Очерки компаративного анализа феноменологии и аналитической философии



Pdf просмотр
страница63/90
Дата30.07.2018
Размер1.38 Mb.
1   ...   59   60   61   62   63   64   65   66   ...   90
бессмысленность мы усматриваем априори. Таким образом, принцип контекстуальности имеет как «инклюзивную», таки эксклюзивную составляющие он утверждает, что объекту существенным образом присуща как возможность вхождения в факты определенного класса (ЛФТ, 2.011), таки невозможность вхождения в факты некоторого другого класса. Объект в его априорной данности представляет собой границу между этими классами соответственно, имя представляет собой границу между классами осмысленных и абсурдных предложений, в состав которых оно может входить. Здесь уместно сделать два существенных понятийных уточнения. Во-первых, когда речь идет о внутренних свойствах объекта, термин свойство используется условно строго говоря, свойство обозначается предикатом предложения, но всякое предложение приписывает объекту внешнее свойство; внутренние же свойства не фиксируются в предложениях они суть своего рода априорная характеристика предложений, повествующих о внешних свойствах. Как было сказано, внутренние свойства объекта очерчивают класс осмысленных и класс бессмысленных предложений о нем. Поэтому когда Витгенштейн говорит о знании всех внутренних свойств, множественное число и местоимение все оказываются грамматической фикцией, используемой, по всей видимости, в силу неадекватности нашего языка — ориентированного на выражение эмпирического знания — задачам описания его собственной априорной структуры и, соответственно, априорной структуры мира
1
Во-вторых, применительно к внутренним свойствам столь же условно употребляется термин знание (а также использованные двумя абзацами выше выражения вроде данности, усмотрения и т.п.). Знание в строгом смысле этого слова — это апостериорное знание о фактах, выражающееся в предложениях, но знание внутренних свойств, которое мы назвали семантическим, оказывается, как было отмечено, за пределами сферы высказываемого. В каком же смысле о нем можно
говорить как о знании
На наш взгляд, в этом пункте намечена возможность прагматического сдвига в трактовке значения и, соответственно, семантического знания, — сдвига, который в полной мере осуществляется в теории языковых игр позднего Витгенштейна. Дело в том, что, учитывая бесконечность классов осмысленных и бессмысленных предложений с именем Х (возможных и невозможных фактов с соответствующим объектом, невозможно представить себе семантическое знание в некоторой актуальной субъективной реализации (например, в форме перечисления всех предложений указанных классов. Однако это знание в некотором смысле имеет место всегда, когда мы мыслим, и реализуется как практическая способность квалифицировать любое предложение в качестве осмысленного или бессмысленного. Семантическое знание — это незнание в обычном смысле, но априорная структура мира и языка, необходимым образом воплощенная в речевой деятельности; по нашему мнению, этот тезис получает полную экспликацию в трактовке следования правилу (языковой игры) как практики в Философских исследованиях.
1
Такого рода неизбежные грамматические искажения суть одна из причин бессмысленности
(Unsinnigkeit) предложений самого Трактата. В этом смысле показателен тезис 6.54: Мои предложения что-то проясняют благодаря тому, что тот, кто меня понял, в конце концов распознает их бессмысленность, если он поднялся сих помощью - на них - выше их (он должен, так сказать, отбросить лестницу, после того как он взберется по ней наверх (перевод скорректирован.
2
Современный немецкий исследователь Т. Ренч в основательной монографии, посвященной Хайдеггеру и
Витгенштейну, усматривает эксплицитный прагматический мотив уже в Трактате. Основанием для этого вывода являются тезисы Витгенштейна, в которых речь идет об употреблении знака (3.326: Для того чтобы узнать символ в знаке, мы должны учитывать осмысленное употребление 3.327, 3.328 и др. Ренч интерпретирует эти тезисы в том смысле, что «Витгенштейн понимает априорную конституцию мира, определяемую логической формой, как употребление осмысленных предложений, и в этом смысле прагматически Rentsch Th. Heidegger und Wittgenstein. Existential- und Sprachanalysen zu den Grundlagen philosophischer Anthropologie. – Stuttgart, 2003. – S. 297. По нашему мнению, эта интерпретация поспешна дело в том, что, сточки зрения раннего Витгенштейна, возможности осмысленного употребления знака




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   59   60   61   62   63   64   65   66   ...   90


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница