Очерки компаративного анализа феноменологии и аналитической философии



Pdf просмотр
страница55/90
Дата30.07.2018
Размер1.38 Mb.
1   ...   51   52   53   54   55   56   57   58   ...   90
Скептик Почему ты уверен в том, что в данном горшке находятся съедобные фрукты, вдруг туда помещены ядовитые плоды
Робинзон: Ранее нами было установлено, что красная полоса на горшке есть знак того, что в него помещены съедобные фрукты. Скептик Почему ты уверен в том, что красная полоска на горшке имеет в качестве своего значения то, что содержимым горшка оказывается фрукт Из того, как ты употреблял данный знак ранее, не следует, что его значение именно таково. Возможно, твои соплеменники изначально полагали за красной полоской на горшке значение фруктояд. Это значит, что до определенного времени туда складывались фрукты, ас сегодняшнего дня – опасные для жизни плоды. Ты сам-то уверен в том, что употреблял ранее знак красный в значении фрукт Ведь ты же подтверждал из раза враз правильность своего употребления знака красный на практике ты просовывал руку в горшок и сначала помещала потом, спустя некоторое время, вынимал оттуда фрукт. Но дело в том, что теоретически ты никак не сможешь обосновать, что вовремя исполнения этих действий знак красный имел в качестве своего значения именно фрукта не фруктояд, ибо в данных конкретных действиях эти два на самом деле разных значения знака былине различимы. Попытайся доказать сейчас, без обращения к интерсубъективной корреляции со своими соплеменниками, что ты сам имел ввиду одно значение, а не другое. Проблема состоит в том, что если ты сам сегодняшним утром поместил в горшок с красной полоской ядовитый плод, то это действие невозможно интерпретировать как некорректное по отношению к твоему прошлому опыту. В конце концов, скептик может логически принудить туземца – если тот, конечно, окажется способным воспринять логическую аргументацию и быть последовательным в своих умозаключениях – к тому, чтобы последний никогда больше не притрагивался к горшку с красной полоской. Предыдущие примеры, кроме демонстрации распространения крипкевского скепсиса на языковые выражения для предметов чувственного опыта, показывают также и то, каким образом со стороны крипкевского Витгенштейна можно критиковать номинативистскую теорию значения. Номинативизм оказывается ущербным не только в том, что он неспособен учреждать значения для абстрактных или несуществующих предметов. Витгенштейн вновь оказывается гораздо радикальнее даже прямой чувственный опыт, конкретное остенсивное определение неспособны задать стабильность значения языкового выражения, ибо сам воспринимаемый конкретный предмет не содержит в себе правило, задающее четкий критерий корректного употребления данного выражения в будущем. В итоге, мы можем констатировать следующее. Витгенштейн, что становится наиболее заметным в интерпретации его идей Солом Крипке, отвергает претензии любой диспозиционной теории на фиксацию значения языкового выражения. Диспозиционная теория пытается усмотреть значение за пределами языка – в тех фактах мира, к которым нас отсылают слова. Это невозможно. Невозможно именно потому, что ни один из этих предполагаемых фактов не обеспечивает нас правилом, в соответствии с которым мы могли бы расценить наше дальнейшее употребление выражения как корректное. Значение не обнаруживается во внелингвистических фактах, значение не есть факт. Входе полемики с психологизмом на страницах Логических исследований»
1
Гуссерль утверждает концепцию эйдетической интуиции как единственно возможное основание стабильности познания. Каждое конкретное конституирование смысла вещи как оформление гилетически данного в чувственном опыте должно проводиться через подведение этих конкретных sense-data под то или иное устойчивое эйдетическое образование, четко фиксируемое в интеллектуальной интуиции.
1
Husserl E. Logische Untersuchungen. – Max Niemeyer Verlag Tübingen, 1980.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   51   52   53   54   55   56   57   58   ...   90


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница