О социальной ответственности сырьевых компаний на Севере в контексте меняющихся экономических условий России



Скачать 102.5 Kb.
страница1/2
Дата19.02.2018
Размер102.5 Kb.
  1   2

О социальной ответственности сырьевых компаний на Севере

в контексте меняющихся экономических условий России

В.А. Крюков (ГУ-ВШЭ, valkryukov@mail.ru ),

А.Е. Севастьянова (Институт экономики и ОПП СО РАН, aseva@ieie.nsc.ru),

В.В. Шмат (Институт экономики и ОПП СО РАН, econom2@sibnet.ru)
На территории северных российских регионов сосредоточены стратегические запасы полезных ископаемых, которые являются определяющими для развития экономики страны, поэтому в социально-экономических системах таких регионов сырьевой сектор является важнейшим звеном. При этом основу решения социально-экономических проблем северных регионов, как правило, составляет использование уникального минерально-сырьевого потенциала, которым располагают недра территории.

Исторически, а также под влиянием сложившихся институциональных условий, роль сырьевых компаний на Севере велика. Их подразделения являются градообразующими предприятиями, обеспечивая значительную долю доходов региональных бюджетов и населения, финансируют реализацию социальных и экологических программ. Тем более, что другие источники решения социальных проблем северных территорий, как правило, незначительны. В частности, в Ямало-Ненецком и Ненецком автономных округах активную роль играет не столько государство, сколько отдельные компании – такие как ОАО «ЛУКОЙЛ» в случае Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции, ОАО «Газпром» – в случае месторождений полуострова Ямал и шельфа Баренцева и Карского морей. Российские компании выступают в роли, изначально предназначенной для государства – формируют контуры и содержание региональных программ по освоению и разработке месторождений углеводородного сырья на соответствующих территориях.

При этом нужно отдавать себе отчет, что в качестве главных стимулов выступают не столько филантропия и благотворительные порывы, сколько необходимость и стремление к получению выгоды. Так, например, при выходе на новые месторождения в неосвоенных северных регионах компания вынуждена строить дороги, социальные объекты и т.п., поскольку без этого невозможно начать производственную деятельность, привлечь работников.

Одна из причин реализации внешних программ — сильная зависимость деятельности российских компаний от неопределенных в юридическом плане взаимоотношений с органами государственного управления (как на федеральном, так и на региональном уровне). Но надо заметить, что появляются условия для цивилизованного партнерства бизнеса и власти. Так, заключаемые соглашения уже имеют некоторую нормативно-правовую базу. В целом же формы корпоративной социальной ответственности (КСО) в условиях Севера имеют свои особенности, изменяются на различных этапах развития экономики. При этом не выработаны устойчивые механизмы и формы решения корпорациями социально-экологических проблем на Севере.

Надо признать, что и в мировой практике появилась проблема ослабления позиций государства на фоне усиления позиций бизнеса. Причем, проявление корпоративной социальной ответственности наблюдается в достаточно разнообразных формах: предоставление достойного вознаграждения и создание нормальных условий труда для работников, создание рабочих мест, уплата налогов, участие в реализации социальных и экологических программ и т.п. Помимо этого, работодатель берет на себя ответственность за то, чтобы его управленческие решения, по возможности, не ухудшали социально-экономического положения людей (в первую очередь, работников предприятия и населения территории присутствия бизнеса), создаются механизмы компенсации отрицательных последствий деятельности компании. Речь идет о социально ответственном подходе к реструктуризации и делокализации производства, о необходимости природоохранной деятельности, о страховании рисков, создании совместных гарантийных фондов и о многом другом, что укрепляет имидж и деловую репутацию.

В современных условиях и российские компании вынуждены считаться с тем, что для инвесторов важны не только показатели текущей прибыльности, но и наличие или отсутствие рисков социальных внутренних и внешних конфликтов, а также угроза экологических санкций. Эти же характеристики становятся значимыми при формировании и реализации кадровой политики, при конструктивном взаимодействии с местными органами власти, государственными структурами и общественными организациями. Другими словами, система управления и минимизации рисков успешной компании должна в обязательном порядке включать деятельность по КСО. Как представляется, за последние годы стало еще более справедливым утверждение, что работа по КСО «стала капиталообразующей точно так же, как «прозрачность», финансовая отчетность по международным стандартам, защита прав миноритариев, делегирование полномочий» [Костин, 2005].

«Социальная хартия российского бизнеса», инициатором которой выступил Российский Союз промышленников и предпринимателей, придерживается сформулированных в международных документах принципов, где корпоративная социальная ответственность трактуется как ответственность за устойчивость развития самого бизнеса и тех социальных и экологических систем, в которые он включен [Рост, 2007].

Нет сомнения, что тема корпоративной социальной ответственности компаний, работающих на территории северных регионов, обостряется в нынешних условиях. В общем случае возможными сценариями развития КСО во время кризиса являются:



  • бизнесу удастся совместить политику выживания и развитие КСО;

  • государство будет более ощутимо поддерживать политику бизнеса по КСО;

  • удастся наладить полноценный диалог государства, бизнеса и работников;

  • будет наблюдаться сворачивание бизнесом программ КСО с целью выживания.

Что касается нефтегазового бизнеса на Севере, то нет оснований утверждать, что нефтяные компании сильно пострадали от снижения цен на нефть, и нельзя однозначно объяснить условиями кризиса необходимость снижения социальных инвестиций сырьевых корпораций, поскольку в период высоких цен на углеводороды в России действовала такая система налогообложения в нефтегазовом секторе, что основные доходы уходили в бюджетную систему, и рост цен не приводил к росту рентабельности компаний. Скорее сейчас большее влияние оказывает вызванная кризисом неопределенность, которая диктует политику выжидания и отказа от активных действий. С другой стороны, очевидно, что в условиях кризиса не избежать снижения инвестиций в разработку месторождений в трудных северных условиях, и тем более, трудно рассчитывать на создание новых рабочих мест (см. таблицу).

И, хотя богатый российский опыт показывает, что бизнес решает многие задачи социального характера на Севере, в вопросе соотношения социальной ответственности государства и сырьевых корпораций мы исходим из того, что:



  • государство и бизнес должны действовать совместно, причем государство в лице органов государственного управления (федерального и регионального уровней) должно быть ключевым игроком в области социальных гарантий (применительно к КСО это предполагает, в первую очередь, наличие четко сформулированной позиции государства);

  • не должно быть прямого исполнения компаниями обязательств государства перед обществом, но должна существовать ответственность работодателей перед работниками, стремление к достижению равновесия между экономическими интересами корпораций и социальными потребностями общества;

  • в России КСО находится в стадии развития, которое происходит в условиях господствующих позиций государства, недостаточного развития институтов гражданского общества и монопольного поведения бизнеса, особенно в пределах отдельных территорий;

  • чтобы обеспечить эффективное (в интересах всех жителей региона) использование природных ресурсов (что является непременным условием роста экономики и социального развития северных территорий), необходимы социально ориентированные системы управления природными ресурсами на региональном уровне, постоянная и целенаправленная работа по ее формированию и поддержанию. Только в таком случае возможно достижение комплексного социально-экономического эффекта от использования имеющихся ресурсов и от деятельности недропользователей на территории региона.

Органы государственной власти на региональном уровне должны располагать возможностями оказывать воздействие на уровень экономической активности, создавая благоприятные условия для ведения бизнеса, роста инвестиций и инновационной деятельности предприятий. Большую роль здесь играют обоснованная стратегическая политика, которая не может быть разработана без использования методов прогнозирования.

Многолетний опыт, в частности, стран ЕС показывает, что для территориального прогнозирования используется широкий арсенал методов и моделей (составление простого плана действий, установление контрольных точек, математическое и статистическое моделирование, мозговая атака и др.) [A Practical, 2001]. При этом на практике демонстрируется соединение методологии системного подхода с различными методическими приемами информатики, экономики, менеджмента, социологии и других дисциплин.

На наш взгляд, особое внимание при обосновании эффективных стратегических решений по управлению развитием региона должно быть уделено ситуационному подходу как концепции управления, ориентированной на поиск решения внутри анализируемой системы, соответствующего ситуации во внешней среде. Эффективность применения ситуационного анализа доказана многолетним опытом американских и европейских учебных и научных школ. В России также имеются наработки по использованию данного подхода в бизнес-образовании, при разработке стратегических корпоративных планов и планов маркетинга, а также в деятельности различного уровня органов государственного управления.

На протяжении 10 лет нами создавался и развивался сочетающий в себе различные методы инструментарий, предназначенный для обоснования управленческих решений на уровне нефтегазодобывающего региона-субъекта Федерации. Показано, что социально-экономическая система нефтегазодобывающего региона, несмотря на моноотраслевую структуру хозяйства, является достаточно сложным объектом для анализа и управления, а следовательно, и для моделирования. Наличие большого количества участников (каждого со своими интересами), влияние множества факторов (внутренних и внешних) на развитие, их взаимозависимость требуют особых подходов к обоснованию стратегических решений, определяющих направления и перспективы развития такой системы. Эволюционный характер развития (нарастание степени сложности системы, возникновение новых структурных элементов) в период реформирования государственного и экономического устройства усложняют задачу.

Разработанная методика социально-экономической оценки стратегических решений используется при анализе ключевых проблем долгосрочного развития Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. Ядром методики является информационно-аналитическая модель развития региона (Oil&Socio), которая предназначена для построения прогнозных оценок на долгосрочную перспективу основных социально-экономических и финансовых показателей развития региона в зависимости от функционирования нефтегазового сектора [Шмат, 2006]. Предлагаемый инструментарий позволяет оперативно выполнять многовариантные расчеты с использованием больших информационных массивов, и, следовательно, принимать более обоснованные стратегические решения на региональном уровне.

Метод ситуационного анализа актуальных ключевых проблем (с использованием результатов расчетов по модели развития региона) позволяет организовать активное заинтересованное участие бизнеса в решении социально-экономических и экологических проблем территории присутствия. Развернутый аргументированный диалог важнейших игроков на территории способствует выработке понятных и прозрачных условий сосуществования.

Большое внимание при этом уделяется оценке эффективности затрат (в том числе на реализацию социальных программ корпорациями), определению основных потоков доходов от деятельности бизнеса на территории региона. Модель учитывает то, что социально-экономический эффект складывается как от прямых доходов от деятельности корпорации на территории (в виде бонусов, финансирования конкретных социальных программ на территории реализации проекта и т. п.), так и косвенных, инициируемых прямыми доходами компаний, работников и государства расходы через систему внутри- и межотраслевых связей (см. таблицу).

Для социальных инвестиций (как и для других капитальных вложений) важно уже на стартовом этапе предусмотреть улавливание потока доходов, отрицательных и положительных эффектов (в том числе социальных) от реализации проектов на конкретной территории. И здесь особая роль должна быть у территориальных органов управления. Именно они заинтересованы в рассмотрении и оценке возможных последствий альтернативных политик. Важно оценивать последствия принимаемых важных стратегических решений, причем, с учетом вариантности развития внешних условий. Такие оценки необходимы при выборе рычагов воздействия на компании, при поиске путей повышения заинтересованности компаний в социально ответственной деятельности на территории региона.






Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница