Образовательная программа «Лингвокультурология Великобритании и сша»


Глава 1. Теоретические основания исследования лексики массовых опросов



страница3/20
Дата30.01.2018
Размер0.87 Mb.
ТипОбразовательная программа
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Глава 1. Теоретические основания исследования лексики массовых опросов

1.1. Опросный инструмент как объект дискурс-исследования

1.1.1. Исследование лексики в контексте дискурс-анализа


Сегодня лексическое наполнение любого текста или жанра рассматривается в неразрывной связи с коммуникативной ситуацией. Этот подход особенно актуален для текста, стоящего в центре нашего внимания – опросного инструмента (ОИ), поскольку он сам является методическим средством для получения социологической информации на основе вербальной коммуникации. Поэтому приступая к описанию лексики опросного инструмента, остановимся на принципах описания конституэнтов текста, принятых в дискурс-анализе – ведь именно в его рамках текст рассматривается в связи с ситуацией общения.

Ближе к концу XX века понятие дискурса стало одной из активно исследуемых категорий. Сам термин «дискурс» впервые появился в названии статьи «Дискурс-анализ», написанной Зеллигом Харрисом в 1952 году. Понятие дискурса, его интерпретация менялись в ходе лингвистических исследований. Связанная последовательность предложений или речевых актов – так понимался дискурс в 1960-1970-е годы, параметры же внеязыковой действительности стали принимать во внимание несколько позже. Дискурсивный подход в лингвистике начал зарождаться еще в 1920-е годы, когда М.М. Бахтин писал: «Организующий центр всякого высказывания, всякого выражения – не внутри, а вовне: в социальной среде, окружающей особь» (Волошинов 1993: 428). Текст стал рассматриваться как коммуникативный механизм, как высказывание, погруженное в социальный контекст. При изучении дискурса начали учитывать процесс порождения и восприятия текста, а также экстралингвистический контекст.

Понятие дискурса появилось вследствие стремления ввести в традиционную соссюровскую диаду «язык – речь» еще один элемент, который отражал бы зарождавшуюся тенденцию к проведению междисциплинарных исследований. Самым распространенным пониманием дискурса является определение, данное Тёном ван Дейком, нидерландским лингвистом, одним из основоположников лингвистики текста, и критического дискурс-анализа. Он понимает дискурс как коммуникативное событие, происходящее между говорящим и слушающим в процессе коммуникативного действия в определенном временном, пространственном и прочем контексте. Это коммуникативное действие может быть речевым, письменным, иметь вербальные или невербальные составляющие (ван Дейк 1998). Таким образом, для ван Дейка дискурс является неотъемлемой составляющей социокультурного взаимодействия, которую отличают интересы, цели и стили. А коммуникативное событие он воспринимает как сложное единство языковой формы, значения и действия. Иными словами, ван Дейк понимает дискурс как актуально произнесенный текст, в то время как сам текст для него – лишь грамматическая структура произнесенного. Здесь мы наблюдаем разведение двух понятий, где дискурс относится к речевому действию, а текст – к системе лингвистических знаков.

Согласно лаконичному выражению Арутюновой дискурс – «это речь, погруженная в жизнь». Ее более развернутое определение дискурса звучит так: «связный текст в совокупности с экстралингвистическими – прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами; текст, взятый в событийном аспекте; речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий в взаимодействии людей, в механизмах их сознания (когнитивных процессах)» (Арутюнова 1990: 136-137).

М.Л.Макаров придерживается мнения, что текст и дискурс различаются по функциональному направлению лингвистики. Он понимает дискурс через коммуникативный подход. Поворот лингвистики в сторону коммуникации, привёл к появлению новых дисциплин – социолингвистики, прагмалингвистики, когнитивной лингвистики. Макаров объясняет связи лингвистики и дискурса с дискуссией о различии формализма и функционализма. В формализме язык рассматривается как теория независимости формы от функций языка. Формализм изучает «язык в себе», в отличие от «языка в общении». Функционализм рассматривает язык в качестве инструмента: язык – это система знаков, которая служит для достижения определённой цели и выполнения каких-либо функций. Функциональная часть наиболее подходит процессу коммуникации. Поэтому М.Л.Макаров выводит основные принципы функционализма: непроизвольность, изменчивость, размытость категорий, гибкая система, отклонение грамматических правил (Макаров 2003).

Однако не все исследователи разграничивают текст и дискурс. Так, Е.С.Кубрякова воспринимает текст как результат порождения дискурса. То есть, дискурс – это когнитивный процесс речевой деятельности, результатом которого является текст, имеющий определенную законченную форму. Но, главное, отмечает она, что сам факт выделения и изучения понятия «дискурс» свидетельствует о том, что «ни синтаксис, ни грамматика языка не могут изучаться вне обращения к его использованию» (Кубрякова 2000: 10). Понятие дискурса может применяться только в динамическом аспекте, тесно взаимодействуя в социальными и культурологическими параметрами (место, время, задачи говорящего). Для нее, дискурс – это событие в первую очередь когнитивное, имеющее дело с передачей знаний или запросом о знаниях, с новой переработкой знания. Данный подход можно интерпретировать как когнитивно-дискурсивный.

Е.С.Кубрякова также отмечает, что текст и дискурс следует рассматривать с разных ракурсов. Так, при изучении дискурса необходимо учитывать социальные параметры происходящего, все прагматические факторы его осуществления. По ее мнению, «человек и язык являются основными объектами исследования одной из ведущих парадигм современности, представляющей особую интеграцию – коммуникативной и когнитивной парадигм» (Кубрякова 2000: 8).

С точки зрения Е.С.Кубряковой, текст можно анализировать и абстрагируясь от культурологических и социально-исторических данных, «т. е. довольствуясь тем, что можно извлечь из текста как такового и изучая его как завершенное языковое произведение» (Кубрякова 2001).То есть, понятие дискурса в когнитивной парадигме в любом случае определяется передачей информации от одного человека к другому. Из этого следует, что когнитивно-дискурсивный подход к тексту, помогает увидеть в тексте особый род ментальной деятельности автора и изучить репрезентацию передаваемого автором знания.

Наиболее целесообразным для нашего исследования нам представляется определение дискурса, данное А.В.Зеленщиковым в рамках структурно-лингвистического направления. Он понимает текст как «результат отбора оптимальной структуры лингвистического объекта, предназначенного для выполнения заданной функции и определенной коммуникативной ситуации» (Зеленщиков 2003:12), а дискурс – как процесс порождения такой структуры. Данные понятия относятся в равной степени и к устной, и к письменной коммуникации, поскольку в последнем случае писатели и читатели также участвуют в процессе социокультурного взаимодействия. (Дейк 2000:2). Это определение дискурса больше всего подходит для нашего исследования, поскольку позволяет рассмотреть лексические единицы опросного инструмента в связи с параметрами коммуникативной ситуации.

Коммуникативная ситуация, где используется опросный инструмент, отличается тем, что у респондента отсутствует собеседник. Участник опроса, соответственно, не имеет полной свободы и возможности понять коммуникативное намерение порождающего высказывание, руководствуясь принципами коммуникативной кооперации Пола Грайса (Grice 1975). Отметим, что в данном случае, ОИ становится посредником в коммуникации, а респондент вынужден декодировать смысл вопроса, не уточняя его.

В современной лингвистике укрепилось представление о том, что сами типы дискурсов и типы текстов исторически обусловлены и напрямую связаны с уровнем развития общества и его культурой. «Дискурс есть всегда детище своего времени, то есть весь стиль проведения дискурсивной деятельности, все его особенности определяются состоянием общества и теми социальными ролями, которые в этом обществе может играть человек» (Кубрякова 2004: 526). Таким образом, история опросного метода представляет для нас вполне закономерный интерес.

Социальные обследования вообще, пусть и на донаучном этапе, стали проводить еще в начале XIX века. Одним из подобных трудов стала книга Фридриха Энгельса «Положение рабочего класса в Англии» (1844 — 1845 гг.). Она основана на материале личных наблюдений и статистических отчетов фабричных инспекторов. Ближе к концу столетия свет увидел значительный труд Чарльза Бута «Жизнь и труд населения Лондона», первое издание которого было опубликовано в 1889-1891 годах. Так, например, Бут провел 1800 интервью для того, чтобы представить объективный отчет о религиозности населения города. Многочисленные социологические исследования подобного рода проводились и в США в тот же период.

Появление массовых опросов изначально было связано с ростом популярности периодической печати, который наблюдался с конца XIX века. Именно аудитория СМИ и стала целью первых массовых опросов. Подобные социологические обследования получили название «соломенные опросы» (straw polls). Самый первый такой опрос был проведен в 1824 году в штате Делавэр: бланк ответа печатался в газете, а респондент должен был его вырезать и послать в редакцию. Отличительной чертой ранних опросов является отсутствие контроля качества данных (Батыгин 2002).

Поистине массовый характер опросный метод приобретает в США с началом опроса избирателей. Самый первый опрос по поводу предстоящих президентских выборов провел «Фарм Джорнэл» в 1912 году, а еженедельник «Литерэри Дайджест» начал массовые предвыборные опросы, рассылая по почте бюллетени миллионами, что позволяло изданию достаточно точно предсказывать результаты выборов. Однако в 1936 году еженедельник ошибся в прогнозе, а результаты исследований, проведенных Джорджем Гэллапом, Элмо Роупером и Арчибальдом Кроссли правильно предсказали победу Франклина Делано Рузвельта (его соперником был Альфред Лэндон) (Докторов 2008). Организация выборки с их стороны была достаточно грубой (квотирование по полу, возрасту и т.д.), тем не менее, результаты были настолько точными, что необходимость научно обоснованного построения выборки стала очевидной. При этом Гэллап, Роупер и Кроссли, использовав новые способы построения выборки, опросили всего 1,5 тыс. респондентов, в то время как размер выборки «Литерэри Дайджест» составил 10 миллионов. Это обусловило начало нового этапа обследований, когда социологи стали концентрироваться, что нам важно отметить, на формулировках вопросов (Садмен, Брэдберн, Шварц 2003).

Опросные инструменты с течением времени стали использоваться и в других сферах с целью решения очень широкого спектра задач: не только выявления мнения респондентов, но и получения информации касательно образа их жизни, например. Исследования формулировок стимулов стали достаточно обширными, стали охватывать ОИ различных сфер, ОИ, направленные на определенную аудиторию и т.д. Примером подобного исследования будет статья Элис Бэлл, которая, изучая медицинские ОИ для детей, приходит к выводу, что разработчикам нежелательно включать вопросы в прошедшем времени и деперсонализированные формулировки: people like you, children in general (Bell 2007).

Таким образом, исследование лексического уровня ОИ является крайне актуальным, особенно это касается его рассмотрения в рамках дискурс-анализа. Под определением дискурса мы будем понимать процесс порождения оптимальной структуры лингвистического объекта, что позволяет, согласно нашим целям и задачам, изучить лексику ОИ в связи с параметрами коммуникативной ситуации.



Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Программа «Теория и практика межкультурной коммуникации»
11701 -> Смысложизненные ориентации и профессиональное выгорание онлайн-консультантов по специальности
11701 -> Теоретико-методологические аспекты исследования проблем планирования жизни
11701 -> Основная образовательная программа бакалавриата по направлению подготовки 040100 «Социология» Профиль «Социальная антропология»
11701 -> Основная образовательная программа магистратуры вм. 5653 «Русская культура»
11701 -> Филологический факультет


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница