Общая характеристика методов активного социально-психологического обучения



Скачать 321.66 Kb.
страница6/21
Дата30.01.2018
Размер321.66 Kb.
ТипУчебно-методическое пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Точка зрения и фокализация

Базовой категорией нарратива является точка зрения. По определению Дж. Принса, «Точка зрения – это физическая, психологическая и идеологическая позиция, с которой в тексте представляются события, ситуации и участники истории, перспектива, через которую они «фильтруются»» [Prince 2008, p. 442].

Когнитологи расширяют объем и содержание категории точки зрения, рассматривая ее как необходимое условие любой формы коммуникации и когниции, как «экологическую возможность» (affordance) – способ социального взаимодействия, ресурс приспособления живого организма к окружающему контексту [Herman 2000].

Западные нарратологи вместо точки зрения предпочитают пользоваться термином «фокализация», который официально ввел Ж. Женетт как более технически точный и нейтральный. Фокализацию Ж. Женетт определил как перспективное ограничение и ориентацию нарративной информации, представляемой через сознание персонажа [Genette 1980, p. 161]. В его понимании фокализация − это главный технический способ регулирования процесса «рассказывания» истории, коммуникативный фильтр, способ ограничения и представления отобранной автором информации.

Но зарубежные нарратологи все настойчивей пропагандируют когнитивный подход к фокализации, рассматривая ее не только как технический прием. Для Манфреда Яна фокализация – это способ открывания воображаемых «окон» в мир истории, позволяющий читателям войти в состояние «погружения», пережить «транспозицию в фантазм» [Jahn 1997].

Как видим, два термина – «точка зрения» и «фокализация» – по сути, используются как абсолютно взаимозаменимые категории нарратива, регулирующие и коммуникативный процесс рассказывания, и когнитивный процесс понимания истории.

Понятие точки зрения, как показывает модель Б. А. Успенского, является более многослойным и синтетичным [Успенский 1995]. Оно включает в себя и «субъект сознания» (главный фактор порождения точки зрения), и его позицию (когнитивный фактор фокализации), и его «голос» (фактор формирования нарративного дискурса), и его аксиологию (фактор формирования концептуальных смыслов текста). Поэтому точка зрения − это сегмент нарративного текста, в котором все четыре плана мира истории – пространственный, временной, субъектно-речевой и модальный – синтезированы и управляемы одним субъектом восприятия и/или говорения. Точка зрения, иными словами, – это наиболее самостоятельная, многоуровневая единица текста, содержание которой представляет одно завершенное, мотивированное фабулой событие или состояние с позиции рассказчика или участника мира истории.

Два первых плана вместе образуют объектный план композиции: пространственно-временные ориентиры «мира истории» отражают предназначены для «ментального зрения» читателя. Объектный план композиции реализует главный принцип различения «история (фабула) / дискурс (уникальное представление событий истории)» через деформации объективного пространства и времени мира истории. Третий, субъектно-речевой (дискурсивный) план текста, организует общую стратегию внутритекстовой коммуникации и предназначен для «ментального слуха» читателя [Тюпа 2006, сс. 35–48]. Сферой пересечения композиционных планов текста − пространственно-временного (объектного) и психологического (субъектного) является текстовая модальность − категория, в которой главным является выражение ценностно-оценочного отношения автора к тому, о чем он говорит [Виноградов 1950].

Наше понимание категории точки зрения близко пониманию В. И. Тюпы, который полагает, что это особый уровень коммуникации между автором и читателем, идущий через смену «кадров внутреннего зрения», детализирующих событийно-объектный план композиции, «где в роли знаков выступают не сами слова, а их денотаты»; о фокализации следует говорить «в применении к каждой конкретной фразе, ибо на протяжении повествования фокусировка внутреннего зрения постоянно меняется от предложения к предложению» [Курсив наш – Л. К.: Тюпа 2006, с. 58]. Точка зрения субъекта говорения и восприятия может совпадать с одним предложением, но, как правило, она фиксирована рамками более объемных синтаксических единиц – абзаца или СФЕ. Фокализация же расчленяет точку зрения на более дробные фрагменты – «кадры».

Фокализация акцентирует информационную значимость объектов мира истории, способствует их коммуникативному выделению. Читатель интерпретирует определенные части текста как более заметные, то есть ценностно значимые для субъекта говорения или восприятия, в режиме перцептуального различения фигура − фон. Это различение заключается в следующем принципе организации текста: фигура − одна из частей дифференцированного поля − четко выделяется на фоне его пространственно-временного континуума. Разные свойства фигуры и фона находят отражения в таких противопоставлениях, как локализованность − нелокализованность, определенность − неопределенность, четкая форма, дискретность − бесформенность, диффузность и т. д. [см. КСКТ 1996, с. 186]. Сам факт попадания определенного объекта в «фокус видения» сигнализирует о его особой ценности для субъекта фокализации. Этот объект мы называем фокальным, а его денотат рассматриваем как «сакральный центр» текстового пространства.

Несмотря на свою метафоричность, понятие «кадр» позволяет классифицировать способы фокализации по двум ее функциям − когнитивной и коммуникативной. Когнитивная функция заключается в том, что фокализация обеспечивает процесс перцептивного восприятия фрагментов мира истории в разных режимах приближения и детализации (zoom-in, zoom-out). Здесь важную роль играет «план» изображения как композиционный прием, аналогичный киномонтажу, о котором писал Ю. М. Лотман [Лотман 1970, с. 316–317]. Понятие «кадров фокализации» близко и понятию «окон» М. Яна, открывающихся в миры истории через «перцептуальный экран», создаваемый внутритекстовым или внешнетекстовым фокализатором и манипулирующий процессом восприятия [Jahn 1997]. Монтаж этих кадров создает рекуррентные модели чередования индивидуальных точек зрения, которые определяют специфический ритм целостной композиции повествовательного текста.

Кадры фокализации, в которых устанавливается крупный, средний или общий план изображения, обеспечивают различные степени стяжения или растяжения пространства и времени истории в композиции (дискурсе). Восприятие динамики кадров фокализации разных планов уподобляет процесс чтения текста погружению в интерактивную виртуальную среду через экран компьютера.

Коммуникативная функция фокализации заключается в регулировании дискурсивного процесса, диалога между автором, повествователем, персонажами и читателем. Смена «голосов» и мысли персонажей и повествователя осуществляется с помощью линейного чередования «кадров» внутренней, внешней, смешанной (с размытыми границами) и гипотетической фокализации.

Точка зрения может быть статичной, представляющей один фокальный объект крупным планом, или динамичной, представляющей множество объектов средним или общим планом. Динамика кадров фокализации внутри точки зрения, синтаксически реализуемой СФЕ, технически актуализируется чередованием клауз (синтагм) предложения.

Рассмотрим для примера монтаж кадров фокализации в следующем фрагменте романа В. Вулф «Миссис Дэллоуэй»:

«Gliding across Piccadilly, the car turned down St. James’s Street (1). Tall men, men of robust physique, well-dressed men with their tail-coats and their white slips and their hair raked back who, for reasons difficult to discriminate, were standing in the bow window of Brooks’s with their hands behind the tails of their coats, looking out (2), perceived instinctively that greatness was passing (3), and the pale light of the immortal presence fell upon them (4) as it had fallen upon Clarissa Dalloway (5). At once they stood even straighter, and removed their hands, and seemed ready to attend their Sovereign, if need be, to the cannon’s mouth, as their ancestors had done before them (6). The white busts and the little tables in the background covered with copies of the Tatler and syphons of soda water seemed to approve (7); seemed to indicate the flowing corn and the manor houses of England (8); and to return the frail hum of the motor wheels (9) as the walls of a whispering gallery return a single voice expanded and made sonorous by the might of a whole cathedral (10). Shawled Moll Pratt with her flowers on the pavement wished the dear boy well (11) (it was the Prince of Wales for certain) (12) and would have tossed the price of a pot of beer – a bunch of roses – into St. James’s Street out of sheer light-heartedness and contempt of poverty had she not seen the constable’s eye upon her (13), discouraging an old Irishwoman’s loyalty (14). The sentries at St. James’s saluted (15); Queen Alexandra’s policeman approved (16)» [Woolf 2003, p. 14].

Этот абзац-СФЕ – немая сцена-пантомима (появление на улице королевского автомобиля) и одновременно скрипт (типичные для британцев действия-реакции на эту ситуацию). Предложение (1) вводит фокальный объект сцены (автомобиль) и ее пространственный фон (улица Сейнт Джеймс). Сцена объединяется именно фокальным объектом, но она очень динамична за счет скольжения «взгляда» незримого повествователя-наблюдателя, образующего серию кадров внешней фокализации, затем кадры фокализации становятся внутренними, прикрепленными к восприятиям разных участников сцены. Всего кадров здесь – 16. В клаузах (2) – (6) описания внешности и жестов участников, а также метатекстовые фразы-модераторы for reasons difficult to discriminate, seemed ready to attend their Sovereign, seemed to approve, seemed to indicate маркируют позицию деперсонализованного наблюдателя, который представляет сцену в гротескном ракурсе: крепкие высокие господа во фраках с гладко зачесанными волосами опустили руки по швам, побледнели, и, казалось, были готовы броситься на жерла пушек во имя своего властелина, как это всегда делали их предки. Но клауза (3) – это кадр внутренней фокализации, так как глагол perceived (ощутили) является глаголом внутренней реакции, маркером речи-мысли не наблюдателя, а именно «хорошо одетых господ»: «они ощутили, что мимо них скользит величие Англии». Клауза (5) выделяется в отдельный кадр, так как в ней фиксируется реакция другого участника сцены – Клариссы (она тоже побледнела). Клаузы (7) – (10) образуют череду кадров фокализации повествователя-наблюдателя, который незаметно поднимается над толпой и над сценой и чудесным образом охватывает «белые бюсты», «столики с бутылками содовой и номерами «Татлера», которые, «казалось, одобряли этих господ», напоминали о «колышущихся нивах и поместьях» и отражали «гудение автомобиля», усиливаемое «гулом всей громады собора». Клаузы (11) – (13) уже фиксируют фокализацию ирландки-цветочницы Мол Прэтт: ее не отмеченное синтаксически обращение к «милому мальчику» (11), фрагмент ее мысли-догадки: «это же наверняка принц Уэлльский» (12), ее внутренний монолог (13). Клауза 14 – «кадр», прикрепленный к сознанию констебля, «не одобрившего верноподданнического порыва старой ирландки». Клауза (15) – вновь от наблюдателя: «часовые Сент-Джеймсского дворца взяли на караул». Последний, шестнадцатый кадр – ментальная реакция на это действие полицейского у дворца королевы Александры: «он был доволен».

Динамика чередования точек зрения одного субъекта фокализации создает в тексте определенную перспективу − целостную форму представления индивидуальной позиции героя или повествователя. В терминах семантики возможных миров перспектива нарративного текста охватывает движение индивидуальных миров, среди которых различаются: 1) возможный мир, создаваемый повествователем, в котором события и состояния представлены как актуальные, фабульные; 2) возможные субмиры, воображаемые, желаемые, виртуальные миры персонажей; 3) возможные субмиры, создаваемые, желаемые, предполагаемые, воображаемые читателем, которые либо подтверждаются, либо опровергаются фабулой. Читатель проецирует псевдореальность истории на реальный мир, конструирует на основе текстовых данных перспективы разных героев, корректируя свою точку зрения на известных ему людей. Факторы, определяющие индивидуальную перспективу, включают знания и способности героя или повествователя, особенности психики, систему норм и ценностей, религию, мотивации, цели, мечты и желания, а также пол, этническую идентичность, социально-политические и культурные условия его жизни.

Сумма соотношений всех индивидуальных перспектив текста складывается в общую «структуру перспективы». Если в тексте доминирует одна точка зрения, то он обладает «закрытой» перспективной структурой. Если индивидуальные точки зрения противоречат друг другу, определяя контрастные перспективы, текст обладает открытой структурой множественных равноправных «идеологий» и «голосов», которую М. М. Бахтин назвал «полифоничной».

Итак, отдельные фокусы восприятия субъектом пространственных объектов и времени внутри мира истории синтаксически реализуются предложениями, которые порождаются «кадрами фокализации». Соотношение разных точек зрения в тексте складывается в его повествовательную перспективу − коммуникативно-когнитивную категорию целостного мира истории.



Литература:


  1. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. – М.: Искусство, 1979.

  2. Виноградов В.В. Образ автора в композиции «Пиковой дамы» // О языке художественной прозы Избранные труды. – М.: Изд-во «Наука», 1980.

  3. Краткий словарь когнитивных терминов / Кубрякова Е. С., Демьянков В. З., Панкрац Ю. Г., Лузина Л. Г. / Под общей ред. Е. С. Кубряковой. – М.: Филологический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова, 1996.

  4. Лотман Ю.М. Структура художественного текста. − М.: Искусство, 1970.

  5. Тюпа В.И. Анализ художественного текста. − М.: Издательский центр «Академия», 2006.

  6. Успенский Б.А. Поэтика композиции (1970) // Семиотика искусства. – М.: Школа «Языки русской культуры», 1995.

  7. Genette G. Narrative Discourse. An Essay in Method (1972). − Trans. Jane E. Lewin. – Ithaca: Cornell University Press, 1980.

  8. Herman, D. Narratology as a cognitive science // Image [&] Narrative. Issue 1. Cognitive Narratology. − Published Sept. 2000. − http://www.imageandnarrative.be/narratology/davidherman.htm

  9. Jahn M. Frames, Preferences, and the Reading of Third-Person Narratives: Towards a Cognitive Narratology // Poetics Today. − 1997. − №18.4.

  10. Prince G. Narratology: The Form and the Functioning of Narrative. − Berlin, New York, Amsterdam: Mouton Publishers, 1982.

  11. Woolf V. Mrs Dalloway // Introduction and Notes by Merry M. Pawlowski. − Ware, Hertfordshire: Wordsworth Editions Limited, 2003.


Вопросы к разделу:


  1. Дайте определение точки зрения.

  2. Дайте определение фокализации.

  3. Почему точка зрения является когнитивной категорией?

  4. Что такое «кадр»? Что такое «план точки зрения»?

  5. Определите понятие текстовой перспективы.

  6. Как реализуется в точке зрения семантика возможных миров?






  1. Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница