Основа и источник



страница4/28
Дата25.05.2018
Размер1.3 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
3. Основы нашего молчания


Почему молчание?

Альтернативный вопрос Франциска – очень ценный вопрос: «Бог, кто ты? А кто я?» Мы постоянно его должны задавать. Этот вопрос напрямую ведет нас к опыту и пониманию основ квакерского богослужения – к тем моментам, когда мы обращаемся непосредственно к Богу и к нашим отношениям с Богом во время своеобразного молчания.


Что лежит в основе квакерского молчания и нашего представления о нем? Когда мы собираемся вместе на молитвенном собрании, мы ждем. Мы часто говорим, что мы ждем Бога. Для меня суть Собрания, с точки зрения простого смертного, заключается в том, чтобы собраться вместе и поддержать друг друга в нашем совместном внимательном наблюдении за Богом в действии. Именно здесь в лаборатории нашего богослужения мы наиболее четко претворяем в жизнь многие фундаментальные квакерские идеи. Молитвенное собрание – это парадигма большей части нашего квакерского опыта; это место, где мы видим основы в пределах небольшого пространства, и где мы учимся. Поскольку мы стараемся понять действия Святого Духа, давайте посмотрим на молитвенное собрание с этой точки зрения.

Мы создаем наши собрания как люди, работающие вместе со Святым Духом. Это для меня абсолютный основополагающий принцип, основа основ. Бог, к которому мы обращаемся в молчании, ждет нас так же, как мы ждем Бога; мы можем обратиться в глубине души и встретить Бога в тишине. Это простое открытие, которое можно выразить одним единственным предложением, и есть энергия и динамика, пауза и тишина внутри всей нашей организации и структуры. Именно поэтому, в «Квакерском квесте» мы можем разъяснить новичкам, ранее никогда не участвовавшим в квакерском богослужении, его основы в нескольких словах. И затем вместе погрузиться в глубокое молчание. Вот почему наши дети могут проводить Собрания; вот почему в январе 1985 года мы смогли помолиться в переполненном зале суда, где проходило слушание дела Клерков Собрания Страданий по поводу неуплаты налогов. Вот почему, в августе 1938 года, Руфус Джонс, Джордж Уолтон и Роберт Ярнолл смогли погрузиться в совместную молитву в приемной штаб-квартиры гестапо (Вининг, 1958, стр.291). Вот почему нам не нужно слишком много говорить об этом. Мы просто должны делать это.

Парадоксальным в этой динамической паузе является то, что нам очень хочется поговорить об этом; во время наших дискуссий Друзья открыли некоторые принципы, которые помогают нам в наших молитвах.
Если мы полагаем, что Духу Божиему достаточно того, что он работает через нас в соответствии с нашими типичными особенностями и использует наш внешний мир, как путь к Божественному, тогда на первый план выходят такие азы, как желание обычного простого человека усесться поудобнее в помещении со свежим воздухом. Нам всем известно, что теоретически мы можем молиться где угодно, невзирая на любые обстоятельства; на деле мы учимся этому, привыкая к обычной квакерской молитве и практикуясь в ней.

Здоровая обыденная диета очень помогает в тех случаях, когда приходится иметь дело с необычным – а иногда и помогает вносить коррективы.


Как только мы удобно уселись и устроились, а на это может уйти какое-то время, мы открываем доступ для Святого Духа. Французское слово disponible (доступный) выражает отношение к происходящему, царящее в нашей душе в этот момент. И я часто ловлю себя на том, что повторяю про себя это слово во время молитвенного собрания. Это слово передает отношение внимательной доступности – как инструмент в ящике для инструментов, как запчасть на полке. На деловых или на обучающих собраниях я вижу это более наглядно – себя и то, с чем я прихожу на собрание, я представляю как колоду карт в руках Бога. Колоду, раскинутой веером таким образом, что я знаю, что есть во мне, а сыграет моя карта или нет, зависит от того, появится ли такая необходимость и как пойдет дискуссия. Для меня эта образная картинка достаточно необычна, потому что с самого детства я не играла в карты.
Быть настоящим
У каждого из нас есть огромный опыт, который можно использовать на Собрании и в квакерском деле – это знания из мира нашей профессии, нашей работы, это наше понимание опыта поиска Божественного, это то, что мы думаем о детях и то, как мы воспринимаем поведение группы. К нам приходят самые разные люди. Однажды я работала вместе с Клерком большого комитета, которая была фанатичным игроком в бридж, и я заметила, что возможно, ее удивительное умение чувствовать группу, собравшуюся за столом, связано с умением играть в карты; а она ответила: «Знаешь, с тех пор, как стала работать клерком, я начала намного лучше играть в бридж».
Однако, если я пришла помолиться в трудную минуту, или же я квакер-новичок, или мне нужно поразмыслить над каким-то важны вопросом, то я не disponible (доступный) – я рассчитываю на то, что окружающие помогут сохранить тишину вокруг меня. Здесь важно, чтобы потребность была реальной. Мы имеем полное право оставаться всецело самими собой во время богослужения. Вы когда-нибудь ловили себя на мысли: «О, я не могу позволить себе такие мысли, я ведь на Собрании»? И вы отбрасываете эти мысли, чтобы быть достойным и хорошим квакером, поскольку вы там сидите. Я помню первое молитвенное собрание, которое мы провели в своем доме в Холлоуэйе. Я старательно подготовила комнату, подобрав разбросанные детские башмаки и кошачье одеяльце. Дети играли с игрушками, и рядом с камином я нашла фигурку солдатика, маленького пластмассового крестоносца в доспехах. «Ах, боже мой, в комнате, где будет квакерское собрание, не должно быть ничего военного», – подумала я. Позже я поняла, что старалась вычистить всю комнату, пытаясь (безнадежно) притвориться, что мы идеальная квакерская семья, которая не способна никого обидеть. Если мы собираемся молиться искренне, от всей души, то мы не можем отчистить себя. Мы люди, а быть человеком означает быть неряшливым и быть приземленным, есть и пить, терпеть неудачи и добиваться успеха, грустить и сердиться, и радоваться так же, как быть спокойным и быть довольным. Все это мы приносим с собой на Собрание.

Наряду с вышесказанным мы также совершаем ошибку, когда принижаем себя, отрицаем и скрываем свою силу и способности. Часто мы принуждаем друг друга к этому, прикрываясь ложным эгалитаризмом. Однажды я спросила довольно пожилого социального работника, новенького прихожанина, рассказывала ли она когда-нибудь другим местным Друзьями о своем опыте. «О, нет, они подумают, что я хвастаюсь». Как правило, члены наших национальных комитетов помалкивают о своей работе на общенациональном уровне у себя дома; они щепетильно относятся к высказанной или невысказанной реакции «Кем она себя возомнила, что сидит в общенациональном комитете?»


Это всеобщий кризис доверия. Мне было интересно заметить тот энтузиазм, с которым британское квакерское сообщество приняло слова Марианны Уильямсон, процитированные Нельсоном Манделой в своей инаугурационной речи в 1994 году: «Ваше самоуничижение не нужно миру. Нет ничего хорошего в том, чтобы робеть и стесняться только для того, чтобы другие не чувствовали себя рядом с вами не в своей тарелке» (Уильямсон, 1992). Мы все, как сообщество, почувствовали, что эти слова обращены ко всем нам, и я осознаю - услышав это послание, мы стали более уверенными в себе. Возможно, мы начинаем извлекать хороший урок из этих слов, и начинаем привносить в квакерство свои сильные качества.


Джо Фэрроу, квакер с большим опытом однажды сказал мне: «Псалмы учат нас оставаться перед Богом самими собой». Их использовали в разговоре с Богом около трех тысяч лет. «Для чего, Господи, отреваешь душу мою, скрываешь лице Твое от меня? Я несчастен и истаеваю с юности; несу ужасы Твои и изнемогаю». (Псалом 87:15-16).
«Счастливы люди, чья сила в Тебе, пути к Тебе – в их сердцах, Идущие долиной плача находят в ней источники, и благословения окутывают ее, как весенний дождь» (Псалом 84:6, Книга общей молитвы). Это не обработанная и не вычищенная религия – авторы Псалмов очень активны в своих страстных отношениях с Богом. Можем ли мы использовать эти искренние, сердитые и жалкие слова и чувства в своих собственных беседах со Святым Духом?

Основа нашего поклонения – это Бог, который встречает нас такими, какие мы есть. В своем квакерском понимании мы по праву отвергаем любого другого человека, который встает между нами и Богом. Но часто для встречи с Богом, да и друг с другом на Собрании, мы создаем очищенную версию самих себя. Мы создаем маску, мысленно держа ее перед лицом, чтобы Бог или другие Друзья, или, что еще хуже, мы сами, не увидели реального застенчивого, запутавшегося, усталого человека, кем мы на самом деле и являемся. Если нас, настоящих, там не будет, тогда и Господь не сможет по-настоящему нас встретить. Бог призывает нас быть настоящими, быть искренними. Мы служим этой искренности, этому призыву к честности, друг к другу.


Я вспоминаю два моих самых невероятных случая квакерского высказывания правды. Я, как руководитель центрального Квакерского отдела и как старейшина своего Собрания, привыкла выходить за рамки того, что мне говорят другие люди, и понимать их на более глубоком уровне. Но как-то раз, на Собрании местных старейшин и однажды на собрании с моими коллегами в доме Друзей, другие Друзья сделали то же самое со мной. Я что-то сказала, не могу сейчас припомнить что именно; все, что я помню, меня поняли, мне возразили на более глубоком уровне и заставили замолчать, благодаря квакерской способности срывать маски. И если мы Друзья способны делать это с любовью, тем более это может Святой Дух.


Таким образом, следующей основой нашего молитвенного служения является наша собственная искренность во время молитвы, наше желание целиком и полностью отдаваться ей во всей полноте, как наших достоинств, так и недостатков. А у себя в общинах, можем ли мы также научиться мириться с достоинствами и компетентностью друг друга? Как отдельно взятые Друзья, можем ли мы раскрыть свои карты Святому Духу и друг другу?


Элементы старого квакерского языка помогают сохранить самую суть представлений предыдущих поколений о делах Божьих в нашем понимании. На собрании важна работа Бога, а не наша. Мы «служим Господу». Сегодня, возможно даже чаще, чем в прошлом, мы не склонны говорить прямо о Боге, некоторые из нас с большой неохотой упоминают Всевышнего. Послушайте внимательно Друзей, рассказывающих о своем опыте служения и других действиях; часто мы употребляем косвенную речь или глаголы в страдательном залоге. Мы говорим: «Меня привело к…» или «Мы убеждены в том, что…», не уточняя, кто или что привело или убедило нас. Это может быть и щепетильно честным отказом сказать, что нас привел Господь, когда мы уверены лишь отчасти, но не полностью, и в то же время являться трепетным недопущением чрезмерной фамильярности с Всевышним. Это также привлекательная реакция на чрезмерную уверенность. Друзья раннего периода еще дальше продвинулись в подобном отношении – описывая Собрание, они могли сказать «В молитве участвовал Исаак Брейтуэйт», потому что невозможно было достоверно утверждать, служил ли Исаак на самом деле или нет: только Бог ведал истину. Точно так же, квакер не сказал бы потом: «Благодарю вас за ваше служение», а «Я был благодарен за ваше служение» – благодарен Святому Духу, а не человеку, который говорил. Обратите снова внимание на косвенный оборот фразы.

Иисус использовал подобный способ щепетильного ухода в сторону; он часто говорил «Королевство» или «Небеса», когда более прямолинейный человек сказал бы «Бог», и он использовал страдательный залог: «Вы прощены…», «Вас исцелили…» Традиционный язык квакеров сохраняет прозрения ранних поколений, но сегодня его необходимо распахнуть, чтобы заново открыть его первоначальный смысл.


Такая форма квакерской речи ведет к двум результатам – мы можем забыть, кто нас ведет, а другие могут подумать, что в нашем мышлении нет места Всевышнему. Но вдобавок, когда мы иногда используем достаточно прямую речь – «Дух Христа, который ведет нас к истине, никогда не будет заставлять нас бороться…» (Квакерская вера и практика 24.04) – она обретает еще большее могущество.


Внутри тишины
Не за старый язык ратуем мы, а за откровение, заключенное в языке – ведь Господь, о котором мы говорим так легко и бодро, отнюдь не «карманный Бог». Это еще одно основополагающее правило в нашем молитвенном служении и мышлении. Как мистер Бивер говорит об Аслане «Он дикий, знаете ли. Совсем не такой, как ручной лев» (Льюис, 1987, стр.166). Бог, пред которым мы сидим в тишине, трансцендентен, вне пространства и времени, он владеет всей существующей вселенной со всей ее сложностью – и этому Богу мы отвечаем со страхом, благоговением и почтительностью. Для того чтобы описать Бога, нам потребуются слова, исполненные особого значения, нам придется сбросить оковы, сковывающие наш разум, и позволить ему обрести гибкость и силу, чтобы по крайней мере, попытаться выразить Всевышнего словами и передать наш опыт.

Это Бог, пред которым был построен Шартрский собор, и каменный круг на Калланише, это Бог, для которого Моцарт написал свою Мессу си минор, а Брамс - свой Реквием. Все мы знаем, что в нашей культуре, да и других культурах тоже, изредка встречаются события такой силы, перед которыми, когда становишься их участником, то попросту теряешь дар речи или взираешь на них в изумлении. Частицей же квакерского гения стало умение приветствовать Бога по-домашнему, буднично – даже архитектура наших домов собраний, тех, что постарше, носит отпечаток местного колорита. И одним из результатов является то, что нам не знаком опыт встречи с Богом в больших группах или в парящих высотах огромных организаций. Не ведет ли это к тому, что мы как бы одомашниваем Всевышнего, забываем о его трансцендентной сути, имеем дело только с ограниченными видениями и мелких деталях?


Внутреннее пространство каждого из нас – это психический и духовный мир, выходящий далеко за пределы нашего воображения. Когда мы сидим в своем небольшом молитвенном кругу, мы сводим эти миры воедино в одну большую взаимосвязанную схему. Мы храним в своих сердцах всех людей, которыми дорожим, и то, кем они могут стать в будущем; библиотеки, стихи и все слова, которые мы могли бы написать и прочитать; картинные галереи и всю музыку, которую могли бы слушать и создавать; весь опыт, который вобрали в свою жизнь и все помыслы, которые изучили; все открытия, которые мы сами совершили.
Мы можем чувствовать бесконечное многообразие творения во всем его потенциале, мы можем представлять, и тем самым, возможно, помогать создавать новые возможности и новые миры. В тишине у нас есть частная жизнь, и в то же время жизнь коллективная. Мы можем думать о немыслимом, исследовать глубины тоски, страдания и радости, позволять себе радикальные мысли, и ощутить призыв к новым свершениям. Когда мы собираемся вместе, наши внутренние миры могут соединяться и образовывать новые связи, при этом происходят новые перекрестные опыления и зарождается новая жизнь. Мы получаем великолепную возможность взглянуть на мир мысленным взором, стать провидцами, мечтать вместе – и эта способность является частью нас, а значит, и частью Всевышнего.

Наш Друг Рэйчел Мюэрз, преподающая теологию в Университете Эксетера, в своей недавно вышедшей книге «Сохраняя молчание Господа» предполагает, что молчание Бога, к которому мы можем присоединиться на Собрании и в любом другом месте, есть молчание Бога-слушателя, который вслушивается в нас как верный друг, с любовью и вниманием (Мюэрз, 2004, с.60).


Таким образом, основы нашего молитвенного служения – это природа Господа и наша собственная природа; наша убежденность в первичности действий Божиих; наша вера в то, что Бог слушает нас, когда мы слушаем Бога, и наш опыт, гласящий, что полное молчание может привести нас к вечному, сосредоточивая и укрепляя нас для работы со Святым Духом. Молитвенное собрание с наибольшей ясностью выражает квакерскую убежденность в том, что мы ждем и полагаемся на Бога в Святом Духе, и только на него. Когда мы открываем в Духе внутренний источник любви, мы позволяем живой воде пролиться внутри нас, а наши Собрания могут стать животворящими фонтанами молчания.


Вот поэтому Собрание занимает центральное место в жизни квакеров. Итак, какие слова тишины способны удержать, отразить и передать наш опыт? Какие тихие слова, какие мирные действия могут стать протоками для рек из живой воды? Каким образом мы развиваемся так, чтобы каждый день жить в мире и спокойствии в своих сердцах и на всей земле? Ну и наконец, как мы решаемся на смелый шаг вместе со Святым Духом, как мы летаем с райскими птицами и заново создаем новый мир в справедливости и честности?


Каталог: wp-content -> uploads -> 2014
2014 -> Достойный Друг Жизнь Лукреции Мотт
2014 -> Всероссийское ордена трудового красного знамени общество слепых
2014 -> Методическая разработка семинарского занятия по теме Основы философского понимания мира по дисциплине огсэ. 01. Основы философии Для специальностей: 060101 «Лечебное дело»
2014 -> Психология семейных отношений с основами семейного консультирования ред. Е. Г. Силяева
2014 -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница