Образ России в мире: становление, восприятие, трансформация / Отв ред. И. С. Семененко. М., 2008


Глава 2. ОБРАЗ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ В ЗАПАДНОМ ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ: ИНЕРЦИЯ СТЕРЕОТИПОВ ИЛИ ОТРАЖЕНИЕ РЕАЛЬНОСТИ?



страница8/41
Дата14.05.2018
Размер3.45 Mb.
ТипКнига
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   41
Глава 2. ОБРАЗ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ В ЗАПАДНОМ ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ: ИНЕРЦИЯ СТЕРЕОТИПОВ ИЛИ ОТРАЖЕНИЕ РЕАЛЬНОСТИ?

Г.И. Вайнштейн

Одной из характерных особенностей поведения разных центров мировой политики становится в последнее время их противоборство за симпатии мирового общественного мнения. Все большее число государств сознает сегодня, что возможности реализации ими своих интересов на международной арене существенным образом зависят от их репутации в глазах мировой общественности. В первую очередь, это относится, разумеется, к тем государствам и субъектам международных отношений, политика и внутренняя жизнь которых в большей или меньшей степени находятся в сфере внимания всего мирового сообщества. Ставя перед собой задачу завоевания и сохранения симпатий мировой общественности, они активно используют совершенствующиеся в наши дни технологические средства пропагандистского воздействия.

Достаточно ярким показателем этой тенденции становится, в частности, наблюдающийся в последние полтора десятилетия неуклонный рост числа каналов международного телевещания. Если еще сравнительно недавно лишь одно государство, Соединенные Штаты, прибегало к «обработке» мирового общественного мнения с помощью глобального телевещания, то сегодня этот

весьма действенный инструмент борьбы за умы мировой общественности взят на вооружение уже целым рядом субъектов мировой политики. В середине 90-х годов прошлого столетия монополия американского телеканала CNN на глобальное телевещание была нарушена сначала появлением такого вещающего на весь мир телеканала как многоязычный канал EuroNews, начавшего пропагандировать европейскую точку зрения на мировые события, а затем созданием британского телеканала ВВС World, ведущего круглосуточное вещание на весь мир на английском языке, а также выходом в мировой телеэфир немецкого канала Deutsche Welle, начавшего круглосуточную трансляцию телепередач на немецком, английском и испанском языках.

Некоторое время именно эти четыре канала международного телевещания оставались, по сути дела, единственными участниками «глобальной борьбы за мировое общественное мнение». Однако в нынешнем десятилетии в сфере всемирного пропагандистского соперничества произошли качественные изменения; состав его участников резко расширился. В 2000 году в конкуренцию с общепризнанными «тяжеловесами» мирового информационного рынка включается КНР - начинает функционировать в международном масштабе круглосуточный англоязычный китайский телеканал CCTV International, ориентированный на формирование позитивного имиджа страны и соответствующее освещение международных событий. В это же время появляются два южнокорейских канала международного телевещания: в 2000 г. - телеканал Arirand TV, вещающий 18 часов в сутки на английском, китайском и корейском языках, и в 2003 г. - телеканал KBS World, ведущий круглосуточное вещание отчасти на английском языке, но в основном на корейском с английскими субтитрами. В 2006 г начинают глобальное круглосуточное телевещание арабский канал Al Jazeera English и французский канал France 24. По сути дела, в последние годы в мире разворачивается гигантская пропагандистская борьба, своеобразная «война образов», в ходе которой разные центры силы ставят перед собой задачу оказать соответствующее влияние на сознание мировой общественности.

Одним из характерных аспектов этого процесса оказывается и появление глобальных пропагандистских амбиций у России. В условиях, когда все отчетливее выявляется стремление России вернуть себе утраченные после распада Советского Союза позиции в мировой политике, добиваясь усиления своей роли в глобальном развитии и восстановления статуса одной из ведущих мировых держав, фактор восприятия страны мировым общественным мнением и, в первую очередь, общественным мнением стран Запада приобретает особую значимость. Понимание этого обстоятельства побуждает российские власти предпринимать в последнее время весьма энергичные усилия, предполагающие формирование более благоприятного имиджа России за рубежом.

Весьма симптоматичным шагом в этом направлении, лежащим в русле общемировой тенденции использования в пропагандистских целях новейших средств глобальной коммуникации, явилось создание финансируемого государством информационного телевизионного канала Russia Today, который с конца 2005 г. осуществляет круглосуточное вещание на английском языке на страны Азии, Европы и Северной Америки, вступив в конкуренцию с упомянутыми выше каналами глобального телевещания. Однако запуск российского проекта международного телевещания - отнюдь не единственная акция российских властей в сфере глобального пропагандистского соперничества. Не менее показательным выглядит и входящее в последнее время в практику заключение руководством странк контрактов с ведущими зарубежными пиар-агентствами на проведение в странах

25

Запада информационно-пропагандистских кампаний с целью улучшения



представлений западной общественности о России.

Похоже, что, уверовав во всесилие политических технологий как средства

достижения своих целей внутри страны, российские власти возлагают все большие надежды на их использование и за ее пределами. Так, заключая контракт с одной из

крупных зарубежных фирм, специализирующихся на проведении пиар-кампаний,

ориентированных на мировое общественное мнение, российские власти поставили

перед ней, как сообщалось в печати, задачу «изменить незаслуженно плохую

репутацию России на Западе».

Чтобы понять реальность решения подобной задачи и, вообще, трезво

оценить возможности желаемой корректировки сложившегося на Западе образа

нашей страны, важно разобраться в некоторых методологических аспектах

проблемы. И в первую очередь необходимо, думается, уяснить вопрос о

соотношении «образа России» и «объективной реальности».


*

Действительно, распространенные за рубежом представления о России

далеки от радужных. Но даже если согласиться с тем, что утвердившийся в сознании

достаточно широких слоев зарубежной аудитории негативный образ нашей страны и

в самом деле по большей части искажает реальность, нельзя не видеть тот факт,

что Россия является отнюдь не единственной страной, недовольной тем, как реалии

ее внутреннего развития и внешней политики воспринимаются мировой общественностью. Сегодня есть немало других стран, не пользующихся мировыми симпатиями. Причем по сравнению с некоторыми из них Россия выглядит далеко не

худшим образом.

Как известно, страной, чей рейтинг в мировом общественном мнении нахо-

дится едва ли не на самом низком уровне, являются Соединенные Штаты. Проведенное недавно международное исследование оценок населением ряда стран влияния тех или иных государств на международную ситуацию показало, в частности, что по показателю соотношения негативных и позитивных суждений мировой общественности Соединенные Штаты занимают третье место в мире (51% негативных оценок их роли в мире против 30% позитивных), уступая в этом плане только Израилю (56% негативных оценок против 17% позитивных) и Ирану (54% против 18%).22

При этом, анти-американские настроения во многих странах мира остаются широко распространенными и даже усиливающимися, несмотря на все пропагандистские старания Соединенных Штатов противодействовать этой тенденции. В государственных учреждениях США, занимающихся так называемой общественной дипломатией, определяемой как «содействие достижению национальных интересов страны посредством информирования зарубежной общественности и влияния на нее», трудятся сотни профессиональных специалистов в области внешнеполитического пиара. На пропагандистскую деятельность по улучшению образа Соединенных Штатов в мире затрачиваются значительные суммы. В 2002 году, например, США израсходовали 150 миллионов долларов на общественную дипломатию в мусульманских странах.23 Как сообщалось несколько лет назад, ежегодно в бюджете США выделяется 1 млрд. долларов на финансирование информационно-пропагандистской деятельности за рубежом. Около половины этих средств идет на иновещание.24 Тем не менее,
22 http://www.globes(»n.com/news_archives/bbccntryview/backgrounder.html

23 J.S.Nye, Jr. The Strength of Soft Power// The Moscow Times, 28 February, 2006 r

24 USA Today, 14 September, 2003

опросы общественного мнения показывают, что практически во всех странах мира, а особенно в мусульманских и арабских странах, на которые США направляют наибольшие пропагандистские усилия, антиамериканизм в последнее время вырос до рекордных отметок.40 Как свидетельствуют авторы одного из наиболее масштабных социологических исследований, опубликованного в 2005 году, «настроения антиамериканизма распространены сегодня глубже и шире, чем когда-либо в современной истории».41 Судя по результатам другого исследования, проведенного незадолго до этого в странах Евросоюза, наибольшая часть европейцев воспринимает, например, именно США (наравне с Ираном) как «главную угрозу международной безопасности». При этом даже в такой стране, как Великобритания, являющейся наиболее надежным союзником США в Европе, большая часть населения (55%) высказала в ходе этого обследования мнение о том, что США являются «угрозой глобальному миру». В таких же странах, как Греция, Испания, Финляндия и Швеция доминирующим оказалось представление о том, что от Соединенных Штатов исходит «наибольшая угроза миру», превышающая угрозу, исходящую со стороны Ирана и Северной Кореи 2

В свете этих данных можно, очевидно, говорить о том, что возможности той или иной страны повлиять на ее восприятие международной общественностью в крайне малой степени определяются ее информационно-пропагандистской активностью. Опыт Соединенных Штатов убедительно свидетельствует, что результаты имиджевых кампаний отнюдь не пропорциональны ни их масштабности, ни объему затрачиваемых на них средств, ни уровню профессионализма

участвующих в них специалистов, ни аргументации применяемых при этом доводов.

*

Образ любой страны, сформировавшийся в сознании мировой общественности, отличается чрезвычайной ригидностью. И связано это с тем, что в структуре массовых представлений о той или иной стране существенное место занимают компоненты иррационального характера. Одна из особенностей образа страны, являющегося, по сути дела, категорией культурологического характера, состоит в том, что значительное место в нем занимают уже существующие инерционные конструкции массового общественного сознания.

Соответственно, и бытующий в сознании мировой общественности имидж России (как и имидж любой другой страны) несет на себе отпечаток субъективных качеств зарубежной аудитории. Он детерминируется распространенными в этой аудитории устойчивыми элементами идейно-политических предубеждений, исторически сформировавшимися стереотипами ее мышления, штампами ее исторической памяти. Иными словами, российские реалии со всеми их достоинствами и недостатками не столько отражаются в сложившемся за рубежом облике России, сколько преломляются в нем сквозь призму присущих зарубежной аудитории стандартов ее восприятия. Несмотря на определенную эволюцию образа России, многие устоявшиеся зарубежные представления о ней, многие шаблонные суждения о российской действительности и целях российской политики, порожденные давней традицией, сохраняют свою живучесть. Как подчеркивает автор одного из наиболее глубоких отечественных исследований, посвященных этой

27 AKohut, Anti-Americanism: Causes and Characteristics Pew Research Center for the People & the Press, December 10, 2003

проблеме, западный миф о России, основы которого, по его мнению, оформились еще в первой половине XIX столетия, «с некоторыми модификациями остается в силе и до наших дней, определяя отношение к России среднего человека Запада».42 Говоря о причинах подобной устойчивости, неверно было бы, очевидно, ог­раничиваться лишь констатацией того факта, что инерционность вообще свойст­венна любым стереотипам сознания. Дело еще и в том, что инерция этих стерео­типов массового сознания поддерживается сознательными пропагандистскими усилиями определенных элитных групп в странах Запада. В освещении на Западе российской проблематики, в котором наряду с представителями политических и деловых кругов участвуют члены журналистского и экспертного сообществ, находит отражение противоборство различных политических и экономических интересов, связанных с нашей страной. Хотя выступления западных СМИ по российской проблематике формально

адресованы массовой аудитории, во многих случаях их действительной целью является стремление повлиять на процесс принятия соответствующих политических решений. То есть, гораздо более важным адресатом этих выступлений представляются не «рядовые граждане», а представители политических кругов. Определенная часть публикаций западных СМИ, касающихся России,

косвенным образом ориентирована на российские власти и вообще на политический класс России. Предполагается, что позиции самих западных СМИ и озвучиваемые ими мнения западных политиков и экспертов должны оказать соответствующее влияние на представителей российской элиты, или, по крайней мере, быть учтенными ею. В то же время, «российский адресат» - это лишь один, и при этом далеко не основной, адресат выступлений западных СМИ. Гораздо более существенное значение придается ими задаче воздействия на политические элиты Запада. Публикации СМИ на «российскую тему» являются важным инструментом политической борьбы вокруг определения курса Запада в отношении России. По сути дела, российская проблематика в западных средствах информации стала сферой столкновения разных политических интересов, разных подходов и разного понимания задач и целей западной политики на постсоветском пространстве.

В этом контексте русофобия выполняет, как отмечает известный английский исследователь Анатоль Ливен, роль обоснования жесткого политического курса по отношению к России, являясь «неким способом достижения определенных целей»43 По сути дела, происходит сознательное культивирование некоторыми представителями политической, интеллектуальной и деловой элиты Запада стереотипов антироссийской предвзятости. Воспроизводство шаблонных массовых суждений о России и ее политике является для них одним из важных способов реализации своих политических целей, неким инструментом политической борьбы вокруг определения курса западных стран в отношении России.44

Нынешнее стремление России проводить курс, продиктованный ее собственным пониманием своих национальных интересов, вызывает все большее раздражение многих представителей элитных слоев западных стран. Возрастающая независимость поведения России в вопросах внешней политики воспринимается значительной частью западной элиты (или, во всяком случае, интерпретируется ею) как свидетельство если не перехода России на рельсы конфронтации с Западом, то, по крайней мере, разрыва с ее недавней ориентацией на «интегрирование в

г

западное сообщество» и на усвоение «западных институтов». Как пишет, например,



американский политолог Джеффри Манкофф, «широко распространенное на Западе

после сентябрьских событий 2001 года убеждение в том, что Россия сделала

фундаментальный цивилизационный выбор стать частью западного мира, сегодня,

похоже, полностью исчезло».45 Эта переоценка западными элитами целей и

ориентиров нашей политики влечет за собой оживление их антироссийской

риторики, которая, стремясь сформировать в странах Запада соответствующий

общественно-политический климат, благоприятствующий осуществлению политики,

ущемляющей российские интересы, способствует постоянному подпитыванию

негативных компонентов образа России в массовом общественном сознании.

Вместе с тем, негативную репутацию России вряд ли можно объяснять лишь

инерцией сложившихся в прошлом антироссийских настроений массового сознания

и деятельностью русофобски настроенной части западной элиты, сознательно

искажающей подлинные интересы и цели России, внушающей общественности

ложное понимание российской действительности и всячески культивирующей

расхожие стереотипные суждения о ней. Недооценивать значение этих

обстоятельств, конечно же, не приходится. Однако было бы существенным

упрощением полагать, что они являются единственной причиной той неприязни к

России, которая свойственна немалой части зарубежной аудитории.



* *

Существующие в мире представления о той или иной стране, или ее репутация, конечно же, не являются прямым отражением реальной действительности. Между образом страны и реальностью существуют достаточно сложные, отнюдь не прямолинейные взаимосвязи. Однако, сознавая опосредованность представлений зарубежной аудитории о нашей стране, неверным было бы вовсе не видеть существования объективной основы этих представлений и преувеличивать степень автономии образа от отражаемой им реальности. Когда мы констатируем преобладание в структуре образа страны элементов мифологизации, это отнюдь не равнозначно утверждению о ложности представлений о ней. Миф вовсе не является синонимом ложного сознания или ошибочного восприятия реальности. Это скорее некая совокупность стереотипов мышления, некий набор известным образом упрощающих реальность суждений, которые, хотя и восходят во многом к историческому прошлому и обладают высокой степенью инерционности, тем не менее, так или иначе, соотносятся с реальной действительностью. И отнюдь не случайно представления о той или иной стране, сохраняя в основе своей устойчивые стереотипные оценки и многие предубеждения, эволюционируют в соответствии с объективной реальностью.

Характерным в этом отношении примером может, в частности, служить упомянутое уже выше нынешнее усиление в мире антиамериканских настроений, в котором отразилась реакция международной общественности на сегодняшние реалии политики США. В частности, известный американский политолог Поль Холандер, анализируя причины сегодняшней «враждебности» значительной части мировой общественности по отношению к Соединенным Штатам, говорит о двух факторах: во-первых, об «иррациональности» давно укоренившихся в массовом сознании многих стран мира антиамериканских предубеждений, отражающих

неприятие американского образа жизни, специфики американской культуры и господствующих в американском обществе ценностей, и, во-вторых, о ситуационных компонентах этой враждебности, связанных с «рациональной и оправданной реакцией на реальные пороки и неправедные деяния Америки»32. И свидетельством той роли, которую играет этот второй фактор, могут служить изменения, произошедшие в мировом общественном мнении в период правления нынешней американской администрации. Как показывают, в частности, результаты обследований в странах Западной Европы, с 2000 по 2006 г. доля населения, ' разделяющего «благожелательное мнение» по отношению к Америке, уменьшилась

во Франции с 62% до 39%, в Испании - с 50% до 23%, в Германии - с 78% до 37% и в Великобритании - с 83% до 56%33. Как признают американские эксперты, наблюдающийся сегодня почти повсеместно всплеск антиамериканизма «конечно

же, отчасти является продуктом нынешней политики администрации Буша, а также

того стиля, в котором она осуществляется»34.

В высказываниях многих отечественных авторов относительно имиджа России зачастую подчеркивается, что характер зарубежных представлений о нашей стране определяется главным образом тем, что зарубежная аудитория получает исключительно негативную информацию о ней. Безусловно, деятельность определенных сил, направленная на конструирование негативной репутации России, играет немалую роль. Вместе с тем, объяснять все лишь злонамеренностью западного журналистского и экспертного сообществ, якобы освещающих российскую действительность только в заведомо неблагоприятном для России свете, было бы существенным упрощением. В конце концов, и в отечественных СМИ, а также в выступлениях отечественных политиков и экспертов содержится далеко не одна лишь апологетика российской действительности. Скорее можно говорить о явном преобладании в них негативной информации и критических оценок. Более того, тот «негатив», которые российские граждане практически ежедневно получают из отечественных информационных источников, оказывает на них, думается, более сильное влияние, чем информация о России, поступающая к зарубежной аудитории, уже хотя бы потому, что этот «информационный негатив» постоянно подкрепляется личным опытом россиян, их повседневными личными столкновениями с далеко не радужной реальностью современной России.

Конечно, деятельность немалой части российского журналистского сообщества и вообще тех, кого принято относить к категории так называемых «лидеров общественного мнения», заслуживает весьма серьезных упреков. Есть немало оснований говорить об их недостаточном профессионализме, о свойственной им погоне за сенсациями, о коммерциализации их деятельности и тому подобных грехах. Но обвинять их в антироссийской ангажированности было бы существенным преувеличением. Многие из тех, кто акцентирует внимание на негативных сторонах российской жизни, по сути дела, продолжают одну из достойных традиций отечественной интеллигенции, не смущавшейся нелицеприятных оценок российской реальности, - традиции, свойственной отнюдь не только «западникам» типа П.Чаадаева. Уместно будет вспомнить известную характеристику России, данную в свое время Алексеем Хомяковым: «В судах черна неправдой черной и игом рабства клеймена... и всякой мерзости полна!». Эти слова, сказанные полтора века назад, принадлежат не очарованному реалиями европейской жизни представителю западнического направления общественной мысли России, а одному из наиболее принципиальных и последовательных

32 P. Hollander, Pride and prejudice // National Interest, The, Fall, 2004

33 Pew Global Attitudes Project, America's Image Slips..., Washington, 13 June, 2006, p.1

34 F. Zakaria, Hating America // Foreign Policy, September/October 2004

славянофилов. И хотя они сказаны о царской России времен Николая I, вряд ли сегодня можно утверждать, что нынешняя российская жизнь лишена глубоких пороков.

Другое дело, что российскому общественному сознанию свойственно весьма

раздраженное и болезненное отношение к тому, как пороки нашей действительности

воспринимаются за рубежом. С одной стороны, мы понимаем, что многие элементы

негативного имиджа страны возникли и сохраняются отнюдь не на пустом месте. А с

другой стороны, мы крайне ревниво реагируем на то, что думают и пишут о России

на Западе. Еще А.Пушкин говорил, что ему очень многое не нравится в России, но

что ему неприятно, когда подобные чувства испытывает и выражает иностранец.

Понятно, что в этом есть своя логика. Но было бы, очевидно, нелепым все же

претендовать на некую собственную «монополию» на негативное восприятие

российской действительности и рассчитывать на то, что представления Запада о

нашей стране могут быть лучше наших собственных представлений о ней.

* *

С этой точки зрения, далеко небезынтересно сравнить восприятие современной российской реальности самими россиянами и зарубежной аудиторией, то есть сопоставить «внешний» и «внутренний» образ России. Хотя конкретных данных на сей счет немного, те, что имеются, показывают, что по ряду параметров принципиальных различий между представлениями о России в стране и за рубежом в общем-то нет.

К примеру, судя по результатам опроса, проведенного службой Харриса в 2006 г. в пяти западноевропейских странах (Великобритании, Франции, Германии, Италии и Испании), лишь 16% западноевропейцев рассматривают Россию как демократическую страну, тогда как 60% не воспринимают ее как «демократию»46. Аналогичные опросы, проводившиеся в России на протяжении ряда последних лет, дают очень близкие результаты.

Согласно данным ВЦИОМа, полученным в октябре 2000 г., 54% россиян полагало, что в России нет демократического общества и лишь 26% респондентов считало, что оно все-таки есть47. Опрос ВЦИОМа в 2004 г. показал, что представления россиян о состоянии демократии в стране не только не улучшились, но, напротив, ухудшились. Лишь 10% россиян высказали мнение о том, что Россия стала демократической страной, и более 60% сочли, что России понадобится еще не одно десятилетие прежде, чем она станет демократией, или же что это никогда не произойдет. Согласно опросу, проведенному Фондом «Общественное мнение» в марте 2005 г., 34% респондентов было убеждено, что в России «слишком мало демократии», так как в ней не соблюдаются демократические права и свободы, отсутствует законность и порядок, власть не принадлежит народу48. Проведенный примерно в это же время (июнь 2005 г.) опрос компании «Башкирова и партнеры» показал, что лишь 14% россиян убеждены, что Россия «прочно стоит на демократических принципах»49 В ходе опроса, проведенного в декабре 2006 г. по общероссийской репрезентативной выборке Аналитическим центром Юрия Левады по заказу EU-Russia Centre, только 37% респондентов сочли, что в России установилась демократия50. Судя по опубликованным в январе 2008 г. результатам

опроса социологической службы РОМИР, проведенного в рамках масштабного международного исследованиия Voice of the People Survey, осуществленного летом 2007 г. организацией Gallup International, большая часть россиян считает, что Россия пока еще далека от стандартов демократии; по мнению 80% россиян наша страна не управляется в соответствии с волей народа; лишь 26% россиян считают, в частности, что выборы у нас проводятся честно и свободно51.

Не менее показательными представляются результаты еще одного исследования мнений россиян о стране, относящегося, правда, к более раннему периоду - к началу нынешнего десятилетия. Согласно этим данным, российская действительность 90-х годов характеризовалась, по убеждению большинства наших граждан, такими чертами, как социальная несправедливость (86%), засилье бюрократии (65%), расцвет криминала (96%), коррупция, взятки (92%)52. И хотя эти данные иллюстрируют, как уже сказано, состояние общественных представлений на рубеже десятилетий, более поздние исследования свидетельствуют, что в последующие годы представления россиян о стране не претерпели существенных изменений.

Как свидетельствуют данные упомянутого выше исследования, проведенного в конце 2006 г. Левада-Центром, подавляющее большинство россиян считают, что они лишены возможностей влиять на происходящие в российском обществе процессы (94% опрошенных уверены, что не могут оказать никакого влияния на то, что происходит в стране). Значительная часть россиян убеждена в отсутствии у них реальных рычагов влияния на власти (41% респондентов полагают, что они не могут воздействовать на власть). Большинство граждан страны (68%) испытывает чувство собственной незащищенности законами, убеждено в отсутствии в стране справедливой судебной системы. 59% респондентов заявили в ходе опроса, что представители власти, чиновничество находятся «над законом». Свыше половины опрошенных полагают, что в судах господствуют не законы, а деньги и близость людей к структурам власти и правоохранительным органам.53

Подобные мнения говорят о том, что и сегодня в сознании россиян доминируют негативные оценки российской реальности. Неким суммарным показателем сегодняшнего состояния мнений наших граждан о своей стране могут служить их ответы на вопрос: «Какое чувство по отношению к стране возникает у Вас чаще всего - гордость или стыд?». Этот вопрос задавался в ходе общероссийских опросов Фонда «Общественное Мнение» в 2002 и 2006 гг., ив обоих случаях выяснилось, что доля россиян, испытывающих «чувство стыда» за свою страну, в полтора раза превышает долю тех, кто испытывает в основном «чувство гордости» ею (39% против26% в2002 г. и 38% против 26% в 2006 г.)54



*

В свете всего сказанного неправомерным было бы отрицать существование объективной основы негативных аспектов зарубежного восприятия современной России. Сложная и крайне противоречивая российская реальность постоянно питает воспроизводство западного мифа о России. Достаточно неприятный факт состоит в том, что реалии нашей действительности позволяют западной общественности находить в них то, что соответствует ее устоявшимся суждениям о России, сколь бы превратными и односторонними, с чьей-либо точки зрения, они ни были.

Естественно, что это обстоятельство следует учитывать, оценивая возможности и перспективы улучшения имиджа страны. Понятно, что информация о многих негативных реалиях российской действительности, активно используемая в антироссийской пропаганде и ложащаяся при этом на почву соответствующих массовых предубеждений, оказывает весьма существенное влияние на сознание западной общественности, зачастую заслоняя и перевешивая ту информацию, которая могла бы благоприятствовать позитивным изменениям репутации России. С этой точки зрения необходимо отдавать себе отчет в том, что никакие усилия, направленные на улучшение имиджа страны, не могут быть результативными без реальных и масштабных перемен в российской действительности.

В то же время, не стоит и переоценивать возможности преодоления распространенных за рубежом представлений о России даже в случае существенных позитивных изменений объективной российской реальности. Сколь значительными ни были бы объективные перемены в стране, их воздействие на тот образ России, которые исторически утвердился в сознании западной общественности, останется в силу ряда факторов достаточно ограниченным.

Одним из важнейших факторов, объясняющих это обстоятельство, является то, что существующий в массовом сознании Запада образ России выполняет весьма важную функцию, способствуя самоидентификации западного человека. Уже на протяжении многих веков Запад смотрит на Россию не столько с тем, чтобы понять ее, сколько с тем, чтобы утвердиться в своих представлениях о самом себе. Как справедливо отмечает американский историк Мартин Малиа, автор одного из наиболее серьезных научных исследований проблемы восприятия России на Западе, распространенные в западном общественном мнении традиционные представления о России во многих случаях больше говорят об особенностях западного менталитета, чем о самой России.55 Восприятие царского деспотизма в России укрепляло Запад в его приверженности своим просвещенным политическим и социальным институтам. В реалиях «советского коммунизма» Запад видел убедительный аргумент, благодаря которому он утверждался в своем выборе в пользу демократии и рынка. Тут уместно будет заметить, что и трансформации, произошедшие в России после 1991 г., были восприняты западной общественностью как чрезвычайно важное свидетельство превосходства существующей на Западе модели социально-политического устройства.

Иными словами, Россия всегда являлась для западной общественности неким объектом сопоставления, представления о котором играли важную роль в самопознании Запада, в его самоидентификации. Это было своего рода «самопознание от противного». Но во многом именно оно способствовало и продолжает способствовать пониманию западным человеком сущности его ценностей. Образ России является для Запада образом «иного мира», картина которого укрепляет западное представление о собственной самобытности и цивилизационной идентичности. Подчеркивая это обстоятельство, норвежский исследователь, специалист по проблемам международных отношений Ивэр Нойманн отмечает, что в сознании западноевропейцев представления о России всегда служили и продолжают служить важной цели - формированию идеи Европы.56 Развивая, по сути дела, приведенное выше суждение М.Малиа, И.Нойманн пишет о том, что образ России является для Европы образом «Другого», необходимым ей для утверждения в собственной самооценке. В Европе сложилась,

как отмечает И.Нойманн, устойчивая традиция восприятия России в качестве некоего «варвара», то ли добродетельного и, следовательно, подлежащего «обучению», то ли злонамеренного, представляющего собой угрозу западному миру, от которой следует защищаться.

Та роль, которую играют для западноевропейского общественного сознания представления о России, во многом схожа с ролью, которую играет восприятие им мусульманского мира или же Америки. Как в случае с антироссийскими настроениями, так и в случае с широко распространенными сегодня в Западной Европе настроениями антиисламизма и антиамериканизма, очевидно, что речь идет о неприятии европейцами «иного мира», о достаточно специфической форме проявления приверженности европейцев собственным ценностям и собственным стандартам жизни. В частности, антиамериканизм европейцев, имеющий (как и их русофобия) давнюю историю, является в наши дни не только реакцией на политику американской администрации, но и важным способом их ценностной, культурной и отчасти даже цивилизационной самоидентификации. В свое время немецкий философ М.Хайдеггер писал о том, что в культурологическом отношении Европа как бы «зажата в огромных клещах между Россией, с одной стороны, и Америкой, с другой». «С метафизической точки зрения, - утверждал он, - Россия и Америка - это одно и то же, поскольку они характеризуются одинаково мрачным технологическим неистовством и одинаково неограниченной заорганизованностью жизни среднего человека»57 Можно, очевидно, по-разному оценивать справедливость подобных суждений, но ясно, однако, что в приведенном мнении немецкого философа нашла отражение специфичность европейского представления об особости своего положения на геокультурной карте мира.

Вместе с тем, если антиамериканизм, выступающий как способ «самоидентифицирования» европейцев, ведет к разделению Запада, то в случае с «антирусизмом», который также является средством «идентификации от обратного», этот тип идентификации не разделяет, а объединяет Запад, утверждает его в позитивном восприятии себя как некоего единого целого. И в этом смысле негативный образ России нужен Западу. Именно поэтому реалии российской действительности и российской политики с такой легкостью обусловливают периодическое реанимирование в западном общественном сознании страхов перед Россией и настроений русофобии. Как пишет немецкий историк Леонид Люкс, анализирующий произошедшее на Западе после II Мировой войны оживление антироссийских настроений, «российский вызов» был воспринят здесь с особой тревогой, поскольку он «выглядел не только военным и политическим, но и культурным, представляя якобы угрозу самобытности Запада»58 Это культурологическое измерение образа России продолжает и сегодня оставаться одним из существенных факторов устойчивости негативных представлений Запада о нашей стране, фактором, который вряд ли утратит свое значение в обозримом будущем даже при существенных переменах в российской реальности.

Вместе с тем, следует учитывать и то обстоятельство, что отношение западной общественности к России в значительной мере определяется не только представлениями об особенностях внутренней жизни нашей страны, но и восприятием ее поведения на международной арене. Более того, на сегодняшний день именно реальности внешнеполитического и внешнеэкономического поведения России играют наибольшую роль в формировании имиджа нашей страны в массовом сознании западных граждан. По мере активизации усилий нашей страны

вернуть себе статус одной из великих держав путем проведения независимой политики, продиктованной собственными национальными интересами, в сознании Запада реанимируются (понятно, не без упомянутого уже выше участия определенных сил) страхи и подозрительность по поводу реальных намерений России. Недавнее обследование массовых настроений в странах Западной Европы и США, проведенное известной организацией German Marshall Fund, показало, что озабоченность относительно нынешней политики России, воспринимаемой как проявление некой новой «злонамеренной напористости» ее идущего вразрез с интересами Запада внешнеполитического курса, стала сегодня характерной для весьма значительной части западной общественности. 59% опрошенных в 12 странах Западной Европы и 58% опрошенных в США выразили обеспокоенность той ролью, которую играет в сегодняшнем мире Россия как поставщик энергетических ресурсов. 69% американцев и 56% европейцев заявили о своей озабоченности поведением России в отношении ее ближайших соседей, 65% европейцев и 79% американцев - ролью России в поставках оружия в страны Ближнего Востока.59

Сходные тенденции зафиксированы и в ходе опроса, проведенного в 27 странах в ноябре 2006 - январе 2007 года для ВВС World Service международной исследовательской фирмой GlobeScan совместно с Программой изучения отношения к проблемам международной политики (PIPA) при Университете Мэриленда. Согласно данным, полученным исследователями, в среднем 40% опрошенных негативно оценивают влияние России в мире и 28% - позитивно. При этом в наибольшей степени негативное восприятие роли России распространено в западноевропейских странах, где оно возросло по сравнению с тем, что было за год до этого. Усиление негативных оценок общественностью роли России произошло в особенно широких масштабах во Франции (с 62 % до 77%), в Италии (с 45% до 56%) и в Германии (с 45% до 54%). В Великобритании негативные мнения о роли России были высказаны 53% опрошенных, в Португалии - 52 %. В США негативные мнения о России разделяли 46% граждан (против 40% в 2005 году)60 Причину такого отношения к нашей стране авторы исследования усматривают, в первую очередь, в реакции западноевропейского населения на энергетическую политику российского руководства, воспринимаемую как свидетельство возрождения имперских амбиций России.

Таким образом, реалии все более независимой и амбициозной российской политики становятся тем важным объективным фактором, который определяет сегодняшний контекст эволюции образа нашей страны, вступающий в явное противоречие с пропагандистскими усилиями, направленными на преодоление антироссийских предубеждений западной общественности.


Каталог: faculty -> cafedrs -> library
library -> Стефаненко Т. Г. Этнопсихология: практикум: Уч пособие для студентов вузов. М.: Аспект Пресс, 2006
faculty -> Оценочные средства для промежуточной аттестации студентов Перечень тем творческих заданий
faculty -> Рабочая учебная программа по дисциплине вод. 3 Эстетика архитектуры и дизайна для направления 270301. 65 Архитектура
library -> Россия и мир глазами друг друга: Из истории взаимовосприятия / Под ред. А. В. Голубева; ран. Ин-т рос истории. М., 2000. Вып
library -> Кашлев Ю. Б. и др. Информация. Дипломатия. Психология. М., 2002
library -> Ерофеев H. A. Туманный Альбион. Глава III. «Вещественная цивилизация»
library -> Косов Ю. В., Торопыгин А. В. Содружество Независимых Государств: Институты, интеграционные процессы, конфликты: Учеб пособие для студентов вузов / Ю. В. Косов, А. В. Торопыгин. М.: Аспект Пресс, 2009
library -> Американское коммуникативное поведение / Под ред. И. А. Стернина и М. А. Стерниной. Воронеж, 2001


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   41


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница