Очерки компаративного анализа феноменологии и аналитической философии



Pdf просмотр
страница49/90
Дата30.07.2018
Размер1.38 Mb.
1   ...   45   46   47   48   49   50   51   52   ...   90
Однако контрпримеры не заставят себя долго ждать. Туземец, далекий от понятия о деньгах, но восхищенный прочностью вещи и ее эстетической привлекательностью блестящая, идеально круглая) будет демонстрировать ее сородичам в качестве магического талисмана, дающего ему, скажем, какие-то новые силы и существенное превосходство над остальными. Если мы дадим эту вещь любому ребенку, который также еще не имеет понятия о деньгах, мы увидим, какое новое применение он найдет для нее – допустим, он поставит монету на ребро и будет катать ее, представляя колесо и т.д. Эти примеры показывают то, что сама вещь не имеет никакого смысла. Она является только знаком, за которым именно мысами обнаружим какие-либо значения. Но, исходя из вышесказанного, видно, что значений у этого знака может быть много. Данный предмет может статьи монетой, и талисманом, и детской игрушкой. Спрашивается, что представляет собой его корректное, правильное значение Что я должен иметь ввиду, какое интенциональное содержание, обращаясь в чувственном опыте к данной вещи Очевидно, что интенциональное содержание будет зависеть от контекста, от той общей смысловой ситуации, в которую помещен познающий. Вот здесь и возникает проблема. Теперь, когда я понимаю это, понимаю плюрализм возможных интерпретаций смысла данной вещи, что я должен мыслить в данный момент Могу ли я отдать себе отчет в том интенциональном содержании, которое я имею сейчас ввиду Что является смыслом данной вещи А – монета Вили монета, или талисман С – или монета, или талисман, или колесо Не оказываемся ли мы в положении автомата по продаже «Пепси-Колы»? Мы просто фиксируем что-то в чувственном опыте, в ощущениях, а смысловую интерпретацию этим sense-data задаем немы, а контекст, сообщество, которое склоняет нас к тому, чтобы следовать в нашем смыслополагании тем или иным путем. Можем ли мы говорить, что интерпретируем данную вещь ошибочно, когда мыслим в ней содержание А Ошибка оказывается релятивной контексту, как ив случае с ИИ. И главное, можем ли мы утверждать, что сейчас, обращаясь к данной вещи, мы мыслим содержание А, а не В По крайней мере, из моего прошлого употребления этой вещи не следует, что я имел ввиду именно А. Значит, сейчас, в данный момент моего обращения к той или иной вещи, я с одинаковым основанием могу интерпретировать интенциональное содержание моего сознания и как Аи как В, и как Си т.д. Человек оперирует вещами как знаками, не имея какого-либо устойчивого, фиксированного интенционального содержания. Значение вещи, как и значение знака в языке, подвержено, по словам Д.
Фодора
1
– мыслителя, разделяющего поэтому пункту позицию Деннета, – некоему диссипативному распаду, оно представляет собой дизъюнктивный ряд ad infinitum. Ив силу конечности нашего познавательного аппарата весь этот ряд мы не в силах удержать во внимании. Рассмотренная выше концепция Д. Деннета должна насторожить приверженцев гуссерлевской философии, ибо отрицание существования так называемой первичной интенциональности подрывает эпистемологический идеал картезианства (а именно, нацеленность на фиксацию ясных и отчетливых содержаний сознания, к которому стремилась и феноменология.

1
Fodor J. Representations. – Cambridge, MA: MIT Press, Bradford Books, 1981.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   45   46   47   48   49   50   51   52   ...   90


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница