Образовательная программа Мифодизайн социокультурной реальности



Скачать 212.18 Kb.
страница3/23
Дата07.03.2018
Размер212.18 Kb.
ТипОбразовательная программа
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Глава III. Антагонизм как ключевая особенность перестроечной социальной драмы……………………..………………………………………………………………….....47

3.1 Обоснование методологии анализа фильмов……………………………..........................47

3.2 «Асса» С. Соловьева – «архетипическое» кино эпохи перестройки……………………53

3.3 Антагонист-прагматик: линия Крымова………………………………………………….57

3.4 Антагонист-романтик: линия Бананана…………………………………..........................66

3.5 Перестроечная социальная драма и ее зритель…………………………………………..82

Выводы к главе…………………………………………………………………………………91

Заключение……………………………………………………………………………………..93

Библиографический список использованной литературы…………………………………..97

Список киноматериала………………………………………………………………………..108

Приложение……………………………………………………………………………………109


ВВЕДЕНИЕ
Эпоха перестройки (1985 – 1991 гг.) в истории СССР и новой России – сложный период, характеризуемый рядом нерешенных проблем. Подобные проблемы касаются как статуса самого периода и произошедших в это время событий и изменений, так и оценок и интерпретаций эпохи перестройки, отличающихся полярностью и качественным разбросом мнений в том числе и спустя 30 лет с момента провозглашения политического курса на «перестройку и ускорение». Перестройку часто сравнивают с Французской буржуазной революцией, с реформами Петра I, называют ее «смутным временем» и «эпохой безвременья».

Между тем, учитывая весь комплекс существующих проблем, нельзя отрицать тот факт, что эпоха перестройки в СССР представляла собой нечто большее, чем просто «смену власти», «революцию» или «начало конца Империи». Мы имеем ввиду, главным образом, идеологическую переориентировку и изменения в восприятии жизни символического характера, которые, возможно, логично вытекали из произошедших социально-политических сдвигов, а, возможно, и нет. Цензурные послабления, политика гласности (со всеми оговорками по поводу ее формального характера), качественно новый виток отношений с Западом не могли не повлиять на восприятие повседневности и собственного статуса жителей СССР эпохи перестройки.

Особенно ярко описанные выше изменения прослеживаются в контексте сферы искусства. Помимо широко известных достижений эпохи перестройки, таких как возвращение в общественный дискурс ранее запрещенных произведений и «полочных» артефактов, искусство перестройки постепенно открывало для себя новые темы, жанры, способы разговора со зрителем.

Кинематограф эпохи перестройки – явление многообразное и интересное. С одной стороны, в этот период происходят важные административные преобразования индустрии (V съезд Союза кинематографистов, учреждение Конфликтной комиссии при Союзе кинематографистов, принятие закона «О кооперации» в 1988 г., который законодательно оформил альтернативные источники финансирования в кино), а с другой, – отечественный кинематограф продолжает свое имманентное развитие: в это время продолжают работу маститые художники авторского кино, появляются новые течения киноандерграунда, активно развивается массовый прокатный кинематограф.

В русле отмеченного массового прокатного кинематографа особняком стоит симптоматичный для эпохи перестроечных перемен жанр социальной драмы, который вывел на экраны «нового», как кажется на первый взгляд, героя, – нонконформиста и бунтаря, героя, который активно протестует, борется с советскими пережитками и не боится стать тем знаменем перемен, которых большинство так хочет, требует и ждет. Но действительно ли заявленный протестный потенциал может реализоваться на экране? На самом ли деле герой-нонконформист – тип «нового» героя? Действительно ли подобный «новый» герой может обеспечить перемены, которых «требуют сердца и глаза»? На эти и подобные вопросы мы попытаемся ответить в данной работе.

Тема работы звучит следующим образом: «Формирование образа антагониста в перестроечном кино». Сразу же следует сделать важную оговорку: мы понимаем антагонизм несколько в ином смысле, чем он представлен в словарных литературоведческих статьях. В литературоведении антагонист – тот, кто противостоит протагонисту, – главному герою произведения (изначально – драматического). Такое несколько формальное деление, на наш взгляд, не отражает сути антагонизма как противостояния и борьбы. В этом случае антагонистом может выступать и главный герой (формальный протагонист), борющийся с кем-нибудь или протестующий против чего-либо. Именно этот протестный импульс и борьбу как онтологическую характеристику мы и подразумеваем, называя героев (практически всегда – главных героев по сюжету) социальной перестроечной драмы антагонистами.

В контексте мифодизайна и бытования современных мифов анализ репрезентации на киноэкране симптоматики эпохи перестройки с однозначно маркированными «новыми» героями, учитывая массовый характер исследуемого эмпирического материала, представляется актуальным и интересным, особенно в связи с вопросом зрительской идентификации в кино и тех потенциальных моделей поведения, которые дает большинство из игровых фильмов, а социальное кино – в особенности. Однако несмотря на очевидную актуальность, качественных разработок заявленного проблемного поля или близких тематических областей в современной научной культурологической литературе практически не представлено.



Объектом исследования является отечественный кинематограф эпохи перестройки. Предмет исследования – идейный антагонизм, репрезентируемый в фильмах, снятых в жанре социальной драмы.

Учитывая актуальность и неразработанность сформулированной темы, целью настоящего исследования является анализ перестроечной социальной драмы, построенной на принципах антагонистического противостояния, в контексте зрительской рецепции репрезентируемых в кино типов «нового» героя.

Достижение сформулированной цели предполагает решение частных задач:


  • общий обзор политических, экономических, социальных и культурных событий, произошедших в СССР в эпоху перестройки;

  • обзор основных исторических, философских и политологических интерпретаций периода перестройки;

  • обзор границ рефлексии о перестройке от аналитиков отечественной сферы искусства;

  • описание процессов, происходивших в перестроечный период в отечественном кинематографе;

  • анализ художественного фильма «Асса» как «архетипической» для перестроечной социальной драмы картины;

  • анализ ряда перестроечных фильмов (всего - 11) – лидеров проката, снятых в жанре социальной драмы;

  • обзор психоаналитического подхода к решению проблем зрительской идентификации в кино.

Теоретической базой при подготовке данного исследования послужили работы отечественных и зарубежных авторов в области политологической, философской, культурологической и антропологической рефлексии эпохи перестройки; работы по теории, философии, антропологии и эстетике кино; статьи из профильной киноведческой периодики.

Обзор библиографии требует нескольких уточнений. Одной из первых работ, в которой делается попытка осмыслить перестроечную кинорефлексию, является книга американского исследователя A. Lawton «Kinоglastnost: Soviet cinema in our time», впервые опубликованная в 1992 г. Начиная с брежневских времен, автор описывает социально-политические реалии СССР и параллельно затрагивает киноконтекст, зачастую просто индексируя снимавшиеся и выходившие на экран фильмы и ограничиваясь описанием синопсиса. Непосредственно перестроечному кино посвящена одна из 8-ми глав исследования, чуть более 40 страниц об игровом и документальном, авторском и массовом кинематографе, при этом текст качественным образом не отличается от специфики изложения всей работы: мы видим краткое описание сюжета, множество иллюстраций и декларативные выводы о симптоматике эпохи, отразившейся в описанных картинах.

В настоящем исследовании активно используется фрагмент дипломной работы «Позднесоветский авторский кинематограф» (текст опубликован на сайте журнала «Киноведческие записки») выпускника киноведческого факультета ВГИКа М. Медведева. Как видно из названия, текст преимущественно посвящен авторскому кинематографу, однако некоторые теоретические положения и анализ состоянии перестроечного киноискусства и киноиндустрии в целом были активно использованы, в частности, при написании второй главы данного исследования.

Также можно выделить ряд публикаций, касающихся темы нашего исследования, среди которых: Russian critics on the cinema of glastnost (M. Brashinsky, A. Horton); Home, sweet home: the significance of the apartment in the film Malen’kaya Vera/ Little Vera (R. Lagerberg, A. McGregor); «Я знаю, но все равно…»: постсоветское кино и советское прошлое» (А. Щербенок) и др. Помимо фрагментарности в решении заявленных проблем (что вызвано, скорее всего, жанром указанных работ, который предполагает узость проблематики) и, все-таки, опосредованного отношения к настоящему исследованию, отметим, в целом, недостаточность разработанности проблематики перестроечного кино как в киноведческом, так и в философском и культурологическом научных дискурсах.

В контексте предисловия представляется необходимым выделить еще несколько работ, которые послужили не только своего рода фундаментом для многих наших теоретических построений и выводов, но и сыграли роль методологического проводника. В качестве последнего выступил двухтомник Ж. Делеза «Кино», отдельная глава из которого – «Образ-действия» – служит методологическим базисом, опираясь на который, мы проанализировали социальную драму эпохи перестройки.

Также отметим работу «Отрицательная революция. К деконструкции политического субъекта» политолога и философа А. Магуна, чья интерпретация эпохи перестройки в СССР как незавершенной революции отрицательного характера, которая и не могла завершиться в силу имманентно присущих ей свойств, экстраполируется нами на процессы, репрезентируемые в перестроечной социальной драме. Еще одной работой, активно цитируемой в данном исследовании, является недавно переведенная на русский язык книга антрополога А. Юрчака «Это было навсегда, пока не кончилось»: последнее советское поколение». В частности, при анализе эмпирического материала нами активно используются сформулированные Юрчаком концептуальные формы существования представителей последнего советского поколения – модус «вненаходимости», «сообщества «своих» и произошедший в дискурсивной советской среде т.н. «перформативный сдвиг».

Эмпирическую базу исследования составили 11 фильмов, снятых в жанре социальной драмы в период с 1986 по 1990 гг. и выходивших в широкий прокат на территории СССР. Репрезентативность эмпирического материала подтверждается прокатными данными о количестве человек, посмотревших тот или иной фильм в первый год проката, взятыми из списка, составленного киноведом и кинокритиком С. Кудрявцевым и опубликованным в книге «Свое кино» в 1998 г.

В основу методологической базы исследования положены общенаучный метод системности, позволяющий максимально полно рассмотреть контекст бытования перестроечного кинематографа. На этапе подготовки исследования был задействован метод наблюдения, позволивший выделить используемый эмпирический материал из разнородного массива фильмов эпохи перестройки, а также гипотетический метод, позволивший поставить проблему настоящего исследования.

Один из ведущих методов работы – описательный, используемый, в частности, в первой и во второй главах, и позволяющий непротиворечиво изложить разнородный теоретический материал обзорного и аналитического характера. Для изучения материалов исторического характера также был задействован метод аналитического реферирования литературы. При формулировании выводов к каждой из глав и итогового заключения были использованы общенаучные методы анализа, синтеза и экстраполяции.

Отдельно следует выделить методологический прием, с помощью которого анализируется эмпирический материал в третьей главе. В качестве такового нами был выбран принцип анализа кинематографа, предложенный французским философом Ж. Делезом. Выбор делезовского метода был обусловлен специфическими чертами нашего эмпирического материала и подробно объясняется в первом параграфе третьей главы.



Структура работы. Настоящее исследование состоит из оглавления, введения, трех глав, заключения, библиографического списка использованной литературы, списка использованного эмпирического киноматериала и приложения.

В первой главе «Перестройка в СССР. Исторический контекст эпохи», во-первых, очерчивается широкий круг проблематики, связанной с эпохой перестройки, оценками и интерпретациями выделенного периода и сложностями, которые обычно возникают при попытке прямо или косвенно изучать оговоренный период. Также приводится краткий обзор основных событий периода перестройки и ключевая, на наш взгляд, властная риторика. Рассмотрение партийной риторики представляется необходимым, поскольку именно за счет идеологического воздействия, в том числе и средствами массовой информации, в советском обществе эпохи перестройки, по крайней мере, на начальных ее этапах, преобладало эйфорическое ожидание больших перемен, влиявшее, в свою очередь, на кинематографическую репрезентацию текущей эпохи, равно как и на зрительскую рецепцию подобной репрезентации. Также в первой главе приводятся некоторые интерпретации периода перестройки в отечественной и зарубежной историографии. Отдельными параграфами выделены интерпретации перестройки А. Магуна и А. Юрчака, на идеи которых автор настоящей работы ссылается в последующих главах и в итоговом заключении.

Вторая глава «Перестройка и искусство: проблематика и осмысление периода» начинается с актуализации ряда проблем, существовавших в эпоху перестройки в контексте искусства. К подобным проблемам, в частности, относится деление сферы искусства (в контексте господствующей советской идеологии) на официальное, неофициальное и диссидентское; также отмечается принципиальная неоднородность выделенной сферы на уровне деления на массовое и немассовое искусство, актуальная для перестроечной эпохи. Далее реферируются некоторые интерпретации эпохи перестройки в сфере искусства от аналитиков и деятелей художественной среды – кураторов, искусствоведов, галеристов. Основным материалом для написания параграфа, посвященного рефлексиям о перестройке в контексте искусства, послужила расшифровка круглого стола «Искусство и перестройка», проведенного журналом «Искусство кино» в 2008 г. Заключительный параграф второй главы посвящен процессам, протекавшим в перестроечную эпоху в кинематографе. В частности, внимание уделяется таким ключевым событиям административного характера, как V съезд Союза кинематографистов и последовавшим за ним изменения не только в структуре Союза, но в деятельности отечественной киноиндустрии в целом. В параграфе также рассматриваются такие явления перестроечного кинематографа, как параллельное кино, некрореализм, кооперативное кино.

В третьей главе «Антагонизм как ключевая особенность перестроечной социальной драмы» обосновывается репрезентативность эмпирического материала в контексте тематической и проблемной связи данного исследования с мифодизайном и порождаемыми массовым кинематографом идеологическими антропологическими моделями поведения. Также приводится обзор существующих в теории кино методологических подходов к анализу кинематографа и обосновывается и подробно рассматривается выбранный нами принцип анализа кино по Ж. Делезу. Третий параграф последней главы посвящен подробному анализу фильма «Асса» С. Соловьева как «архетипической» кинокартины эпохи перестройки, в том смысле, что построение образов героев «Ассы» и формирование антагонизма является своего рода моделью, полноценно воплощающей структуру «образа-действия» Ж. Делеза; затем эта модель построения действия, но уже в частичном и усеченном вариантах, демонстрируется и в других проанализированных фильмах. Далее анализируется остальной отобранный нами эмпирический материал, поделенный на 2 большие части, согласно просматриваемой типологии героев-антагонистов. Заключительный параграф третьей главы посвящен психоаналитическому разбору практики кинопросмотра и рождаемой подобной практикой специфической идентификации в кино. Вопрос зрительского восприятия произведения искусства напрямую связан с рецептивной эстетикой и ее ключевыми положениями, обзор которых также производится в последнем параграфе.

Приложением к данной работе является статья «Перестроечное кино» для русскоязычной версии онлайн-энциклопедии «Википедия», написанная и опубликованная в апреле 2016 г.




Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Программа «Теория и практика межкультурной коммуникации»
11701 -> Смысложизненные ориентации и профессиональное выгорание онлайн-консультантов по специальности
11701 -> Теоретико-методологические аспекты исследования проблем планирования жизни
11701 -> Основная образовательная программа бакалавриата по направлению подготовки 040100 «Социология» Профиль «Социальная антропология»
11701 -> Основная образовательная программа магистратуры вм. 5653 «Русская культура»
11701 -> Филологический факультет


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница