Очерки компаративного анализа феноменологии и аналитической философии



Pdf просмотр
страница72/90
Дата30.07.2018
Размер1.38 Mb.
1   ...   68   69   70   71   72   73   74   75   ...   90
реальных предметов через усмотрение воплощенной в них универсалии. В качестве аналога Гуссерль рассматривает феномен тиража — репродуцирования одного итого же, например, текста (романа, музыкального произведения и т.п.) в многочисленных копиях Это обстоятельство позволяет Гуссерлю говорить об идеальности языкового в целом, те. об идеальности не только значений, но и знаков буква А как чувственно воспринимаемый объект может иметь разные очертания в зависимости от шрифта, размера, почерка и т.п., но за всеми этими многообразными фигурами мы усматриваем одну и туже букву, подобно тому, как узнаем один и тот же текст в разных изданиях или разных экземплярах одного итого же издания. В критике этого понятия идеального будем опираться например с красным «in specie». Гипостазирование красного как такового у Гуссерля имеет целью объяснить, каким образом мы усматриваем, что этот помидор и это яблоко имеют один и тот же цвет, несмотря на различие оттенков. По моему мнению, для такого отождествления достаточно сходства и различия между визуальными ощущениями, те. нашей способности видеть, что темно-красное более похоже на светло-красное, чем на синее. Отношение близости друг к другу (сходства) или удаленности друг от друга (несходства) визуальных ощущений не требует общих предметов в качестве опосредующего звена. Намой взгляд, этот тезис хорошо иллюстрирует то обстоятельство, что деление цветового спектра на участки — отдельные цвета — в естественных языках является произвольным. Например, в русском языке синий и голубой цвета имеют отдельные названия, тогда как в немецком оба цвета охватываются именем blau, с различением
hellblau и dunkelblau (синего и голубого) как оттенков. Эту произвольность можно наблюдать также при обучении ребенка именам цветов цветов. Мы обучаем ребенка слову синий, показывая разные синие предметы, но однажды мы скажем ему Дай синий кубики он подаст фиолетовый тогда нужно будет ему объяснить, что этот цвет называется иначе. Те. освоение названий цветов происходит посредством установления всегда нечеткой) границы между сходными и несходными цветовыми ощущениями — посредством остенсивного деления цветового спектра на участки, соответствующие принятым в языке именам. Это рассуждение показывает не только необоснованность допущения идеальных перцептивных видов, но и — что для нашей темы более существенно — его неэффективность в семантическом планете. в контексте вопроса о том, каким образом определяются значения имен. По всей видимости, ребенок не перепутал бы синий и фиолетовый цвета, если бы усматривал в реальных оттенках эйдосы, определяющие границы между цветами. Впрочем, Гуссерль мог бы возразить, что не только цвета, имеющие определенные названия (в томили ином языке) имеют свои идеальные корреляты, но и всевозможные участки видимого спектра как широкие участки, включающие в себя несколько цветов (голубой + синий + фиолетовый, таки узкие, на которые основные цвета могут делиться (светло-красный, темно-красный, малиновый и т.п.). Те. наши примеры Гуссерль мог бы проинтерпретировать следующим образом
— немецкому blau соответствует определенный эйдос, включающий в себя все оттенки синего и голубого, как и последним соответствуют свои «субординированные» эйдосы;
— когда ребенок на ранней стадии освоения языка отождествляет синий и фиолетовый цвета, он усматривает эйдос, охватывающий оба эти цвета его ошибка состоит в том, что он связывает с этим эйдосом имя синий, но после коррекции словоупотребления (когда мы объясняем ему, что фиолетовый цвет имеет другое называние) его эйдетический универсум не трансформируется, просто он узнает, что слову синий соответствует не эйдос
1
, но эйдос
2 1
Ibid. – S. 18-19.
2
Ibid. – S. 17.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   68   69   70   71   72   73   74   75   ...   90


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница