Обидина Ю. С. (г. Йошкар-Ола) Социокультурные аспекты представлений о бессмертии человека как фактор культурной динамики современного общества



Скачать 119.77 Kb.
страница1/2
Дата25.05.2018
Размер119.77 Kb.
  1   2

Обидина Ю.С.

(г. Йошкар-Ола)

Социокультурные аспекты представлений о бессмертии человека как фактор культурной динамики современного общества


Проблематика, связанная с выявлением социокультурных и гносеогенных условий возникновения иммортологических практик, является составной частью различного рода исследований, посвященных идеям смерти и бессмертия. Интерес к ним выделился в самостоятельную и с каждым годом расширяющуюся исследовательскую отрасль. За это время выяснены многие стороны представлений о феноменах жизни, смерти и бессмертия. Теоретическая культурология выработала определенный набор аксиоматических предпосылок и базовых оценок, соответствующих современным требованиям теории социокультурного процесса.

Осознание человеком своей смертности и стремление к бессмертию - это не только его антропогенное свойство, но и тот принципиальный источник активности, который создает культурный механизм, идеологию конституирования всего социокультурного процесса. О.М. Борецкий подчеркивает: «Если предельным основанием смысла жизни является борьба со смертью, то культура как смыслообразующий центр человеческого существования призвана решать проблему бессмертия. Смысл общества и культуры в трансцендировании, преодолении смерти» [4, 34].

В своих поисках смысла жизни и смерти человек опирается на матрицы, предоставленные ему данной культурой. О.С. Суворова отмечает, что при осуществлении любой смыслосозидающей деятельности «человек опирается на ранее расшифрованные им смыслы (мира, «другого», самого себя), по-новому интерпретирует их, что и ведет к порождению новых смыслов, иными словами, определение смыслов носит творческий характер» [16, 56]. Но если биологический и социальный смысл она обретает применительно к надиндивидуальным образованиям (выживание биологического вида homo sapiens или бесконечность существования и прогрессивного развития человечества), то в плане культуры данные смыслы раскрываются путем трансляции культурного опыта, приращением новыми смыслами.

Позиция, достаточно характерная для социокультурной практики наших дней, получила своеобразную интерпретацию в экзистенциалистской философии. Согласно взглядам Э. Фромма, В. Франкла и др., вся жизнь человека предстает как процесс саморождения, осознание неизбежности конца стимулирует стремление к самосовершенствованию. Тем самым смерть оказывается фактором, способствующим внутреннему развитию человека, а следовательно, и созиданию культурного, исторического мира. «Смерть, ограничивая жизнь во времени, не лишает ее смысла, а скорее является тем самым, что составляет смысл жизни» [17, 197].

Утрата же смертью ее традиционного места в общественном сознании оказывает огромное влияние на всю современную культуру. Происходит трансформация социальной памяти. Здесь кстати прозвучат слова Н.А. Бердяева, который справедливо утверждал: «Проблема бессмертия – основная, самая главная проблема человеческой жизни, и лишь по поверхности и легкомыслию человек об этом забывает…» [9, 118].

Как уже отмечалось, образы смерти и бессмертия заимствуются человеком из сферы культуры. С этой точки зрения культура современного постиндустриального общества не только не утратила интереса к данной проблематике, но и разными путями шла к решению кардинальных вопросов мироздания. С одной стороны, происходит вытеснение смерти из сознания современного человека, ее деперсонализация. С другой – растет ощущение трагизма в ощущении смертности, увеличение разного рода фобий и истерий. Но эти процессы в культуре и обществе – амбивалентны, они идут рука об руку с осмыслением человеком своей сущности, человеческого «Я».

Об амбивалентности данных представлений и пишет О.С. Суворова. Она отмечает, что «вместе с тем оборотной стороной деперсонализации смерти становится увеличение трагизма в ее восприятии. Именно этим, видимо, объясняется характерный для нашего времени синкретизм в способах защиты от страха смерти, возрождение всех ее форм, созданных в истории культуры – как западной, так и восточной. Сложившаяся ситуация стимулирует возобновление интереса к феномену смерти – интереса, все в большей степени проявляющегося и в массовом сознании, и в искусстве, и в философии» [16, 59].

А в последнее время, еще и в науке. Не случайно, конец прошлого столетия стал веком рождения целого ряда наук так называемой «смертнической» проблематики. «Танатология» - наука об умирании, «иммортология» - наука о бессмертии, «геронтология» - наука о старении и поиске методов продления жизни, «ювенология» - наука о сохранении молодости и поиске подходов к ее продлению, «лонгевистика» - наука о продлении жизни животных и человека. Человечество реально замахнулось на решение тех вопросов бытия, которые ранее полагались лишь областью трансцендентного. М.В. Соловьев считает, что в скором времени (возможно, уже в середине XXI в.) появится Homo longevus (или Homo immortalis), т.е. человек, для которого потенциально бесконечная жизнь будет нормой [14]. Возникает вопрос, как результаты этих наук скажутся на современной социальной и культурной парадигме.

Страх смерти – вторая натура человека, которая эксплуатируется социальными институтами и является самой глубокой формой господства над личностью. Опасность лишения жизни, ее умаление – эффективный инструмент угнетения человека в современном обществе.

Рассуждая о мировоззренческом смысле идеи бессмертия, о разных подходах и способах исследования этих вопросов методами различных наук, становится очевидным, что выявляется сквозной, системообразующий характер рассматриваемой проблемы. По словам С.Г. Спасибенко, «По-существу, она затрагивает все стороны существования культуры и человека и является выражением основного культурного противоречия между обществом и личностью, а соответственно и основного противоречия культурологической науки с ее ценностно-мировоззренческим отношением культурных реалий» [15, 174].

Хотелось бы подчеркнуть, что развернувшийся в этом тематическом поле дискурс начала XXI века радикально отличается от прежних представлений человека, поэтому необходимо очертить структуру современных взглядов, а также понять особенности отношения нынешнего человека к проблемам смерти и бессмертия.

Современные интенции данной проблематики не столь однозначны. В.А. Кутырев пишет, что «при первом восприятии идеи бессмертия она предстает выражением полного и окончательного торжества жизни. Как апофеоз бытия. В этом качестве ее можно считать высшей ценностью, самой заветной утопией человечества.

Действительно, мечты о бессмертии родились вместе с человеком, с его культурой и осознанием смертности. «Кто не боялся смерти, не думает о бессмертии. В самых древних мифах о будущем так или иначе присутствуют надежды на продолжение жизни. Главное достоинство рая – статус вечности» [11, 77].

Рассуждая о современном состоянии развития иммортологии, В.А. Кутырев отмечает, что «живому, смертному, чувствующему человеку, разум которого служит жизни, противостоит абиотический бессмертный, саморазвивающийся интеллект. Именно этот процесс абиотизации бытия продуцирует надежды на «бессмертие по-научному», наиболее эффективно маскирующее процесс вытеснения живых людей техникой. Попутно «решается» и экологическая проблема: автотрофному, бессмертному, бесполому существу земная природа не нужна – ни внешняя, ни внутренняя. Искусственный интеллект действительно космичен и может функционировать на любой основе. Благодаря замене разумной жизни абиотическим разумом снимается также вопрос об индивидуальности существования. Ведь главная причина осознания себя чем-то отдельным, личностью является факт возникновения и исчезновения, рождения и смерти. С его устранением исчезают временные границы вычленения элементов внутри целого, чем и объясняется мода на трансперсональную, т.е. безличную, психологию и совокупный интеллект» [11, 80].

Современная иммортология ставит перед собой задачу продолжать поиск путей и средств радикального продления человеческой жизни с целью устранить, в конечном счете, ее видовые границы с непременным сохранением оптимальных параметров телесной и духовной жизнедеятельности. Именно данное направление научного поиска видится сегодня представителям этого направления наиболее реалистичным и перспективным. Однако обращение к истории культуры убедительно свидетельствует, что эти благие идеи несут в себе массу неразрешимых противоречий. Если человек будет жить вечно, кто будет в ответе за будущие не родившиеся поколения людей. Ведь природа, как известно, мстит людям очень жестоко за вмешательство в ее первозданный мир. Е.Ю. Сиверцев отмечает, что «человек не может жить вечно. Смерть есть необходимое биологическое условие сменяемости индивидов, без которой человеческий род превратится в огромный, инертный монолит» [13, 167].

Л.Е. Балашов считает, что «жизнь не является в отдельности ни смертной, ни бессмертной. Она борется со смертью за бессмертие. Жизнь соединяет и разделяет их, т.е. создает и разрешает противоречие между смертностью и бессмертием. Стрела жизни направлена от смертности к бессмертию». Он также считает, что абсолютное индивидуальное бессмертие невозможно, но возможно и реализуемо бесконечное приближение к идеалу абсолютного бессмертия. Это бесконечное приближение Л.Е. Балашов называет «деланием» бессмертия» [1].

В последнее время вновь поднимаются вопросы социального бессмертия. В частности, они подробно исследуются С.Г. Спасибенко. Большое внимание социальному бессмертию уделял и В.М. Бехтерев. Он считал, что «это бессмертие необходимо и неизбежно вытекает из положения о неисчезании энергии во внешнем мире» [3, 237].

По мнению В.М. Бехтерева, влияние личности продолжается и после ее смерти. «При этом речь идет не о бессмертии индивидуальной человеческой личности в ее целом, которая при наступившей смерти прекращает свое существование как личность, как особь, как индивид, а о социальном бессмертии ввиду неуничтожаемости той нервно-психической энергии, которая составляет основу человеческой личности, или, говоря философским языком, речь идет о бессмертии духа, который в течение всей индивидуальной жизни путем взаимовлияния как бы переходит в тысячи окружающих человеческих личностей, путем же особых культурных приобретений распространяет свое влияние далеко за пределы непосредственных отношений одной личности к другой, и притом не только при одновременности их существования, но и при существовании их в различное время, то есть при отношении старших поколений к младшим. Можно сказать, что личность всеми своими сторонами и индивидуальными особенностями как бы переливается в целый ряд других личностей, с ней сосуществующих и за ней следующих» [3, 238].

Таким образом, проблемы бессмертия не носят академический характер, они являются проявлением специфики отношения человека к миру. Корректность научного дискурса требует, прежде всего, определения категориального статуса понятий, которыми обозначаются рассматриваемые нами явления.

По мнению Г.Д. Бердышева [2, 7-8], в проблеме бессмертия человека выделяют, наряду с естественно-научным, биологическим и социально-мировоззренческим, также социально-творческий аспект, который обычно связывают с бессмертием личности человека, продолжающей жить в созданных им творениях ума и духа, в результатах его труда и борьбы. Человек как индивид умирает, но созданные им творения, характеризующие его личность, продолжают жить в веках.

Для того чтобы систематизировать огромный материал, накопленный человеческой мыслью и культурой, можно выделить два основных, альтернативных по своей сути подхода к рассмотрению и практическому решению проблем смерти и бессмертия в современном трансформирующемся обществе.

Первый подход можно назвать, по определению С.Г. Спасибенко [15, 72], пессимистическим (Л.Е. Балашов называет его смертническим [1, 14]). В центре внимания этого подхода – вера в бессмертие в потустороннем загробном мире. Причем качество этой загробной жизни определяется качеством жизни земной. Второй подход можно назвать, в противовес первому, оптимистическим. Бессмертие видится в социальном, духовном плане, и как итог – в личностно-индивидуальном. Оптимистический подход к пониманию бессмертия отстаивается учеными, представителями различных областей знания. Это и зарубежные и отечественные философы-гуманитарии [6], и исследования естествоиспытателей [7-8], и научные изыскания русских космистов.

Оба подхода имеют глубокие исторические, философские, социальные и культурные корни. От выбора подхода, в данном случае, во многом зависят социальные смыслы деятельности.

И.В. Вишев подчеркивает, что «ни одна из известных альтернатив современной концепции практического бессмертия человека не выдерживает сколько-нибудь серьезной научной критики, любая из них не устраняет факта фатальности смерти и неизбежно связанных с ней трагедий» [5].

Хотелось бы отметить, что, собственно говоря, и современная концепция практического бессмертия не выдерживает критики не только с точки зрения морально-этических норм, но и социальных, экологических и, самое главное – культурных. Речь идет не только о культурном кризисе. Проблема здесь намного серьезнее и глубже, поскольку затрагивает процесс превращения человека в «иного». Поскольку постчеловек уже не является человеком как таковым, культура как сфера человеческой деятельности прекратит свое существование.

Поскольку одна из главнейших функций культуры – трансляции культурного опыта, то один из важнейших вопросов здесь - проблема взаимоотношения поколений, проблема социальной памяти. Через взаимоотношение поколений можно ответить и на один из смысложизненных вопросов: Как научиться жить здесь и сейчас, принимая очевидность границ земного существования?

Поскольку проблема в любом случае остается, следует настойчиво продолжать поиск путей выхода из мировоззренческого тупика, связанного с превалированием научных подходов к проблеме бессмертия человека.

Все это говорит о том, что наука уверенно приближается к решению заветной мечты человечества – мечты о бессмертии. Но мы не можем согласиться с тем, что главная проблема и трудность в осуществлении этой задачи – опасение, что биологическое бессмертие обострит и без того крайне напряженную проблему перенаселения нашей планеты. Действительно, ситуация, при которой жизнь человека может продолжаться бесконечно долго, немыслима. Но отнюдь не по этой причине. Ибо бессмертные люди, по определению В.А. Кутырева, «автотрофны и бесполы» [11, 80]. Мало того, «меняется и вся культура, содержание эмоциональной и духовной сферы, меняются ценности и моральные нормы. Так пролагает себе дорогу «новый человек» [11, 80].

Часть имморталистов осознает, что личностного бессмертия быть не может. В частности, Б.М. Полосухин писал, что «при единственности земной жизни, в отсутствие тривиально понимаемого бессмертия – это на самом деле единственный логически обоснованный выбор. Можно говорить о нравственности, об ответственности перед будущими поколениями, но в лучшем случае – это предначертанная декларация, к реализации которой следует стремиться, а в худшем случае – пустая риторика, к которой никто не прислушивается. Ни нравственность, ни ответственность не падают с неба, они обусловлены, в конечном счете тем, как человек понимает и принимает жизнь, как он понимает и принимает смерть» [12, 103].

Другая часть имморталистов считает, что продление жизни на неопределенно долгий срок является лишь естественным путем человечества к эволюции и прогрессу. Социальные же системы должны постепенно приспособиться к тем изменениям, которые принесет с собой продление жизни.

Совершенно очевидно, что услуги по продлению жизни будут стоить колоссальных средств, и позволить себе такое удовольствие смогут далеко не все. А лишение большей части населения возможности получить бессмертие и приведет к появлению самой значимой, с моральной точки зрения, социальной несправедливости.

С точки зрения рассмотрения научного варианта бессмертия возникает и онтологическая проблема – потеря интереса к жизни. Ее достаточно четко сформулировала героиня произведения К. Чапека «Средство Макропулоса». Да, действительно, можно согласиться с положением, что большинство людей живет, совершенно не задумываясь о смысле жизни. Однако именно конечность существования заставляет человека рано или поздно ставить перед собой такой вопрос.

Аргумент о том, что многие выдающиеся мыслители, ученые, писатели уходят из жизни, не успев до конца реализовать своего творческого потенциала, из-за чего человечество несет колоссальные потери, не выдерживает, на наш взгляд, никакой критики. Возникнет ли стимул к этому потенциалу – успеть как можно больше за такой короткий и срок и сделать жизнь яркой и насыщенной, если человек будет уверен, что его жизнь будет продолжаться вечно, и ему незачем доказывать свое превосходство над природой и над другими людьми, не нужно «обессмерчивать» свое имя в веках, не нужно ничего оставлять в назидание своим потомкам, так как их просто не будет как таковых? Ему не нужно будет утверждать свое «Я», искать свое место в социуме, мечтать и бороться? Ответ очевиден – нет причин для такого стимула. Лишь абсолютизированный эгоизм. А для подлинно нравственной личности бессмертие приемлемо лишь как всеобщее, универсальное бессмертие.

Таким образом, в науке важно заложить основы нового дискурса, сформировать проблемное поле, куда могут приходить исследователи [10, 35]. Важно также, чтобы это проблемное поле было сформировано представителями разных направлений, что позволит выработать адекватные концепции для анализа культурной и социальной реальностей современного мира.




Каталог: fr
fr -> Великую землю
fr -> С, Шмидт Ю. А. Актуальные проблемы современной молодежи
fr -> Элективный курс «философские беседы»
fr -> Л. А. Вербицкая (председатель), В. В. Василькова, И. А. Дементьев, Н. А. Головин
fr -> Традиционное церковное1 образование в Эфиопи и
fr -> Культурно-историческая школа, направление в искусствоведении, преимущественно в литературоведении, возникшее в середине 19 в
fr -> Знамя мира как три формы времени в круге вечности
fr -> Символический интеракционизм (лат -взаимодействие) теоретике-методолог, направление преимущественно в амер социологии, социальной психологии и культурологии, сформировавшееся в Чикаго в 20-30-х гг С. и


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница