единицей исторического развития. Разные авторы называют его по-разному. Многие из них сравнивают общество с живым организмом, потому что оно также возникает, растет, достигает расцвета, а потом приходит в упадок и исчезает. Такой терминологии придерживается, например, Ю.И. Семенов, который предпринял интересный и поучительный анализ употребления понятия «общество» в научной литературе1.

Рассмотрение общества как живого растущего организма, аналогия между ними, помогает нашему воображению яснее и нагляднее представить исторический процесс эволюции общества. В то же время подобная аналогия оставляет в тени и не подчеркивает существенного различия между ними, что значительно усложняет терминологию. Термины социально-исторический организм, система социальных организмов, геосоциальный организм и т.п., ничем не лучше терминов социально-историческое общество, система таких обществ или геосоциальная система, т.е. общественная система, рассматриваемая в единстве с занимаемой географической территорией. Кроме того, с помощью указанной терминологии трудно выразить отношение между социально-историческими системами разной степени общности. Например, как представить отношение между отдельными социально-историческими организмами и совокупностью таких организмов, а тем более совокупностью всех существовавших когда-либо социально-исторических организмов? Эти трудности исчезают, как только мы прибегаем к понятиям и методам теории систем, как для классификации, так и для анализа структуры социально-исторических систем1.

Конкретное общество, существовавшее в прошлом, например, афинское общество времен Перикла или великое княжество Московское, можно рассматривать как отдельную социально-историческую систему. Именно в рамках системы происходит взаимодействие людей, в результате чего и возникают определенные экономические, политические, социальные и другие отношения, которые обеспечивают единство и целостность этой системы.

Совокупность социально-исторических организмов в зависимости от характера связи между ними вполне допустимо рассматривать как некоторую систему, состоящую из определенных подсистем или конкретных обществ. Именно так можно подходить к анализу обширных социально-исторических систем, существовавших в истории древних шумеров и Египта, отдельные части которых в один исторический период составляли подсистемы более обширных систем, а именно единых царств, которые затем распадались. В результате из прежних подсистем возникали самостоятельные социально-исторические системы. Аналогичным образом можно рассматривать колониальные державы, например. Британскую империю, ядром которой служила Великобритания, установившая безраздельное господство над своими колониями. В результате развернувшейся национально-освободительной борьбы колонии, составлявшие подсистемы единой имперской системы, стали самостоятельными государствами и образовали новые социально-исторические системы.

Противоположный процесс образования социально-исторических систем наблюдается при образовании единых централизованных государств. В конце XIV - начале XV вв. произошло объединение Суздальско-Нижегородского, Тверского, Рязанского великих княжеств и Псковской и Новгородской земель во главе с великим княжеством Московским в единое государство, ставшее называться Россией Такой процесс объединения значительно ускорился с переходом от феодализма, с присущей ему раздробленностью, к капитализму, значительно способствовавшему усилению экономических связей между народами в рамках единого рынка, что можно проследить на примере объединения народов и образования централизованных государств на территории Западной Европы.

С точки зрения системного подхода легко устанавливается также отношение между вышеперечисленными обществами. Конкретное общество, существовавшее в реальной истории, можно охарактеризовать с помощью категории отдельного. Общество определенного типа, например, феодальное, образованное в результате абстракции от конкретных обществ, как было показано выше, можно рассматривать как особенное; наконец, человеческое общество в целом будет выражаться категорией всеобщего. Таким образом, на философском языке связь между рассмотренными понятиями обществ можно представить как отношение категорий отдельного, особенного и всеобщего.

Каждая последующая социально-историческая система представляет собой обобщение предыдущей, например, рабовладельческая социально-экономическая система является обобщением таких обществ, как древнегреческое и древнеримское. Когда говорят о субъекте исторического процесса, то имеют в виду, прежде всего, конечно, реальные социально-исторические системы, какими выступают отдельные конкретные общества или их группы, население которых проживает на определенной территории и управляется единой властью. Тем не менее, для более глубокого и всестороннего анализа историки выделяют в качестве своего объекта исследования также различные типы социально-исторических систем, или обществ, и даже человеческое общество в целом. Хотя такие системы суть абстракции от реальных систем, именно они позволяют выделить наиболее важные, существенные и повторяющиеся свойства, или признаки конкретных социальных систем или обществ, принадлежащих к определенному типу, и тем самым лучше понять их особенности.

Каждое общество, как социально-историческая система, обладает своей структурой, которую определяют как специфическую совокупность связей, существующих между элементами и частями системы. Историки вплотную столкнулись с изучением структуры общества при исследовании проблем перехода от первобытного общества к обществу цивилизованному. Известный немецкий историк античности Б. Нибур (1776-1831) одним из первых обратил внимание на то, что такой переход сопровождался изменением структурной организации общества. От общества, основанного на родовом принципе, совершился переход к обществу, организованному на государственном принципе, построенному на территориальном делении. Свои заключение Б. Нибур сделал на основе тщательного изучения древнеримской истории.

Другой не менее известный ученый, американский этнолог Льюис Генри Морган (1818-1881), выделил два типа обществ, первый из которых он называл первобытным обществом, а второй - цивилизованным обществом.

«Первый по времени, - указывал Л. Морган, - основан на личности и чисто личных отношениях и, может быть назван обществом (societies). Второй план основывается на территории и частной собственности и может быть назван государством (civitas). Политическое общество организовано на территориальных началах, и его отношение к личности и собственности определяется территориальными отношениями... В древнем обществе этот территориальный план был неизвестен. Появление его составляет пограничную линию между древним и современным обществом»1.

Столь категорическое утверждение разделяют не все ученые, поскольку первобытные общины также жили на определенной территории. Другое дело, что сама структура отношений между членами родовой общины и, прежде всего, отношения собственности стали постепенно меняться, а сами общины начали объединяться в племена. В результате публичная власть стала распространяться на большее число людей, а территориальные границы между разными племенами со временем стали обозначаться значительно четче, пока они не превратились в государственные границы в современном понимании этого слова.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   81


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница