О становлении теории социальной работы в россии



Дата27.01.2018
Размер61.5 Kb.

УДК 364.01

М. В. Вдовина

д.с.н., профессор

кафедры теории и технологии

социальной работы

Института дополнительного профессионального

образования работников социальной сферы


О СТАНОВЛЕНИИ ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ В РОССИИ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ НАЧАЛА 1990-Х ГГ.)
В 2016 г. профессиональная социальная работа в Российской Федерации перешагнула четвертьвековой рубеж.

23 апреля 1991 г. Постановлением Госкомтруда СССР № 92 Квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и служащих был дополнен квалификационной характеристикой «Специалист по социальной работе». В целях подготовки специалистов Приказом Госкомитета СССР по народному образованию от 7 августа 1991 г. № 376 была открыта специальность «Социальная работа» в высших и средних специальных учебных заведениях. Безусловно, в стране появилась необходимость разработки собственной теории социальной работы, которая бы органично сочетала достижения мировой науки и практики в области этой профессии, достижения отечественных ученых по смежных дисциплинам, богатый исторический опыт оказания помощи нуждающимся людям, имевшийся в нашей стране.

В рамках этой статьи мы не претендуем на систематизацию и всесторонний анализ того, что было сделано отечественными учеными в начале становления теории социальной работы – этого даже не позволит объем статьи. Однако попытаемся кратко осветить основную литературу по социальной работе, изданную в начале 1990-х гг. и содержавшую разделы теоретико-методологического характера. Прежде всего, остановимся на тех положениях, которые представляются актуальными с точки зрения дальнейшего развития теории и практики социальной работы в России.

В Российской Федерации одним из первых систематизированных изданий по проблемам социальной работы стала книга коллектива отечественных авторов под редакцией д.ист.н., профессора Е. И. Холостовой «Теория и практика социальной работы: проблемы, прогнозы, технологии» [1]. Основным теоретико-методологическим положением стал анализ социальной работы как феномена цивилизованного общества. Социальная работа была рассмотрена как организаторская деятельность в социальной сфере, представляющая собой особый социальный механизм, с помощью которого можно гибко реагировать и компетентно решать социальные проблемы на всех уровнях общественной структуры, вплоть до конкретного члена общества [1, c. 11]. Авторы сборника предлагали интерпретацию объекта и предмета теории социальной работы, используя проблемно-ориентированный подход.

Уже тогда были высказаны идеи о том, что одной из целей социальной работы является закрепление или изменение социального положения личности, группы или общности; подчеркнуто принципиальное значение единства теории и практики социальной работы; акцентированы междисциплинарный характер теории социальной работы и необходимость подготовки профессиональных кадров [1, c. 11-12, 15].

Значительный вклад в становление российской теории социальной работы на том этапе внесли зарубежные авторы, чьи произведения были переведены и изданы в нашей стране.

В 1993-1994 гг. в России вышла 3-томная энциклопедия социальной работы, ранее выпущенная в США (1987 г., 18-е издание) [2]. В ней были представлены основные теоретические подходы и опыт их практической реализации, а также ряд других вопросов. Благодаря этой энциклопедии отечественная теория социальной работы дополнилась сведениями о практике применения в работе с индивидом, группой или общиной бихевиористского, психосоциального, экзистенциального, комплексного, проблемно-ориентированного, ресурсного и иных подходов, использования теорий малых групп, трансактного анализа, концепций вмешательства в кризисную ситуацию и деинституциализации, радикального направления в социальной работе и др.

Остановимся на некоторых наиболее крупных теоретических подходах и концепциях из перечисленных.



Бихевиористские методы были впервые применены американскими социальными работниками в 1960-е гг. Исходной предпосылкой служило признание взаимовлияния поведения человека и событий, происходящих в его окружении, связи поступков с тем, что происходит до и после них, а также влияния на поведение непредвиденных обстоятельств. В социальной работе бихевиористский подход характеризует следующее: 1) признание того, что внешние, поведенческие реакции в вопросах социальной диагностики и вмешательства имеют приоритет над внутрипсихическими процессами; 2) первоочередное внимание к определению ресурсов личности и ее окружения, которые способны обеспечить достижение результатов; 3) предварительное изучение предполагаемых результатов и способов их достижения; 4) четкое описание процедур диагностики и вмешательства; 5) явную связь между диагностикой и воздействием; 6) ясное представление желаемого результата; 7) интерес к оценке [2, c. 81].

Метод вмешательства в кризисную ситуацию рассмотрен американскими авторами как общепринятый в практике социальной работы и надежный при работе с людьми, находящимися в ситуации стресса. Базируется этот метод на концепции Э. Эриксона о стадиях жизненного цикла (согласно которой, при переходе с одной стадии на другую личность преодолевает психосоциальные кризисы); концепции стресса Г. Селье; концепции семейных кризисов Р. Хилла; концепции Д. Каплана о «естественных» (например, выход на пенсию и т.п.) и «случайных» (например, тяжелая болезнь и т.д.) причинах кризисных ситуаций. На основании последней концепции американскими авторами были выдвинуты два подхода к социальной работе в кризисных ситуациях – генетический и индивидуальный. Генетический подход сконцентрирован на ситуационных кризисах и кризисах взросления, которые может переживать множество людей, и с которыми вполне могут справиться рядовые профессионалы и даже добровольцы в области социальной работы. Другой подход – индивидуальный – требует более интенсивного вмешательства, и осуществлять его должны только высококвалифицированные специалисты [2, c. 110-111].

Развитие комплексного подхода в социальной работе было обусловлено тем, что социальные работники занимаются решением самых разнообразных проблем, начиная с потребностей личности и заканчивая социальной политикой, поэтому такой подход обеспечивает их универсальной концепцией, необходимой для столь многопрофильной деятельности [3, с. 19].

Приверженцы холистского унитарного, или комплексного («генералистского»), подхода к социальной работе оценивались как утилитаристы-универсалы, способные разбираться и действовать в самых различных ситуациях [3, с. 20].

Заслуживает интереса и представленная в энциклопедии концепция деинституциализации. По смыслу она близка современным идеям стационарозамещающих технологий и социального обслуживания на дому. В рамках концепции деинституциализация определяется как: 1) стремление избегать без крайней необходимости помещения людей в стационары; 2) организация подходящих альтернативных вариантов по месту проживания для размещения, лечения, профподготовки, обучения и реабилитации лиц, которых нет необходимости содержать в стационарах; 3) улучшение условий ухода и лечения по месту жительства тех, кого раньше принято было помещать в стационары. Главный принцип такого подхода – предоставить человеку право находиться не в столь ограниченных условиях существования, как в стационарах, вести нормальный образ жизни и жить настолько независимо, насколько он способен [2, c. 171].

Теория и практика социальной работы во многих странах претерпела известное влияние опыта США. Тем не менее в начале 1990-х гг. в России стали известны теоретические взгляды не только американских авторов. В 1993 г. была издана книга «Теория и практика социальной работы: отечественный и зарубежный опыт» [4], в которой были представлены интересные концепции в области теории и методологии социальной работы.

Так, по мнению канадского ученого Р. Рамзея, социальная работа – это «наука-профессия», занимающаяся не линейным исследованием динамических систем, а исследованием и деятельностью с сосуществующими и совместно эволюционирующими людьми и окружающей их средой [4, c. 96]. Предложенная Р. Рамзеем целостная глобальная модель социальной работы давала концептуальные представления о динамической взаимосвязи узловых компонентов социальной работы: 1) парадигмы социальной работы; 2) сферы практики; 3) метода; 4) пути; 5) сферы социального работника. Модель профессии, предложенная ученым, добавляла к прежним параметрам фактор времени и синергетическое взаимодействие [4, c. 103, 105].

Немецкий ученый Г. Бернгард анализировал исследовательские методы социальной работы и считал стратегию количественных и качественных эмпирических исследований главной предпосылкой для создания профессиональной науки о социальной работе. Он подчеркивал, что именно эмпирические исследования в области социальной работы являются исходным началом для разработки ее методологических, теоретических и методических вопросов [4, c. 127]. С точки зрения Г. Бернгарда, в исследованиях социальной работы следовало бы отдать приоритет качественным методам, понимаемым как анализ бытия клиента (окружающего мира, жизненного пространства). Для профессиональной социальной работы и ее научного обоснования существенное значение имеют следующие аспекты качественно-эмпирических исследований: а) ориентация на субъект; б) ориентация на понимание общего контекста событий; в) ориентация на конкретную ситуацию; г) ориентация на герменевтический анализ происходящего, то есть исследование феноменов духовной жизни человека, позволяющее определить их сущность и интерпретировать смысловое и ценностное значение [4, c. 131].

Другой немецкий ученый И. Нойфельд анализировал историю развития практических методов социальной работы в ФРГ. Методы он трактовал как систематизированный свод правил, позволяющих осуществлять социальную работу, как рамки, в соответствии с которыми социальные работники должны применять свои знания и навыки в действии, определять соответствующие критерии эффективности своей профессиональной деятельности [4, c. 135].

Социальную работу И. Нойфельд определял как специфическую форму государственного и внегосударственного воздействия на человека с целью обеспечения культурного, социального и материального уровня жизни населения. Социальная работа рассматривалась им как преемница первоначальных форм благотворительности и опеки, но при этом социальная работа – более широкое понятие, включающее также педагогические воздействия и деятельность по защите человека, оказанию ему помощи. Социальная работа направлена на практическое решение социальных проблем, на помощь социально незащищенным и малозащищенным группам населения; она также ориентирована на изменение социального поведения человека и социальных отношений [4, c. 135-136].

И. Нойфельд отмечал, что первоначально (начиная с 1960-х гг.) в ФРГ развивалась индивидуальная работа с клиентом, базировавшаяся, прежде всего, на психоанализе. Содержание социальной работы концентрировалось на проблемах оказания материальной и социально-психологической помощи индивиду. Индивидуальная социальная помощь определялась как процесс решения проблемы с целью предоставить опору и побудить клиента разобраться в проблеме и справиться со своей жизненной ситуацией. Акцентировалась адаптация индивида к его социальному окружению, но не необходимость изменения социальных условий, вызвавших критическое состояние [4, c. 137, 138].

Постепенно, как писал И. Нойфельд, в ФРГ стали распространяться методы групповой терапии и социальной работы в общине. Это было связано с изменившимся пониманием социальной работы – вместо прежних предписаний, наблюдения и контроля деятельность социального работника стала ориентироваться на активизацию собственных возможностей клиента, оказание помощи, консультирование в целях самопомощи [4, c. 138-139].

Социальная групповая работа понималась как метод социальной работы, который позволяет индивидам через наполненные определенным смыслом групповые переживания повысить свою социальную дееспособность, лучше понять и приобщиться к решению как личных, групповых, так и общественных проблем. Основу этого метода составляют междисциплинарные исследования малых групп социологией, психологией, социальной психологией, антропологией, педагогикой, теориями поведения, коммуникаций, ролей, конфликтов [4, c. 140-141].

Далее теория социальной работы в ФРГ стала включать в поле зрения общественные, организационные и семейные структуры; приобрел более широкое распространение метод социальной работы в общине. Под этим методом подразумевалось подключение действий людей, которые связаны друг с другом прежде всего территориальной близостью, которые социально ущемлены в силу общей сложившейся ситуации в рамках окружающих условий и которые пытаются устранить свое бедственное положение через совместное планирование и проведение определенных мер, приводящих к изменению общественных структур [4, c. 142-143].

Как отмечал И. Нойфельд, примерно с сер. 1980-х гг. в ФРГ классические методы социальной работы (индивидуальная помощь, групповая терапия, работа в общине) стали дополняться другими подходами – психологическими и техническими приемами диагностики клиента, его семьи, социальной микросреды; разработкой конкретных методик социальной работы, а также социально-терапевтических методов (социодрама, психодрама и др.), проблемно-ориентированных способов работы; методами целенаправленной кооперации в открытых системах с различными партнерами (от группы самопомощи до органов местной власти) и на различных уровнях. Шире стали применяться методы семейной терапии, системного подхода и т.п. [4, c. 145-146].



Завершая эту статью, отметим, что в развитии теории и методологии социальной работы наблюдается определенная преемственность: новые идеи и подходы не отвергают полностью предшествовавшие, а дополняют, развивают их [5]. Представляется, что подобная преемственность обогащает теорию социальной работы. Огромным инновационным потенциалом для ее развития, бесспорно, служат результаты эмпирических исследований динамично обновляющейся практики. Развитие теории социальной работы, очевидно, осуществляется прежде всего за счет накопления, систематизации и осмысления материалов из практики, за счет построения частных теорий и концепций (в области социальной защиты, социальной помощи, социальной поддержки, социального обслуживания конкретных групп населения и т.д.); за счет привлечения и адаптации теоретических положений, подходов и методов смежных научных дисциплин (социологии, психологии, экономики, права, медицины, философии и др.).
Список использованной литературы:


  1. Теория и практика социальной работы: проблемы, прогнозы, технологии / Редкол.: Е. И. Холостова (отв. ред.), В. И. Жуков, В. М. Сафронова. – М.: РГСИ, 1992. – 316 с.

  2. Энциклопедия социальной работы. В 3 т. Т. 1: Пер. с англ. / Гл. науч. ред. Л. Э. Кунельский, М. С. Мацковский. – М.: Центр общечеловеческих ценностей, 1993. – 446 с.

  3. Энциклопедия социальной работы. В 3 т. Т. 2: Пер. с англ. / Гл. науч. ред. Л. Э. Кунельский, М. С. Мацковский. – М.: Центр общечеловеческих ценностей, 1994. – 454 с.

  4. Теория и практика социальной работы: отечественный и зарубежный опыт. В 2 т. Т. 1 / Отв. ред. Т. Ф. Яркина, В. Г. Бочарова; Ассоциация социальных педагогов и социальных работников РФ. – М. – Тула, 1993. – 464 с.

  5. Теория и методика социальной работы / Под ред. Е. И. Холостовой, Л. И. Кононовой, М. В. Вдовиной. – М.: Юрайт, 2016. – 345 с.


© М. В. Вдовина, 2017


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница