О чем умалчивают кальвинисты



страница21/21
Дата01.07.2018
Размер3.06 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21
Заключение

Мы прошлись по всем аргументам, приведенным в книге Прокопенко, и обнаружили массу нестыковок, натяжек и проблем с историческими или богословскими реалиями. Что касается теоретической части его работы, то он просто слепо повторяет ошибки Августина, пытавшегося возложить на Бога ответственность лишь за добро, но не за зло людей, а на человека – напротив, лишь за зло, а не за добро. На самом же деле это учение сам Августин превзошел в своей полемике с полупелагианами, будучи вынужден признать, что у Бога был хоть и тайный, но промысел относительно избрания некоторых людей в погибель, т.е. относительно существования зла во вселенной. Стало быть, у Бога было два плана: открытый для добра и скрытый для зла. А это означает, что в природу Бога был внесен дуализм, так что место Божьего предопределения к спасению или к погибели на условии предвиденной или фактической веры человека заняла так называемая теория о «двойном» предопределении: одних людей к спасению, а других в погибель.

Иными словами, Августин ушел в вечность в глубоком заблуждении, которое после его смерти за ним повторили многие, даже досказав вместо него то, что он сам так и не осмелился сказать. Но если такой последователь Августина, как Кальвин, учил о жестком предопределении, то Августин пытался придерживаться концепции одностороннего предопределения, мол Бог предопределил лишь добро, а зло только предвидел. Когда крайности кальвинистского учения стали очевидны, многие кальвинисты предпочли возвратиться к учению Августина, хотя оно и не было столь же последовательным и гармоничным, как учение Кальвина. В итоге, получилось две разновидности кальвинизма – строгая и умеренная. Несмотря на определенные различия между ними, обе эти разновидности кальвинизма страдают рядом общих заблуждений. Мало того, последовательно понятый августинизм приходит к тем же результатам, что и строгий кальвинизм, только более окружным и длительным путем. Если строгий кальвинизм из-за его последовательности можно считать «змеем прямо бегущим», то августинизм или умеренный кальвинизм является «змеем изгибающимся» (см. Ис. 27:1), т.е. пользующимся лукавыми методами богословской софистики. Поскольку же умеренной разновидности кальвинизма усидеть сразу на двух стульях (строгого кальвинизма и арминианства) никак не удается, приходится проваливаться между ними, подставляя себя под удар с обеих сторон, между которыми он пытается безуспешно балансировать.

Прежде чем осветить вопрос о вредных последствиях учения кальвинизма даже в умеренной его разновидности, отметим немногие положительные моменты этого учения. В заслугу Августина, конечно же, нужно вменить его учение о даровом характере благодати, несовместимом с идей заслуживания спасения. Справедливость его упрека в этом отношении был вынужден признать даже сам Пелагий и на этом основании подкорректировать собственное учение, таким образом избежав осуждения на двух поместных соборах восточной церкви, о чем кальвинисты, конечно же, умалчивают. Однако ценность кальвинистского учения о благодати не просто меркнет, а обесценивается другим тезисом кальвинизма – учением о принудительном характере Божьего дара. Второй положительный момент в учении Августина – это монергизм в сфере человеческих дел. Этот аспект действительно подтверждается Священным Писанием (Рим. 7:18-19), но Августин неоправданно перенес его сферу компетенции и на внутренние побуждения людей, т.е. сделал его тотальным по характеру. К сожалению, оба эти достоинства учения Августина были фактически сведены на нет отрицательными последствиями других составляющих частей этого учения.

Различного рода недостатков и отрицательных последствий в доктрине умеренного кальвинизма много, и они разноплановые. К особо опасным относятся заблуждения практического характера. Например, самому Августину неоднократно указывали на то, что его учение об абсолютном предопределении лишает смысла стремление человека к добру. Зачем служить друг другу в церкви, бороться с грехом, ограничивать себя во многом ради духовного, проявлять свою нужду в Боге и т.п., если все это, в конечном счете, не будет учтено Богом при решении вопроса спасения? Мало того, все это объявляется греховным посягательством на Божью славу. Сам Августин открещивался от этих обвинений, ссылаясь на то, что предопределенные к спасению все равно будут делать добро, поскольку понуждаемы к этому Божьей благодатью. Однако этот вывод опирается на ложную посылку о принуждающем характере благодати Бога, а значит и неверен.

Доктрина кальвинизма не только угашает инициативу к добру, но и способствует злу. И это происходит двумя путями. С одной стороны, она выглядит привлекательной для делателей зла, оправдывающих его «тайным» промыслом Бога. С другой, она способствует либеральному отношению к греху, причем со стороны не только христианина, но и неверующих людей. Так, убеждение в том, что никакой грех не способен разлучить человека с Богом, делает этот грех не опасным в жизни христианина. Зачем же тогда бороться с грехом, если в худшем случае из-за него можно лишиться лишь земных благословений Бога, но никак не небесных? Конечно, можно ожидать, что Бог Сам произведет святость в жизни избранного человека, однако если этого не произойдет, этот избранный вполне может считать ответственным за это не себя самого, а исключительно Бога.

Мало того, поскольку никто не может знать, избран ли он неотразимым или же только временным образом (см. различие между «средней» и «неотразимой» благодатью в классическом августинизме-кальвинизме), вопрос принадлежности к вере оказывается совсем не связанным с темой богоизбранности. Это значит, что грешащий человек (в том числе и неверующий) может быть избранным к спасению, и, напротив, праведный (и тем более христианин) – оставленным на погибель. А коль любому человеку невозможно знать, избран он к спасению или нет, вполне можно допустить, что грех любого человека вполне совместим со спасением. По этой причине диспенсационалистские кальвинисты и учат тому, что ни вера, ни святая жизнь (т.е. добрые дела) к вопросу избрания не имеют прямого отношения. Вот почему мы имеем полное основание считать, что к развитию современного либерализма причастны также и кальвинисты. В начале они дали поблажки верующим людям, а потом, поскольку каждый вправе приписывать себе богоизбрание, эти представления о безусловной гарантии спасения перекочевали и в секулярное общество.

Свой пагубный отпечаток теория абсолютного предопределения откладывает и на душепопечительскую, апологетическую и миссионерскую работу. Если Бог не считается с человеческим желанием, то это является серьезным поводом, чтобы и человеку не считаться с Божьей волей. Навряд ли такой Бог будет достоин внимания добропорядочных людей, в том числе и верующих. Поскольку теория Августина о безусловном избрании требует, чтобы спасение относилось к одним людям, а погибель – к другим, кальвинисты не могут сказать грешнику, которому они должны свидетельствовать о Христе, что Христос умер именно за его грехи и тем самым проявил Свою к нему любовь, когда он был еще грешником. И даже когда они это делают вопреки собственным убеждениям, они знают, что обманывают его.

Да и как вообще можно проповедовать о Христе совершенно мертвому в духовном смысле человеку? Зачем? С какой целью? Не бессмысленная ли это трата времени? Непонятно, как эти явные противоположности вообще умещаются в голове кальвиниста. Если Бог действительно воскрешает мертвеца, тогда зачем здесь нужно посредство проповеди и веры, которая почему-то ожидается от грешника, когда тот воскреснет? Если Бог возрождает людей через посредство проповеди Евангелия, тогда зачем ожидать ее восприятия от духовного мертвеца? Если вера и покаяние – это всего лишь признаки спасения, тогда зачем их требовать от воскресшего, когда они являются очередными дарами Бога, даруемыми избранным людям самым безусловным образом? Или Бог дарует спасение безусловным образом, а его признаки – условным?

Итак, мы видим явную неувязку доктрин кальвинизма с библейским учением об условиях спасения (внешних – через проповедь Евангелия, осуществленную через благовестников церкви, и внутренних – через проявление покаяния и веры самим грешником). Парадоксальность такого призыва грешника к покаянию и вере доказывает искусственный характер кальвинистской доктрины об обращении. Наконец, если Бог и не думал спасать всех людей, тогда Его универсальный призыв к ним был демонстрацией самой гнусной лжи, существующей на свете. Так, человеческие слабости были перенесены на Бога, тем самым непомерно оскорбляя Его величие. Еще одним оскорблением Божьей святости было приписывание Богу желания наделить спасением совершенно порочное и не нуждающееся в этом спасении существо.

Августин представил моральную природу Бога в явно искаженном виде, полностью подчинив ее правовому измерению. Вместо любящего Отца он увидел в Боге лишь властолюбивого Диктатора, неспособного к Самопожертвованию во имя любви. Арминианский же тезис о внутреннем Самоограничении Бога опирается на следующие тексты Писания: Иов. 37:23; 42:8; Авв. 1:13; Иак. 1:13,17; 1 Ин. 1:5; Рим. 3:7-8; 12:2; 2 Тим. 2:13; Евр. 6:18. Поскольку Бог не может ни создавать, ни умышленно планировать зло, в основе Божественного Промысла находится Его предузнание грехопадения и преступлений людей (Деян. 2:23), а также веры тех, кто в будущем откликнется на призыв спасения (1 Пет. 1:1-2; Рим. 8:29). Вот основание того, чтобы считать вопрос получения спасения в дар условным по своему характеру.

Важно подчеркнуть, что Арминий учил о полной зависимости воли человека от предоставленного ему Богом знания. Без него она оказывается беспомощной, но отнюдь не мертвой. Примечательно, что об этом же писал Августин в пятой главе своего сочинения «О предопределении святых»: “Кто не может увидеть, что мышление предшествует верованию? Потому что никто не может поверить во что-то без того, чтобы прежде не подумать о том, во что верить», хотя из этого делал другие выводы. Арминий же считал, что воля грешника без просвещения как со стороны Общего Откровения, так и со стороны действия Духа Святого бездейственна, но жива. Слово Божье и Дух Святой пробуждают ее от бездействия без единого принуждения, только самим своим призывом, однако после этого уже от самой воли зависит последовать ли услышанному призыву или нет.

Кальвинистская доктрина о полной порочности людей преследует явно пагубную цель – лишить человека уверенности в собственных возможностях ответить верой на Божье приглашение и противостоять греху в своем сердце. Обреченный ожидать лишь от Бога первого действия, такой человек оказывается легкой мишенью для дьявола, который лишил его необходимости просить помощи свыше, а также внушил ему мысль о собственном бессилии в борьбе с грехом и неверием. В этом отношении кальвинизм учит пассивности даже христианина, который раздваивается между призывом со стороны Священного Писания бороться с миром, грехом и плотью, с одной стороны, и призывом со стороны кальвинистского богословия, ни в коем случае не делать этого, поскольку это оскорбляет Божье величие, с другой.

Как кальвинисты не могут понять простой вещи, что в любом случае – в возрожденном ли человеке, или в невозрожденном – всегда будет присутствовать элемент свободы воли, который все равно человеку нужно задействовать для прославления Бога самостоятельно, т.е. не по принуждению свыше, а в ответ на Божий призыв к повиновению. Не видеть в Писании важное учение о необходимости послушания Богу значит умышленно закрывать глаза на его свет. Забери у грешника свободу воли и тем самым ты сделаешь Бога единственным автором, а значит и исполнителем греха во вселенной.

Когда к кальвинисту обращается Христос со словами: «Возьми свой крест и следуй за Мной», тот в недоумении возражает: «К чему это, Господи? Ведь Ты уже понес мой крест?» Кальвинистам никак невдомек, что Бог вовсе не лишает нас труда, а приучивает нас к труду и служению для Него и наших близких. Он вовсе не обижается на то, что мы «крадем» у Него часть Его труда, а значит и славы. Этот труд (и тем более духовный) нужен нам для нашего духовного роста, но Бог не узурпировал святости и забрал от нас все права на нее, поскольку желает поделиться с нами Своими благами, а значит и трудом.

Как странно, что кальвинисты этого не понимают. В своем заблуждении они возлагают исключительно на Бога весь труд, служение и борьбу с грехом, думая, что этим защищают Его славу. А на самом деле под прикрытием ложного благочестия они игнорируют Его призыв к святости и к служению, исполнение которых Он ожидает от нас самих. Бог совершенно не обязан все делать вместо нас, напротив, часть обязанностей Им возложены на нас вовсе не для того, чтобы Он понес их вместо нас. Прежде всего, это покаяние и вера, которые непременно требуют послушания нашей и только нашей воли. Бог создал нас деятельными существами, а не только созерцающими или мечтающими, так что без послушания Богу нам все равно не обойтись. Такова Его высшая воля, перед которой мы обязаны смириться добровольно.

Исходя из всего вышесказанного, мы вынуждены заключить, что арминиане отстаивают свободу воли человека не ради возвышения самого этого человека в ущерб Божьей славы, а ради защиты библейского облика Бога, т.е. подлинного прославления Его. Действительно, кальвинистский Бог не способен «служить другим», поскольку Он занят лишь Собственной славой. Такой Бог никогда бы не создал вне Себя какой-либо мир, никогда бы не дал никакому существу свободы, никогда бы с ним не вступал в какие-либо заветы, никогда бы не оставил славу небес, воплотившись, и не взошел ради его спасения на крест. Библейский же Бог служит людям, поскольку действительно любит их, а не лишь играет в любовь. И таким Бог представляется не только арминианам, но и всякому человеку, кто относится к Его Писанию с должным благоговением.

Основным выводом из нашего изучения истории и теории кальвинизма даже в умеренной его форме, является утверждение об ошибочности главного его постулата: принципиальная невозможность согласования между собой воли человека и воли Бога. Вместо того, чтобы уважительно к Писанию признать необходимость некоторого послушания Богу со стороны даже неверующего человека, кальвинисты собственно призывают к его к полной пассивности и ожиданию первого толчка со стороны Божьей благодати. Конечно, даже ожидание является определенным способом приготовления к получению Божьей помощи, т.е. это не пассивное состояние. В кальвинизме же человек не может что-либо предпринимать для Бога, поскольку любое его действие в этом направление автоматически умаляет Бога. Бог просто не позволит человеку даже искать Себя без специального указа или содействия. Поэтому Августин учил о том, что не всякий истинно верующий избран. Согласно учению кальвинизма, человеческая воля в любой ее форме чужда воле Божьей, что противоречит всему характеру богочеловеческих отношений, представленному нам в Библии.

С кальвинистами здесь происходит так, как со священником Илием. Вместо того, чтобы повиноваться Божьему требованию покаяться, он благодушно заявил: «Он Бог. Пусть делает, что хочет». Данная ситуация напоминает нам злоупотребление Писанием, имевшим место во времена Христа: «Хорошо ли, что вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание? Ибо Моисей сказал: «почитай отца своего и мать свою»; и: «злословящий отца или мать смертью да умрет». А вы говорите: кто скажет отцу или матери: корван (то есть: «дар Богу») то, чем бы ты от меня пользовался...» (Мк. 7:9-11). Иными словами, Богу посвящалось то, что было предназначено родителям. Оказывается, Богу вовсе неугодно, чтобы Ему отдавалось абсолютно все. Он может принять от человека лишь то, что Ему угодно. А Ему угодно именно человеческое послушание, а не абсолютная пассивность, прикрытая ложным смирением.

На Божий призыв к послушанию (и в данном случае нет разницы, какому именно) кальвинисты вынуждены отвечать, подобно пользователям «корвана»: «Нет, Господи. Избавь нас от этой ответственности и понеси ее Сам, поскольку мы не вправе делать то, что входит лишь в Твою компетенцию и полномочия?» Разве не этому учил родоначальник умеренного кальвинизма, Августин: «Дай мне то, что повелеваешь». Мол, хотя Ты и повелеваешь, но я думаю, что исполнять это должен все же Ты, а не я, хотя и через меня. Принудишь меня к этому действию, выполню. Нет – то это Твое, а не мое дело. В кальвинизме получается так, что даже ждать Божьей помощи есть страшный грех, поскольку является посягательством на Божью славу. Какое страшное унижение приходится нести Библии после такого кальвинистского переиначивания ее очевидного смысла о сущности богочеловеческих отношений! Сам Христос называл такое отношение к Божьему Слову «тщетным почитанием» Бога (Мф. 15:9). Сказанное Им вполне применимо и к современному кальвинизму.


Библиография.

  1. Samuel Wakefield, A Complete System of Christian Theology (Cincinnati: Cranston and Stowe, 1869).

  2. Bangs, Carl, Arminius: A Study in the Dutch Reformation, (Grand Rapids, Mich.: F. Asbury Press, 1985).

  3. Slaatte, Howard Alexander., The Arminian arm of theology: The Theologies of John Fletcher, First Methodist theologian, and his precursor, James Arminius, Washington: University Press of America, 1977.

  4. Sheldon, Henry Clay, History of Christian Doctrine (2 vols., New York, 1886).

  5. Hank Hanegraaff, Christianity in Crisis, (Eugene: Harvest House, 1993)

  6. Hank Hanegraaff, Fatal Flaws (Nashville: Word, 2003).

  7. Hank Hanegraaff, Bible Answer Book (Nashville: J. Countryman, 2004).

  8. Ergun Mehmet Caner, Holier Than Thou (Abingdon, 2009).

  9. Dave Hunt, What Love Is This? Calvinism’s Misrepresentation of God (Loyal Publishing, 2004).

  10. Jerry L. Walls and Joseph R. Dongell Why I am Not a Calvinist (InterVarsity Press, 2004).

  11. NormanL. Geisler and William D. Watkins, Worlds Apart: A Handbook of World Views(Grand Rapids: Baker Book House, 1989).

  12. Geisler N., Is Man the Measure? (Baker Book House, 1983).

  13. Geisler N., Chosen But Free: A Balanced View of Divine Election (Minneapolis, MN: Bethany House, 2001).

  14. James K. Beilby and Paul R. Eddy, editors, Divine Foreknowledge: Four Views (Downers Grove, IL: InterVarsity Press, 2001).

  15. Livermore Paul, The God of our Salvation: Christian Theology from the Wesleyan Perspective, Vol. 1 (Indianapolis: Light and Life Communications, 1998).

  16. Murphree Jon Tal, Security in Christ: Does "Once Saved" Mean "Always Saved"? (University Park, Iowa: Vennard College, 2002).

  17. W. T. Purkiser, Richard S. Taylor, and Willard H. Taylor, God, Man, & Salvation: A Biblical Theology (Kansas City: Beacon Hill Press, 1977).

  18. Robert P. Lightner, Evangelical Theology: A Survey and Review (Grand Rapids: Baker Book House, 1986).

  19. Guy Duty, If You Continue (Minneapolis: Bethany Fellowship: 1966).

  20. Howard Marshall, Kept By The Power of God: A Study of Perseverance And Falling Away (London: Epworth Press, 1969).

  21. C. J. McElligott, The Crown of Life: A Study of Perseverance (St. Louis: B. Herder Book Co., 1963).

  22. Olson, Arnold T, This We Believe: The Background and Exposition of the Doctrinal Statement of The Evangelical Free Church of America. Minneapolis, Minn.: Free Church Publications, 1961.

  23. Roger E. Olson, Arminian Theology: Myths and Realities (Downers Grove, IL: InterVarsity. Press), 2006.

  24. Wynkoop, Mildred Bangs, Foundations of Wesleyan-Arminian Theologу (Beacon Hill Press, 1994).

  25. Samuel Fisk, Calvinistic Paths Retraced (Murfreesboro. TN: Biblical Evangelism Press, 1985).

  26. Laurence M. Vance, The Other Side of Calvinism (Pensacola, FL: Vance Publications, Second Printing, 1994).

  27. J.D. O’Donnell, Free Will Baptist Doctrines (Nashville: Randall House Publications, 1974).

  28. The Quest for Truth: Answering Life's Inescapable Questions By Forlines, F. Leroy (Randall House Publications, 2001).

  29. A Free Will Baptist Handbook: Heritage, Beliefs, and Ministries by J. Matthew Pinson, Melvin Leroy Worthington (Randall House Publications, 1998).

  30. Олсон Г. Моральное правление Бога. СПб, 1994.

  31. Форлайнс Ф.Л. Библейская систематика. СПб: Библия для всех, 1996.

  32. Даннинг Р. Благодать, вера и святость. СПб: Библия для всех. 1997.

  33. Стагг Ф. Богословие Нового Завета. Симферополь, 1999.

  34. Шенк Р. Вибрані в Сині. Київ, 2000.

  35. Д'юті Гай. Як у слові Моїм позостанетесь... Дослідження умов спасіння. Львів, 2001.

  36. Шенк Р. Жизнь в Сыне. Исследование учения о неотступности. СПб: Библия для всех, 2000.

  37. Албан Дуглас. Сто библейских уроков. Ирпень, 2000.

  38. Пикирилли Р.Е. Кальвинизм, арминианство и богословие спасения. СПб: Библия для всех, 2002.

  39. Корнер Д.Д. Вечное спасение на условии веры. Верлаг (Германия): Титул, 2003.

  40. Прохоров К.А. Тайна предопределения. Верлаг (Германия): Титул, 2003.

  41. Толкование Нового Завета / Ред. А.Г. Маршалл. СПб: Библия для всех, 2004.

  42. Джек Котрелл. Что Библия говорит о Боге-Вседержителе. Херсон: Таврический христианский институт, 2007.

  43. Гололоб Г.А. Свобода воли: между рабством и произволом. СПб: Библия для всех, 2008.

  44. Гололоб Г.А. Устоять в истине. Апология арминианства. Одесса: Христианское просвещение. 2009.

Каталог: 2018
2018 -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру по философии Рассмотрена и одобрена на заседании нтс ао «цнити «Техномаш»
2018 -> Курс лекций «Українські історичні школи»
2018 -> Лекции по Патрологии для 2 курса бакалавриата мда сзо (пдф-файл прилагается). Учение свт. Афанасия о Святой Троице и полемика против ариан. Учение свт. Афанасия о Святом Духе
2018 -> Владимир Пропп Исторические корни Волшебной сказки
2018 -> Программа V международной научно практической конференции «дыльновские чтения»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница