Основания духовности Семь главных практик для пробуждения сердца и ума



страница45/190
Дата22.08.2018
Размер3.87 Mb.
ТипКнига
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   ...   190

Блаженство подлинной любви

С этим не согласны великие религии. Хотя они уважают романтическую любовь и во многих случаях считают ее священным даром, они также чувствуют, что она может быть бесконечно более глубокой и зрелой. Для них многие популярные формы любви – это всего лишь незрелые отражения бесконечно большей, более чистой и более глубокой любви. Например, несмотря на существующие различия, ислам и христианство отводят любви центральное место в спасении, тогда как буддизм большее значение придает мудрости: все великие религии тысячелетиями воспевали и искали эту большую любовь.

Ядро иудейской традиции составляют две заповеди: “Люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею и всеми силами” и “Возлюби ближнего как самого себя”. Иисус соглашался, что “нет более великих заповедей” и просил нас: “Любите друг друга, как я возлюбил вас”. Для Иисуса подлинная любовь распространялась на всех без исключения, и он поставил перед нами задачу любить даже наших врагов.

Не было другого человека, у кого слова бы до такой степени не расходились с делом. Неудивительно, что глубокое и необычное учение Иисуса было по большей части неправильно понято и показалось чрезвычайно угрожающим правителям того времени, пребывавшим в плену общепринятых условностей. Религиозные лидеры сочли его признание “Отец и я суть одно” крайним богохульством. Римляне видели в словах о его “царствии” опасное бунтарство, даже, несмотря на то, что Иисус абсолютно ясно дал понять: “Царство Мое не от мира сего”. Он был приговорен к невообразимо болезненной пытке – смерти через распятие. В агонии, умирая на кресте под насмешки палачей и улюлюканье толпы, он на последнем дыхании молился за них всех: “Отче! прости им, ибо не ведают, что творят”.

Индийские традиции индуизма и буддизма вторят призыву к всеобъемлющей любви. Они еще больше расширяют объятия этой любви, распространяя ее не только на людей, но и на всех тварей. В индуизме Ганди добавлял к заповедиВозлюби ближнего как самого себя” слова: “и всякое живое существо – это твой ближний”. Точно так же, в буддизме Будда призывал:
Как мать охраняет свое дитя, готовая пожертвовать собственной жизнью ради защиты своего единственного ребенка, так с безграничным сердцем должно лелеять все живые существа, наполняя весь мир беспрепятственной любящей добротой. Стоишь ты или идешь, сидишь или лежишь, пока ты бодрствуешь, постоянно помни об этом сердце и об этом лучшем на свете образе жизни.
Если великие религии столь славят и высоко превозносят любовь, она должна быть чем-то совершенно иным, нежели наше обычное наркотическое переживание любви, чем-то гораздо более глубоким и могучим, безграничным и благотворным. Так оно и есть. Любовь, о которой говорят великие религииагапе в христианстве, метта в Буддизме, и бхакти в Индуизме – это гораздо больше, чем мимолетные увлечения, восхваляемые в популярных песнях.

В то время как наркотическая любовь основана на болезненном ощущении недостатка и потребности, эта большая любовь основывается на льющейся через край полноте и радости.

У духовной любви нет желания получать – только желание давать, нет иной цели, кроме как пробудиться в других, нет иной потребности, кроме как поделиться собой. Будучи безусловной, она никогда не иссякает и не колеблется; будучи безграничной, она распространяется на всех.

И что лучше всего – говорят некоторые религии – эта безграничная любовь уже есть в нас, скрытая за незначительными барьерами, наподобие страха и гнева, и, в то же время, жаждущая наполнить наши сердца, затопить нас несказанной радостью, и хлынуть через край в нашу жизнь и взаимоотношения. Неудивительно, что столь многие святые прославляли любовь, как самую важную из человеческих способностей. Св. Павел воспевал ее в одних из самых поэтичных строк христианской Библии:


Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий.

Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто…

Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится,

не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла,

не радуется неправде, а сорадуется истине;

все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

Любовь никогда не перестает… (1 Кор 13:1-8)

Но любовь делает даже еще большее, поскольку она обладает способностью пробуждать нас. Согласно Рамакришне: “Возвышенное и невыразимое состояние самадхи наиболее прямо и естественно достигается посредством бескорыстной любви”. А нео­конфуцианский мудрец Ван Ян Мин говорил:

Следует воистину любить все, от правителя, министра, мужа, жены, и друзей, до гор, рек, духовных существ, птиц, животных и растений, чтобы реализовать нашу человечность, которая образует с ними одно тело, и тогда наш чистый характер будет полностью проявлен, и мы действительно будем едины с Небесами, Землей и всем бесконечным множеством вещей.


Каталог: files
files -> Истоки и причины отклоняющегося поведения
files -> №1. Введение в клиническую психологию
files -> Общая характеристика исследования
files -> Клиническая психология
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> К вопросу о формировании специальных компетенций руководителей общеобразовательных учреждений в целях создания внутришкольных межэтнических коммуникаций
files -> Русские глазами французов и французы глазами русских. Стереотипы восприятия


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   ...   190


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница