Общность коллективных представлений правового сознания в условиях дифференциации современного российского общества



страница4/7
Дата16.05.2018
Размер0.8 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4   5   6   7
Второй параграф первой главы «Обоснование социально-групповой дифференцированности правового сознания К. Марксом и М. Вебером» посвящен анализу рассмотрения К. Марксом и М. Вебером проблемы дифференцированности правового сознания граждан. В марксизме углубляется предложенная Гегелем концепция правового сознания и анализируется обратное воздействие человеческого сознания на общественную жизнь (концепция опережающего отражения).

Оба социолога констатируют социокультурную дифференцированность правового сознания имущественно различающихся социальных слоев, что проявляется в одновременном сосуществовании в обществе нескольких форм правового сознания. По мнению К. Маркса и М. Вебера, между различными типами правосознания, функционирующими в обществе, возможны конфликты. Автор показывает, что Маркс на основе фактического материала обосновал, что препятствием в достижении консенсуса депутатами является их принадлежность к различным социальным слоям, каждый из которых обладает противоположными представлениями о праве. Маркс был уверен в возможности изменения правосознания путем целенаправленного воздействия на него1. В заслугу Марксу следует поставить то, что его «Дебаты по поводу закона о краже леса...»2 являются вообще одним из первых прикладных социологических исследований правового сознания.

Сравнивая идеи К. Маркса и М. Вебера относительно правового сознания, диссертант констатирует следующее. К. Маркс ставит вопрос о доминировании ценностей и установок какого-то одного или двух социальных субъектов, причем последним вовсе необязательно обладать высокой степенью общности, то есть необязательно преобладать количественно. В отличие от него М. Вебер обосновывает более глубокую методологическую установку о разном «радиусе» действия различные видов правосознания, функционирующих в обществе, и их борьбе, обусловленной противоречиями материальных интересов их носителей. Исходя из концепции социального действия, Вебер утверждает, что любое человеческое общество на определенной экономической стадии нуждается в осознаваемых членами общества правилах, регулирующих социальные действия его членов.

Далее диссертант показывает, что и Маркс, и Вебер считали право субъективной формой сознания. Но, по Веберу, она состоит из воспринимаемых или предполагаемых ожиданий действий других интерагентов. Отсюда и логика веберовского анализа различных форм правосознания. Он выявляет: 1) социальное положение носителя соответствующей формы правового сознания; 2) виды фиксации права в изучаемой стране; 3) дифференциацию исследуемого правового сознания на рациональные и иррациональные элементы; 4) радиус действия исследуемых видов правосознания в обществе; 5) степень формализации исследуемого права. Далее диссертант рассматривает веберовское понимание партикулярности права как ведущей тенденции его развития в европейских странах. Партикулярность – спецификация права на отдельной области социальной жизни – экономической, административной, муниципальной и т.д. Причиной партикулярности права, по Веберу, является углубление стратификации общества по профессиональному признаку. Очевидно, под влиянием марксистской традиции Вебер называет партикулярное право классовым, подчеркивая специфический характер правосознания детерминировавшего его четко обособленного от остального общества класса. Другой тенденцией развития права Вебер называет избегание формализованного отправления правосудия. В юридической практике это находит выражение в институтах мировых судей, народных заседателей, судах присяжных, то есть в органах правосудия, состоящих из непрофессиональных юристов, к чему он относится отрицательно. Автор отмечает, что Вебер оспаривает прогрессивность описанного Марксом пролетарского правосознания. Марксистский тезис об иррациональности буржуазного правосознания Вебер опровергает замечанием о том, что марксистское понимание права основано на одностороннем, этическом понимании его социального смысла, а именно смысла несправедливости права частной собственности. Далее констатируется, что для определения типов классового правосознания Маркс использовал протоколы заседаний Рейнского ландтага, а Вебер перепроверял гипотезу о взаимодействии религиозного и светского правосознания, опираясь на кодифицированные источники права.

Возникает вопрос: кто и как впервые проводил социологический опрос носителей правового сознания, как интерпретировал результаты и какие делал выводы? Этой фигурой является Е. Эрлих, научные идеи которого рассматриваются в третьем параграфе первой главы «Социокультурный характер концепции “живого права” Е. Эрлиха».

Австрийский ученый Е. Эрлих считается основателем социологии права. В диссертации рассматривается обоснование Е. Эрлихом положения относительно того, что существует спонтанный, независимый от формально действующего права социальный порядок, конституирующийся путем взаимного согласования (подчас конфликтно) индивидуальных или коллективных воль. Эрлих придавал большое значение правовому сознанию населения, констатируя эффективность «решений по справедливости». В центре его внимания оказывались вопросы правосознания, правоспособности, молчаливого волеизъявления и др. В диссертации обосновывается, что идеи Эрлиха являются социокультурными и плюралистическими: он ставил вопросы о различии права и нравов, о неэффективности нормы, рассматривал обычай как юридическое явление и разрабатывал методику его конкретно-социологического исследования. То, чем он занимался, Эрлих называл живым правом, причем категорию правового сознания считал ключевым понятием социологии права.

В диссертации анализируется логика критического отношения Эрлиха к веберовскому пониманию права как кодифицированного, «книжного» права. Эрлих обосновывает, что для изучения реального правового сознания «живого права» требуются другие правовые источники – не такие генерализированные, как общенациональные кодексы законов, а индивидуализированные источники юридической практики – судебные решения, нотариальные свидетельства, завещания и т.п. Правоведение может стать наукой только тогда, когда выработает свой метод наблюдения живого человеческого поведения в правовом смысле. Он полагал, что правовое сознание обязательно включает бессознательные элементы, присутствующие в любых современных правоотношениях.

В диссертации показано, что Е. Эрлих является одним из первых социологов, кто на основе конкретно-социологических исследований правосознания представителей разных этнических групп, населявших Буковину, установил тот факт, что они по-разному рефлектируют в своем сознании интерпретированное социальными институтами общенациональное австрийское право. Повседневное внутри- и межэтническое регулирование социальных интеракций в различных этнических группах происходит не с помощью австрийского права, а на основе иных норм их правосознания, являющихся гораздо более старыми, чем относительно «молодые» австро-венгерские законы. В параграфе раскрывается суть методики исследования Эрлихом правового сознания сельского населения. Причем важнейшей исследовательской задачей он полагал выявление элементов старого, исчезающего правового сознания1. Диссертант видит связь этой идеи с учением Э. Дюркгейма о коллективных ценностных представлениях. Далее обосновывается актуальность идеи Эрлиха о том, что систематизация эмпирических данных о традициях и нравах, рефлектирующих древнее и новое право, в значительной степени проясняет генезис, структуру и конкретное содержание правосознания. Эрлих рассматривает право как непрерывный процесс смены одного вида правосознания другим, как процесс перехода от религиозного правосознания к светскому, при котором границы обоих типов правосознания подвижны и неустойчивы.

Далее диссертант солидаризуется с идеей Эрлиха относительно того, что предметом научного анализа социологии права выступают все общественные явления, прямо и косвенно связанные с правом, правовое регулирование социализации индивида, правоотношения на всех уровнях дифференциации общества, а также их социальное значение и предпосылки. В качестве таких предпосылок Эрлих называет правовое сознание, «обусловливающее и объясняющее данные явления» и являющееся, одновременно, «причинами самого права». Важной задачей социологии Эрлих считал выяснение мотивов неправового поведения, так как рефлектируются нормы права по-разному, в зависимости от социокультурных условий, обычаев, нравов. Диссертант отмечает, что Эрлих так же, как и Вебер, полагал, что правосознание профессиональных юристов отлично от «народного» правосознания. Но характерная для Вебера недооценка последнего, по мнению Эрлиха, – неправомерна. Автор подчеркивает важность для современных исследований правового сознания граждан одного из методологических положений Е. Эрлиха: правовое сознание способно изменяться во времени; правовое сознание постоянно имплицирует новые культурно-правовые элементы (в единстве рационального и иррационального компонентов). Вместе с тем, по мнению диссертанта, несмотря на огромное значение вклада Эрлиха в исследование правосознания, он не проводит глубокую социальную дифференциацию носителей правосознания «народов Буковины». Он не дошел до понимания того, что собственным видом правосознания могут обладать представители каждого отдельного общественного класса, как у Маркса, социального слоя или профессиональной группы, как у Вебера, или, как в современных концепциях правосознания, представители различных субкультур, противоположных полов и возрастных и профессиональных групп. Недостаточно раскрытым остается положение относительно того, что реальное правосознание отдельных этнических групп может быть причиной их реального и латентного правового поведения. Частично ответы на эти вопросы мы видим в современных и зарубежных концепциях правосознания. Если, как было обосновано выше, классические концепции правового сознания слабо интериоризованы в его отечественные разработки, то зарубежные исследования правового сознания зачастую базируются на методологических установках, содержащихся в работах философов-классиков. Поэтому логика исследования предполагает рассмотрение моделей правового сознания в современной социологии.

В четвертом параграфе первой главы «Учение о коллективных представлениях Э. Дюркгейма» обосновывается, что представления и мнения о праве, правосознание в целом формируются в историко-культурном процессе и представляют собой традиционные глубоко укоренившиеся в сознании населения установки, ценности, то есть – «коллективные представления» относительно права. Они включены подчас в нерефлектируемый мир повседневных взаимодействий. Здесь формируется отношение людей к объединяющим их в рамках общества деперсонифицированным символическим макросоциальным образованиям – праву, образованию, политике, власти. Э. Дюркгейм: «Такой видимый символ – это право. Действительно, там, где существует социальная солидарность, она, несмотря на свой нематериальный характер, не остается в потенциальном состоянии, но обнаруживает свое присутствие видимыми действиями»1. На формирование коллективных представлений «изнутри» влияют традиции, установки, предрассудки, социальные стереотипы, которые есть неотъемлемая часть коллективных представлений, различающихся в каждой культуре и оказывающих серьезное влияние на социальное поведение людей.

В диссертации показано, что учение о коллективных представлениях Э. Дюркгейма акцентуирует внимание на том факте, что их (коллективных представлений) основы закладываются в повседневной жизни людей в своих мифологической, рациональной и иррациональной формах. Коллективные представления могут осознаваться или не осознаваться социальным субъектом, но они влияют на поведение людей и закрепляются в постоянном воспроизводстве социальных практик.

Глава вторая «Теоретико-методологические подходы к исследованию дифференциации и единства правового сознания индивидуализированного общества» содержит анализ концептов, где в центре внимания ученых – исследование и интерпретация содержания правового сознания с учетом социокультурной, профессиональной, гендерной, этнической и иной стратификационной дифференциации населения. В параграфе первом «Социально-психологические детерминанты правового сознания: соотношение ценностных экспектаций и ценностных возможностей» выявляется, что общим для психолого-поведенческих концепций является обоснование недостаточности использования в качестве объяснительного принципа человеческого поведения только внешних обстоятельств. Они базируются на личностно рефлектированных моделях сознания, получивших распространение в современной юридической психологии и в психологической криминологии. Диссертант отмечает важность для данного исследования положения, разрабатываемого в рамках психолого-поведенческих моделей правосознания, об интериоризации правосознанием «правозначимых явлений». Правозначимое явление – это такое явление, которое вызывает реакцию, выражающуюся в потребности разобраться в том или ином правовом установлении. Юридически состоятельная, но не удовлетворяющая субъективному понятию справедливости – оплата труда или оплата коммунальных услуг – может вызвать у социального субъекта отрицательное отношение к закону вообще. На этой основе конституируется система взглядов и идей, которые выражают отношение людей и социальных групп к праву и законности. Обосновано, что в этом положении фиксируется субъективность правосознания, так как в качестве правозначимых явлений выступают различные социальные факты, существенные для того или иного человека. Этот момент усиливает духовную составляющую правосознания, но уже на индивидуальном уровне. А сам подход не исключает социальную типизацию правозначимых явлений.

Психолого-поведенческое направление предполагает также исследовательский интерес к истокам внеправового поведения, с применением концепта «относительной депривации». В отличие от психологического понимания депривации как определенной ущербности сенсорных датчиков, социология использует понятие относительной депривации, восходящее к классической мысли американской социологии. Когда люди сравнивают свое положение с положением других людей, у многих возникает иерархизированная система суждений и ценностей, которые могут мотивировать их исключение (эксклюзию) из социальной жизни. В центре внимания при этом оказывается связь правового сознания с социальным самочувствием, его различными субъективными модификациями – от глубокой удовлетворенности до состояния относительной депривации. Таким образом, самосознание личности, ее социальное самочувствие являются тем фильтром, через который интериоризуются правовые представления, оценки, ожидания.

Далее автор полемизирует с точкой зрения, согласно которой россиянам присущ «мазохистский» тип социального самочувствия, подтверждающийся инертностью и правовой индифферентностью значительной части населения России. Отмечается, что «загадки русской души» стали особым жанром некоторых зарубежных исследований1, но недостаточно обоснованным. Однако диссертант не отрицает, что особенностью российской правовой культуры всегда являлась слабость как конкретных, так и абстрактных представлений об институтах права.

Следующий важный момент, рассматриваемый автором, – усиление влияния бессознательных процессов в кризисные периоды социальной жизни в силу дерационализации жизнедеятельности многих социальных фрагментов. Обращение к взглядам Э. Фромма позволило показать, что социальное бессознательное как вытесненные сферы, свойственные большинству членов общества, появляется оттого, что культура детерминирует степень осознания своих образцов в контексте условий человеческого существования. С проблемами реального правосознания в его негативном аспекте, побуждающем людей к деструктивным действиям любого рода, тесно связана проблема человеческого страха и тревоги. Далее, на основе обширного теоретического и фактического материала диссертант обозначает психологическую модель правосознания, воплощающую в себе отсутствие страха перед законом. Это отсутствие страха перед преступлением конституируется в России целым комплексом обстоятельств: от низкого уровня жизни отдельных слоев населения до имеющего место в ценностном сознании россиян индифферентного отношения или даже симпатии по отношению к правонарушителям.

В зарубежных психолого-поведенческих моделях правовое сознание, как правило, отождествляется с правовой совестью, понимаемой как следование правовым нормам2. Диссертант подчеркивает, что такое понимание приводит не к категориальному определению права, а к констатации тождественности последнего с моралью, что созвучно с кантовским определением моральности права. Повторяющиеся у некоторого числа лиц «содержания правосознания» Райзер, отдавая дань психологии бессознательного К. Юнга, называет «коллективным правосознанием». Он требует отличать от правосознания установки личностей по отношению к праву. Личностные установки он считает не результатом знания правовых предписаний, а итогом бессознательного следования праву. В целом, психолого-поведенческие модели правосознания делают акцент на исследовании правовых экспектаций и интериоризации правозначимых явлений.

Во втором параграфе второй главы «Правовое сознание в контексте гендерных различий» показано, что в условиях индивидуализированного общества, где индивиды действуют самостоятельно и якобы автономны по отношению к сложившимся социальным институтам, самостоятельно определяют траекторию собственной жизни, тем не менее на «больших числах» наблюдаются различающиеся социально типичные модели поведения. К важным факторам такой социальной сегментации относится гендер – социальный пол, то есть те роли, которые закреплены в культуре общества за мужчиной и женщиной. Правовое сознание мужчин и женщин не идентично, так как социологией давно установлены механизмы скрытой дискриминации, а некоторые авторы полагают, что конституционная норма «мужчина и женщина имеют равные права» в реальной жизни не реализуется1.

Диссертант полемизирует с выводом Е.Л. Омельченко, что ситуация закрепляется тем, что сами женщины разделяют «общее мнение» и принимают такие правила игры2. На основе данных опроса3, проведенного автором, делается вывод: женщины просто адаптируются к реальности, которую не могут изменить. Например, на вопрос «Считаете ли Вы справедливым, что женщины в среднем имеют более низкий должностной статус, чем мужчины?» ответили положительно 72% мужчин и только 4% женщин. Правовое сознание, несомненно, имеет гендерный характер, поэтому правовые юридические представления мужчин и женщин могут иметь серьезные специфические различия, изучение которых возможно лишь с учетом социокультурного контекста многообразных детерминант формирования правового сознания. Далее диссертант рассматривает методологические идеи Сандры Бем относительно того, что человек интериоризует знания о различных социальных процессах с помощью культурно сложившихся схем соответственно стереотипизированным стимулам. Диссертант отмечает, что в случаях наличия негативного правового сознания его детерминанты заложены в постоянно воспроизводящихся культурных схемах и стимулах. В работе отмечается, что в России наблюдается увеличение количества женщин – носителей негативного правового сознания. Статистика фиксирует рост числа зарегистрированных преступлений, совершенных женщинами. Их доля за 2000–2001 гг. выросла с 7,2 до 8,0%. Особую тревогу вызывает увеличение доли тяжких и особо тяжких преступлений, причем самостоятельное место в преступности женщин занимает мошенничество, отличающееся хитроумностью и выдумкой, серийностью действий, размером наносимого ущерба, трудностью раскрытия и расследования1.

Далее диссертант обращается к зарубежным разработкам вопроса. Интересно заявление Р. Лаутмана относительно дифференцированности рефлектирования права мужчинами и женщинами. Несмотря на то, что женщины в среднем совершают меньше правонарушений, чем мужчины, их правосознание является менее развитым и менее позитивным, нежели у мужчин, в силу меньшей включенности в систему производственных отношений, публичную жизнь страны2. Эта мысль не противоречит данным Всероссийского опроса ВЦИОМ, проведенного 17–18 февраля 2007 г. У женщин выявлено более негативное отношение к реализации их прав и свобод, нежели у мужчин.

Зарубежные ученые полагают, что характерной для самых древних форм правового сознания женщин относительно исследуемого феномена являлась «редукция их правового сознания через их конформное поведение», в основе которого лежали чисто мужские представления и ориентации. Далее в диссертации показано, что, по мнению отечественных и зарубежных ученых, женщинам свойственны негативные формы правового сознания, как в явной, так и в скрытой форме.

В целом, гендерно-специфические модели правосознания, используемые в современной эмпирической социологии права, можно охарактеризовать как модели, акцептирующие гендерные различия в рефлексии норм права и деятельности правовых институтов. Несомненно, что гендерно поляризованное правовое сознание влияет на качественные параметры правового пространства. Дифференциация правосознания мужчинам и женщинам остается практически неизученной. Она принимается во внимание лишь в том случае, если это оговаривается задачами эмпирического исследования. Но, как выяснилось, такие исследования представляют собой большую редкость как в нашей стране, так и за рубежом.

В третьем параграфе «Модель правового сознания как знания и мнения о праве» рассматривается распространенная в социологии права с 70-х гг. ХХ столетия модель, известная в англоязычных странах под названием «knowledge and opion about law (KOL)», которая в настоящее время интенсивно разрабатывается как отечественными, так и зарубежными учеными. Модель правового сознания как знания и мнения о праве основывается на концептуально-теоретических взглядах на правовое сознания Маркса, Вебера, Эрлиха и производных от них положениях. В данной модели актуализируется частноправовая сторона права, в отличие от публично-правовой стороны. Правосознание включается в эту модель как своеобразный результат объективного права. Российские ученые (С. Алексеев, В. Ксенофонтов) фиксируют неоднородность правового сознания в рамках тех или иных социальных общностей. Польские ученые (М. Боруцкая-Арктова, Б. Кучински, А. Подгорецкий) также обосновывают наличие различных уровней отношения к праву у представителей одних и тех же социальных групп с приблизительно одинаковыми уровнем и качеством жизни. Это, по мнению ученых, зависит от эмоционального состояния и психолого-характерологических особенностей людей, осознающих и усваивающих правовые идеи. Поэтому правосознание предстает как многоуровневый и разнокачественный феномен даже в масштабе различных субкультур, социальных слоев, профессиональных групп. Отметим, что этот ракурс исследования правосознания в отечественной социологии также не является достаточно разработанным.

Немецкие социологи (Р. Лаутман) более полно, по сравнению с польскими коллегами, исследуют неоднородность и содержательную дифференцированность правосознания, однако эти положения недостаточно обоснованы на эмпирическом уровне. Несмотря на это, идеи Лаутмана относительно того, что содержанием моделей правосознания KOL являются изменяющиеся во времени отношения между индивидуумом и правом, – обладают несомненной научной ценностью для исследований дифференцированности правового сознания. Отмечается, что характер этих изменений различен для разных социальных субъектов, занимающих в обществе различные позиции. Поэтому в любом обществе функционирует множество моделей KOL, познание которых возможно через следующие составляющие: «чувство права», «правовая этика», «правовое знание» (generale sense of justice)1. Это позволяет не только выяснить содержание той или иной модели KOL, но и представить уровень легитимности, авторитета права. Названные выше составляющие в значительной мере формируются идеологией, или, пользуясь терминологией Э. Дюркгейма, моральной атмосферой общества. И здесь возможны различные превращенные формы правосознания как знания и мнения людей о праве. На это обратил внимание российский ученый В.В. Кудрявцев2. В последние годы, благодаря трудам Дж.Э. Колина, Я. Хомана, Л. Шелдона3 и др., лексикон моделей KOL пополнился понятиями и дефинициями типа: «опыт взаимоотношений с правовой системой», «действенность права», «правовая компетентность», «престиж права или доверительное отношение» (familarity) к праву и т.д. Эти понятия прочно входят в социологическую науку. В отличие от психолого-поведенческих, модели правосознания KOL указывают не на внутриличностные, а на интерактивные процессы, происходящие в системе права или имеющие к ней отношение. Далее в диссертации обобщаются результаты исследования по главе, где отмечается, что дихотомия теоретического и эмпирического ракурсов исследования правосознания снимается подходом, в основу которого положена современная дифференциация уровней социологического знания.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница