Общая характеристика методов активного социально-психологического обучения



Скачать 321.66 Kb.
страница14/21
Дата30.01.2018
Размер321.66 Kb.
ТипУчебно-методическое пособие
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21
Эпистемологическая модальность используется аукториальным экзегетическим нарратором и проявляется в том, что автор знает, какой путь пройдут герои, какие идеалы определяют мифологемы их путей, и что помешает им достичь этих идеалов. Уже в самом начале книги читателю сообщается, что преступники умрут:

At the time not a soul in sleeping Holcomb heard them – four shotgun blasts that, all told, ended six human lives” [Capote 2007, p. 3].

Потом на протяжении всей книги автор-повествователь несколько раз напоминает о казни, которой закончится история.

Эмотивная модальность проявляется в тексте периодически небольшими сегментами, отражая эмоциональные реакции на фактуальные события и ситуации. Рассмотрим подробнее содержание сегментов эмотивной модальности, дейктическими центрами которых является Перри.

По отношению к Дику он чувствует восхищение:“‘totally masculine’, pragmatic, decisive”; “Dick! Smooth. Smart” [Capote 2007, p. 120, 93]; периодически испытывает недоверие: “He [Перри – С. Б.] wondered if all along Dick had only been pretending, just kidding him [Capote 2007, p. 96]; ревность: (Дик о Перри)“‘So jealous of every little thing. Every letter I get, every visit’” [Capote 2007, p. 327]; презрение, когда партнер не может сдерживать сексуальное влечение, особенно к детям: “Now that’s something I despise. Anybody that can’t control themselves sexually” [Capote 2007, p. 236].

Перри сочувствует родителям Дика, потому что им приходится расплачиваться за непутевого сына :“‘I sympathise with that’” [Capote 2007, p. 95].

По отношению к своему отцу Перри испытывает одновременно любовь и ненависть:“The biography always set racing a stable of emotions – self-pity in the lead, love and hate running evenly at first, the latter ultimately pulling ahead. [Capote 2007, p. 126]. Свою сестру Барбару Перри ненавидит, поскольку она стыдится его:“The sister had told investigators she was afraid of her brother, and requested that they please not let him know her present address. When informed of this, Smith smiled slightly and said, “I wish she’d been in that house that night. What a sweet scene!” [Capote 2007, p. 251].

Перри чувствует раздражение, ненависть и ревность к тем, кто напоминает ему о семье: “Their laughter irritated Perry; he especially disliked Mr Bell’s outbursts – hearty barks that sounded very much like the laughter of Tex John Smith, Perry’s father” [Capote 2007, p. 167]. С другой стороны, даже после предательства Дика (пытавшегося «свалить» все на него) Перри проявляет заботу о нем, включая напарника в воображаемый план побега: “What about Hickock? All preparations must include him” [Capote 2007, p. 257]. Дик, кстати, тоже планировал побег, но без Перри.

Помимо Дика, Перри заботится и о воображаемых помощниках: “But do you realize the consequences if you get caught? <…> YOU BETTER THINK IT OVER!!” [Capote 2007, p. 257], а также о реальном бельчонке, живущем рядом с тюрьмой: (Миссис Майер о Перри и его бельчонке) “‘That squirrel of his, he sure misses Perry. <…> I’ve tried to feed him, but he won’t have anything to do with me. It was just Perry he liked’” [Capote 2007, p. 301].

Перри также испытывает сострадание и своего рода нежность к жертвам убийства: “Yes, I took a chair out of the hall and stuck it in the bathroom. So Mrs. Clutter could sit down. Seeing she was said to be an invalid” [Capote 2007, p. 232]; “Well, I didn’t feel I ought to ask him [Герба Клаттера – С. Б.] to stretch out on the cold floor, so I dragged the mattress box over, flattened it, and told him to lie down” [Capote 2007, p. 234]; “The he [Дик – С. Б.] says to me [Перри – С. Б.], as we’re heading along the hall towards Nancy’s room, ‘I’m gonna bust that little girl.’ And I said, ‘Uh-huh. But you’ll have to kill me first’” [Capote 2007, p. 236]. Желание заботиться о Клаттерах и оберегать их продолжается до тех пор, пока он неожиданно для себя, эмоционально остранившись, не убивает их: “I didn’t want to harm the man [Герба Клаттера – С. Б.]. I thought he was a very nice gentleman. Soft-spoken. I thought so right up to the moment I cut his throat” [Capote 2007, p. 237].

По отношению к себе Перри испытывает стыд за свою искалеченную после аварии внешность, что устанавливает внутренний стопор на вступление в коммуникацию с незнакомыми людьми и завязывание дружбы, усугубляя его одиночество: “Perry was ‘ashamed’ to take off his trousers, ‘ashamed’ to wear swimming-trunks, for he was afraid that the sight of his injured legs would ‘disgust people’, <…> [Capote 2007, p. 115]; “Perry, as in Acapulco, refused to expose his injured legs – he feared the sight might ‘offend’ other beach-goers” [Capote 2007, p. 192]. Место друзей занимают старые, «верные» вещи (которые он постоянно возит с собой, куда бы не ехал), «общение» с которыми приносит счастье. Одной из таких вещей является гитара: “With the aid of the guitar, Perry had sung himself into a happier humour” [Capote 2007, p. 46]. Кражу гитары, Перри воспринял это как потерю любимой девушки: “He felt, he later said, ‘real mean and low’, explaining, ‘you have a guitar long enough, <…> treat it like it was a girl you really had some use for – well, it gets to be kind of holy’” [Capote 2007, p. 120].

Таким образом, введение сегментов эмотивной модальности позволяет проникнуть в эмоционально-перцептуальное состояние Перри и понять, что он – не расчетливый убийца, а не вполне психически адекватный человек, в котором необычайная мягкость и чувствительность сочетаются с параноидальной подозрительностью и враждебностью. Несмотря на то, что люди в массе кажутся Перри лицемерными и желающими унизить его (результат недостатка внимания и жестокости со стороны родителей), он чувствует потребность в дружбе и понимании (именно из-за нового друга Дика он убивает четырех людей, а не ради денег). Осознание того, что Перри Смит, очевидно страдающий серьезным умственным расстройством, что предполагает психиатрическое лечение, будет вместо этого казнен, вызывает жалость к нему. Регулярное напоминание, что Перри мучается непрекращающейся болью в ногах, которую постоянно глушит таблетками [Capote 2007, p. 12, 30, 51–52, 85, 167, 186, 219], усиливает сострадание к нему.

Сегменты обусловливающей модальности, содержательно связанные с проблемами морального и законодательного плана, фокусируют внимание на испытаниях (внешних препятствиях или внутренних обязательствах), через которые прошли персонажи.

Например, Перри в детстве вынужден был терпеть издевательства монахинь в приюте:

“‘She woke me up. She had a flashlight, and she hit me with it. Hit me and hit me. And when the flashlight broke, she went on hitting me in the dark’” [Capote 2007, p. 89].

“‘She would throw back the covers &drag me to the bathroom &throw me in the tub & turn the cold water on & tell me to wash myself and the sheets. Every night was a nightmare. Later no she thought it was very funny to put some kind of ointment on my penis. This was almost unbearable. It burned something terrible” [Capote 2007, p. 267].

Перри преодолел препятствия (монахиню уволили), но с тех пор у него появляются фантазии об изощренной мести, которые он переносит на всех обидчиков:

She was later discharged from the job. But this never changed my mind about her & what I wished I could have done to her & all the people who made fun of me’” [Capote 2007, p. 267].

It was after one of these beatings, one he could never forget <…>, that the parrot appeared, arrived while he slept, a bird ‘taller than Jesus, yellow like a sunflower’, a warrior-angel who blinded the nuns with its beak, fed upon their eyes, slaughtered them as they ‘pleaded for mercy’, then so gently lifted him, enfolded him, winged him away to ‘paradise’” [Capote 2007, p. 89].

Таким образом, сегменты обусловливающей модальности помогают понять, как у преступника, проявляющего заботу о более слабых и обездоленных, сформировалась патологическая обидчивость и желание отомстить всем сильным, счастливым (даже если лично они ничего Перри не сделали).

Дик также проходит через ряд моральных испытаний. Например, сначала он обещает отцу больше не расстраивать его своим пребыванием в тюрьме:

“‘Dad, you’ve been a pretty good old dad to me. I’m not ever gonna do nothing more to hurt you’” [Capote 2007, p. 160].

Затем они с Перри убивают Клаттеров и далее, скрываясь от полиции, выписывают поддельные чеки. Дик не испытывает моральных переживаний из-за убийства (по его мнению, оно идеально им спланировано и не может быть раскрыто), но переживает из-за фальшивых чеков (выплату по которым обязательно «повесят» на родителей):

“‘What about them? Me, I’ll be off in Mexico. Or wherever. But they’ll be right here when those cheques start to bounce. I know dad. He’ll want to make them good. Like he tried to before. And he can’t – he’s old and he’s sick, he ain’t got anything’” [Capote 2007, p. 95].

Осознание не безнравственности своего поведения, а реакции на него родителей заставляет Дика испытывать душевные муки. Настоящее наказание для него – не тюрьма, а расстройство родителей. Казнь страшна не только потому, что убьет его самого, но и родителей (действительно, через три месяца после казни отец Дика умирает).

Таким образом, оказавшись перед выбором: жить «с чистой совестью», но бедно или «стыдить родителей», но иметь «легкие деньги», Дик выбирает второе. Но это не приносит ему морального удовлетворения из-за обещания, данного родителям.

Также Дик испытывает нравственные страдания от того, что его родители думают, что он – убийца. Разрешение этой ситуации зависит от внешних условий – признания Перри.

“‘All I can hope is that some day we’ll get a new trial, and Perry will testify and tell the truth’” [Capote 2007, p. 327].

Это испытание Дик преодолевает: Перри официально заявляет, что убил всех четырех Клаттеров сам, что приносит моральное удовлетворение миссис Хикок (и вместе с ней Дику).

Итак, сегменты обусловливающей модальности помогают глубже погрузиться во внутренние миры героев. Перри, родившись в неблагополучной семье, с детства вынужден преодолевать множество препятствий, в ходе чего сбиваются его нравственные ориентиры. Осознание того, что жизнь Перри «вовсе не была медом, это были жалкие, уродливые скитания от одного миража к другому» [Capote 2007, p. 239], вызывает сочувствие к нему. Дик, имевший все шансы не стать преступником, но устраивавший сам своим поведением испытания себе и своим близким, не вызывает такого сострадания, как Перри.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница