Новые тенденции проявлений социальной напряженности и социальных конфликтов в современной России



Скачать 194.78 Kb.
страница8/9
Дата22.01.2018
Размер194.78 Kb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность и выбор темы исследования, освещается степень ее разработанности, излагаются методы исследования, формулируется его новизна и выносимые на защиту положения.

В главе 1 «Основы теоретического анализа проявлений социальной напряженности и социальных конфликтов в современной России» соискатель рассматривает теоретико-методологические аспекты, основные детерминанты и особенности проявлений социальной напряженности и социальных конфликтов в современной России.

В параграфе 1.1 «Теоретико-методологические аспекты изучения проявлений социальной напряженности и социальных конфликтов в современной России» диссертант отмечает: изучение накопленного научной дисциплиной опыта изучения тех или иных социальных практик чрезвычайно важно, поскольку позволяет выбрать дискурс рассмотрения разнородных фактов и выявления тенденций развития общества.

Объективность существующих проблем, способствующих возникновению социальной напряженности и социальных конфликтов в современной России, признается на самом высоком уровне. В условиях отсутствия национальной идеи и легитимированных социумом ценностных ориентиров, россияне вынуждены даже при наличии признаков экономического подъема, связанного с высокими общемировыми ценами на энергоносители, ощущать проявления социальной дезорганизации.

В социологической науке проявления социальной напряженности и социальных конфликтов относятся к категории социальных проблем. С середины XX в. доминирующим направлением в социологии социальных проблем стал функционализм. В рамках указанного направления возникающие в обществе социальные дисфункции рассматриваются в контексте функционирования социальных структур, участники которых при определенных условиях участвуют в социальных конфликтах.

Особое место занимает проблема поддержания в обществе социального порядка. Именно неэффективность функционирования существующих в России социальных институтов, неспособность элиты находить социально приемлемые решения назревающих проблем способствуют в последние годы росту социальной напряженности. Соответственно, не стоит недооценивать готовность граждан участвовать в уличных протестах и способность международного сообщества предотвратить применение насилия против населения. Результатом многочисленных социальных протестов может стать смена элиты, регулирующей процессы социальной жизни и определяющей характер общественных отношений.

При этом сценарии возрастания социальной напряженности могут различаться существенным образом. С точки зрения соискателя, протестные стратегии поведения объясняются дисфункцией основных институтов современной России. В подтверждение указанного тезиса автор диссертации приводит результаты многочисленных социологических исследований.

Для современной России характерно различие в восприятии социальных факторов элитой и населением. К примеру, «монетизация» льгот рассматривалась представителями элиты как организационная проблема, для решения которой не обязательна разъяснительная работа с населением. Массовые протестные акции доказали ошибочность указанного подхода.

В параграфе 1.2 «Основные детерминанты социальной напряженности и социальных конфликтов» соискатель высказывает и рассматривает гипотезу, в соответствии с которой основными детерминантами социальной напряженности и социальных конфликтов в современной России являются:

– ухудшение базовых показателей экономической ситуации в регионе или в отдельно взятом населенном пункте в сочетании с низким уровнем жизни большей части населения;

– высокий уровень коррумпированности практически всех сфер жизни современного российского общества.

Ухудшение базовых показателей экономической ситуации в регионе или в отдельно взятом населенном пункте, в частности, способствует росту забастовочной активности. Особенно ситуация обостряется в том случае, если экономический кризис происходит на градообразующем предприятии.

По тексту параграфа диссертант перечисляет основные показатели экономической ситуации в регионе, ухудшение которых, на его взгляд, в той или иной мере способно повлиять на рост социальной напряженности. В числе указанных показателей:

– объем регионального валового внутреннего продукта (РВВП);

– доля в промышленном производстве обрабатывающей промышленности;

– доля жителей региона, имеющих доходы ниже прожиточного минимума;

– показатель разрыва между доходами 10 % самых высокодоходных групп и 10 % самых низкодоходных групп;

– продолжительность жизни населения;

– прожиточный минимум по сравнению с другими регионами страны;

– уровень преступности (количество преступлений на 100 тыс. населения);

– уровень безработицы по методологии Международной организации труда;

- объем внутреннего долга региона в процентах к РВВП за сопоставимый период времени и т.д.

Для оценки указанных показателей необходимо, с одной стороны, учитывать их динамику, а с другой, в соответствии с мировой практикой – предельно-критические значения. В этом отношении соискатель ориентируется на методику предельно-критических показателей развития, разработанную под руководством академика Г.В. Осипова. Опираясь на вышеуказанные критерии, появляется возможность разрабатывать методики, позволяющие вычленить те или иные связанные с возрастанием социальной напряженности и при этом наиболее актуальные для региона угрозы и риски. По тексту параграфа, опираясь на данные социологических исследований, соискатель анализирует ситуацию с социальной напряженностью в таких сферах, как здравоохранение, медицина, образование. С его точки зрения, высокий уровень коррумпированности практических всех сфер жизнедеятельности приводит к росту социальной напряженности в российских регионах.

Низкий уровень жизни большинства россиян также является одной из детерминант проявлений социальной напряженности. По итогам 2004 г. 25,5 млн россиян жили за чертой бедности и имели доходы ниже прожиточного минимума.

На фоне перманентного роста золотовалютных запасов страны, отсутствие реальных программ по борьбе с бедностью становится фактором, провоцирующим рост социальной напряженности. В их нынешнем виде дальнейшие процессы реформирования образования, здравоохранения и некоторых других сфер способны привести к снижению уровня жизни населения.

В параграфе 1.3 «Особенности проявлений социальной напряженности и социальных конфликтов в современной России» соискателем изучены особенности проявлений социальной напряженности и социальных конфликтов в современной России. В числе особенностей, о которых идет речь:

– региональная специфика возникновения и разрешения социальных конфликтов с учетом межнациональных противоречий;

– влияние изменения уровня потребления в сторону ухудшения как в материальной, так и нематериальной сферах;

– возрастание социальной напряженности, связанное с различными аспектами функционирования религии как социального института;

– тенденции к росту вовлеченности значительной части молодежи в качестве действующих лиц в социальные конфликты.

Региональная специфика возникновения и разрешения социальных конфликтов состоит в росте антикавказских настроений и, в свою очередь, стремлении участников конфликтов решать возникающие противоречия при помощи силы. Наиболее ярко указанная тенденция проявилась в Кондопоге, Сальске, на рынках Москвы и Санкт-Петербурга.

Сегодня исследователи наблюдают наличие обратной связи в процессе эскалации социальной напряженности. При анализе этнических конфликтов необходимо использование методов сравнительного социологического анализа. Благодаря указанному методологическому подходу выявляется, что этнические и религиозные конфликты характерны для большинства стран мира, в том числе и экономически развитых. Для раскрытия этого тезиса по тексту параграфа приведен ряд примеров социальных конфликтов, которые анализируются диссертантом сквозь призму восприятия россиянами.

Автор диссертации отмечает, что проблема возрастания социальной напряженности, связанная с различными аспектами функционирования религии как социального института, в последние годы во многих странах мира приобрела особую актуальность. Рассмотрение социально-экономических и культурологических факторов указанной проблемы выходит за рамки диссертационного исследования, тем не менее, для соискателя важен сам факт наличия социальной напряженности в указанной сфере социальной и культурной жизни России, который он анализирует на материале социологических исследований.

В современной России во многом ситуация с ростом социальной напряженности связана с распадом системы ценностей. Особенно негативно процесс аномии сказывается на молодежи. Поэтому автор диссертации рассматривает в качестве одной из особенностей процессов нарастания в обществе социальной напряженности вовлеченность значительной части молодежи в качестве действующих лиц в социальные конфликты. При этом в протестных акциях участвуют молодые люди независимо от их политической ориентации.

В главе 2 диссертационного исследования «Новые тенденции в социальной организации протестной активности в современной России» соискателем изучены тенденции в сфере лидерства в групповых проявлениях социальных протестов, связанные с новыми проявлениями социальной напряженности социальные процессы, а также роль структур гражданского общества в контексте изучаемой в диссертации проблематики.

В параграфе 2.1 «Новые тенденции в сфере лидерства в групповых проявлениях социальных протестов» соискатель отмечает: социальные структуры отличаются от социальных агрегатов наличием явно выраженных лидеров. Группы протестно настроенных граждан в этом отношении не являются исключением.

Проблема состоит в выявлении формальных и неформальных лидеров. Если в странах с развитыми институтами демократии политические настроения, в том числе и протестной направленности, канализируются в рамках институционализированных политических партий и общественных организаций, то в современной России ситуация несколько иная, и этот тезис в качестве рабочей гипотезы диссертант рассматривает по тексту параграфа.

Инаковость, о которой идет речь, особенно ярко проявилась во времена президентства В.В. Путина. Если в начале 90-х гг. ХХ в. протестные настроения канализировались в деятельности многочисленных политических партий и стремительно множившихся структур гражданского общества, то в последние годы ситуация изменилась.

На взгляд автора диссертационного исследования, изучая происходящие изменения в сфере социальной напряженности, социальные конфликты можно выявить используя методологию сравнительного социологического анализа. Прошедшая в стране демократическая революция объединила большую часть населения в неприятии социалистического образа хозяйствования, в рамках которого уровень жизни россиян был значительно ниже уровня развитых экономических стран. После того, как ценностные идеалы перестройки поблекли, для федеральной элиты революционные настроения электората стали представлять угрозу. В соответствии с законами диалектики сами «революционеры», точнее говоря, те представители элиты, которые сумели воспользоваться внезапно свалившейся властью, стали препятствовать каким-либо изменениям, поскольку изменения могли негативным образом повлиять на сложившийся баланс экономических и политических интересов.

Свидетельствами происходящих процессов являются повышение минимальной численности политических партий с одновременным резким сокращением их числа, ужесточение требований по обеспечению контроля за деятельностью общественных организаций, уменьшение возможностей выбора руководителей различного уровня, сокращение прав органов местного самоуправления. Вопрос о лидерстве в организации и осуществлении социальных протестов неизбежно упирается в трактовку происходящих событий средствами массовой информации, большая часть которых в своих публикациях транслирует точку зрения элиты на происходящее.

В условиях отсутствия в стране институциональной оппозиции, возникающий вакуум политического пространства неизбежно заполняется экстремистскими организациями, которыми занимаются правоохранительные органы; последние становятся постоянными участниками политического процесса. В рамках указанного дискурса движение к тоталитаризму становится неизбежным, а любой более-менее заметный оппозиционер элитой рассматривается как враг, которого необходимо уничтожить любыми доступными способами.

Особенное недовольство граждан вызывают местные власти, которым доверяют менее 20 % населения. К примеру, в Москве и многих других городах уже созданы организации по сопротивлению переселению граждан из центра на окраины и по отстаиванию интересов обманутых дольщиков. Указанные социальные практики не могут периодически не приводить к конфликтам.

Институционализированные лидеры структур гражданского общества в условиях возрастания социальной напряженности редко становятся неформальными лидерами социальных протестов. Существующая в современной России власть представляет интересы бюрократической элиты, соответственно, в ней заинтересованы только карьеристы, в то время как для разрешения социальной напряженности и социальных конфликтов необходима политическая харизма с ярко выраженным стремлением неформального лидера служить интересам общества, а не удовлетворять за счет участия в общественной деятельности свои карьерные и экономические амбиции.

В параграфе 2.2 «Социальные процессы, связанные с новыми проявлениями социальной напряженности и социальных конфликтов в современной России» соискатель констатирует, что в современной России общественные настроения меняются подобно маятнику. На социальные процессы, связанные с протестной активностью, в значительной мере влияет отсутствие креативного подхода чиновников к разрешению возникающих экономических и социальных проблем. Безусловно, указанная проблема не только чисто российская. Практически во всех странах мира особенность государственных структур состоит в том, что очень большая доля сотрудников в них – достаточно безынициативная масса.

Кроме того, у элиты распространена точка зрения, в соответствии с которой даже если не предпринимать никаких мер, со временем острота восприятия проблем уменьшается. Указанный дискурс частично основывается и на ошибочной интерпретации результатов социологических исследований, в которых анализируется накопленный обществом протестный потенциал.

К примеру, по сравнению с началом 2005 г., к концу того же года отрицательных суждений о замене льгот денежными выплатами стало заметно меньше. Готовность участвовать в акциях протеста также понизилась. Зато выросла доля тех, кто к этой проблеме относится равнодушно. Наряду со взаимоотношениями по линии «гражданин–государство», социальные процессы, связанные с нарастанием социальной напряженности, происходят и по линии «работник–работодатель».

В рамках существующей в России социальной реальности происходит уменьшение прав граждан влиять демократическим путем на действия власти. Связанные с социальной напряженностью процессы разноплановы и разновекторны. Во многом происходящие в социуме изменения связаны с некомпетентностью чиновников. Усиление общественного контроля над деятельностью чиновников становится в современной России востребованной обществом социальной практикой, способствующей уменьшению социальной напряженности.

В параграфе 2.3 «Роль структур гражданского общества в контексте проявлений социальной напряженности и социальных конфликтов в современной России» соискатель выявляет точки соприкосновения власти и гражданского общества, а также дисфункциональность функционирования социальных институтов в сфере профилактики социальной напряженности и разрешения социальных конфликтов. Проблематика роли структур гражданского общества в контексте проявлений социальной напряженности и социальных конфликтов в современной России достаточно сложна, поскольку в ней социальное переплетено с политическим.

В начале параграфа диссертант рассматривает дефиниции конструкта «гражданское общество», при помощи которых в дальнейшем анализируются социальные практики, связанные с социальными конфликтами и социальной напряженностью. При этом при оценке уровня развития гражданского общества соискатель опирается на предложенную немецким социологом О. Рамштадтом классификацию циклов эволюции общественных движений. В зависимости от того, на какой стадии развития находится та или иная структура гражданского общества, необходимо и оценивать ее роль в разрешении социальных конфликтов.

Диссертант отмечает тот факт, что становление структур гражданского общества далеко не всегда соответствует демократическим нормам, поскольку в некоторых случаях представителям государства вместо общественников, стремящихся принести пользу обществу, приходится иметь дело либо с ангажированными иностранными фондами индивидами, либо с лоббистами тех или иных коммерческих структур. Вместе с тем, достаточно показательно, что представители органов власти не стесняются высказывать скрытые угрозы в адрес недовольных их действиями граждан.

Отсутствие политической оппозиции неизбежно сказывается и на выборе пути развития страны. Еще одним фактором, влияющим на рост социальной аномии и рост протестной активности, становится выбор без выбора. Структуры гражданского общества призваны играть важную роль в укреплении в социуме социальных ценностей, благодаря которым происходит формирование устойчивого неприятия деструктивного поведения отдельных индивидов, ориентированных на асоциальные практики. В силу неразвитости указанных структур и отсутствия государственного механизма ориентации граждан на консолидацию, в современной России отсутствует социальный механизм профилактики аномии.

Общественный контроль может помочь власти выявлять и профилактировать проявления социальной напряженности. Но для того, чтобы контроль со стороны структур гражданского общества был эффективен, необходимо и государству пересмотреть дискурс взаимоотношений с социумом. Реформы – это не самоцель, а способ улучшения жизни народа. К сожалению, элита общества это не всегда понимает.



В Заключении диссертации подведены итоги исследования, сформулированы выводы.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница