О чем умалчивают кальвинисты



страница10/21
Дата01.07.2018
Размер3.06 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   21
2.2. Асимметричность предопределения.

Спрол пытается дистанцироваться от гиперкальвинистского представления о «двойном» предопределении путем утверждения активно-пассивного характера извечных Божьих декретов: «Он (Бог) проходит мимо осужденных, предоставляя им коснеть во грехе. Деятельность Божия как бы «асимметрична» по отношению к избранным и осужденным» (Спрол Р.Ч. Основные истины христианской веры. Одесса: Содействие, 1998, с. 251). Он имеет здесь в виду, что Бог не принуждает грешников грешить, коль допускает их грех, а просто оставляет их сам на сам с собственными грехами. В отличие от этой пассивной позиции к погибели Он активен в вопросе принуждения избранных к спасению.

Данная позиция, которую Прокопенко называет «ассиметричной теорией предопределения», уязвима во многих отношениях:

Во-первых, в Библии нет представления о проходящем мимо части людей Боге, поскольку Он любит всех людей, несмотря на их грехи. При этом, момент, когда Бог начал любить всех людей, предшествует их грехопадению, так что последствия последнего ни в коем случае не могут быть совершенно фатальными и низводящими на нет Его универсальную любовь. Поскольку же последняя не может быть бесплодной, она нейтрализует некоторые последствия «первородного» греха, оставляя их применимость к грешникам лишь в теории, но не на практике.

Во-вторых, обрекая одних людей на спасение, Бог тем же самым определяет погибель для всех остальных. Если же такова Его воля, тогда почему она должна быть допускающей, а не причиняющей? Здесь умеренным кальвинистам приходится прибегать к сугубо арминианскому представлению о допущении. При этом они не в состоянии объяснить, как допущение зла можно согласовать с причинением добра. Иными словами, как возможно допущение зла при неотразимом характере добра. Если добро неизбежно, тогда просто не существует реального места для зла. Остается лишь признать гиперкальвинистскую схему, согласно которой Бог причиняет и добро, и зло, поскольку Ему угодно и то, и другое. Арминиане же избегают такого вывода только потому, что не верят в неотразимость добра, что позволяет им считать, что Бог допускает именно то зло, которого не желает. Допускать же нежелаемое Богом есть абсурд в кальвинистском понимании. Стало быть, допущение зла возможно лишь при условии и на фоне отсутствия неотразимости добра. Значит, усидеть сразу на обоих стульях умеренным кальвинистам не удается, приходится жестко призеляться между ними.

В-третьих, оставление в грехах только тогда может иметь смысл, когда эти грехи являются личными. В данном случае люди оказываются оставленными в грехах, причиненных не ими лично, а их предком Адамом. Отметим, что арминиане признают передаваемый из поколения в поколение «первородный» грех, но не признают его безусловной силы делать всех людей виновными. Это – беда или наказание человечества, но не его вина. Коллективной виной это можно назвать, но не личной, а ведь лишь последняя предоставляет Богу право обрекать людей на гибель. При этом арминиане вовсе не выводят из «первородного» греха все остальные грехи, но они у них существуют в разных сферах: коллективная вина в сфере дел человека, а личная – в сфере его убеждений. Именно этому учит апостол Павел в Рим. 7:18-19. Иными словами, «первородный» грех повредил неисправимым образом лишь телесную природу человека, но не духовную, т.е. лишь его способность делать «добро», но не желать его. Стало быть, кальвинисты глубоко ошибаются, думая, что для осуждении в ад достаточно лишь вины «первородного» греха. В данном случае Бог оставляет некоторых людей сам на сам с чужими грехами, а это не может совершить Справедливый Бог.

В-четвертых, пассивная позиция Бога подразумевает активность во зле человека. Однако какая может быть активность у людей, если бы Бог не пожелал оставить ее за людьми после их грехопадения? Если, по убеждению кальвинистов, в результате греха Адама человечество лишилось свободы воли, тогда почему оно не лишилось вместе с этим и способности грешить? Стало быть у Бога была особая заинтересованность во грехе, что означает тот факт, что Адам согрешил бы все равно ради удовлетворения этой заинтересованности. А это уже чистой воды «гиперкальвинизм», к которому естественным образом приходят сторонники умеренной его формы. Как ни крути, умеренный кальвинист вынужден сползать из забора, на котором он пытается удержаться, либо в одну, либо в другую сторону.

В-пятых, сама пассивность Божьей воли по отношению к погибели людей носит в устах умеренных кальвинистов лишь декларативный характер, поскольку в Писании есть масса мест, описывающих гнев Бога по отношению к людям именно в активной форме. Это означает, что Бог причиняет в людях не просто наказание за их предыдущий грех, а определяет их зло задолго до времени совершения этого их греха, что создает умеренным кальвинистам массу неудобств. Взять хотя бы библейские свидетельства о предсказании «ожесточения» сердца фараона (Исх. 4:21), или о том, что Бог «возненавидел» Исава еще до его рождения (Рим. 9:13), а также «предназначил к сему осуждению» нечестивцев (Иуд. 4), или о том, что на погибель некоторые люди были «оставлены» (1 Пет. 2:8; в оригинале «определены», «назначены»). Совершенно невозможно пассивным образом «ненавидеть», «гневаться» или «ожесточать» людей, тем более когда эти действия являются совершенно суверенными от человеческих желаний или побуждений. Если же признать, что Божья воля к погибели является волей наказывающей за предыдущие грехи людей, тогда подобная проблема исчезает. Поэтому Бигг говорит о тексте 1 Пет. 2:8 следующее: «Следовательно, смысл заключается в том, что «они не покоряются, и поэтому претыкаются», «так как они не повинуются, Господь определяет, что они будут претыкаться». Их непослушание не предопределено. Это – наказание за их непослушание» (Bigg, Epistles of St. Peter and St. Jude, 133.)

В-шестых, в Библии нет оснований считать, что Божья воля по отношению к добру активна настолько, что принуждает кого-либо к нему. Напротив, есть масса свидетельств против такой возможности, указывающих на то, что Божий дар спасения принимается лишь добровольно. Мало того, добровольно этот дар и сохраняется. Стало быть, не существует никакой неотразимости благодати. Божья благодать, как и Его воля, предопределение, избрание, искупление, носят обусловленный человеческим откликом характер. Да и само понятие «благодать» или «незаслуженный дар» несовместимо с принуждением. Бог не принуждает сопротивляющегося Ему грешника, преодолевая его волю, но призывает его к добровольному проявлению веры и покаяния. Поэтому кальвинистское представление о том, что Бог дарует Свой дар спасения совершенно неверующему существу не только противоречит Писанию, но и является кощунством над ним.

В-седьмых, асимметрия воли Божьей на самом деле разрывает Бога между двумя противоречивыми из-за их безусловности желаниями: губить и спасать. Невозможно Единому Богу иметь два безусловных, но противоположных желания, поскольку это вносит в Его природу языческий дуализм. Выйти из данного затруднения возможно лишь с помощью признания того, что оба эти столь разнородные желания имеют одинаковые условия и применяются к одним и тем же объектам Божьего действия. Только в таком случае можно оправдать ситуацию, когда Бог «меняет» Свое решение спасти на решение погубить. В действительности, Он совершенно не «меняет» Своей условной воли спасти верующего и погубить неверующего, только сами люди могут решать под какое Божье предопределение они хотят сознательно или по ошибке попасть. Это как человек, могущий испытывать содействие ветра, идя за ним, или противодействие, поворачиваясь против него, хотя направление самого ветра неизменно. Таким образом следует понимать библейское выражение о том, что Бог «раскаялся» или «сменил» Свое решение в ту или другую сторону.

Наконец, против «теории ассиметричного предопределения» говорят такие тексты Писания, как Лук. 2:34, Рим. 5:18; 11:32. Оправдание верующих и осуждение неверующих людей тесно связанные между собой действия Божьи, разумеется, обратной связью. Согласно Лук. 2:34, неизбежный результат служения Иисуса будет выражен в разделении людей на две группы лиц: тех, которые станут против Него, и тех, кто будет за Него. Моррис сказал по этому поводу следующее: «Те, кто отвергает Его, в конце концов, падут» (ср. Ис. 8:14), а те, кто принимает Его, восстанут и обретут спасение» (Morris, The Gospel According to St. Luke, TNTC, 89; ср. толкования на это место Крида (The Gospel According to St. Luke, 42), Пламмера (Gospel According to Luke, ICC, 70), и даже Хендриксена (The Gospel of Luke, 170). Разумеется, данное разделение людей на одних и других определяется условным, а не безусловным предопределением Бога. Во всяком случае Христос ясно указывает на Свое желание спасти всех иудеев, а не лишь некоторых из них, но это Его желание не было принуждающим: «Иерусалим! Иерусалим! избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать чад твоих, как птица птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Лук. 13:34).

Стало быть, ассиметрия предопределения доказывает лишь внутреннюю противоречивость Божьего отношения к различным группам людей, разграниченных без каких-либо разумных или моральных оснований. Если Бог не мог поступить справедливо в спасении, какой же от Него можно ожидать справедливости в суде? Любить одних без каких-либо причин с их стороны и ненавидеть других по причине их греховности, алогично. Впрочем, греховность последних оказывается зависящей непосредственным образом от того, что Бог не послал им нужной благодати. Почему же если этой благодатью были обделены все в Адаме, оказались наказанными лишь некоторые? Как же Бог мог наказывать кого-либо, если Сам причастен к их греху самым непосредственным образом? Следовательно, чтобы Богу оставаться справедливым, мудрым и моральным в вопросах, как спасения, так и осуждения Ему необходима была привязка к поведению людей. Любая претензия на безусловность (в спасении ли, или в осуждении) чревата обвинением Бога в активном нежелании спасти всех людей.

Эта ассиметрия указывает не только на алогизм поведения Бога, но и бросает на Его природу тень обвинения в дуализме. Раздвоенность Бога по отношению к одним и тем же согрешившим людям доказывается тем, что Он к одной их части направляет Свой гнев, а к другой – Свою милость. Стало быть, внутри Его природы существует дуализм добра и зла, существующий в сбалансированном или манихейском виде. Вместо того, чтобы относить Свои любовь и гнев к одним и тем же людям на одних и тех же условиях, Он оказывается совершенно неспособным сбалансировать одну Свою часть с другой. Не зная, как это сделать, Он разделяет человечество на две группы людей, чтобы удовлетворить каждую их этих Своих свойств без гармоничного их сочетания. Отсутствие этого сочетания Божьих качеств указывает на дуализм в Его моральной природе, в чем постоянно обвиняли августинианцев и пелагиане, и полупелагиане.


Каталог: 2018
2018 -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру по философии Рассмотрена и одобрена на заседании нтс ао «цнити «Техномаш»
2018 -> Курс лекций «Українські історичні школи»
2018 -> Лекции по Патрологии для 2 курса бакалавриата мда сзо (пдф-файл прилагается). Учение свт. Афанасия о Святой Троице и полемика против ариан. Учение свт. Афанасия о Святом Духе
2018 -> Владимир Пропп Исторические корни Волшебной сказки
2018 -> Программа V международной научно практической конференции «дыльновские чтения»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   21


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница