Основа и источник



страница14/28
Дата25.05.2018
Размер1.3 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   28
Убежденность без догматизма
Вслед за убежденностью приходят проблемы. Мы можем научиться ясности и определённости, не становясь при этом догматиками, и это свойство приобретает существенное значение, когда мы говорим с нашими новичками, а также молодежью и детьми квакерского движения. Мы представляем квакерский метод жить и думать как зримый и целесообразный вариант выбора, предлагая тип ученичества, который, как мы надеемся, может помочь. Молодежь, дети и искатели задают нам один, но очень важный вопрос: действительно ли эти люди верят, и живут ли они, следуя тому, во что они верят, или же все они лицемеры, пусть даже и непреднамеренно? Следовательно, наша убежденность должна быть искренней, должна, попросту говоря, уходить корнями глубоко в наши жизни, так же как и в наш способ мышления.
Когда нам не хватает уверенности в собственном способе существования, нас начинают особенно беспокоить те, кто решительно отличается от нас, и кто выражает себя с силой и убежденностью. Недавнее исследование конфликтов на квакерских собраниях, выполненное Сьюзен Робсон (Робсон, 2005) выявило некоторые причины такого положения дел и предложило определенные стратегии, которые можно использовать для их разрешения. Она полагает, что, в частности, мы можем прибегнуть к модели повествования. Большинство рассказов и повестей описывают нарастание напряжения, сюжет динамически развивается в течение определённого периода времени, пока напряжение не достигает кульминации, вслед за которой конфликт получает разрешение. Напряжение имплицитно заключено во времени. Когда мы учим или учимся, мы часто рассказываем разные истории, однако гораздо реже слышим их во время нашей службы, которая обычно принимает форму лирического стихотворения или простого высказывания. Такая форма служения зачастую способна передать ощущение извечных истин, но может скрыть напряжение и конфликт, возникающие в процессе достижения этих истин. Напряжением причиняет нам дискомфорт, и мы либо не показываем это чувство, либо проходим через это по доброй воле. Когда другие квакеры ввергают нас в такое напряженное состояние, мы возражаем. И все это выглядит так, как будто вступая в Общество, мы вообразили, что слышим невысказанное обещание: «Квакерское свидетельство о мире означает, что никто и никогда не огорчит вас, и ни в коей мере не причинит вам ни малейшего неудобства». И если оказывается, что такой несформулированный контракт нарушается, мы гневаемся, мы говорим: «А на упаковке было совсем не так написано!», и мы оплакиваем потерю золотого века, той безупречной квакерской группы, работающей как часы, может быть даже такой, где все думают точно также как мы.
Таким образом, получается, что, если мы живем в прозаическом произведении, а не в лирическом стихотворении, если мы вместе создаем историю нашего собрания по мере того, как повествование развивается, а не придумываем идеальное квакерское собрание, застывшее в вечной мерзлоте, тогда напряжение, отличия, дискуссия, прощение и примирение обретают существенно значение, становятся животворящими. Мы выказываем свое квакерство не отрицанием напряжения и несходства, но тем, как мы работаем с этими состояниями, как мы справляемся с ними, как думаем о них. И пусть наше совместное молчание станет тем ситом, через которое мы просеиваем житейский компост наших разногласий! Иногда достаточно просто спокойно посидеть и посмотреть, какие проблемы достаточно важны, чтобы беспокоиться о них, а что можно просто выбросить в компост для удобрения нашего общего и разноцветного сада. Иногда прощеные сердца тают, и тогда начинают бить источники.
То, что мы здесь рассмотрели, скорее вопрос стиля и метода, нежели содержания, то есть скорее квакерский подход к практической теологии, а не выводы, к которым мы приходим. В наших размышлениях наличествует важное содержание, но для нас не менее важен и тот путь, которым мы приходим к этому содержанию, он точно также является частью наших взглядов. Когда мы организуем встречу для людей, интересующихся квакерами, мы обычно приглашаем группу экспертов из трех человек, представляющих разные точки зрения, а не одно-единственное авторитетное мнение. И то, как эти трое работают вместе, демонстрирует наш образ мышления наравне со словами, которыми они этот процесс описывают. В Свортморской лекции 2006 года Размышления после долгих лет семейной жизни (Сотвелл и Сотвелл, 2006) два человека, по собственному желанию прожившие вместе несколько десятков лет, рассуждали на тему практической теологии совместной жизни. Собрания могут многое почерпнуть из их выводов. Наша приверженность к уважению к исканиям и открытиям друг друга соответствует нашей концепции Бога многогранного, познать которого возможно только всем вместе, так что мое понимание Бога будет неполным без вашего вклада. Можем ли мы строить наши молитвенные общины на доверительной основе, и в то же время дорожить нашими различиями, принимать наши разнообразные и отличные друг от друга истории и опыты, учиться друг у друга? Определённая доля наших раздоров возникает из наших собственных недостатков, нашей ограниченности и нашей ситуации во времени; в бесконечности собрания для богослужения можем ли мы жить бок о бок, не настаивая на немедленной релаксации напряжения, которое в некотором роде служит источником нашей энергии, побуждает нас к действию.
С того самого момента, когда я впервые прочитала стихотворение Джилл Сли Блакэдер «Радуга», опубликованное в работе Квакерство: способ жизни (1982), оно стало неотъемлемой частью моего запаса знаний:
Красный цвет спросил у голубого

«Мой друг, как так могло случиться

Что ты не столь в молитве радостен, как я?»

И голубой в ответ промолвил

«А ты, мой красный друг, скажи мне,

Почему ты никогда так не бываешь задушевен?»

Спросил жёлтый у зеленого

«Ну почему я никогда тебя не вижу на коленях

Или в поклонах, когда ты молишься?»

Зеленый так ему ответил

«Да разве так нужно молиться?

Молитвой это я не назову»

Тут синий и оранжевый заговорили

О разных способах молиться

О старом и о новом.

И бледен стал цвет фиолета,

Как будто испугался.

Никто не знал ведь, как он молится.

Тогда Господь промолвил

«Цвета мои, все вы мне принадлежите.

Иначе, как без света моего могли бы вы сиять?

Молитесь так, как цвет ваш пожелает,

Но только яркости своей не притушайте.

И мне нужны все ваши краски,



Чтоб радуга моя из них сложилась»


Каталог: wp-content -> uploads -> 2014
2014 -> Достойный Друг Жизнь Лукреции Мотт
2014 -> Всероссийское ордена трудового красного знамени общество слепых
2014 -> Методическая разработка семинарского занятия по теме Основы философского понимания мира по дисциплине огсэ. 01. Основы философии Для специальностей: 060101 «Лечебное дело»
2014 -> Психология семейных отношений с основами семейного консультирования ред. Е. Г. Силяева
2014 -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   28


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница