Образовательная программа «Теория и методика обучения иностранным языкам»


Коммуникативные стратегии англоязычного делового дискурса



страница6/12
Дата30.07.2018
Размер1 Mb.
ТипОбразовательная программа
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
1.3. Коммуникативные стратегии англоязычного делового дискурса.

Конститутивные признаки институционального дискурса согласно мнению многих ученых таких как В.И. Карасик, Т. ван Дейк, И.П. Сусов, Е.С Кубрякова, А.Д. Самойлова, включают участников, условия, организацию, способы и материал общения, т.е. людей и их роли в зависимости от статуса и ситуации коммуникации, сферу общения и коммуникативную среду, мотивы, цели, стратегии, канал, режим, тональность, стиль и жанр общения и, наконец, знаки, с помощью которых общение происходит, т.е. тексты и невербальные знаки. Признаки институциональности фиксируют ролевые характеристики участников институтов, типичные хронотопы, символические действия, трафаретные жанры и речевые клише [Карасик 2000:11-20]. Институциональное общение представляет собой коммуникацию, осуществляемую при помощи определенных клише. Именно наличие клише принципиально отличает институциональный дискурс от персонального. Специфика институционального дискурса раскрывается в его типе, т.е. в типе общественного института, который в коллективном языковом сознании обобщен в ключевом концепте этого института (политический дискурс - власть, педагогический - обучение, религиозный - вера, юридический - закон, медицинский - здоровье и т.д.). Институциональный дискурс связывается с определенными функциями людей, общественными ритуалами и поведенческими стереотипами, а также текстами, производимыми в этом социальном образовании [Дубских 2014:132].

Так по мнению Л.П. Тарнаевой при рассмотрении характеристик институционального дискурса, необходимо принимать во внимание, что данный тип дискурса представляет собой сочетание статусно-ритуальных и персональных компонентов с варьируемой степенью ритуальности [Тарнаева 2011: 108].

Одним из видов институционального дискурса является деловой дискурс, функционирующий в межкультурном деловом общении, которое в настоящем исследовании понимается как статусно-ориентированное взаимодействие людей или групп людей в области бизнес-коммуникаций. Бизнес-коммуникации включают большое разнообразие деловых сфер, соответственно характерной особенностью дискурса делового общения является его многофункциональность, проявляющаяся в том, что он реализуется в разнообразных ситуациях делового общения, в которые вовлечены различные стороны деловой жизни общества такие как экономика, сфера юридических услуг, разработка новых технологий, производство, педагогические процессы, область медицинских услуг, взаимодействие с общественно-политическими организациями и т.д.. Л.П. Тарнаева подчеркивает, что на этом основании можно утверждать, что дискурс делового общения включает в себя элементы практически всех других видов институционального дискурса [Тарнаева 2011:111].

Согласно Т. ван. Дейку любая стратегия – это глобальная ментальная репрезентация средств, служащих для достижения целей. Она управляет всяким выбором, осуществляется в коммуникативном процессе между имеющимися в наличии альтернативами. Если имеется несколько вариантов, стратегии детерминируют окончательный выбор [Dijk 1983: 65]. Таким образом, представляет интерес рассмотрение коммуникативных стратегий, на основе которых строится институциональный деловой дискурс.

Коммуникативная стратегия трактуется различными исследователями как «тип поведения, который обусловлен и соотносится с планом достижения глобальной и локальных коммуникативных целей в рамках типового сценария функционально-семантической репрезентации интерактивного типа» [Романов 1988: 103]; «общий замысел конкретной цели общения» [Формановская, 2007:111]; «глобальный уровень осознания ситуации общения в целом, когнитивный процесс, в котором говорящий соотносит свою коммуникативную цель с конкретным языковым выражением» [Гойхман, Надеина, 2006: 200].

Существуют различные классификации коммуникативных стратегий, в том числе, применяемых в деловом дискурсе. В основном данные классификации сводятся к разделению на две основные группы: стратегии связанные с оказанием воздействия на адресата – манипулятивные стратегии, а также стратегии, направленные на управление ситуацией через взаимодействие коммуникантов – аргументативные стратегии. Непосредственная данность коммуникативных партнеров в ситуации лицом-к-лицу конституирует специфическую интенциональность подобных ситуаций – ориентацию на партнера как целостную личность [Григорьева 2007: 37-38]. Исследователи подчеркивают, что понимание чужого действия может происходить на множестве уровней. Коммуникативный партнер не должен и даже не в состоянии постичь всего многообразия мотивов другого в горизонте собственного опыта, т. к. абсолютно адекватное понимание потребовало бы полной идентичности их систем биографически обусловленных субъективных значений. Поэтому для коммуникативных целей достаточно редукции действия коммуникативного партнера к типичным субъективным мотивам, т. е. их отнесение (референцию) к типичным ситуациям, типичным целям и типичным средствам [Григорьева 2007: 42].

В научной литературе под коммуникативной стратегией понимается также совокупность запланированных говорящим заранее и реализуемых в ходе коммуникативного акта теоретических ходов, направленных на достижение коммуникативной цели. Представление о способе объединения этих теоретических ходов в единое целое (коммуникативную стратегию) исследователи называют коммуникативной интенцией, которая и есть движущая сила коммуникативной стратегии [Клюев 1998: 11]. Используя коммуникативную компетенцию, говорящий ставит перед собой коммуникативную цель (определяя или не определяя коммуникативную перспективу) и, следуя определенной коммуникативной интенции, вырабатывает коммуникативную стратегию, которая преобразуется в коммуникативную тактику как совокупность коммуникативных намерений (коммуникативных задач), пополняя коммуникативный опыт говорящего [Клюев 1998: 12].

Задача описания речевых стратегий в конечном итоге заключается в том, чтобы представить номенклатуру реализующих их типовых тактик и речевых актов. Стратегия общения реализуется в речевых тактиках, являющихся речевыми приемами, позволяющими достичь поставленных целей в конкретной ситуации. Коммуникативная тактика, в противовес стратегии, как общей канве коммуникативного поведения, рассматривается как совокупность практических ходов в реальном процессе речевого взаимодействия. Коммуникативная тактика – более мелкий масштаб рассмотрения коммуникативного процесса, по сравнению с коммуникативной стратегией. Она соотносится не с коммуникативной целью, а с набором отдельных коммуникативных намерений.

По мнению О. С. Иссерс, описание интенций, лежащих в основе стратегии, «достаточно проблематично, если не иллюзорно» [Иссерс, 2006: 138].

С этой точки зрения наиболее релевантной для моделирования коммуникативных единиц общения нам представляется такая структура как акт речевого взаимодействия (в терминологии Л. Л. Федоровой) [Федорова 1991: 66]. При этом принципиальное значение имеет выделение его структурной единицы – тактического хода, который подобно коммуникативному ходу (в терминологии А. А. Романова, М. Л. Макарова) представляет собой вербальное и невербальное действие одного из участников, «минимальный значимый элемент», «продвигающий общение к достижению общей коммуникативной цели» [Макаров 2003: 183], но при этом тактический ход направлен на реализацию конкретной речевой тактики как интерактивного фрейма.

Тактику возможно выделить с помощью «индикаторов», содержащихся в тактических ходах [Иссерс 2006: 137]. Представляется вероятным, что коммуникативная стратегия, тактика и тактический ход соотносятся как «для чего», «что» и «как». Тактический уровень анализа является инструментальным, поэтому моделирование типовых речевых тактик представляется возможным и целесообразным. Напротив, интенциональный уровень коммуникативной стратегии является верхней ступенью на «лестнице свободы» Р. О. Якобсона, постулирующего прямую зависимость свободы субъекта комбинировать элементы языка от уровня его реализации (от фонетического как самого связанного до относительно свободного синтаксического и выше).

Общение бывает кооперативным или конфликтным. В кооперативном общении каждый из коммуникантов вносит свой вклад для достижения поставленных целей. Кооперативное общение конструктивно, плодотворно. Конфликтное общение деструктивно, в его рамках не могут быть получены позитивные результаты. Принципы речевого поведения преимущественно отражают кооперативное общение, приводящее к согласию. Наибольшую известность получили принцип кооперации Г. П. Грайса и принцип вежливости Дж. Лича. По Г. Грайсу, коммуниканты в процессе обмена информацией сотрудничают друг с другом, внося свой вклад в построение дискурса. Принцип кооперации по Г. Грайсу составляют следующие максимы: максима количества: речь должна содержать ровно столько информации, сколько ее требуется в данном случае; максима качества: речь должна быть правдивой, следует избегать ложных утверждений; максима соответствия теме общения: говорящий не должен отклоняться от темы разговора, смена предмета речи должна быть обусловлена каким-либо фактором; максима способа выражения: адресант должен избегать неточных выражений, многословия, уметь правильно организовать свою речь, владеть голосом, дикцией, знать нормы языка, уместно выбирать стиль общения, говорить выразительно, с чувством [Grice 1975:41-58].

Принцип вежливости Дж. Лича содержит следующие максимы: максима такта: в общении необходимо уменьшать «затраты» других и увеличивать свои т.е. тактичнее согласиться на просьбу, чем отказать; максима великодушия: необходимо уменьшать собственную выгоду, тем самым увеличивая выгоду другого, т.е. великодушный человек облегчит речевое поведение другого и не заставит его просить о чем-либо, а сам предложит свою помощь и т. п.; максима одобрения: необходимо увеличивать одобрение других, уменьшать их порицание; максима скромности: необходимо меньше хвалить себя, больше порицать, используя такие фразы как «Не стоит благодарности», «Это всякий может сделать»…; максима симпатии: необходимо увеличивать симпатию между собой и партнером, с помощью антипатии [Leech 1983: 141].

Т. Ван Дейк приводит следующую типологию тактик диалогического общения:

-тактика перевоплощения: искусственное установление разрыва в знаниях с собеседником, перевоплощение в некомпетентного человека (используется в бытовом общении);

- тактика обобщения: прием, используемый для демонстрации того, что неблагоприятная информация, только что приведенная, например, в случае из жизни, не просто случайна, а типична (может быть использована в бытовом и деловом общении). Типовые выражения этой речевой тактики: It is always like that /И так всегда, You see that all the time/С этим сталкиваешься на каждом шагу, This happens constantly/Это без конца повторяется;

- тактика приведения примера: показывает, что общее мнение основано на конкретных фактах (может быть использована в бытовом и деловом общении). Типовые выражения: Take for example/Вот, скажем, например…, Last week, for instance/Например, на прошлой неделе;

- тактика коррекции: представляет собой тактику реализующую стратегию самопрезентации, применяется в том случае, когда адресант предполагает, что его высказывание может быть неверно интерпретировано адресатом;

- тактика усиления или утрирования: направлена на лучший или более эффективный контроль за вниманием слушающего, на привлечение внимания, на улучшение структурной организации неблагоприятной информации, подчеркивание субъективной макроинформации (может быть использована в бытовом и деловом общении). Типовые выражения: It is terrible that…/Это ужасно, что..., It is a scandal that…/Это позор, что...;

-тактика уступки: дает возможность для условного обобщения даже в случае привлечения противоречивых примеров либо позволяет продемонстрировать реальную или воображаемую терпимость и сочувствие (может быть использована в бытовом и деловом общении). Типичные выражения: There are also good ones among them/ Среди них попадаются и хорошие люди, We may not generalize, but…/ Не стоит обобщать, но...;

-тактика сдвига: тактика, реализующая стратегии положительной самопрезентации (может быть использована в бытовом и деловом общении). Типичный пример:I don’t mind so much, but the other people in the street they get angry about that/ Мне-то, в общем, все равно, но другие соседи с нашей улицы возмущаются;

-тактика контраста: тактика имеет несколько функций: a) риторическую: привлечение внимания к участникам отношения контраста (структурирование информации), б) семантическую: выделение положительных и отрицательных оценок людей, их действий или свойств (часто путем противопоставления мы-группы и они-группы). Типичный пример: We had to work hard for many years, and they get welfare and do nothing/ Нам приходилось долгие годы трудиться, а они получают пособие и ничего не делают, We have to wait for years to get a new apartment, and they get one directly when they come/ Нам приходится долгие годы ждать новой квартиры, а они получают квартиру сразу же, как только приедут;

- тактика смягчения: реализует стратегию самопрезентации, применяется для демонстрации терпимости и понимания по отношению к собеседнику;

- тактика избегания: применяется в случае нехватки информации о предмете обсуждения или нежелания говорить плохо о других людях. Типичный пример: I don’t know/ Я не знаю, I have no contacts with them/ Я с ними не общаюсь, I don’t care what they do or not/ Мне нет дела до того, чем они занимаются;

- тактика апелляции к авторитету: используется для подтверждения правильности излагаемой информации дается ссылка на авторитет слушателей, авторитет науки, авторитет известных ученых, социологов, политологов, деятелей культуры;

- тактика применения юмора: эта речевая тактика очень эффективна, т.к. хорошее чувство юмора, умение к месту привести шутку или каламбур в сочетании с невербальными элементами такими как улыбка позволят добиться успеха в речевой коммуникации любого уровня;

- тактика «да-да-да»: партнеру задается три-четыре вопроса, на которые он обязательно должен ответить «да». Тогда, вероятнее всего, и на основной вопрос он также ответит положительно. Это одна из самых древних тактик, предложенная древнегреческим философом Сократом;

- тактика «черный оппонент»: тактика, противоположная вышеописанной, суть которой заключается в том, что партнеру по общению задается несколько вопросов с таким расчетом, чтобы на один из них он не смог ответить. Тогда незамедлительно произносится речевая формула: «Вот видите, вопрос не подготовлен». речевая формула произносится при первом же затруднении с ответом, прекращая речевое взаимодействие;

- тактика подмазывания аргумента: слабый довод, который может быть легко опротестован, сопровождается комплиментом партнеру по общению. Например: «Вы, как человек умный, не станете отрицать»; «Всем хорошо известна ваша честность и принципиальность, поэтому вы...» [Dijk 1983:57-62].

Согласно мнению Г.С. Мельник, в сфере делового общения функционируют также такие речевые тактики как:

- тактика неожиданности: подразумевает использование в речи неожиданной или неизвестной информации;

- тактика провокации: на короткое время вызывается реакция несогласия с излагаемой информацией, слушатель за этот период готовится к конструктивным выводам для более четкого определения собственной позиции;

- тактика внесения элемента неформальности: коммуникатор рассказывает собеседнику о своих заблуждениях, ошибках, чтобы избежать предвзятости и изменить мнение собеседника в свою пользу [Грачев, Мельник: 2001].

Некоторые исследователи, рассматривают в качестве единиц структурирования дискурса речевую тактику и тактический ход и приводят примеры корреляции речевой тактики и тактического хода. Так, в этикетном типе дискурса отказ может реализовываться как способ речевого воздействия с различными речевыми тактиками. Например: категоричный отказ (Нет, ни в коем случае); эмпатический отказ (Да, я вижу, тебе очень нелегко, и я в этой ситуации не могу тебе помочь); обоснованный отказ (Я не могу, потому что нет соответствующего распоряжения); отложенный отказ (Когда последний срок, чтобы я ответил? Я не могу сказать сразу) и т.д. [Мкртычан 2010:185].

В узком лингвистическом приближении мы рассматриваем тактический ход вслед за Н. И. Формановской как «конкретный речевой ход, соответствующий общей стратегии» [Формановская, 2007: 111]. Термин «тактический ход» представляется более подходящим, чем более абстрагированный термин «коммуникативный ход», как для анализа делового дискурса, так и для моделирования актов речевого взаимодействия эффективного делового общения в лингводидактическом аспекте» [Мкртычян, 2007: 238].

Разработка типологии речевых тактик представляет собой развитие теории речевых актов. Многие исследователи рассматривают речевой акт как минимальную единицу дискурса, реализующую коммуникативные тактики.

По мнению современных исследователей, речевой акт есть проявление речевой деятельности, соответственно, теория речевых актов, представленная в трудах Дж. Серля , Дж. Остина, Т. ван Дейка воспринимается как частный случай теории речевой деятельности, разработанной отечественными психолингвистами А.А. Леонтьевым, Л.С. Выготским, А.Р. Лурия. В основе теории речевой деятельности, лежит понимание языка как орудия осуществления целенаправленных действий. В рамках теории речевой деятельности получило распространение коммуникативное направление. Коммуникативное направление основано на тезисе о том, что говорящий в процессе общения вкладывает в высказывание некоторое коммуникативное задание, связанное с осуществлением определённых коммуникативных потребностей личности.

Лингвисты выделяют три основных типа коммуникативных потребностей: контактоустанавливающую, информационную, воздейственную. Данные потребности совпадают с функциями языка: фатической (контактоустанавливающей), информационной, апеллятивной (воздейственной).

При объяснении процессов речевого общения важно учитывать коммуникативное намерение (иллокутивную цель) говорящего. Иллокутивная цель может быть выражена имплицитно или эксплицитно. Как отмечает К. Менг, каждое высказывание есть реализация намерения говорящего. Намерения говорящего К. Менг подразделяет на три группы: предположения, говорящий сообщает какой – либо факт; интенция, говорящий сообщает о том, что он хочет, чтобы определенное положение вещей реализовалось; оценка, говорящий сообщает, что он дает оценку существующему положению вещей на основе шкалы позитивно - негативно [Менг 1983: 224]. Теория речевых актов выявила взаимосвязь между намерением говорящего и экстралингвистическими факторами, условиями протекания речевого акта. При интерпретации речевого акта необходимо учитывать прагматический контекст, речевой контекст, социальные и психологические характеристики говорящих, апперцепционную базу говорящих.

Основными признаками речевого акта являются: целенаправленность, высказывание осуществляется говорящим ради достижения какой-то цели; сообщение должно обязательно иметь речевой характер; Речевой акт должен осуществляться в пределах одного высказывания.

К. Бюлер выделял три составляющих речевого акта: «отправителя», «получателя», «предметы и ситуации» и соотносил их с определёнными функциями языка по Р. О. Якобсону: экспрессии (эмотивная, «сосредоточенная на адресате»), апелляции (конативная, ориентирующаяся на адресата) и репрезентации (референтивная, сообщение о действительности) [Бюллер 1993: 35].

Р. О. Якобсон добавляет к выделенным К. Бюлером компонентам речевого акта ещё три: контакт, код, сообщение, и называет соответствующие данным компонентам функции (фатическую, или контактоустанавливающую; метаязыковую, при реализации которой предметом речи является сам код-язык; и поэтическую). «Отправитель», «получатель», «предметы и ситуации» называются у Якобсона «адресант», «адресат» и «контекст» соответственно [Якобсон 1975: 194].

Типы речевых актов выделяются на основании различий в выполняемых действиях. Локутивный акт – акт говорения, иллокутивный акт – одновременное с говорением осуществление какого-либо действия, перлокутивный акт – акт, оказывающий воздействие на собеседника, его мысли, чувства или действия. В процессе речи обычно каждый речевой акт совмещает в себе локуцию, иллокуцию и перлокуцию. Другое основание для выделения типов речевых актов – способ выражения иллокутивной цели, намерения. На этом основании Дж. Серль выделяет прямые речевые акты в которых иллокутивная сила выражена однозначно, например: Peter, open the window!; косвенные конвенциональные речевые акты, пример: Peter, can you open the window?; контекстуально – ситуативные косвенные речевые акты, пример: -Would you like to meet me for coffee? – I have class.

Дж. Серль также классифицирует речевые акты на основании иллокутивной силы, которой обладает высказывание. Исследователь выделяет следующие речевые акты: репрезентативы (утверждения, отрицания, возражения); директивы (попросить, приказать, скомандовать, умолять, разрешать, приглашать); комиссивы (обязательства, обещания, давать зарок, обет, ручаться); экспрессивы ( выражение этикетного поведения: благодарность, извинения, соболезнования, поздравления); декларативы (декларации, объявления, назначения).

Классификации речевых актов, существующие в прагмалингвистике, основываются в своем большинстве на системе Дж. Серля.

Дж. Лич, в частности, классифицирует речевые акты согласно той роли, которую они играют в социально- коммуникативных взаимодействиях. Исследователь выделяет следующие речевые акты: конкурирующие, в которых иллокутивная цель конкурирует с социальным равновесием, например : распоряжение, приказ; праздничные, в которых иллокутивная цель совпадает с социальными целями, пример: благодарность, поздравление, приветствие; сотрудничающие, в которых цель безразлична к социальной цели, пример: отчет, сообщение, инструкция; конфликтные, в которых цель находится в конфликте с социальными целями, например: угроза, обвинение, выговор.

Большинство классификаций совпадают в том, что ими выделяются такие группы речевых актов как директивы, комиссивы, декларативы, репрезентативы или констативы. Однако, мнения исследователей расходятся относительно классификации прочих групп речевых актов.

Дж. Остин выделяет такие речевые акты как вердиктивы (оценивание, оправдание, предание суду, анафеме, посвящение в рыцари, приговор); экзерсетивы ( осуществление власти, прав, принуждение, приказ); бехабетивы (выражение этикетных формул); экспозитивы (единицы метакоммуникативного характера, указывающие место высказывания в тексте, споре, беседе)[Остин 1986: 26].

Д. Вундерлих выделяет такие группы речевых актов как эротетивы (вопросы); сатисфактивы (извинения, благодарности, ответы, обоснования, оправдания); ретрактивы (взятие назад обещания, корректировка утверждения); вокативы (окрики, призывы, обращения)[ Сусов 2009: 125].

К. Бах и Р. Харниш особое внимание уделяют конвенциональным иллокутивным актам к которым они относят эффективы ( предание анафеме, предложение цены, посвящение в рыцари, оглашение приговора, повышение в должности, наложение вето, избрание, извинение, приведение в возбужденное состояние, назначение приговора); вердиктивы ( оценивание, оправдание, объявление третейского судьи, распределение по видам, ранжирование, акты управления)[Bach, Harnish 1979:326]

Г.Г. Почепцов группирует иллокутивные акты следующим образом:

- констативы (утверждения);

- предложения

а) промиссивы (предложения – обещания)

б) менасивы (предложения- угрозы)

- перформативы ( поздравления, благодарности, извинения, гарантии, назначения)

- директивы

а) инъюнктивы (предложения – приказы)

б) реквестивы (предложения – просьбы)

- квестивы (вопросы )[Почепцов 1989: 10-17]

В.В. Богданов классифицирует речевые акты по принципу институциональности. Исследователь систематизирует иллокутивные акты следующим образом:

- институциональные

а) декларативы

- неинституциональные

а) побуждающие

- комиссивы (адресантно – иннициирующие)

- интеррогативы (адресатно-иннициирующие, информационно-побудительные)

- инъюнктивы (неинформационно – побудительные, основанные на власти или социальном положении)

- реквестивы (не основанные на власти или социальном положении, в пользу адресанта)

- адвисивы (не в пользу адресанта)

б) непобуждающие

- экспрессивы (психологически выражающие)

Непсихологически выражающие ассертивы

- констативы (сообщающие известную информацию)

- аффирмативы (сообщающие неизвестную информацию)[Богданов 1989: 25-37]

Н. И. Формановская в своей классификации предложила отнести такую группу речевых актов как вокативы, выделяемые Д. Вундерлихом, Г.Г. Почепцовым, Л.П. Чахоян к контактивам или социативам, куда исследователь включает эмоциональные и этикетные речевые акты.

В настоящее время в научной среде не существует единой позиции относительно классификации речевых актов, однако в основном все классификации представляют собой развитие теории Дж. Остина и Дж. Серлем.




Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Программа «Теория и практика межкультурной коммуникации»
11701 -> Смысложизненные ориентации и профессиональное выгорание онлайн-консультантов по специальности
11701 -> Теоретико-методологические аспекты исследования проблем планирования жизни
11701 -> Основная образовательная программа бакалавриата по направлению подготовки 040100 «Социология» Профиль «Социальная антропология»
11701 -> Основная образовательная программа магистратуры вм. 5653 «Русская культура»
11701 -> Филологический факультет


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница