Общность коллективных представлений правового сознания в условиях дифференциации современного российского общества



страница2/7
Дата16.05.2018
Размер0.8 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4   5   6   7
Краснодарский университет

Министерства внутренних дел Российской Федерации
Защита состоится «26» декабря 2009 г. в 11.00. часов на заседании диссертационного совета Д. 212.208.19 по социологическим наукам при ФГОУ ВПО «Южный Федеральный университет» по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33, ауд. 202.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Педагогического института ФГОУ ВПО «Южный Федеральный университет» по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33.

Автореферат разослан «_____» ноября 2009 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета





Л.Я. Хоронько


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Демократические преобразования конца ХХ – начала ХХI в. привели к необходимости совершенствования правовых условий формирования гражданского общества, при котором правовая система государства дает возможности и права всем членам общества для реализации своих законных интересов, обеспечения достойного уровня и качества жизни. Происходящие в стране социально-экономические и социально-политические изменения легитимируются в правовых институтах и актах, которые определяют реорганизацию правового пространства общества. Это, в свою очередь, чрезвычайно интенсифицирует роль правового сознания в трансформации социетальной системы общества в целом.

Энциклопедические словари трактуют правовое сознание (или правосознание) как совокупность взглядов, идей, ценностей и норм, выражающих отношение людей и социальных групп к праву, законности, правосудию, их представления о том, что является правомерным или неправомерным1. В зависимости от своего содержательного наполнения правовое сознание оказывает существенное влияние на направленность развития общества и государства; в частности, оно может выступить основанием как для укрепления институтов гражданского общества, так и для институционализации теневых паттернов поведения.

Выступая компонентом историко-культурного процесса конкретного общества, правовое сознание содержит в себе не только устоявшиеся, закрепленные на уровне коллективных представлений ценности, но и новые элементы, конституирующиеся в процессе современных социально-институциональных изменений. Правовое сознание, мотивируя правовые позиции людей, реализуется на широком социальном пространстве, модифицируясь на уровне социальных групп различной степени общности в определенные «сегменты» правосознания, имеющие свои специфические особенности. Эти особенности проявляются по-разному в различных социальных слоях и профессиональных группах.

Сам процесс социальной дифференциации правового сознания, а также принятия различными группами новых правовых ценностей и норм сложен и неоднозначен. Французская исследовательница правовой социализации Ш. Курильски-Ожвен относительно этого процесса в России замечает: «…одно остается не до конца ясным: какое значение будут придавать люди, привыкшие к другому типу общества, Праву и верховенству Закона, которые провозглашаются основным принципом?»1 Эта проблематичность формирования правового сознания, соответствующего принципам правового государства, объясняется иной по отношению к Западу культурной традицией. В России право не рассматривалось как приоритетная система регулирования: в дореволюционный период в российской культурной традиции мораль рассматривалась выше права; в советской традиции доминировала политика, по отношению к которой право и мораль занимали вторичные позиции.

Процесс утверждения нового содержания правового сознания в России требует углубленного социологического анализа. Он актуален как в теоретическом, так и в практическом отношении. Теоретико-методологическая актуальность темы определяется тем, что в условиях глубокого социально-экономического раскола общества, проявляющегося в децильном коэффициенте, резкой экономической и социальной дифференциации качества жизни различных слоев населения, а также аномии базовых социетальных ценностей существует настоятельная необходимость выявления общих ценностных представлений и ожиданий (особенно в сфере права) и их инвариантов в различных социальных группах. Рассмотрение этой проблемы предполагает систематизацию и сравнительный анализ классических и современных подходов к исследованию правового сознания, которые позволяют выделить адекватный методологический инструментарий для изучения правового сознания в массовом индивидуализированном обществе. Именно такой полипарадигмальный реляционистский подход обладает необходимым эвристическим потенциалом для объяснения разрыва теоретического (правовой идеологии) и повседневно-практического уровней правового сознания, который в настоящее время фиксируется в российском обществе.

Наряду с обозначенной теоретической актуальностью поставленной проблемы, можно выделить и практическую настоятельность ее анализа. Широко известно, что одним из социальных последствий рыночных преобразований в России стала теневизация общества1. Это значит, что в обществе получили распространение и даже стали институционализироваться внеправовые практики, в которых проявляются модификации правового сознания различных групп населения. Оптимизация политики государства, направленной на повышение контроля за внеправовыми практиками, предполагает исследование как факторов институционализации внеправовых практик, так и специфики дифференциации правового сознания по социокультурным группам населения.

Указанные теоретико-методологический и практический аспекты поставленной проблемы свидетельствуют о том, что формирование и оптимизацию правового сознания населения следует рассматривать в качестве фундаментальной проблемы развития российского общества, требующей постоянного изучения динамики его содержания – как в целом, так и его отдельных компонентов.

Степень научной разработанности проблемы. Исследование правового сознания традиционно входит в предметную область социологии культуры и духовной жизни общества. Тема правового сознания является активно разрабатываемой в отечественной и зарубежной литературе. Вначале обозначим наиболее разработанные аспекты в исследованиях правосознания. Так, большое внимание уделяется исследованию теоретических основ и генезиса правового сознания (Н.Н. Алексеев, И.А. Ильин, Д.А. Керимов, Г.И. Муромцев, В.С. Нерсесянц, Е.А. Певцова и др.)2. Правовое сознание современного российского общества глубоко анализируется в контексте правовой культуры, что включает концептуализацию задач современного правоведения и оценку правосознания как культурной составляющей общества. Это направление реализуется в работах Р.С. Байниязова, С.Г. Зайцевой, И.А. Крыгиной, Г.И. Муромцева, И.Д. Невважай, И.А. Петрулевич, А.В. Полякова, О.В. Сазанова, Ж.Т. Тощенко, В.Е. Чиркина и др.1

С названным направлением тесно связаны работы, посвященные ценностным аспектам правосознания и правовых норм, отношению населения к правовым институтам России (В.Г. Графский, Л. Гудков, Н.В. Колотов, В.Н. Кудрявцев, А.В. Кузнецов, Н. Неновски, В.С. Нерсесянц, Ф.Н. Фаткуллин, А.Д. Чулюкин и др.)2.

Глубоко разрабатываются отечественными учеными проблемы наличия «двойных стандартов» в ценностном содержании правосознания российского населения и работников правоохранительных органов, истоки и проявления правового нигилизма. Этому направлению исследования правосознания посвящены работы О.Р. Гулиной, В.Н. Гуляихина, Т.И. Заславской, А. Кирпичникова, И.Ю. Козлихина, В.М. Королевой, В.В. Лунеева, Р.В. Рывкиной, М.Б. Смоленского1 и многих других ученых. Все больше привлекают внимание ученых проблемы, связанные с эффективностью законов и проблемами правового воспитания (В.В. Адамов, В.В. Гриб, В.И. Плохова, В.П. Сальников, Н.Я. Соколов и др.).2 Имеются наработки сравнительного анализа правосознания населения различных стран1. Из этой краткой информации мы видим, что социокультурный анализ правосознания проводится в отечественной науке интенсивно, глубоко и разносторонне. Вместе с тем многие вопросы, связанные с исследованием правосознания, являются недостаточно разработанными или остаются вне сферы внимания ученых.

Поэтому постараемся кратко остановиться именно на этой неполноте, которая характеризует степень разработанности проблемы. Вне сферы внимания исследователей остаются проблемы осознания населением права, концепты позитивного и негативного правового сознания (Гегель), особенности дифференцированности правосознания, которым уделяли внимание К. Маркс, М. Вебер, Е. Эрлих и др. Вместе с тем это, на наш взгляд, важные и актуальные методологические подходы для исследования правосознания, которые недостаточно реализуются современной российской социологией.

Между тем в зарубежных социологических концепциях правового сознания активно реализуется наследие классиков социально-философской мысли. Например, у современных американских и немецких социологов М.Б. Люпфера, Б.Е. Грингича, Т. Райзера и их коллег, к сожалению, пока неизвестных в России, идеи И. Канта активно применяются при исследовании правосознания различных социальных групп2. Проблему справедливости правоприменительных практик с привлечением идей Гегеля разрабатывают А. Линд, Т. Линд и Т. Тайлер1. Когнитивные рефлексии гегелевской концепции права отражаются в моделях эмпирического изучения правового сознания наших современников Х. Ротлейтнера, С. Опотова, К. Хефера и Б. Керри, Д. Моора, Ш. Либига, Ю. Маэса и М. Шмита, К. Дальберта, Э. Калса и И. Рассела, Э. Ноэлле-Нойманн, А. Сажо, Н. Диммеля2, а также их коллег.

Социология марксизма в России в настоящее время больше является предметом теоретико-идеологических споров, нежели рассматривается в качестве актуального классического наследия социальной мысли3. Но она дает нам богатый теоретико-методологический материал, который обходят вниманием исследователи правового сознания населения России. Во-первых, это положение об опережающем отражении, свойственном общественному сознанию; во-вторых, о социокультурной дифференцированности правового сознания. Особенно плодотворной мы считаем разработанную Марксом концепцию ценностно-нейтральных по отношению к рефлектируемому предмету видов сознания4.

Наиболее включены в контекст исследования отечественной наукой правового и политического сознания идеи Макса Вебера1. Но остается недостаточно разработанной идея о том, что не всякое действие человека в сфере права рационально, что действие одного связано с поведением другого и в ходе своего осуществления на него ориентировано2. У Вебера нечетко различаются понятия категорий права и правосознания. На это обращают внимание Д. Люкке и Г. Швенк3. Слабо исследованными в отечественной науке остаются также не проработанные, но поставленные Вебером вопросы о критериях прогрессивности правового сознания. В зарубежной науке дискуссии о прогрессивности права – в центре внимания многих ученых. Споры идут о понимании критериев прогрессивности права: то ли это импликация правом норм чужого права, кодификация права или и то и другое. Этими проблемами занимаются Б. Рабак и П.Дж. Уордман, Ч.Л. Раби и Дж.К. Бригхэм, О.Клейн и А.Е. Аззи, Дж.А. Бекфорд, Дж.Т. Ричардсон и М. Штерин4 и др. Требует верификации на российском материале положение Вебера о том, что профессиональное правосознание юристов компетентнее других его типов; вызывает также интерес и недооценка Вебером опасности злоупотребления законоприменением.

Нельзя обойти вниманием социокультурную концепцию живого права Эрлиха, которую высоко оценили многие ученые1. Эрлих отмечает иррациональные детерминанты многих правовых решений2. Для нас важны его идеи, недостаточно включенные в отечественное обществознание, относящиеся к многонациональным государственным образованиям. Среди социологов он одним из первых обращает внимание на то, что представители разных этнических групп по-разному рефлектируют в своем сознании интерпретированное социальными институтами общенациональное австрийское право. Достоин внимания его анализ правового поведения основных этнических групп, населявших в то время Буковину, который он провел на основе социологического опроса многонационального населения3. Требует разработки идея Эрлиха относительно того, что изучать правосознание необходимо в единстве его рациональных и нерациональных элементов и форм выражения в качестве детерминант правового поведения4.

В исследованиях правосознания недостаточно привлекаются идеи Н. Лумана, в частности его анализ когнитивно-конструктивистской модели правового сознания. Больше внимания уделяют ученые его идеям самореференции социальной системы, аутопойэзису, теории коммуникаций1. Правовой аспект социологии Н. Лумана встречается редко2. Зарубежные ученые активно разрабатывают идеи Н. Лумана относительно того, что право, являясь системой коммуникаций, воздействует на социальную систему, вследствие чего происходят согласованные изменения права и социальной системы3.

Недостаточно исследованными являются расхождения между ценностными экспектациями и ценностными возможностями в контексте психолого-поведенческих моделей правосознания. Психологические аспекты поведения являются разработанными в отечественной науке4. Уделяется внимание и психологическим аспектам правового поведения5, но нельзя сказать, что в отечественной науке присутствует разработанная концепция психолого-поведенческих моделей правосознания. Роль бессознательных процессов в формировании правосознания вообще и личности преступника в частности исследуют многие зарубежные ученые, работы которых недостаточно известны в России. Так, среди социологов, пользующихся психологическим подходом в изучении правосознания, отметим Д. Бар-Она, Дж.Р.П. Оглоффа, Н. Видмара, Т.Р. Тайлера и Э.А. Линд, М.В. Лапфера и Б.Е. Гинрича, Т. Райзера, Д.Т. Миллера1.

Несмотря на обширные гендерные исследования, проблема анализа гендерно-специфических моделей правосознания только начинает разрабатываться в отечественной науке2. Среди зарубежных ученых, занимающихся особенностями правосознания женщин, мы отметим Э. Спелман, Р. Лаутман и Б. Хайнцман, Б. Слупик3 и других, пока неизвестных в России ученых.

Таким образом, несмотря на то, что тема правового сознания населения является широко разработанной в отечественной и зарубежной литературе, в теории правового сознания остается немало нерешенных, дискуссионных и недостаточно разработанных вопросов. К ним, как было показано выше, относятся следующие: недостаточная методологическая оснащенность исследований правосознания населения России; не в полной мере осмыслены и реализуются методологические идеи классических теорий правосознания; остается слабо разработанной проблема общего и особенного в ценностном содержании правового сознания различных социальных групп российского населения; недостаточно полно интериоризуются отечественным обществознанием достижения зарубежных ученых, занимающихся изучением различных аспектов правового сознания; остается вне поля зрения социологов также проблема респонсивности власти и правовой системы общества.



Гипотеза исследования. В противовес распространенным концепциям о том, что глубокая социально-экономическая дифференциация российского общества проявилась также в сегментированности общественного сознания, мы предполагаем, что коллективные представления в области права, сформированные в историко-культурном процессе российского общества, в настоящее время сохраняют свою устойчивость, хотя и в модифицированном виде, во всех социальных группах. Именно они задают также и единство оценок правового порядка и правовых ожиданий стратифицированных групп в адрес политико-правовых институтов. Гипотеза предполагает также, что развернутая в настоящее время интенсификация государственной политики в сфере совершенствования правового регулирования, при опоре на позитивные интегрированные коллективные представления, оценки и ожидания, в перспективе повысит респонсивность правовой системы и тем самым сузит масштаб внеправовых ориентаций населения и усилит интеграционную функцию права.

Объектом исследования является правовое сознание российского общества, взятое в его дифференциации на специализированное и массовое, где массовое представлено в многообразии ценностного содержания правосознания различных социальных групп.

Предмет исследования – универсальность коллективных правовых представлений, оценок и экспектаций, содержащихся в правовом сознании стратифицированных социальных групп современного российского общества.

Цель исследования: выделить общее содержание в правовом сознании различных социальных групп и слоев современного стратифицированного российского общества и определить социокультурный смысл универсальности правовых представлений, оценок и ожиданий населения.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:



  1. выделить теоретико-методологические идеи классических концепций правового сознания, которые задают социокультурный каркас его изучения применительно к России;

  2. выявить базовый методологический принцип современных зарубежных теоретических моделей исследования правосознания;

  3. определить эвристический потенциал современных зарубежных подходов к исследованию правового сознания массового индивидуализированного общества;

  4. выявить коллективные правовые представления современных россиян и показать их социокультурный смысл;

  5. выделить и эмпирически верифицировать соответствие доминантных ценностей правосознания и моделей массового правового поведения;

  6. выявить наличие коллективных представлений в групповом сознании представителей правоохранительных органов в контексте массового правового сознания;

  7. провести сравнительный анализ оценок правового порядка представителями различных социальных групп общества и экспертами в области права;

  8. рассмотреть правовые экспектации социально дифференцированных групп российского общества в контексте формирования респонсивности правовой системы;

  9. проанализировать интеграционный потенциал правового сознания и его макросоциальный смысл для российского общества.

Эмпирическую базу диссертации составили данные официальной статистики; репрезентативные прикладные социологические исследования лонгитюдного и разового характера, выполненные отечественными и зарубежными социологами. Для выявления сходства и различия содержания правосознания различных социальных групп использовались данные Всероссийских опросов ВЦИОМ; мониторинга правового пространства и правоприменительной практики как формы диалога власти и общества. Использовались также исследования Левада-Центра, исследования ИС РАН; данные репрезентативного социологического опроса сотрудников милиции, проведенного по заказу фонда «Общественный вердикт» (декабрь 2005 г.); данные мониторинга правового пространства, проводимого Центром «Индем», и материалы других репрезентативных всероссийских социологических исследований. Для сравнения российского правосознания с правосознанием других стран использовались материалы исследования, проведенного в 1970-х гг. под эгидой Гарвардского проекта, и данные социологических исследований зарубежных ученых1.

Помимо вторичного анализа информации из опубликованных источников, эмпирическая база включает в себя первичный и вторичный анализ результатов социологических исследований, которые автор на протяжении ряда лет проводил лично или в составе коллектива Центра прикладных социологических исследований Педагогического института ЮФУ. В частности:

1) социологическое исследование на тему: «Армянские субобщности на Северном Кавказе: факторы социокультурной адаптации»1, которое включало методы стандартизированного и глубинного интервью. Стандартизированные интервью, которые раскрывали правовое сознание информантов, были взяты автором у 43 респондентов, две три из которых – жители Краснодарского края, одна треть – Ростовской области. Более 70% из них – люди в возрасте от 25 до 55 лет. Примерно половину опрошенных представляют женщины, вторую половину – мужчины; глубинные интервью – у 12 информантов;

2) социологический пилотный опрос на тему: «Доверие населении г. Ростова-на-Дону к судебной власти (социологический анализ)»2, который проводился в 2005 и 2007 гг. Было опрошено 200 человек в 2005 г. и 400 человек в 2007 г. Пилотный опрос проводился с соблюдением квот по половому, возрастному, социально-профессиональному признакам. Отбор респондентов происходил по месту проживания с соблюдением маршрута, составленного по улицам г. Ростова-на-Дону;

3) социологический пилотный опрос на тему: «Правовые представления сотрудников городской милиции», который проводился автором в июне 2009 г. в г. Ростове-на-Дону. В опросе приняли участие 222 представителя городской милиции: 8,4% – рядовой состав, 67,3% – средний офицерский состав, 24,3% – старший офицерский состав;

4) глубинные интервью на тему «Правовые представления жителей г. Ростова-на-Дону», которые были взяты автором в 2008 г. (всего 8 информантов, представляющих различные социальные группы).



Теоретико-методологическую основу диссертационного исследования составляют общенаучные принципы системности, детерминизма, историзма, сравнительного анализа. Раскрытие социокультурных основ исследования правового сознания в классических концепциях и выявление их методологического значения для исследования российского правосознания основывались на анализе учений о правосознании М. Вебера, Г. Гегеля, И. Канта, К. Маркса, Е. Эрлиха. Современные концептуальные парадигмы и теоретические модели правосознания выявлялись через компаративный анализ работ отечественных и зарубежных ученых: Р.С. Банийязова, Б.Е. Грингича, Ю.А. Левады, О.А. Литвиновой, Н. Лумана, М.Б. Люпфера, Г.И. Муромцева, В.С. Нерсесянца, Е.А. Певцова, Т. Райзера, Ж.Т. Тощенко и др. (перевод неизвестных в России работ выполнен автором). Достаточно эвристичными для исследования отдельных аспектов явились теоретико-методологические направления, связанные с психолого-поведенческим подходом, разрабатываемым отечественными и зарубежными учеными: Н.Д. Гордеевой, М.И. Еникеевым, В.П. Зинченко, а также Д. Бар-Оном, Н. Видмаром, Э.А. Линд, Дж.Р.П. Оглоффом, Т.Р. Тайлером.

Исследование коллективных ценностных правовых представлений населения России опирается на ключевые теоретические положения социологии Э. Дюркгейма. Важными в методологическом плане явились положения понимающей социологии М. Вебера и Г. Зиммеля относительно понимания субъективного смысла социально-типических форм поведения индивидов. Это позволило использовать обширный эмпирический материал не только для констатации истинности рассматриваемых процессов, но и для выявления действительных отношений в сфере правосознания, складывающихся в современном российском обществе.



Научная новизна исследования заключается прежде всего в том, что диссертация является одной из первых работ, где в центре исследовательского интереса находится дифференциация и интеграция правового сознания различных социальных групп населения России.

В содержательном плане научная новизна работы заключается в следующем:



  1. актуализированы для социокультурного анализа правосознания современного российского общества теоретические идеи Г. Гегеля, К. Маркса, М. Вебера и Е. Эрлиха, недостаточно используемые в отечественной социологии;

  2. на основании сравнительного исследования основных зарубежных теоретических моделей правового сознания выделен их базовый методологический принцип, недостаточно используемый в современной отечественной социологии, – принцип социокультурной дифференцированности правового сознания населения;

  3. выявлен комплекс эвристических методологических идей современных зарубежных подходов к анализу правосознания и обоснована необходимость их применения в российских условиях, что объясняется адекватностью этих подходов процессам становления индивидуализированного массового общества информационного типа;

  4. выделен комплекс противоречивых коллективных представлений в области права, идентичных для всех социальных групп, и показан интеграционный потенциал позитивных представлений для перспективного развития правового государства;

  5. эмпирически обоснована противоречивость доминант массового правового сознания, которая проявляется в низком уровне доверия к правовым институтам, с одной стороны, и распространенности формы законопослушного правового поведения – с другой;

  6. обосновано, что укрепление негативных коллективных правовых представлений и воспроизводство недоверия к правоохранительным органам в массовом сознании обусловлены наличием в профессиональном сознании работников правоохранительных органов негативных коллективных правовых представлений, которые реализуются в их профессиональной деятельности;

  7. определена идентичность оценок правового порядка российского общества, присущих экспертному и обыденному сознанию;

  8. установлено единство правовых экспектаций различных групп социально дифференцированного российского общества, концентрирующихся вокруг ожидаемой динамики правопорядка от его социоцентристской направленности к персоноцентристской;

  9. обосновано усиление интеграционной функции правового сознания и возможность рассмотрения его в качестве реально функционирующей идеологии, интегрирующей различные социальные группы российского общества.


На защиту выносятся следующие основные положения:

  1. Для социокультурного анализа правового сознания трансформирующегося российского общества эвристическим потенциалом обладают следующие методологические принципы, сформулированные в классических концепциях правосознания:

  • гегелевский принцип деления правового сознания на высоконравственное, позитивно относящееся к праву и государству, и негативное, который более корректен и социологически операционален, чем утвердившееся в российской науке разделение правосознания на «развитое» и «неразвитое»;

  • методологический принцип осознания права (Гегель) – адекватного и искаженного; а также положение о социальной опасности негативного правового сознания бюрократии (чиновников), которая может быть преодолена через контроль их деятельности со стороны суверенного главы государства сверху и через социальные институты снизу;

  • методологический принцип марксизма о социокультурной дифференцированности правового сознания имущественно различающихся социальных слоев, что проявляется в одновременном сосуществовании в обществе нескольких форм правового сознания;

  • методологические установки Вебера о разном «радиусе» действия различные видов правосознания, функционирующих в обществе, и их борьбе, обусловленной противоречиями материальных интересов их носителей;

  • методологические положения Эрлиха относительно: а) наличия латентных ценностей, которые проявляются в отношениях повседневности и определяют неправовые практики; б) наличия представлений в массовом правосознании о возможностях нарушения прав населения, даже гарантированных законом; в) необходимости сравнения результатов эмпирических исследований правосознания населения, сегментированного по этническим и территориальным группам.

2. Несмотря на различие современных зарубежных теоретических моделей правового сознания (когнитивно-конструктивистская; психолого-поведенческая; гендерно-специфическая и модель правового сознания как знания и мнения о праве), базовым основанием для них выступает принцип, сформулированный в классических социологических концепциях, а именно: исследование и интерпретация содержания правового сознания должны учитывать социокультурную, профессиональную, этническую и иную стратификационную дифференциацию населения.

3. Переход российского общества к современных коммуникативным технологиям и информационным принципам организации социальных взаимодействий актуализирует использования эвристического потенциала современных подходов к исследованию правового сознания в массовом индивидуализированном обществе, а именно:



    • инновационные идеи когнитивно-конструктивистского подхода Н. Лумана, в частности: а) понимание права как пространства пребывания, легитимации и разрешения конфликтов; б) положение о правовом сознании как инвариантном и соотнесенном с предметно-смысловым содержанием реальности, с прошлым, будущим; в) рассмотрение правового сознания как основы для определения релевантности события для системы права и обеспечения подключения системы права к другим социальным системам общества в интересах сохранения его стабильности;

    • инновационные идеи психолого-поведенческого подхода: а) интериоризация права правовым сознанием через правозначимые явления; б) включение в эмпирическое исследование правового ценностного сознания населения не только их мнения о реально функционирующем праве, но и правовых экспектаций, представлений относительно «желаемого» права или желаемых тенденций развития правовой системы;

    • подход KOL («знание и мнения о праве»), который рассматривает правосознание как изменяющиеся во времени отношения между индивидуумом и правом; дифференциации этих изменений в зависимости от позиций в обществе социальных субъектов; наличие в обществе множества функционирующих моделей KOL, познание которых возможно через следующие составляющие: «чувство права», «правовая этика», «правовое знание».

4. Правовое сознание формируется в историко-культурном процессе и содержит традиционные глубоко укоренившиеся в сознании населения ценности – «коллективные представления» относительно права как деперсонифицированного символического макросоциального образования. Они включены как в рефлектируемый, так и в нерефлектируемый мир повседневных взаимодействий. Сопоставление наиболее распространенных пословиц относительно права и соответствующих современных ценностных суждений позволяет выделить комплекс противоречивых коллективных представлений, идентичных для всех социальных групп: «право – гарант общенародной и личной безопасности», «закон не всегда справедлив и прав», «закон имеет право быть неправым», «представители закона используют служебное положение в корыстных, коррупционных целях», «закон не всегда действует в интересах своего народа», «демократия и правопорядок в России принципиально возможны». Их социокультурный смысл для современного российского общества состоит в интеграционном потенциале на основе двух представлений позитивного содержания: «право – гарант общенародной и личной безопасности» и «демократия и правопорядок в России принципиально возможны».

5. Систематизация теоретических исследований позволяет выделить и эмпирически верифицировать противоречие доминант правового сознания и реальной модели правового поведения, присущее всем социальным слоям российского общества: с одной стороны, фиксируется низкий уровень доверия к правовым институтам, несовпадение идеала восстановительного права и признание его реально репрессивного характера, а с другой стороны – выявлена готовность к законопослушному поведению.

6. На основании эмпирических исследований правового сознания работников правоохранительных органов обнаружено наличие в нем универсальных для российского общества коллективных представлений: «закон не всегда справедлив и прав», «закон имеет право быть неправым», «представители закона используют служебное положение в корыстных, коррупционных целях», «закон не всегда действует в интересах своего народа», которые реализуются ими в практиках повседневной профессиональной деятельности. Это укрепляет негативные коллективные правовые представления массового сознания и воспроизводит недоверие к правоохранительным органам.

7. Сравнительный анализ оценок правового порядка, сложившегося в современном российском обществе, со стороны рядовых представителей различных социальных групп и экспертов в области права позволяет установить их четкие корреляции. В частности, на индивидуальном уровне сознания правовой порядок характеризуется как несправедливый, склонный к насилию, вынуждающий человека искать пути, обходящие правовые нормы; на уровне экспертных оценок законопроектов выделяются такие характеристики, как отклонение ряда из них от принципа соблюдения прав и свобод личности, несоответствие части из них принципам и методам противодействия коррупции.

8. Сравнительный анализ правовых экспектаций основных социальных слоев российского общества показывает их концентрацию вокруг утверждения ценности правопорядка и изменения его основного содержания с социоцентристской направленности на персоноцентристскую. Социально активные группы населения (средний и базовый слои) видят эту динамику в обеспечении свободы предпринимательской деятельности, защите от произвола бюрократии; квалифицированная рабочая сила – в гарантии занятости и развитии производственного сектора экономики; мигранты – в упрощении процедуры натурализации, открытия собственного бизнеса, защите от произвола чиновников и представителей правоохранительных органов. Социально пассивные слои населения (нижний бедный слой), не прогнозируя позитивных изменений в своей жизни, тем не менее сохраняют надежды на расширение социальных программ и помощи со стороны государства. Восприятие этих экспектаций государственными органами, творящими и реализующими право, обеспечивает развитие его респонсивности.

9. Обобщение эмпирических исследований ценностных ориентаций населения российского общества, которые проводились на протяжении последнего десятилетия, позволяет зафиксировать следующие тренды: 1) утверждение идеи «законности и порядка» как мотивационного коллективного представления; 2) укрепление единой гражданско-правовой идентичности, которая усиливается и модифицируется в более позитивные смыслы под влиянием регулирования социальных трансформаций; 3) усиление значимости правовых ценностей в эпоху глобализации в массовом сознании. Их совокупность свидетельствует об усилении интегрирующей функции правосознания в условиях сохраняющейся значительной социально-экономической дифференциации общества и о функционировании этих представлений в качестве реальной идеологии, интегрирующей все слои российского общества.

Научно-практическая значимость работы. Проведенный в диссертационном исследовании теоретический анализ правовых ценностей, норм и ожиданий основных социальных групп российского общества может быть полезен при разработке концепции правового просвещения населения редакциями различных телерадиокомпаний, а также при разработке образовательных программ, направленных на формирование профессионального правового сознания в средних специальных и высших юридических образовательных учреждениях. Полученные результаты исследования представляют интерес для работников пресс-служб правоохранительных органов, следственного комитета и судебных органов, непосредственная деятельность которых связана с коммуникативным менеджментом данных организаций и управлением восприятием населением функционирования правовых институтов.

Теоретико-методологические и практические результаты определяются актуальностью проблемы коррекции коллективных представлений правового сознания основных социальных групп российского общества, сформированных на протяжении многих веков функционирования авторитарного политического режима в России. Решение этой проблемы непосредственно определяет эффективность государственных программ, направленных на становление правового государства в России; в частности, эффективность усилий, направленных на преодоление коррупции и масштабной теневизации всех сфер функционирования общества.

Теоретико-методологический результат диссертации выражен во включении в научный оборот идей, обоснованных зарубежными исследователями (Е. Эрлихом, Н. Луманом) в работах, пока не переведенных на русский язык; а также в апробации современных методологических подходов к изучению правового сознания.

Материалы диссертационного исследования могут найти применение в высшей школе при чтении курсов: «Социология культуры», «Социология права», спецкурсов по проблемам социологии правосознания на юридических факультетах высших учебных заведений; а также могут быть использованы для организации и проведения мониторинга правового сознания различных групп населения.

Результаты диссертации используются автором при чтении курсов в Педагогическом институте Южного федерального университета, в Ростовском филиале Российской академии правосудия, а также в работе Совета ректоров вузов Ростовской области.



Апробация работы. Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на международных, всероссийских и региональных научных конференциях: на II международном конгрессе конфликтологов «Современная конфликтология: пути и средства содействия развитию демократии, культуры мира и согласия» (Санкт-Петербург, 2004 г.), на Всероссийской научно-практической конференции «Национальная идентичность и демографический кризис» (Москва, 2006 г.), на ХIV годичном собрании Южного отделения РАО «Развитие личности в образовательных системах Южно-Российского региона» (Ростов-на-Дону, 2007 г.), на III всероссийском социологическом конгрессе «Социология и общество: пути взаимодействия» (Москва, 2008 г.), на V гендерных чтениях «Социология гендера: методы исследования в различных социальных мирах» (Ростов-на-Дону, 2008 г.), на межвузовских профессорско-преподавательской и студенческой научных конференциях «Судебная власть России на современном этапе общественного развития» (Ростов-на-Дону, 2008 г.) и «Судебная система РФ: становление и развитие», посвященной 15-летию Конституции РФ 1993 г. (Ростов-на-Дону, 2009 г.), на Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Перспектива, 2009 г.» (Нальчик, 2009 г.).

Материалы исследования были отражены в 33 публикациях общим объемом 35,5 п.л., в том числе в изданиях перечня ВАК 11 статей объемом 6,2 п.л. Диссер­тация обсуждалась и была рекомендована к постановке на защиту в диссертационный совет на кафедре социальных коммуникаций и технологий Педагогического института Южного федерального университета.



Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих четырнадцать параграфов, заключения, приложений, в которых приводятся линейные распределения опросов населения и образцы глубинных интервью, и списка использованных источников.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница