Очерки компаративного анализа феноменологии и аналитической философии



Pdf просмотр
страница57/90
Дата30.07.2018
Размер1.38 Mb.
1   ...   53   54   55   56   57   58   59   60   ...   90
применить свой парадокс к уровню концептов; то есть он должен показать, что понятие
[notion] полагания определенного концепта [concept] также лишено фактического основания… Однако нельзя сказать, что Крипке проясняет, как это нужно сделать, как должно быть проведено распространение парадокса на уровень концептов; но даже поверхностная рефлексия показывает, что это действие не является тривиальным».
1
Поэтому в данном моменте нашего компаративного анализа мы вынуждены сделать существенную оговорку. Радикальная форма скептицизма, сформулированная
Витгенштейном, окажется значимой в качестве критики оснований феноменологии только в том случае, если мы признаем истинность гипотезы о правомерности распространения результатов исследований в области философии языка на область философии сознания. Если это последнее предположение верно, то перед Гуссерлем с неизбежностью встает та самая странная проблема следования правилу. В соответствии с §201 Философских исследований любое частное употребление слова можно подвести под бесчисленное количество правил употребления. Если эйдос действительно содержит правило конституирования, то витгенштейновский скептический тезис будет распространяться на феноменологию следующим образом. Каждое частное конституирование может быть подведено под бесчисленное количество эйдосов, ибо ни одно правило не может принудить к тому, чтобы следовать ему со всей определенностью на протяжении все новых и новых случаев реального смыслополагания. С позиции феноменологии последовательность опыта достигается за счет разнообразных мотивационных ожиданий, полагаемых в определенном горизонте конституирования. Например, я созерцаю некие sense-data и подвожу их под эйдос дом. Содержание самого эйдетического образования склоняет меня к ожиданию того, что если я сейчас обойду это строение слева и посмотрю на него с обратной стороны, то я увижу сначала боковую, а затем и тыльную стену дома, ибо у дома не одна – фасадная, а, чаще всего, четыре стены. Если же, попытавшись проделать такое предприятие, я за фасадной стеной больше ничего не обнаруживаю, то происходит так называемый «ноэматический взрыв – я удивляюсь и вместе стем понимаю, что пытался соотнести данный чувственный комплекс нес тем эйдосом, которому он соответствует оказывается, это был не дома декорация. Кстати, характеристику мышления, очень схожую в данном пункте с феноменологической трактовкой процесса смыслоконституирования, дает Д. Дэвидсон – один из ведущих современных философов-аналитиков. Единственным отличительным признаком мышления, на котором Дэвидсон акцентирует внимание в любом контексте, является то, что мыслящий выказывает удивление в появлении того или иного момента очевидности. То, что субъект выказывает такое удивление означает, что он имел убеждение, чьим содержанием было то, что потенциальное содержание другого убеждения, скорее всего, должно быть истинным заранее он верил, что, скорее всего, р, и был удивлен, когда оказалось, что не-р
2
Скепсис в отношении следования правилу атрофирует в нас это переживание взрыва или удивления, он указывает нам на то, что для удивления нет никаких причин. Ибо само удивление могло возникнуть только на основе убеждения в уверенном следовании тому или иному эйдетическому образованию в процессе смыслоконституирования. Однако тезис Витгенштейна ставит под сомнение эту уверенность. В каждом конкретном действии смыслоконституирования я не могу отдать себе твердого отчета в том, что знаю, под какой эйдос я сейчас подвожу данный чувственный комплекс.
1
McGinn C. Op. cit. – P. 144.
2
Davidson D. Rational Animals // Action and Events, in Ernest Le Pore and Brian McLaughhn (eds). – Oxford,
1985.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   53   54   55   56   57   58   59   60   ...   90


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница