Очерки компаративного анализа феноменологии и аналитической философии



Pdf просмотр
страница74/90
Дата30.07.2018
Размер1.38 Mb.
1   ...   70   71   72   73   74   75   76   77   ...   90
Сам Гуссерль, рассматривая соотношения значения и предметной соотнесенности имени, допускает, что общее имя может иметь в разных контекстах разную предметную соотнесенность при идентичном значении Выражение конь, в каком бы контексте оно ни появлялось, имеет одно и тоже значение. Если мы говорим один раз Буцефал — это конь, а в другой раз эта кляча
— конь, тов переходе от одного высказывания к другому произошло, очевидно, изменение в смыслопридающем представлении. Содержание этого высказывания, значение выражения конь осталось, правда, неизменным, однако предметная отнесенность изменилась. Посредством одного итого же значения выражение конь представляет один раз Буцефала, другой раз — клячу
1
На мой взгляд, в этом контексте (в отличие от многих других) термин предметная соотнесенность используется весьма необычным образом он означает не референцию имени конь как предиката, но референцию субъекта соответствующих предложений —
Буцефал и эта кляча. При таком понимании предметной соотнесенности ее контекстуальная зависимость сводится к тому тривиальному обстоятельству, что общее имя, будучи, по выражению Гуссерля, поливалентным (vielwertig
2
), может использоваться в качестве предиката в связке с различными субъектными именами. Но это не делает референцию предиката, понятую в смысле класса, контекстно-зависимой: референция имени конь — это класс коней, и этот класс 1) полностью определяется значением имени конь, те. определением понятия конь 2) в приведенных Гуссерлем примерах он остается неизменным эту клячу мы во втором предложении отнесли к тому же самому классу, к которому отнесли Буцефала в первом предложении.
В.И. Молчанов трактует соотношение значения и референции в противоположным образом, утверждая зависимость референции от контекста, и даже усиливает тезис
Гуссерля, предпринимая попытку контекстуализировать не только предметную соотнесенность (повторю, что в данном контексте ее следует отличать от референции, но и значение имени конь. Можно, конечно, сказать и Буцефал — конь, и эта кляча — конь, но этим как раз подчеркивается различие значений выражения конь. По моему мнению, в этом рассуждении разнообразие субъектов предложения неправомерно проецируется назначение предиката. Конечно, различие между Буцефалом и этой клячей разительно, ив речи мы можем его даже акцентировать
— Эта кляча что, тоже конь
— Именно. Не Буцефал, конечно, но конь. (Смысл этой реплики может быть таким Конечно, призов на скачках не возьмет, но воду возить на нем можно) В этом диалоге подчеркивается, что Буцефал и эта кляча — несмотря на бросающиеся в глаза различия — имеют и некоторые общие черты, которые подразумеваются под словом конь, что позволяет говорить о его едином значении для всех контекстов. Если мы говорим эта кляча — ТОЖЕ конь, то здесь подчеркивается не различие значений этого слова, а различие между двумя конями. Конечно, здесь следует, вслед за В.И.
Молчановым, сделать поправку на омонимию слово конь означает не только животное, но и гимнастический снаряди т.д.). Более того, легко можно представить себе ситуацию, в которой возможна реплика Да какой же это конь — это же кляча. В этом случае, очевидно, слово конь означает не всех коней, а только резвых, статных и т.п., те. здесь термин используется не в родовом, а в видовом значении, — но важно, что в любом случае омонимия ограничена единством значения для определенного класса случаев употребления слова. Неограниченная контекстуализация значения и референции, при
1
Гуссерль Э. Логические исследования. Т. II (1). – М, 2001 (перевод В.И. Молчанова). – С. 56.
2
Там же.
3
Молчанов В.И. Различение и опыт. Феноменология неагрессивного сознания. – МС которой фактически «поливалентность» общего термина превращается в омонимию, в конечном счете делает невозможной осмысленную речь и коммуникацию. Подведем итог. У Гуссерля междуречью и референцией в качестве посредующего звена стоят значения как a priori определенные идеальные предметы, которые обеспечивают также определенность референции. Однако 1) эта определенность достигается за счет необоснованного гипостазирования значений 2) это гипостазирование неэффективно при интерпретации речи, те. при ответе на главный семантический вопрос о значении того или иного выражения (в устах того или иного агента речи, в томили ином контексте.

II. Дистинкционистская онтология Г. Райла
В программной статье Категории
2
(1938) Г. Райл независимо от Витгенштейна и
Хайдеггера рассматривает фактичный характер значения на примере категориальной специфики языковых выражений. Понятие категории Райла представляется нам весьма показательным по меньшей мере в двух аспектах 1) в нем вполне отчетливо проявляется одна из специфических особенностей постметафизической философии — деструкция тождества как онтологического понятия в пользу дистинкционистской онтологии, в том числе в области теории значения, которая является предметом рассмотрения в данной главе 2) оно задает концептуальную основу для детальной критики картезианской философии сознания и ряда других традиционных для новоевропейской мысли философем, которую Райл разворачивает в своих главных работах Понятие сознания и
Дилеммы
3
, и которая является одним из оснований различения между постметафизической философией и метафизикой. Райл (как и Витгенштейн) практически не использует термин метафизика как общее наименование классической философии, однако масштабность его критических работ позволяет рассматривать его творчество как один из образцовых для философии первой половины ХХ в. проектов преодоления метафизики. Поэтому значение Райла в рамках данного исследования видится нам также в том, что его систематические и критические исследования позволяют дать определенную типологическую характеристику новоевропейской философии (как предмета критического преодоления, те. не-собирательное определение метафизики и, соответственно, «постметафизического мышления. В данном разделе параграфа будет рассмотрена a) специфика райловой концепции категориального строя языка и b) ее роль в его осмыслении и критике классической новоевропейской философии.
a. Метод категориального анализа языка
Главной новацией статьи Категории является метод категориального анализа
языка, который Райл противопоставляет учениям о категориях Аристотеля и Канта. Минимальная общность, объединяющая все концепции Аристотеля, Канта и Райла и позволяющая локализовать их водном проблемном поле, состоит в постановке вопроса о
1
Единство (инвариантность) значения необходимо уже в самом простом рассуждении. Сократ мудр. (1) Сократ лыс. (2) Можно ли отсюда сделать вывод, что некоторые мудрецы лысы Если имя Сократ в (1) и (2) имеет разные значения, то едва ли.
2
Ryle G. Categories // Proceedings of the Aristotelian Society 38 (1937/1938). В русском переводе Райл Г. Категории // Райл Г. Понятие сознания. – М, 2000.
3
Райл Г. Понятие сознания. – М, 2000. Ryle G. Dilemmas. The Tarner Lectures 1953. – Cambridge, 1960.
4
Учитывая многообразие проектов «постметафизического мышления, а значит, и способов тематизации/конструирования метафизики как объекта преодоления или осмысления, мы отдаем себе отчет в том, что данная Райлом типологическая характеристика метафизики может иметь значение только в определенных контекстах, прежде всего в контексте классической (начала и середины ХХ в) аналитической философии.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   70   71   72   73   74   75   76   77   ...   90


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница