Очерки компаративного анализа феноменологии и аналитической философии



Pdf просмотр
страница85/90
Дата30.07.2018
Размер1.38 Mb.
1   ...   82   83   84   85   86   87   88   89   90
Проблема здесь состоит в невозможности вразумительно отличить «членимое» как понятое от расчлененного как истолкованного, поскольку понимание как осмотрительная озабоченность неотделима от всегда уже расчлененного мира. Более того, расчлененность мира и повседневное понимание мира представляются строго коррелятивными. Впрочем, сам Хайдеггер неявно опровергает различение понятого как только-еще-членимого и истолкованного как уже-расчлененного, когда говорит о расчлененном как о том, что предшествует толкованию Понятность и до (курсив мой — Е.Б.) усваивающего толкования всегда уже расчленена. Речь есть артикуляция понятности. Она уже лежит поэтому в основании толкования и высказывания. (БВ 161) Отметим, что Хайдеггер здесь отличает от толкования не только понимание, но и речь,
трактуя речь как первичную по отношению к толкованию. Тем самым он претендует тематизировать не-толкующую речь. Этот пункт представляется мне в высшей степени сомнительным в следующей части параграфа об этом будет сказано подробнее.
III. Теория семантической интерпретации Дэвидсона и ее применении в
интерпретации Хайдеггера

Главный семантический результат Дэвидсона состоит, по-видимому, в раскрытии конститутивной роли семантической интерпретации по отношению к значению. Семантическая интерпретация отвечает на вопрос о значении выражения Х (слова, предложения, фразы) в устах индивида Y в контексте (ситуации) Z. Очевидно, семантическая интерпретация фундирует любую интерпретацию более высокого уровня, например, интерпретацию, отвечающую на вопрос об аргументах собеседника, о выраженных им желаниях и т.п. Всякая языковая коммуникация начинается с понимания верного или неверного) слов собеседника, тес семантической интерпретации. При этом существенно, что она, по Дэвидсону, непросто выявляет значения, которыми наделяет свои слова тот или иной агент речи, но и опосредует их формирование, те. выполняет не только эпистемологическую, но и конститутивную функцию. Иначе говоря, невозможно определить значения до коммуникации, в уединенной душевной жизни язык, в том числе всякий индивидуальный идиолект, может существовать только в рамках коммуникации, которая, в свою очередь, включает в себя семантическую интерпретацию речи собеседника, а вместе стем, как будет показано ниже, семантическую самоинтерпретацию. Конститутивную функцию семантической интерпретации необходимо рассмотреть детально. Я уже упомянул общий для Хайдеггера и Дэвидсона тезис о примате речи над языком. По Дэвидсону, речь может быть индивидуализирована в сколь угодно большой степени, так что мы можем в нашей речи (в наших индивидуальных или общественных идиолектах) следовать разным правилами использовать одни и те же слова в разных значениях, что, однако, не устраняет возможность взаимопонимания. В этом пункте можно отметить различие между Дэвидсоном и Хайдеггером. При описании повседневного бытия-друг-с-другом Хайдеггер подчеркивает усредненность и нивелированность бытия-в-мире: самость повседневного Dasein — это общая для всех самость Man, так что в повседневности никто не отличается от кого бы тони было другого. Дэвидсон, напротив, тематизирует существенное для коммуникации разнообразие агентов речи, те. идиолектов. Это разнообразие делает семантическую интерпретацию необходимым моментом коммуникации чтобы успешно коммуницировать, необязательно говорить на одном языке достаточно успешно интерпретировать речь другого 1
gegliedert. В переводе В.В. Бибихина членораздельна.
2
Davidson D. Subjective, Intersubjective, Objective. – Oxford University Press, N.Y., 2001. – S. 114 ff.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   82   83   84   85   86   87   88   89   90


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница