«О текущем моменте», №4 (64), 2007 г. Российская академия наук против лженауки? — “Врачу”: исцелися сам… Столетию со дня рождения и доброй памяти Ивана Антоновича Ефремова1 посвящается



страница1/12
Дата21.05.2018
Размер1.14 Mb.
ТипБюллетень
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


«О текущем моменте», № 4 (64), 2007 г.

Российская академия наук против лженауки?
— “Врачу”: исцелися сам…


Столетию со дня рождения и доброй памяти Ивана Антоновича Ефремова1 посвящается.

1. Борьба с лженаукой — вопрос “тонкий”…

Как сообщило 30.03.2007 г. радио “Свобода”, Российская академия наук (РАН) решила заняться борьбой с распространением в обществе лженауки:

«Издан Бюллетень № 1 Комиссии Российской академии наук по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований. Он содержит статьи, рецензии и обращения в правительство РФ и средства массовой информации, направленные на разоблачение псевдо- и антинаучной деятельности, на сохранение и развитие подлинной науки в России. Сборник назван: “В защиту науки”» — сообщается на сайте радиостанции (И.Смирнов. “Бюллетень комиссии по борьбе с лженаукой. Учёные защищаются и атакуют”:



http://www.svobodanews.ru/Article/2007/03/30/20070330125156547.html).

Изданному ещё в 2006 г. сборнику служитель “свободы” Илья Смирнов дал высочайшую оценку:

«Образцы фельетонов вы найдёте в бюллетене Комиссии. Поверьте, естествоиспытатели хорошо пишут по-русски, без культурологической зауми, живо и убедительно. Вот портреты предприимчивых граждан, которые своими учёными степенями подпирали секту Грабового. Вот новая «наука» в кавычках на базе синергетики. Вот старая добрая астрология, взялась определять для военного ведомства гороскопы кораблей. Кстати, успешно предсказывает! Только не до аварии, а после. Вот замечательные патенты, выданные… нет, не за взятку, а в соответствии с законом: «в статье № 4 Патентного закона… в перечне нет требования приемлемости заявки с точки зрения современной науки». Здорово, да? Вот другая тёплая компания — философов «полимундистов». Они под лозунгом «отказа от сциентистского подхода» развивают «новые концепции естествознания». «Опыт бодрствования, сновидений, опыт чувственный, интеллектуальный, мистический, опыт наркотических опьянений… — всё это в той или иной степени действительно…» В результате, «выводы науки и любой бред являются лишь равноправными «текстами»… Заметьте, что распространяется сей «опыт» официальными кафедрами философии (бывшей марксистско-ленинской, ныне — оккультно-наркотической) за счёт налогоплательщиков. Соответственно, я понимаю, почему в превосходной статье доктора физико-математических наук Юрия Николаевича Ефремова «Естествознание и квазифилософия» содержится нелестный пассаж про науки гуманитарные: мол, нет у них «объективного критерия истины»2. Позволю себе заступиться: кроме конъюнктурщиков, есть ведь и настоящие историки или, например, лингвисты, составившие родословные языков. У них с объективными критериями всё в порядке. И их надо активнее привлекать к работе Комиссии» (И.Смирнов. “Бюллетень комиссии по борьбе с лженаукой. Учёные защищаются и атакуют”:

http://www.svobodanews.ru/Article/2007/03/30/20070330125156547.html).

Однако обратимся к самому “Бюллетеню”. В предисловии сборника, читаем:

«Молодое российское государство постепенно выходит из фазы бандитского капитализма. Однако надвигается новая напасть — власти теперь взялись за реформирование науки, культуры и образования. Понимают ли они, что, мягко говоря, странные и невнятные реформы, которые они пытаются проводить в жизнь, ведут к снижению уровня образования и культуры? Что же касается науки, то у многих высокопоставленных чиновников довольно явственно прослеживается наплевательское отношение к её судьбе одновременно с неподдельным интересом к собственности научных учреждений. Если чиновниками удастся взять собственность науки в свои руки, то с большой вероятностью наука будет уничтожена. Коррумпированное чиновничество найдёт этой собственности более достойное применение, что обеспечит чиновникам (не государству!) не малые дивиденды. Ну, а наука будет заменена суррогатом: сегодня можно без труда получить любой документ, не прикладывая больших усилий, будь то аттестат зрелости, диплом об окончании любого вуза, аттестат профессора, диплом кандидата либо доктора наук. “Выпечка” кандидатов и докторов наук с диссертациями “под ключ” и даже с защитами подобных диссертаций в специально организованных декоративных учёных советах приняла небывалые масштабы1. Всё это заведомо криминальный бизнес, приносящий мошенникам ощутимые доходы, но государство делает вид, что ничего страшного не происходит.

Многие так называемые общественные академии штампуют своих “кандидатов”, “докторов” и “профессоров”, разумеется не бесплатно. Здесь правительство ограничилось полумерами, запретив признавать дипломы общественных академий в качестве официальных документов в государственных учреждениях. А то, что дипломы этих “академий” как две капли воды похожи на государственные, выдаваемые Высшей аттестационной комиссией (ВАК), и что только в микроскоп можно углядеть разницу, такие “мелочи” правительство в своём постановлении проигнорировало. К чему всё это ведёт — догадаться нетрудно. Деградирует образование, Митрофанушки2 с купленными степенями и званиями приникают в органы управления страной. Сегодня едва ли не каждый второй высокопоставленный чиновник значится кандидатом1 или доктором наук. Кто из них настоящий — понять невозможно…

Вот иллюстрация, как говорится, по горячим следам. 24 апреля 2006 г. правительственная “Российская газета” опубликовала статью заместителя секретаря Совета безопасности РФ Н.Спасского «Готовясь к “восьмёрке”»2. Автор предлагает перед встречей в верхах “проинвентаризировать некоторые исходные позиции”. Среди прочего он пишет о “приближающемся прорыве в энергетике (управляемый термоядерный синтез, водородная и вакуумная энергия)”. Возникает нехорошее подозрение, что ответственных чиновников Совбеза консультируют либо люди, не обременённые современными знаниями, либо мошенники. До сих пор энергию из вакуума “извлекали” журналисты из самых низкопробных изданий жёлтой прессы. На государственном уровне таких заявлений ещё не было…

(…)


Теперь ещё об одной беде. Лженаука во всех её мыслимых и немыслимых обличьях сегодня свободно гуляет по России. Разумеется, речь не идёт об отдельных наивных “открытиях” фантазёров-одиночек. Современное околонаучное шарлатанство стало системным явлением, по большей части организованным, имеющим свои фирмы, центры и даже “академии”. В нашей сегодняшней действительности эти “учёные” чувствуют себя, как рыба в воде. Обманывают стариков, выдавая всевозможные пустышки за панацею. (…) Околонаучные шарлатаны обманывают бизнесменов и государственные предприятия, обещая им тепловые приборы с КПД 150, 300 и даже 1000 процентов! Конкретная цифра зависит от наглости “авторов”, а нарушение закона сохранения энергии их не смущает.

Об этом неловко писать, но экстрасенсы и астрологи разных мастей находили поддержку в администрации Президента России, в Министерстве обороны.

(…)

Для достижения своих корыстных целей идеологи лженауки утверждают, что “официальная научная парадигма” устарела, что настаёт эра нового знания, в которой “догматической науке” не будет места. Тотальное наступление на подлинную науку ведётся не только адептами лженауки. За спиной врагов науки — мощное “философское” обоснование3, имеющее корни, — анархистские концепции постмодернизма, отрицающие существование объективной истины и объявляющие результаты науки продуктами сговора учёных.



(…)

Что касается ординарной лженауки, в большинстве случаев возникает впечатление, что её адепты просто не воспринимают любые факты, опровергающие их любимую идею. Синдром id­­­ée fixe — навязчивой идеи — хорошо известен в психологии: одержимых такими идеями людей невозможно переубедить. Законы логики написаны не для них. (…)

Некоторые из плодов лженауки — результат искренних заблуждений; некоторые являются итогом усилий людей, стремящихся урвать средства из бюджета страны. Заблуждающихся и, тем более, больных людей наказывать грех, но активность авторов сомнительных разработок, направленная на немедленное выделение государственных средств, должна безусловно пресекаться, а мошенники, сумевшие добраться до казны, должны преследоваться по закону, как заурядные аферист.

Авторы псевдонаучных работ обычно сетуют, что официальная наука их не признаёт, как не признавала когда-то генетику и кибернетику. Давление тоталитарного государства действительно может препятствовать развитию настоящей науки и даже поддерживать псевдонауку, но в нынешней России государство наукой мало интересуется, а научное сообщество свободно от каких бы то ни было указаний “партии и правительства”. Никакой официальной науки не существует, есть только наука и не-наука. Пропаганда лженауки однако вредна для государства и опасна для общества. Запретить её нельзя, но можно и нужно противопоставить ей научное знание, необходимо просвещение не только народа, но и СМИ, и чиновничества. Псевдонаука всех мастей широко распространена и на Западе, но там ей противостоят хорошо организованная научная общественность и активная пропаганда достижений реальной науки в средствах массовой информации»1 (Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований РАН. “В защиту науки”. Москва, «Наука», 2006, Бюллетень № 1, 2006, 182 стр. Приводится по публикации в интернете на сайте:



http://vivovoco.astronet.ru/OUTSIDE/BULLETIN1.PDF).

Вот такие мрачные перспективы нарисовала редколлегия Бюллетеня. Однако тема борьбы Академии наук с развитием и распространением в обществе лженауки не нова. Ещё в бытность СССР газета “Правда” (орган ЦК КПСС) 15.03.1991 г. в своей публикации о ежегодном общем собрании АН СССР привела текст записки, направленной в президиум собрания академиком А.Александровым:

«В докладах ничего не сказано о борьбе Академии наук с лженаукой. Она завоёвывает всё новые и новые позиции. Это самый страшный враг настоящей науки. Академия должна организовать борьбу с лженаукой. Уходить от этого вопроса — трусость».

Хорошо понимая, а как минимум просто чувствуя, что Академия наук не может бороться с тем, что она сама же и порождает, благонамеренно “честному” в этом вопросе академику А.Алек­сан­дрову ответил ещё более “честный” академик Г.Месяц:

«Сейчас огласили записку о колоссальном разгуле лженауки. Говорили о том, что сами учёные допускают резкие нападки на академию. Критика вполне допустимая, но самим учёным нужно быть ответственными людьми, когда мы затрагиваем такие ТОНКИЕ ВОПРОСЫ (выделено нами при цитировании)».

2. В чём “тонкость” вопроса?

“Тонкость” вопроса о лженауке разъясняет прижившаяся в научных кругах с конца 1950 х гг. поговорка: «учёным можешь ты не быть, но кандидатом быть обязан…», — характеризующая изрядную долю защищаемых диссертаций на соискание учёных степеней для начала — кандидатов, а потом — и докторов тех или иных наук. Её дополняет ещё одна шутка учёных: «диссертация — пространное заявление о повышении зарплаты»1.

Так профессиональный «фольклор» говорит о том, что дело распространения лженауки в обществе уже давно зашло достаточно далеко и, что к генерации и распространению лженауки в обществе причастны сама Академия наук (т.е. многие “выдающиеся” деятели науки и техники персонально), учёные советы по присуждению степеней в вузах, НИИ и КБ, и надзорный над всеми ними орган — ВАК (т.е. члены экспертных советов ВАК персонально).

Соответственно вопрос о лженауке в самой же Академии наук перестанет быть “тонким”, если выявить принципиальное различие между наукой и лженаукой, а потом посмотреть на развитие обоих социальных явлений в жизни общества как таковых2.

Вопреки тому, что декларируют упомянутые академиками в предисловии к сборнику анархистствующие философы-постмодернисты и «полимундисты», которых академики почему-то не могут поставить на место, просто возбудив дело о дисквалификации (ВАК — должна иметь и «задний ход»), объективная истина, как составляющая объективной реальности существует. Но наряду с объективной истиной существует субъективизм людей, как персональный так и корпоративный, вследствие которого мнения людей об объективной реальности и протекающих в ней процессах в большей или меньшей мере в силу разных причин отдаляются от объективной истины или просто затмевают её, как это происходит в психике разнородных агностиков и солипсистов. Уклонение от истины могут иметь место как в принципе, когда мнение просто вздорно, так и в прикладных задачах, когда мнение, адекватное объективной истине в одних обстоятельствах (условиях), возводят в ранг пресловутой объективной истины в других обстоятельствах, характеризуемых иным набором параметров (к этому мы вернёмся далее в разделе 5.4 при рассмотрении второго начала термодинамики), или при иных значениях тех же самых параметров3.

Поэтому в науке объективны только результаты наблюдений и экспериментов настолько, насколько сам наблюдатель или экспериментатор не вносит искажений в течение наблюдаемого им процесса или проводимого эксперимента. Всё остальное в науке — исключительно субъективные интерпретации наблюдений над естественным течением процессов и над проводимыми экспериментами. Эти субъективные мнения могут оцениваться:


  • как объективно научные, если на их основе можно вырабатывать решения с предсказуемыми последствия и проводить эти решения в жизнь, получая на выходе обещанный теориями результат;

  • и как объективно лженаучные, если на их основе необходимые в жизни решения либо невозможно выработать, либо осуществление выработанных решений приводит к последствиям, непредсказуемым или прямо противоположным ожидаемым.

* * *

Это разграничение результатов действий на основе науки и лженауки выражается в чеканной формуле: «практика — критерий истины».

И практика является критерием истины, не знающим исключений, для всех научных дисциплин от естествознания через гуманитарные дисциплины до богословия включительно (в последовательности, понятной атеистам) и от богословия через гуманитарные дисциплины до естествознания и его приложений (в последовательности, понятной для людей религиозных1).

Собственно говоря, это разграничение результатов практической деятельности на основе субъективных мнений и разделяет объективно науку и лженауку.

Но, сделав этот вывод, надо вспомнить о субъективизме, который может быть сколь угодно ошибочным, вследствие чего истинная наука может представляться ему вполне искренне лженаукой, а лженаука — истинной наукой.

Поскольку и наука и лженаука выражают себя в текстах, то один из аспектов такой ошибочности субъективизма проистекает из неспособности индивидов извлечь из текста тот смысл, который в него закладывал автор. Вариантов два:



  • Индивид осознаёт, что за словами и символами читаемого им текста он не видит образов тех явлений, о которых текст повествует. В этом случае есть предмет для разговора и уточнений, что именно и как человек не понимает и что необходимо ему предоставить дополнительно, что бы он понял текст адекватно.

  • И более тяжёлый случай, когда индивид в процессе чтения текста, вместо того чтобы соображать (т.е. генерировать те образные представления, которых у него нет на момент обращения к тексту), видит за текстом те образы, которые у него уже связаны со знакомыми ему словами и символами, но при этом не осознаёт факта замещения отсутствующих у него образных представлений теми, что у него уже были. Он прочитал текст и “понял” его, но это понимание — неосознанно извращённое. Потом, вспомнив о том, что «практика — критерий истины» он будет соотносить воспринятое им извращённое понимание с жизнью и убеждаться, что прочитанный им текст — ошибочен либо заведомо ложен. А если текст адресован не только ему, то в его неадекватности жизни он будет убеждать и других его читателей. Если понимание носит такой извращённый характер, то канал связи с индивидом на основе членораздельной изустной либо письменной речи (а иногда и письменной, и изустной одновременно) оказывается практически неработоспособным. В этом случае требуется индивида научить чувствовать себя и осознавать внутреннюю работу его психики. Но это отдельная тема.2

Но если субъективизм хронически не способен различать науку и лженауку, то происходит то, о чём на протяжении веков говорили все противники агностицизма и множественности истин: действующие на основе лженаучных представлений совершают ошибки, несовместимые с продолжением жизни их самих или их культур и исчезают с исторической сцены — как сказано в Коране: «… предположение ни в чём не избавляет от истины» (10:36)1. Если же искать глубинно-психологические причины этому, то они лежат в устойчиво порочной нравственности субъектов, бездумно возводящих умышленную ложь и фальшь в ранг Правды-Истины, и навешивающих на Правду-Истину ярлык умышленной лжи и фальши.

Бог искореняет неправедность. Об этом прямо говорится в Коране, сура 7:

«181. Из тех, кого Мы сотворили, есть народ, который ведёт истиной и ею творит справедливость. 182. А тех, которые считали ложью Наши знамения, Мы низведём так, что они не узнают. 183. И Я даю им отсрочку: ведь Моя хитрость — прочна. 184. Неужели они не размыслили, что у их сотоварища2 нет одержимости? Он ведь — только ясный увещатель. 185. Неужели они не размышляли о власти над небесами и землёй, и обо всём, что создал Бог, и том, что, может быть, приближается их предел? В какое же повествование после этого они уверуют? 186. Кого сбивает с пути Бог, тому нет водителя, и Он оставляет их скитаться слепо в их заблуждении».

В 1969 г. писатель-фантаст и учёный (геолог и палеонтолог — палеонтология без знания геологии невозможна) И.А.Ефремов писал своему другу американскому палеонтологу Эверету Олсону:

«Мы можем видеть, что с древних времён нравственность и честь (в русском понимании этих слов) много существеннее, чем шпаги, стрелы и слоны, танки и пикирующие бомбардировщики. Все разрушения империй, государств и других политических организаций происходят через утерю нравственности. Это является единственной причиной катастроф во всей истории, и поэтому, исследуя причины почти всех катаклизмов, мы можем сказать, что разрушение носит характер саморазрушения.

Когда для всех людей честная и напряжённая работа станет непривычной, какое будущее может ожидать человечество? Кто сможет кормить, одевать, исцелять и перевозить людей? Бесчестные, каковыми они являются в настоящее время, как они смогут проводить научные и медицинские исследования? Поколения, привыкшие к честному образу жизни, должны вымереть в течение последующих 20 лет, а затем произойдёт величайшая катастрофа в истории в виде широко распространяемой технической монокультуры, основы которой сейчас упорно внедряются во всех странах…» (Приводится по тексту книги А.Константинова “Светозарный мост” 2 издание по публикации на сайте:



http://noogen.2084.ru/Efremov.htm).

Если в приведённом фрагменте под нравственностью понимать не нравственность вообще, не определённую по содержанию представлений о Добре и Зле, а именно праведность как предопределённый Свыше идеал нравственности всех людей, на основе идентичности нравственных стандартов в отношении себя и других, — то по сути в приведённом отрывке письма И.А.Ефремов выразил иными словами то же самое, о чём предостерегает Коран — «практика — критерий истины»…


* *
*

Для нас самым удивительным в приведённых фрагментах предисловия к Бюллетеню № 1 “В защиту науки” было то, что защитники науки ссылаются на логику, хотя уж кому, кому, а настоящим учёным должно быть известно и со школьной скамьи (теоретически — все принадлежат к поколению, когда диамат проходили в школах и вузах, сдавали «кандидатские минимумы»), и по своей научной деятельности (практически), что именно практика — критерий истины, а вот логика способна доказать что угодно, в зависимости от того, какие исходные данные под видом истины в неё заложат.

В сборник, кроме предисловия и справок об авторах включены 20 работ, но ни одна из них не даёт ответа на вопрос: чем в принципе наука отличается от лженауки? — хотя в них приводится много конкретных примеров проявлений и популяризации того, что с субъективных позиций РАН является лженаукой, однако делается это не всегда убедительно.

Поэтому складывается впечатление, что “тонкость” вопроса защиты науки и борьбы с лженаукой ещё со времён АН СССР и РАН наших дней одна и та же, и состоит она в том, чтобы избегать универсальных методологических критериев разграничения науки и лженауки в их конкретных проявлениях.

3. Практика — критерий истины… и это очень печально для РАН

Так получилось, что все авторы статей в упомянутом Бюллетене — естествоиспытатели: физики, астрономы, техники, один причастен к биологии (хотя и кандидат физ.-мат. наук, но работает в Институте высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН). Возможно, что как профессионалы в своих областях специализации они действительно состоялись, а не только являются обладателями дипломов о присвоении им соответствующих учёных степеней и званий. Но если выйти за пределы узкой профессиональной специализации и действительно стать на гражданскую позицию (государство, общество — это мы), то чисто по-общече­лове­чески — т.е. всем — должно быть понятно следующее.



ПЕРВОЕ:

  • лженаука в силу субъективизма людей, склонного к ошибкам и доходящего до принципиального нежелания переоценивать свои мнения, в обществе генерируется всегда;

  • но если наука здрава смыслом, в силу чего способна отвечать на практические вопросы людей, являющихся потребителями знаний, генерируемых наукой, то лженаука не может иметь массового распространения, а тем более притязать на господство над умами людей;

  • а вот если наука больна, в силу чего она не способна давать ответы на некоторые практические вопросы, значимые для множества людей, а также и для действующих политиков, то люди, подталкиваемые самой несостоятельностью науки, вынуждены искать ей альтернативу, которая может быть двоякой:

  • самостоятельно генерировать новое знание и практические навыки по мере возникновения в их жизни потребностей в этих знаниях и навыках и делать это в темпе осуществления деятельности;

  • найти «консультанта по проблеме», альтернативного профессиональным учёным, который может оказаться и шарлатаном или психопатом-графоманом, а может оказаться и научно успешным дилетантом, которому не нашлось места в профессиональной среде «больших учёных» именно вследствие нравственно-этического и (как следствие) интеллектуального нездоровья самой науки как отрасли профессиональной деятельности в этом обществе.

ВТОРОЕ:

  • Если в стране существует социологическая наука, адекватная жизни, а не лженаука под видом социологии, и если в стране есть система всеобщего и профессионального социологического образования, то в этой стране не может быть затяжного общекультурного кризиса и непреходящей хозяйственной разрухи.

  • Если в же в стране — непреходящий на протяжении десятилетий общекультурный кризис и непрестанно неэффективная хозяйственная система, то это означает, что под видом истории, социологии, философии, психологии, и экономической науки в ней процветает лженаука, на основе которой системой образования формируются неадекватные жизни представления подавляющего большинства людей, в том числе и тех, кто со временем становится чиновниками государственного аппарата, включая и сотрудников спецслужб. В таких условиях развитие науки становится почти что невозможным, но лженаука начинает процветать, поскольку в условиях хозяйственной разрухи и общекультурного кризиса она становится более надёжным источником доходов, нежели созидательные виды деятельности

Соответственно, если бы Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований РАН действительно была бы обеспокоена проблемой искоренения лженауки и развития науки, то начала бы она свою деятельность не с упоминаний «шарлатана и мошенника Г.Грабового»1, а занялась бы выявлением шарлатанов, мошенников и графоманов-недоумков2 в своём собственном отделении общественных наук, в состав которого входят: секция международных отношений, секция философии, социологии, психологии и права, секция экономики; а также и в секции истории историко-филологического отделения.

Конечно, участники этих кормушек под вывеской «отделение общественных наук РАН» + к ним злостные “историки”3 верещали бы на тему «гонений на науку, которые ведут некомпетентные в “тонких гуманитарных вопросах” грубые чиновники РАН и примкнувшие к ним естественники и технари», но практика — критерий истины, и большинство умов, достигших реальных результатов в естествознании и технике, способны войти и в понимание общественных наук. Вхождение же “гуманитариев” в проблематику естествознания и технических наук в большинстве своём невозможно, вследствие неосвоенности ими математического аппарата.

Займись естественники и технари РАН приложением не знающего исключения принципа «практика — критерий истины» к деятельности историков и отделения общественных наук РАН, то от кормушки ныне легитимных социологии, концепций международных отношений, истории, философии, психологической науки, юриспруденции, и “экономической” науки мало что останется. После этого и остальная бы лженаука пошла бы на спад вслед за сжатием её «экологической ниши» и общего нравственно-интеллектуального оздоровления общества.

4. Структура науки как сферы жизни общества

Если говорить о значимости специализированных наук в жизни общества, то большинство выстраивает такую иерархию:


  • естествознание (физика, химия, биология, геология, география, астрономия и т.п.), математика и их приложения (технические науки, медицина);

  • гуманитарные науки — история, языкознание, психология, юриспруденция и т.п.

В действительности же иерархия специализированных отраслей науки по их значимости должна быть иной.

Поскольку вся культура в исторически сложившемся виде всех её ветвей представляет собой продукт психической деятельности людей4, то наиболее значимой наукой является психология человека. Она определяет характер обществоведения, которое обязано выявить и представить обществу и государственности объективно наилучший вариант организации жизни общества в преемственности поколений. Естественно, что речь может идти только о жизни общества телесно и психически здоровых людей в ладу со здоровыми в преемственности поколений биоценозами и биосферой Земли в целом.

Обществоведение также обязано выявить факторы, которые привели в прошлом к уклонению общественного развития от выявленного идеала, и которые продолжают действовать в настоящем. Соответственно обществоведение должно породить и концепцию перехода общества к этому идеалу с целью дальнейшего развития человечества как биологического вида и культуры глобальной цивилизации.

Обязанность исторической науки — не только знать факты прошлого, но и выявить причинно-следственные взаимосвязи в течении истории в прошлом и последствия прошлых событий в современности, что необходимо для выработки и осуществления общественно полезной политики на перспективу в соответствии с концепцией развития цивилизации, которую должно дать обществоведение.

При этом надо обратить внимание, что текущая политическая жизнь общества и международные отношения, имеющие место в настоящем, непрестанно перетекают в свершившуюся историю.

Применительно к структуре РАН это означает, что историческая наука должна входить в состав отделения общественных наук, а не в состав историко-филологического отделения РАН.

Т.е. даже сама организационная структура РАН, на протяжении многих десятилетий исключающая историческую науку из отделения общественных наук, способствует разобщению социологии как таковой и исторической науки, что чревато процветанием лженауки как в истории, так и в социологии.

Сказанное о иерархической значимости частных наук не означает, что естествознанием, математикой и их прикладными отраслями можно пренебрегать, либо что их необходимо чуть ли не административно подчинить «гуманитологам»1, подобно тому, как в бытность СССР так называемые “философы” — в большинстве своём не способные освоить высшую математику, что закрывало им доступ к пониманию теорий и проблематики естествознания и социальной статистики, — на основе якобы знания ими “общих закономерностей бытия” — практически диктаторски монопольно решали, что есть в науке истина, а что — лженаука. Сказанное означает:



  • ошибки и шарлатанство в области истории и социологии имеют куда более тяжёлые последствия для общества, нежели текущие ошибки естествознания;

  • ошибки естествознания и прикладных наук на его основе обусловлены (программируются) ошибками общественных наук и шарлатанством в них, поскольку личностная культура психической деятельности является фактором, предопределяющим результаты деятельности всякого человека во всякой отрасли деятельности, включая и естествознание. При этом целенаправленное взращивание личностной культуры психической деятельности предполагает особую роль психологической науки, в основе которой должны лежать достижения естествознания, а не фантазии графоманов и психопатов (типа З.Фрейда).


Каталог: files -> analitics -> 2007
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> К вопросу о формировании специальных компетенций руководителей общеобразовательных учреждений в целях создания внутришкольных межэтнических коммуникаций
files -> Русские глазами французов и французы глазами русских. Стереотипы восприятия
2007 -> О философии и методологии познания
analitics -> Социология и психология управления программа курса и конспект лекций
analitics -> Урок, отснятый «пастырем»


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница