О роли родного языка



Дата05.05.2018
Размер60.5 Kb.

Н. А. ЛАНТУХ,

старший преподаватель кафедры методики преподавания филологических дисциплин Таврического национального университета им. В. И. Вернадского
РОДНОЙ ЯЗЫК КАК НАРОДНЫЙ ПЕДАГОГ И НАСТАВНИК

Общепризнанно, что родной язык представляет собой абсолютную ценность вне зависимости от этнической принадлежности его носителей. Родным языком мы считаем язык, определяемый как родной самим человеком, независимо от его этнической принадлежности; язык, на котором он мыслит. Язык же в этнических границах его носителей – это не только средство общения, сколько память и история народа, его культура, мировоззрение и психология, закреплявшийся из поколения в поколение багаж знаний о мире. Тем самым язык представляет собой форму культуры, воплощающую в себе исторически сложившийся национальный тип жизни во всём его разнообразии и диалектической противоречивости1. Разные языки – это отнюдь не различные обозначения одной и той же вещи, а различные видения её в соответствии с психологией, приоритетами, этническими особенностями народа2.

В любой общественной группе вне зависимости от свойств и величины язык играет важнейшую роль. Он – самая крепкая связь, соединяющая членов группы, в то же время он – символ и защита языкового коллектива. Язык – это не только охранительный инстинкт народа, он также содержит в себе безграничные потенциальные возможности его духовного, культурного, эстетического, интеллектуального развития и совершенствования.

Французский учёный Балли подчёркивает значимость родного языка для развития личности человека и его судьбы в целом, он пишет, что родной язык неотъемлем от нашего мышления, он тесно связан со всей нашей жизнью – личной и общественной, выражает наши радости и страдания, становится для нас символом нашей личности и общества, в котором мы живём3. Балли отмечает, что родной, употребляемый нами с раннего детства язык способен навязать нашему мышлению формы, в подчинении у которых мы будем находиться в течение всей жизни4.

То, что каждый язык имеет не только свои особые формы, но и свой индивидуальный «дух», отмечал русский учёный П. М. Бицилли: «Язык есть организм, индивидуальное целое, в котором все элементы как-то представляют друг друга, и над словарями и грамматикой веет проникающий их общий дух. Кто почуял этот дух, тот тем самым овладел ключом к этому языку. Так ребёнок учит родной язык: … творчески раскрывает его, бессознательно руководясь той основной интуицией его душим, которая возникает у ребёнка едва только в его сознание вступила его мать: поняв … свою мать, ребёнок понял и её язык»5.

На взаимосвязь между интеллектом народа, способом его мышления и его языком обратил внимание немецкий философ языка В. Гумбольдт: «Между устройством языка и успехами в других видах интеллектуальной деятельности существует взаимосвязь»6, «интеллектуальная самобытность народов – есть следствие их языков»7.

Русский педагог К. Д. Ушинский также отмечал взаимную зависимость между развитием языка и развитием мышления. Развитие мыслительных способностей должно идти на базе родного языка, а познание любого языка невозможно без определённого уровня развития мышления8. К. Д. Ушинский называл родной язык великим народным педагогом, считал, что родной язык всегда был и останется величайшим наставником человечества, что «между другими предметами изучения нет ни одного столь способного развить человека, как изучение языка». Он отмечал, что родной язык не только многому учит людей, но и делает это с удивительной лёгкостью и быстротой и с ним не может сравниться никакой другой язык. Способность родного языка обеспечивать наиболее быстрое и глубокое усвоение знаний делает его незаменимым, особенно на первых этапах обучения9.

К. Д. Ушинский подчёркивал, что учащихся, особенно на первых порах, ни в коем случае нельзя перегружать непосильной для их возраста работой, что для развития знаний у детей нужно избирать такие средства обучения, которые давали бы нужный эффект при возможно меньших затратах умственной энергии. В противном случае «преждевременными чрезмерными усилиями вы можете подорвать это развитие и заметите, что дитя не только перестанет идти вперёд, но как бы подвинется назад, будто в душе его лопнула какая-то слишком натянутая струна»10. Такое перенапряжение неизбежно возникает в тех случаях, когда языком обучения в младшем возрасте является неродной язык. Ведь на семилетнего малыша сваливается огромная нагрузка: перевод сказанного на родной язык, накопление новых знаний при пользовании неродным языком, усвоение преподносимой суммы знаний. При обучении на родном языке актуальной становится только одна операция – усвоение знаний, что и является прямой целью педагогической практики. Всё остальное, что падает на плечи обучающихся на неродном языке, – дополнительная нагрузка, превышающая допустимые нормы, именно она зачастую приводит к интеллектуальному и психологическому срыву, подрывает моральные и физические силы детей, является причиной временного, для некоторых детей трудно преодолимого отставания в развитии.

К. Д. Ушинский всесторонне разработал проблемы русского народного воспитания, обосновал принципы построения русской национальной школы, чётко сформулировал цели, задачи и содержание прежде всего начального образования, предложил методику развивающего обучения, формирования навыков наблюдения и самонаблюдения, систематизации и обобщения. Выдвинув русский язык в качестве главного предмета школьного образования, Ушинский подчёркивал, что именно родной русский язык является и предметом изучения и средством обучения. Систематически развивая языковые способности, Ушинский формировал у детей навык самостоятельного «созерцания» слова. Грамматика, логика и законы родного языка по дидактике Ушинского осознаются детьми в результате наблюдений и обобщений, сделанных самими учащимися под руководством учителя, умело акцентирующего их внимание на соответствующих явлениях языка11.

Как отмечает В. К. Журавлев в книге «Русский язык и русский характер», именно те поколения русских людей, которые были воспитаны на принципах лингводидактики Ушинского, обеспечили России ведущее место почти во всех областях науки и духовной культуры конца XIX – первой трети XX века. Видимо, не случайно в прежней русской гимназии 55 % учебного времени отводилось на языковую подготовку. Впрочем, в современной средней школе Англии и США, Франции, Германии и Италии до 55 % учебного времени двенадцатилетнего среднего образования отводится преподаванию родного языка и других языков – древних и современных12.

Во многом сходные взгляды на роль родного языка в школьном обучении развивал после Ушинского крупнейший советский языковед и педагог Л. В. Щерба, много сделавший в области методики преподавания родного и иностранных языков в русской школе. Главное место в развитии умственных способностей детей он также отводил изучению родного языка, он считал, что дети, изучая систему родного языка, практическое владение которым у них уже есть, «занимаются осознанием своего мышления»13. Л. В. Щерба придавал родному языку, особенно на первых порах обучения, важнейшее значение, хотя признавал и несомненную пользу изучения неродного языка. Родной язык стоял для него всегда на первом месте, неродной – на втором.

Опыт показал, что родной язык можно изгнать из процесса обучения, но «изгнать родной язык из голов учащихся в школьных условиях – невозможно». И как бы ни старался учитель идти в обход родного языка, учащиеся только тогда понимают смысл какого-либо элемента структуры неродного языка, «когда находят для него эквивалент на родном языке»14, считал выдающийся лингвист и педагог Л. В. Щерба. Он подчёркивал, что если при изучении неродного языка ставится единственная цель – практическое, интуитивное овладение неродным языком, то такое обучение в общеобразовательном плане, в плане развития мышления ничего дать не может15. Если при изучении родного языка направленность обучения идёт от языка к мышлению, то изучение неродного языка основывается на уже сформированных родным языком мыслительных категориях, следовательно, логика обучения ведёт от мышления к языку. Различие принципиальное, не допускающее ни малейшей возможности отождествления или подмены.

Сходных убеждений в отношении родного языка придерживался крупный языковед, хорошо знавший особенности школьной работы, В. А. Богородицкий. Он также подчёркивал роль родного языка в обучении детей, его значимость в развитии мышления. Обучаясь родному языку, дети бессознательно, без дополнительных усилий усваивают результаты многовековой познающей и классифицирующей мыслительной деятельности своего народа, и потому родной язык для них – школа естественной логики ума16.

О значимости родного языка и национального воспитания писал русский философ И. А. Ильин: «Язык вмещает в себе таинственным и сосредоточенным образом всю душу, всё прошлое, весь духовный уклад и все творческие замыслы народа. Всё это ребёнок должен получить вместе с молоком матери (буквально). Особенно важно, чтобы это пробуждение самосознания и личной памяти ребёнка (обычно – на третьем, четвёртом году жизни) совершилось на его родном языке». Иван Ильин считал, что не следует ребёнка учить чужим языкам до тех пор, пока он не заговорит связно и бегло на своём национальном языке, не следует также учить чтению на другом языке, пока ребёнок не зачитает бегло на своём родном. В семье необходимо поддерживать культ родного языка, проводить беседы о преимуществах родного языка – о его богатстве, благозвучии, выразительности, творческой неисчерпаемости, точности. Для противостояния национальному обезличиванию наших детей, писал И. А. Ильин, нужно сделать так, чтобы все прекрасные предметы, впервые пробуждающие дух ребёнка, его возвышенные чувства, были национально-русскими; чтобы дети молились и думали русскими словами, чтобы они почуяли в себе дух своих русских предков и приняли с любовью историю, судьбу и призвание своего народа17.

Таким образом, по мнению крупнейших педагогов и мыслителей прошлого и современности, обучение на родном языке – необходимое условие формирования психологически здоровой, духовной, интеллектуально развитой личности. Особое значение родной язык приобретает на начальной стадии обучения – в младших классах, когда закладываются основы интеллектуального и духовного ресурса личности.

Каждый раз на переломных этапах истории нашего Отечества встаёт проблема школы, образования и воспитания юношества, а значит, формирования будущего страны и народа. И на первое место выдвигаются проблемы филологические, а именно, проблема родного русского языка. Так было в XVII веке, когда вопросы образования и родного языка стали главной проблемой духовной и культурной жизни России. Проблема школы и родного русского языка остро стала в эпоху великого испытания 1812 года (18). Начавшийся ещё при Екатерине II наплыв иноземных «просветителей» привёл почти к повсеместной галломании аристократического образования в России. Как пишет в своей книге «Отроку благочестие блюсти… Как наставляли дворянских детей» В. М. Бокова19, русский язык в аристократической среде считали одним из второстепенных, подобным шведскому или польскому, который знать можно, но необязательно. Многие дворяне не могли написать на русском языке и двух строк, многие владели очень ограниченной лексикой, не выходя за пределы бытовых тем, использовали простонародные языковые формы и затруднялись в свободном ведении беседы. Те, кто воспитывался за границей, нередко возвращались в Россию, совершенно не умея говорить по-русски. Многие из декабристов, при несомненном их патриотизме, русского языка совсем или почти не знали. Плохое знание русского языка можно объяснить тем, что общеупотребительные учебники грамматики почти отсутствовали, грамматические нормы были практически неизвестны, а сам язык на протяжении XVIII и начала XIX века непрерывно менялся. Ещё в конце XVIII века в ходу была грамматика Мелетия Смотрицкого, изданная в 1648 году. О существовании грамматики М. В. Ломоносова, напечатанной в 1757 году, знали немногие. Более распространённой была созданная на её основе грамматика издания Академии наук 1794 года. На школьном уровне родной язык учили так же, как и иностранные, копируя прописи и заучивая немногочисленные русские стихи. О правописании в большинстве случаев и не думали20.

Почти трагикомичной выглядела ситуация франкоязычия во время войны 1812 года, когда в дневниках и переписке русской знати «на чистейшем французском языке выражалась величайшая ненависть к французам»21. Отечественная война 1812 года стала cерьёзным стимулом к овладению родным языком. Вторым толчком к овладению русским языком стала языковая политика и личный пример императора Николая I. Он сделал правилом приветствовать своих придворных по-русски, все дела и деловые бумаги вести на русском языке. По-французски Николай общался только с дипломатами и дамами. Он очень раздражался, если подданный не мог поддержать разговора на русском языке. В результате в считанные месяцы французский язык исчез из российского делопроизводства, а придворные и столичная знать активно начали учить русский язык22.

В конце 1820-х годов появились два первых подробных и систематических руководства, написанные Н. И. Гречем: «Практическая русская грамматика» (1827) и «Краткая русская грамматика» (1828), которые стали использоваться как учебники23. Дальнейшую судьбу родного языка для российской аристократии решила великая русская литература, сделав его ключом к сокровищам красоты и высокой духовности.

Сегодня русский язык является родным для 170 млн. человек. На нём говорят более 160 народов и национальностей России. Родным он также является для 30 млн. человек, проживающих вне России. В мире 180 млн. человек изучают русский язык, что свидетельствует о его непреходящей значимости для мировой цивилизации24. Существование феномена Русского мира – всемирной общности носителей русского языка – подтверждает предвидение русского философа Николая Реймерса о создании в будущую эпоху нового типа объединений – языковых империй. «Слово есть практически высшая форма человеческого единства – будем поэтому беречь и развивать наш поистине Великий Язык!»25.
ПРИМЕЧАНИЯ

1. Тарланов З. К. Язык. Этнос. Время. Очерки по русскому и общему языкознанию. Петрозаводск, 1993. С. 6.

2. Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. М, 1984. С. 348.

3. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М., 1955. С. 28.

4. Там же. С. 24.

5. Бицилли П. М. По поводу вопроса о порче русского языка // Русский язык в зарубежной России. – М.: «Русский мир», 2007. – С. 274

6. Гумбольдт В. Указ. соч. С. 67.

7. Там же. С.65.

8. Аврорин В. А. Проблемы изучения функциональной стороны языка. К вопросу о предмете социолингвистики. Л., 1975. С. 197.

9. Там же. С. 197 – 198.

10. Там же. С. 359.

11. Журавлев В. К. Русский язык и русский характер // http://slovnik.narod.ru/rus/shuravlev/index.html.

12. Там же.

13. Аврорин В. А. Указ. соч. С. 42.

14. Там же. С. 57.

15. Там же. С. 28.

16. Там же. С. 260-261.

17. Ильин И. А. Почему мы верим в Россию: Сочинения. М., 2006. С. 291 – 292.

18. Журавлев В. К. Русский язык… .

19. Бокова В. Отроку благочестие блюсти… Как наставляли дворянских детей. М., 2010. С 150. (История воспитания).

20. Там же. С. 150.

21. Там же. С. 148 – 149.

22. Там же. С. 151.

23. Там же. С. 153.



24. Русский язык в зарубежной России. М., 2007. С. 5.

25. Реймерс Н. А. Заметки о языке // Русский язык в зарубежной России. М., 2007. С. 341.
Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Психология предрассудка
2013 -> Книга в других форматах Бергер П., Лукман т социальное конструирование реальности
2013 -> Рабочая программа психология общения по специальности 030301 (020400) Психология Калининград 2010г
2013 -> Человек и ситуация: Уроки социальной психологии
2013 -> Учебно-методический комплекс специальность 030301. 65 «психология» калининград 2010
2013 -> Макаров В. В., Макарова Г. А
2013 -> Напутствие
2013 -> В современных условиях рыночной экономики имущество, которое может принадлежать гражданину на праве собственности, не ограничено ни по составу, ни по количеству, ни по стоимости


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница