Очерки компаративного анализа феноменологии и аналитической философии



Pdf просмотр
страница44/90
Дата30.07.2018
Размер1.38 Mb.
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   90
Гораздо более сложные для натуралистического истолкования случаи, которые как рази показывают вполне специфический характер интенционального отношения, возникают с введением виртуальных объектов. Рассмотрим суждение Коперник убежден в том, что планеты вращаются вокруг Солнца по круговым орбитам. Здесь такие объекты, как планеты, вращающиеся по круговым орбитам, - виртуальны. На самом деле, в натуралистическом мире, они не существуют. Однако они, очевидно, присутствуют в интенциональном отношении как объекты, на которые направлено особое психическое переживание Коперника – его убеждение. Эти объекты не могут, в отличие от апельсина, без потери своих характеристик вступать в натуралистические отношения с другими объектами. Действительными для данного типа объектов оказываются только суждения с пропозициональными установками, раскрывающими их внутреннюю связь с определенными психическими состояниями. Можно предложить очень простое разрешение проблемы существования виртуальных (интенциональных) объектов интенциональным объектом оказывается просто определенный психический образ, некая ментальная идея, по типу идеи Локка. Однако при более пристальном рассмотрении такое решение, очевидно, оказывается неверным. Интенциональный объект сам не есть что-то психическое. Коперник убежден не в том, что имеет ментальный образ вращающихся по круговым орбитам планет в своей голове, а в том, что все это происходит как раз за пределами него самого. Можно вообразить крылатого коня и быть убежденным в существовании этого образа в своей психике, но это совершенно отлично от ситуации убеждения в том, что крылатый конь действительно существует. Это тонкое различение становится более заметным тогда, когда мы изменяем модусы интендирования с воображения на желание. Допустим, я желаю иметь крылья, чтобы летать над землей. В данном случае, очевидно, что я не стремлюсь к тому, чтобы заполучить ментальную идею крыльев у себя за спиной, не стремлюсь просто потому, что я итак ее уже имею в своем распоряжении. Я желаю иметь крылья как таковые, на самом деле. Этот интендированный объект желания не есть ментальный образ или идея. Только по отношению к такой нементалистской интерпретации интенционального объекта и встает по-настоящему сложный вопрос. Где и как существуют интенциональные объекты, если можно показать, что они не существуют нив натуралистическом мире, нив мире психики Феноменология разрешила этот вопрос простои радикально. Главная методическая операция феноменологии – редукция была введена как раз для того, чтобы преодолеть сложности в понимании онтологического статуса интенционального объекта. Гуссерль объявил именно интенциональные объекты единственными абсолютными реалиями. Посредством редукции приостанавливалось продуцирование актов, полагающих самостоятельное бытие вещей. Натуралистический мир был выведен за скобки опыта, любой объект предстал как коррелят конститутивных актов сознания, те. именно как тот интенциональный объект, о котором и говорил Брентано. Кроме разрешения вышеуказанного вопроса данный методический ход позволил
Гуссерлю достичь еще одной, пожалуй, даже более важной цели – провести последовательное осуществление декартовского метода сомнения. Редукция приводила к интенциональным объектам (смысловым содержаниям сознания) – тем предельным очевидностям опыта, перед которыми пасовало любое мыслимое сомнение.
Интенциональный объект, как имманентная сознанию данность, схватывается, по мнению
Гуссерля, с ясностью и отчетливостью, - теми характеристиками, которые Декарт считал необходимыми для осуществления познания.
1
Husserl E. Ideas Pertaining to a Pure Phenomenology and to a Phenomenological Philosophy, first book. – The
Hague: Martinus Nijhoff, 1983.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   90


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница