Нетто И. А. Н57 Это футбол. Предисл. Н. Старостина. 2-е изд., доп



страница9/9
Дата02.02.2018
Размер1.95 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
ГЛАВА 6 СПОР ЗА БУДУЩЕЕ

1.

Наступил год 1965. В последний раз я в качестве капитана вывел товарищей но сборной команде Советского Союза на поле Центрального стадиона имени В. И. Ленина.

Предстоял матч со сборной Австрии. И я уже знал заранее, что мое участие в этой международной встрече будет носить символический характер. На поле я проведу всего пять минут. Затем наступит момент торжественного ритуала проводов футболиста-ветерана.

Что ж, все правильно, как должно быть. Около двух десятилетий я отыграл в «Спартаке», больше десяти лет — в сборной команде страны. Пора и отдохнуть от предельных нагрузок. И хотя давно я не чувствовал себя в такой хорошей спортивной форме, как той весной, расставаться с большим футболом было пора.

Что говорить, уходить с поля не хотелось... Но прозвучал сигнал судьи. Матч был прерван. Я снял с рукава свою капитанскую повязку и передал ее Валентину Иванову, новому капитану сборной. На беговой дорожке уже разминался, готовясь сменить меня в игре, мой молодой одноклубник, спартаковец Геннадий Логофет.

Стадион проводил тепло. Я покинул ноле. И навсегда остался с футболом.

Это не фраза. Не говоря уж о тренерской работе, я до сих пор продолжаю играть. Читатель, наверное, видел не раз футбольные афиши с именами заслуженных мастеров футбола, еще не так давно весьма популярных, с которыми связаны большие и памятные события футбольной жизни. Алексей Хомич, Анатолий Башашкин, Константин Крижевский, Николай Тищенко, Алексей Гринин, Николай Дементьев, Никита Симонян, Константин Бесков, Анатолий Ильин, Анатолий Исаев... Это ветераны. Мы с удовольствием играем. Встречаемся между собой клубами, выезжаем в другие города для показательных матчей с молодыми мастерами. Говорят, что не так уж плохо играем в футбол, что пусть не хватает былой скорости, но зато понимания игры, техники — хоть отбавляй.

Во всем мире вот так же играют знаменитые в недалеком прошлом футболисты. Стадионы переполнены в дни их матчей. Происходят интересные международные встречи сборных команд старейшин футбола многих 'стран. Возможно, в самое ближайшее время мы тоже примем участие в международных матчах и турнирах ветеранов. Говорят, что наши выступления приносят пользу, как наглядная школа для молодежи. Не стану оспаривать столь лестное мнение. Нам эти игры продлевают молодость.

Продолжаю жить в футболе в своих учениках, в их удачах и неудачах. Это тоже не фраза. Никогда я прежде не думал, что такое трудное, волнующее дело — тренерская работа. Впрочем, пока не считаю себя вправе развивать эту тему. Слишком мало еще сделано.

Пожалуй, будет лучше, если я поделюсь с читателями, в заключение своих записок, некоторыми соображениями, вызванными событиями в футбольном мире в последние годы.

2.

Популярнейшей этой игре давно перевалило за сто. Казалось бы, пора говорить о зрелости. Но вся история футбола выразительно свидетельствует о том, что технико-тактические резервы игры все еще неисчерпаемы более того, становятся богаче с каждым новым десятилетием, потому что мы все больше узнаем, а следовательно, шире видим, глубже понимаем причины, и последствия, и вновь встающие задачи.

В 1966 году состоялся очередной, VIII футбольный чемпионат мира.

Как известно, он проходил в Англии. Это обстоятельство наложило особый отпечаток на содержание и характер соревнования сильнейших, во многом определило результаты.

Был продолжен многолетний спортивный спор. Спор за будущее. В мировых футбольных чемпионатах уже давно противоборствуют две школы — южноамериканская и европейская. Вкратце их особенности таковы: европейский футбол — атлетизм, как следствие разносторонней физической подготовки, темповая, хорошо организованная игра, высокая, рациональная техника; южноамериканский — яркий артистизм футболистов, виртуозность, романтическое начало, когда импровизация на поле, свободная, открытая игра, в рамках, конечно, коллективного тактического плана, является преобладающей.

Разумеется, это лишь в общих чертах. Есть много других тонкостей, и теоретики футбола скажут точнее и полнее. Но если, так сказать, «очеловечивать» два противоборствующих в футболе стиля, я бы назвал таких типичных их выразителей: Бобби Чарльтон и Бобби Мур, с одной стороны, и Пеле и Гарринча — с другой.

Чемпионат мира 1966 года завершился победой европейского футбола. Наиболее характерные представители латиноамериканского стиля, дважды чемпионы мира бразильцы потерпели на этот раз крупную неудачу.

В чем причина?

Мне лично видятся здесь две причины, приведшие к поражению бразильцев. Еще во время чилийского мирового чемпионата эта команда выглядела несколько постаревшей, усталой, как бывает, когда приходит пора смены поколений. В Англии эта усталость была еще более заметной. Кроме того, что очень существенно, бразильцы встретились в Англии с жестким, порой до откровенной грубости, футболом. Он свел до минимума их преимущество в технике, их непревзойденную виртуозность в обращении с мячом. Тот, кто следил за играми лондонского чемпионата по телевизору, помнит, например, как буквально охотились португальцы за Пеле, как сбивали этого замечательного мастера с ног... Мудрено ли, что после этого чемпионата Пеле заявил, что никогда больше не выйдет на поле в соревнованиях такого масштаба, что для него это просто опасно?..

Проиграв Португалии с крупным счетом — 0:3, потерпев затем поражение от сборной Венгрии, бразильцы выбыли из борьбы.

Чемпионами мира в первый раз стали родоначальники футбола — англичане. Они показали интересную, мощную, рациональную игру.

По можно ли было считать, что этой сильной команде присущи черты яркой игровой индивидуальности, что именно за ней осталось последнее слово в споре?

Думаю, что нет. На поле действовала хорошо отлаженная игровая машина и — не более того.

Наша сборная выступала, как никогда, успешно. Старшему тренеру Николаю Петровичу Морозову удалось создать хороший игровой ансамбль. Читатель знает: я всегда придерживался мнения, что лицо, стиль игры команды во многом зависят от присутствия в нем футболистов с выраженной игровой индивидуальностью Они группируют вокруг себя силы. Были у нас такие мастера в сборной того созыва: Лев Яшин, Альберт Шестернев, Иосиф Сабо, Анатолий Банишевский...

Сборная СССР заняла призовое, четвертое место. Это почетно и в общем, видимо, соответствовало уровню се игры. Сравнительно легко паши футболисты переиграли спортсменов Кореи, Италии, Чили. Выиграли в четвертьфинале у команды Венгрии.

В полуфинале проиграли футболистам ФРГ. Между прочим, я лично ждал здесь иного исхода встречи. Нам приходилось до лондонского чемпионата играть с командой Западной Германии. Довольно удачно. Казалось бы, не было причин сомневаться теперь в успехе, тем более что как никогда близок был финал, значит, думалось, ребята сил не пожалеют, сделают все, чтобы перешагнуть трудный, но одолимый порог.

И вместе с тем матч с ФРГ ожидался с некоторой тревогой. Это беспокойство, неуверенность в исходе встречи в полуфинале появились во время игры нашей сборной с венграми. Точнее — в ходе второго тайма. Без очевидных причин наши футболисты почти полностью проиграли соперникам этот второй тайм. Инициатива во второй половине матча полностью перешла к венгерским мастерам. Что это, попытка сберечь силы?.. Но это всегда чревато последствиями в ходе такой напряженной встречи... Я терялся в догадках. Не хотелось верить, что в данном случае, па соревновании столь ответственном и складывающемся благоприятно для нас, снова сказалась не новая для нашего футбола болезнь — отсутствие стабильности в игре, те самые пресловутые «качели», которые мы то и дело наблюдаем в выступлениях клубов в процессе внутреннего чемпионата.

Случилось именно так. Матч с футболистами Западной Германии наша сборная команда провела, как говорят обычно, ниже своих возможностей. Спад в m ре был заметным. Несколько позднее я сделаю попытку разобраться вместе с читателями в природе этого столь нежелательного явления.

Призовое место досталось нашему футболу по справедливости, по заслугам. Выявились наши недостатки. Они были серьезны и несколько неожиданны. Да, мы подтянулись в технике до уровня лучших футбольных кондиций времени, но почему-то стали уступать в физической подготовке, в выносливости, способности веста матчи в неопадающем темпе, с максимальной нагрузкой.

Может быть, в этом теперь паша ближайшая задача?..

3.

Четыре года спустя большой футбольный спор за будущее был продолжен.

1970 год. В Мексике развернулись напряженные встречи нового, IX чемпионата мира по футболу.

Много значительных футбольных событий произошло за минувшие годы. Но, как всегда, очередной чемпионат мира должен был как бы подвести итоги, показать наглядно и убедительно, какими путями-дорогами продолжает следовать футбол, кто идет впереди, а кто топчется на месте или отстал и, главное, каковы тенденции дальнейшего развития игры.

Многие крупные теоретики и практики футбола Склонны были считать после лондонского чемпионата, это южноамериканский футбол со всей его романтикой, виртуозностью ярких личностей уступил место практицизму европейской школы. Думается, эта точка зрения восторжествовала и у нас.

Во всем мире, и у нас тоже, хорошо поняли, что в такой живой и многогранной игре, каким стал современный футбол, нельзя придерживаться раз и навсегда принятой тактической схемы. Это просто невозможно. Так называемая «бразильская» тактическая находка 1—4—2—4, совершившая на определенном этапе целый переворот в футболе, претерпела свое дальнейшее развитие: стали играть с двумя нападающими и четырьмя полузащитниками, с крайними нападающими — одним или двумя, с выходами вперед по краям одного и двух защитников... Основной осталась идея — владение серединой поля, создание численного превосходства за счет полузащитников и даже защитников в нападении ц сохранение такого же превосходства в защите ворот, с решительным переходом в контратаку. Изменились игровые функции футболистов. Наступила пора универсализации, которую, кстати, предсказывал еще давно, в первые послевоенные годы, наш старейший тренер Борис Андреевич Аркадьев. Мне, бывшему игроку полузащиты, кажется более справедливым современное распределение функций между игроками в команде. Честно говоря, в прежнее время у нас, полузащитников, были все основания жаловаться на несправедливость футбольной судьбы — уж больно велика была игровая нагрузка. Теперь все, включая защитников, обязаны участвовать в игре по всему полю, все должны почти непрерывно двигаться, «привилегированного сословия» больше в футболе нет!

Опытные тренеры в выборе того или иного тактического плана стали исходить из особенностей своих игроков. Характерно, например, что многие команды предпочитали иметь лишнего полузащитника за счет крайнего нападающего только потому, что не располагали в своем составе хорошими крайними форвардами. Мне при этом казалось и теперь кажется, что вскоре наш футбол непременно вернется к необходимости чистых крайних нападающих. Универсализация футболистов, в частности защитников, хорошая вещь, но вряд ли все-таки защитник, выходя вперед по правому или левому краю, включаясь в нападение, может действовать там, в атаке, столь эффективно и опасно, как настоящий крайний форвард. Большое скопление игроков в штрафной площадке, особенно прямо против ворот, требует от атакующей стороны умения растянуть защиту, а это возможно лишь тогда, когда на краю действуют мастера фланговых проходов и прострельных передач, не говоря уж о способности нанести прицельный, под любым углом, внезапный удар по воротам.

Время показало, что даже функции вратаря подверглись некоторым существенным дополнениям. Правда, плотнее стала защитная линия и играть в воротах стало вроде бы полегче. Но это ложное представление. В условиях массированной обороны и столь же массированной, в два эшелона, атаки возникла необходимость быстро и находчиво играть на выходах, с тем чтобы вовремя перехватывать мячи. Классическим вратарем в этом смысле стал Лев Яшин, внесший во вратарское искусство именно эту способность быть хозяином штрафной площадки во время атакующей бури у ворот.

С нетерпением ждал футбольный мир начала нового мирового чемпионата. На сколько важных вопросов должно было ответить это соревнование!

4.

Четыре мексиканских города стали ареной борьбы сильнейших футбольных команд мира: Мехико, Гвадалахара, Пуэбло, Леоне.

Мировые футбольные чемпионаты во все времена были и будут интересными и многозначительными прежде всего потому, что мы в сравнительно короткое время получаем возможность наглядно убедиться в характерных особенностях и достижениях той или иной футбольной школы, разобраться в тенденциях футбола современности.

Самые различные тренерские взгляды, равно как игровые манеры команд и отдельных выдающихся футболистов, продемонстрировал мексиканский чемпионат

У наших вначале все шло хорошо. Именно хорошо хотя сыграли лишь вничью с мексиканцами, 0:0. Отчего такой результат обнадеживал? Не трудно представить себе обстановку, в которой происходил матч. Не говори уж об изнуряющей жаре, об особенностях высокогорья к которым не легко привыкнуть, встреча СССР — Мексика открывала чемпионат. Страсти были, естественно, в зените. Огромный стадион «Ацтека» в Мехико напоминал, как рассказывают ребята, огнедышащий вулкан.

В таких условиях нужно много воли. То обстоятельство, что во втором тайме наши заиграли энергичнее, свободнее, представлялось особенно отрадным признаком. Значит, закалка неплохая. Не удалось забить гол? Ну, что ж. Не каждый матч будет похож на корриду. И потом ведь это все-таки первый матч чемпионата, да еще с хозяевами поля! Нервное напряжение, разумеется, сковывало. Да и мексиканская команда далеко не из слабых.

Второй матч наша сборная играла с командой Бельгии.

Должен оговориться, что в Мексике на чемпионате мира я сам не был. Следил за этим огромным соревнованием, как все москвичи, по телевизору, по радиорепортажам, узнавал подробности из газет. Мне, старому футболисту, было, конечно, легче «дорабатывать» в воображении происходящее па поле за тысячи километров от московских улиц. Ведь ничто еще не было забыто, ощущения игрока не потеряны. Я знал каждого из наших мастеров, кто выступал там, в Мексике. Это были мои товарищи, спортивные друзья. Известны мне были их достоинства и недостатки, особенности характера. В общем, порой мне казалось, что я и не уходил с поля, и, по правде сказать, слушая радиорепортажи из Мексики или наблюдая за матчами по телевизору, я ловил себя на том, что к концу игры выматываюсь порядком. Такова уж, видно, судьба человека, посвятившего много лет жизни спорту.

Встреча с сильной командой Бельгии порадовала. Вспомним, что бельгийцы перед матчем с нами легко выиграли у команды Сальвадора — со счетом 3:0. Печать в повышенных тонах заговорила о блестящем бельгийском полузащитнике Ван Муре, о мастерстве нападающего Ван Химста, о том, что бельгийцы провели матч с Сальвадором так спокойно и уверенно, будто это была тренировка, что они далеко не показали всех своих возможностей, что испытание нашей команде предстоит нелегкое.

Наша сборная выиграла у команды Бельгии с крупным счетом — 4:1. Думаю, более того — уверен, что на эту и в самом деле нелегкую игру наши футболисты вышли с хорошим, боевым настроем. Это было не без причин. Начать хотя бы с того, что матч проводился не в самое жаркое время дня и, следовательно, не мог стать до предела изнуряющим. Потом бельгийцы — команда, играющая в близкой нам европейской манере. Наконец, мы уже с ними встречались. И дважды — в Брюсселе и в Москве. В обоих случаях побеждали. Отчего же сейчас, находясь в равной степени в непривычных условиях мексиканского климата, мы должны уступить им?

Хорошее, боевое настроение сделало игру уверенной и напористой. Играть в подгруппе нам оставалось с командой Сальвадора, не такой уж грозной. А там — четвертьфинальная игра. С кем? С командой Уругвая, вернее всего, которая тоже уверенно выступает в своей, второй подгруппе. Соперник опасный? Не больше, чем все другие команды такого ранга. Как-никак это не Бразилия, не Англия, не ФРГ, даже не Италия, несмотря на то, что итальянская команда, судя по всему, находится в отличной спортивной форме.

С бельгийскими футболистами наши мастера играли в смелом, атакующем стиле. Наконец-то! Так, может быть, найдена наша настоящая игра?

Встреча с командой Сальвадора несколько разочаровала. Как и думалось, наши много атаковали, играли, в сущности, «в одни ворота», тем более что сальвадорцы вскоре после начала матча ушли в защиту. Но первый гол в ворота соперника был забит лишь на 51-й минуте! Неужели опять сказывается наша «болезнь» — неумение остро открываться в опасной зоне и, главное, неумение неожиданно и точно, без длительной обработки мяча и многих ненужных передач, бить по воротам?

Неужели в третьей же, вовсе не самой трудной игре чемпионата снова наступила та странная вялость, которая вдруг является неизбежной спутницей нервной усталости? Но так ведь бывает — я сужу по себе — только после предельного напряжения сил и притом напряжения длительного! Замечу при этом, что такое утомление, как правило, наступает у футболистов не очень классных команд, не умеющих так построить игру, чтобы не было непрерывной суетни и беготни на поле, чтобы мяч двигался больше по полю, чем футболисты.

Не сомневаюсь, что посредственная, в сущности, команда Сальвадора видела единственную возможность как-то спасти матч с нашей сборной в попытке навязать нам свой стиль. Это понять можно. Но как наша команда пошла навстречу в этом стремлении соперника уравнять класс игры? Скученность в середине поля, короткие передачи — словом, тесный, без выдумки, без попытки переломить ход матча футбол. Сколько таких игр мы видим в последнее время в нашем внутреннем чемпионате!

Ладно, думалось мне, скорее всего этот скучный матч своеобразная разрядка. Можно ли каждую встречу проводить па самом высоком уровне?.. Тем более что в такой игры оказалось достаточно для победы. Все-таки счет 2:0 в нашу пользу и — выход в 1/4 финала. Ближайшая цель достигнута!

Наступил день матча с Уругваем. Точнее сказать, для нас, москвичей, наступила ночь матча. Было любопытно наблюдать в ту июньскую ночь — сколько же бессонных окон светилось в домах!

Повторять широко известное нет смысла. Наша сборная проиграла команде Уругвая — 0:1.

И выбыла из чемпионата мира.

Мы знаем, были споры в Мексике, спорили и у нас в Москве: оказался или нет мяч за лицевой линией в эпизоде, предшествовавшем голу.

Но разве в этом суть?

Конечно, трудно оправдать действия наших защитников и вратаря, воздевших руки к небу в тот критический момент, когда следовало просто ликвидировать вовсе не прямую угрозу нашим воротам. У нас, во внутренних чемпионатах, такая «самодеятельность» иногда проходит. На чемпионате мира это — грубейшая ошибка. Пока нет свистка судьи — надо играть. Это закон.

Уругваец Эспарраго без какой бы то ни было помехи добил в наши пустые ворота переданный ему с края мяч...

5.

Поучительным оказался финальный матч IX чемпионата мира: Бразилия — Италия.

Вряд ли кто-нибудь сомневался в том, что выиграют бразильцы.

Они оказались волею жребия в самой, пожалуй, трудной подгруппе: Бразилия, Англия, Румыния, Чехословакия. И все-таки уверенно шли к финалу.

Правда, их матч со сборной командой Англии, не сдавшей еще свои «чемпионские полномочия», был равным. Встреча экс-чемпиона и чемпиона мира и не могла быть иной. Коллективы в одинаковой степени классные, обладающие великолепными мастерами, они должны были бы играть между собой в финале. Гол, забитый в втором тайме в ворота английскою вратаря Бенкса падающим бразильцев Жаирзинью с виртуозной, мягкой подачи Пеле, не решил, в сущности, вопроса, кто сильней. Да, бразильцы встречу выиграли, но в той же степени могли это сделать англичане. Думаю, что спор: какая же из футбольных школ — южноамериканская или европейская прогрессивней в современном мировом футболе — не был завершен, да и не мог быть завершен на мексиканском чемпионате. Да и вообще было бы наивно ожидать однозначного решения этого вопроса. Дело в том, что такой классный коллектив, как бразильский не мог не извлечь уроков из предыдущего чемпионата не мог не взять па вооружение всего лучшего, чем владели сильнейшие европейские команды.

Другие встречи в своей подгруппе бразильцы выиграли сравнительно легко: 4:1 — команды Чехословакии и 3:2 — у румынских футболистов.

Обыграв в 1/4 финала команду Перу — 4:2 и в полуфинале футболистов Уругвая — 3:1, экс-чемпионы мира вышли в финал, где им предстояло играть с командой Италии.

Победив со счетом 4:1, команда Бразилии вернула себе звание чемпиона.

Так отчего же все-таки именно эта команда оказалась сильнейшей среди лучших представителей современного футбола? Что следовало бы почерпнуть советскому футболу из опыта чемпионов?

Целый комплекс условий определяет в современном футболе класс команды. Начнем хотя бы с выносливости, с той высокой степени физической подготовки, которая помогает футболисту и всей команде в целом играть весь матч в хорошем темпе, уверенно, на скорости выполнять все технические элементы, стремительно маневрировать, владеть полем.

Чемпионат мира в Мексике показал, что этим важнейшим качеством обладают в наши дни все лучшие команды. И что особенно важно, все мастера в составе футбольного ансамбля физически закалены в равной степени. Таким образом, нет разнобоя в игре, когда вдруг оказывается, что стремительное развитие атакующих действий или быстрая организация обороны срывается из-за того, что кто-то из футболистов, устав, не поспевает в самый нужный момент.

Когда-то физическая подготовка была нашим козырем. Уступая в технике, футболисты в какой-то степени компенсировали эту отсталость способностью с начала до конца выдерживать большую нагрузку матча.

Теперь этого преимущества у нас нет. Думается, по двум причинам: первая — высокая физическая подготовка стала достоянием всеобщим; вторая — наши футболисты, не овладев еще искусством точного взаимодействия по всему полю в условиях комбинационной, остро маневренной игры, не достигнув того уровня техники владения мячом, которого требует современный футбол, совершают огромное количество лишних усилий, вызываемых техническим браком.

Обратимся к примерам мексиканского чемпионата. Вспомним эпизоды финальной встречи. Не правда ли, всем нам, наблюдавшим игру, понравилась легкость и непринужденность обращения с мячом таких футболистов, как бразильцы Пеле, Тостао, Гарсон, Ривелино, Жаирзиньо... А ведь за каждым их шагом внимательнейшим образом следили! И делали это тоже опытные и высокотехничные футболисты сборной Италии — Бург-нич, Факкети, Росато, Бсртини... И к тому же, стоило мячу оказаться у бразильцев, массированной и хорошо организованной становилась защита на штрафной площадке у итальянских ворот.

Отчего же влетели четыре мяча в эти ворота?

Причиной тому — импровизация на поле и отличное взаимопонимание, зоркость и мысль, игровое предвидение бразильцев. Каждый из четырех голов тому свидетельство. И каждый гол не похож на другой.

В первом случае все решил внезапный рывок Пеле к дальней штанге, когда мяч был еще только брошен из аута на Ривелино. Помните? Ривелино будто знал наверняка, что Пеле окажется именно там, где он оказался, и точно послал мяч на дальнюю от себя штангу!

Трудно приходилось бразильцу Жаирзиньо в финальном матче. Техничный и опытный итальянец Факкети но отходил от него ни на шаг. И вот мяч у Жаирзиньо. Он делает с мячом быстрый рывок с левого края к центру. Попытается ударить по воротам? Нет, он столь же быстро, неожиданно посылает мяч на край, туда, где только что был сам... А там уже оказывается Герсон! И, никем не прикрытый, спокойно забивает гол. И все это сделано в стремительном темпе, в неуловимо малые доли секунды... Взаимопонимание и внезапность решили дело. Неожиданность решений — и треснула крепчайшая, массированная оборона.

Несколько слов о Пеле. Я знаю этого замечательного футболиста с 1958 года. В первый раз встретился с ним на Стокгольмском чемпионате. Он был тогда еще совсем молод. Наш Виктор Царев довольно уверенно справлялся с ним. В том матче значительно большее впечатление производили Гарринча и Вава.

К следующему чемпионату мира Пеле вырос в мастера редкой игровой индивидуальности. Виртуозность сочеталась в нем с превосходным видением поля. Стремительный рывок, глубокое понимание игровых ситуаций делали его опаснейшим форвардом. И уже тогда этот замечательный футболист-виртуоз играл строго в интересах команды, охотно, ни на минуту не задумываясь, предоставлял право забить гол, завершить острую комбинацию партнеру, раз того требовала игровая обстановка.

Мы знаем, что на чемпионате мира в Лондоне Пеле подвергся настоящему преследованию на поле. И мне хочется напомнить о статье бразильского журналиста С. Лейтало: «Почему вернулся Пеле», опубликованной в дни мексиканского чемпионата в «Советском спорте».

«...В Бразилии футбол — прежде всего красивая игра. Но здесь чемпионат мира, и мы обязаны с этим считаться, — говорил Пеле. — Я знаю, как кошмарно трудно быть на поле, ощущая, что каждую секунду тебя прикрывает защитник. Я не был бы удивлен, если бы некоторые из моих сторожей проследовали за мной в гостиницу после 90-минутного преследования на поле.

Такова моя судьба. В последние годы я всегда играю вдвоем — я и мой сторож. Четыре года назад в Англии «тени» оказались безжалостными. Здесь они вроде чуть добрее. Я ненавижу такую игру, но что поделать, она существует. Ее нужно опровергнуть. Но ради бога не жалейте меня. Я не испытываю жалости к себе. Мне жалко их. Я ненавидел бы себя, если бы когда-либо мне пришлось выйти на поле с таким заданием. Футбол — великая игра, когда вы имеете право двигаться туда, куда влечет вас собственная фантазия или куда направляет интеллект. Но выходить на поле для того, чтобы 90 минут игнорировать мяч, бежать туда, куда бежит кто-то другой, останавливаться, когда он останавливается, прыгать, когда он прыгает, приседать, когда он приседает, — какая незавидная доля! И какое счастье, что этот метод редко срабатывает на сто процентов. За вами могут охотиться 89 минут, ни разу не коснуться мяча, а затем в доли секунды проиграть все. Я бы скорее согласился делать плохо свою работу, чем хорошо их работу — сторожа».

...Много было слухов в бразильском лагере, — продолжает журналист С. Лейтало, — что Пеле не хочет играть с тем или иным партнером, что он выбирает себе товарищей по атаке. Когда я спросил об этом, он просто пожал плечами: «Выбор команды — работа тренера Загало, а не моя. Но я, конечно, получаю удовольствие, выступая вместе с отличными игроками... Меня не волнует, кто забивает гол — я, Тостао или Жаирзиньо. Это неважно, если мы их забиваем...»

Не часто мне приходилось встречать на поле футболиста, который бы так безраздельно отдавался игре, как Пеле, так безгранично любил футбол.

И вот этот игрок, постоянно жестко опекаемый соперниками, сумел ко времени мексиканского чемпионата забить более 1000 голов, и, наверное, невозможно сосчитать, в скольких голах был соавтором!

В финальном матче со сборной Италии Пеле был верен себе. Я внимательно следил за его игрой, и меня поразила его необычайная работоспособность. Когда требует обстановка, этот замечательный форвард действует даже в защите. Создается такое впечатление, что он участвует во всех атакующих комбинациях. И все совершает удивительно мягко, пластично, умно. Вспомним, как были забиты два последних гола в итальянские ворота. Бразильцы бьют штрафной. Снова кажется, что мяч сам ищет Пеле! В высоком прыжке на штрафной площадке Пеле принимает мяч головой и буквально «выкладывает» его на выход Жаирзиньо... И еще одна, стремительно решенная задача. Мяч у Пеле. Он держит его, заставляет броситься к себе защитников и, не глядя, выкатывает мяч вправо, на свободное место. Туда поспевает Карлос Альберто. Он никем не прикрыт. Сильный и точный удар. Мяч в воротах. И опять все это выполнено в высоком темпе, легко, умно, играючи.

...Я не случайно отдал столько места финальному матчу мексиканского чемпионата и действиям бразильцев. Не знаю, удалось ли мне передать читателям то главное, что, по моему мнению, привело команду Бразилии к большой победе. При прочих равных условиях, при том, что бразильцы взяли все лучшее, что содержит современный, хорошо организованный европейский футбол, они оказались сильнее потому, что не отказались от своей и только своей игры, с ее артистизмом, с ее импровизационным началом. Наличие в составе команды, помолодевшей и тактически возмужавшей, подлинных виртуозов мяча позволило бразильцам в рамках коллективной игры, в принципе — атакующей, выступать на поле с тем коллективным умом и индивидуальным блеском, которые, на мой взгляд, и являются сегодня обязательными в современном футболе.

Конечно, нельзя не учитывать, что бразильцы играли, так сказать, почти «дома». Климатические условия были им более привычны, чем европейцам. Можно также отметить, что характер поединков был менее жестким, чем на футбольных полях Англии, и, следовательно, Пеле и его товарищи могли в большей степени использовать преимущества своего высокого технического мастерства.

Однако это дополнительные подробности.

Атлетическим, стремительным, высокотехничным и умным предстал современный футбол в лучших матчах мирового чемпионата в Мексике.

Думается, не могла наша сборная достигнуть большего, чем она достигла, в условиях такого соревнования. У нас была крепкая, дисциплинированная команда. Но не более того. Многого, слишком многого не хватало нашим футболистам. И прежде всего правильного понимания тенденций современного футбола, как игры открытой, атакующей. Обращаясь снова к терминологии шахмат, скажу, что нам опять не хватило темпа для того, чтобы соревноваться на равных в комбинационной игре с лучшими командами мира.

Да, мы освоили в основном современную тактику футбола, поняли, в частности, что успехи в борьбе за середину поля приносят в наше время успех в борьбе за инициативу в матче. Но на этом и остановились. А жизнь шла вперед. На футбольных полях, там и здесь появлялись мастера новейшей формации: Жаирзиньо, Тостао, Баккенбауэр, Мюллер, Бест... Появлялись не сами по себе. Само время, новые футбольные тенденции формировали мастеров универсального плана.

У нас в команде таких футболистов снова не оказалось. Но это лишь одна из причин нашего неуспеха, хотя и весьма существенная. Не сумели наши тренеры, справедливо провозгласив игровую дисциплину краеугольным камнем коллективных действий, воспитать у мастеров способность во взаимодействии творить игру да поле, принимать и уверенно осуществлять верные решения, вытекающие из той или иной ситуации, возникающей в ходе встречи. Ведь нет и не может быть готовых тренерских рецептов на все случаи жизни! Как еще раз показал футбольный чемпионат мира в Мексике, класс ведущих команд именно тем и определялся, что футболисты, сохраняя игровую дисциплину в разумных рамках, умели на ходу перестроить свою коллективную игру в зависимости от складывающейся обстановки. Три или четыре лучших мастера выступали тут зачинателями, остальные были готовы понять их с полуслова. Могла ли возникнуть у нас подобная тактическая гибкость? Быть может, и могла. Но не возникала. Было подчас досадно наблюдать, как тот или иной футболист пытается что-то придумать, предпринять для того, чтобы переломить невыгодный нам ход игры, но усилия его остаются непонятыми и неподдержанными партнерами, психологически неподготовленными к творческим, импровизационным действиям на поле.

Шаблонность коллективных действий довлеет пока в нашем футболе. И мы до тех пор будем отставать, пока решительно не обогатим игру смелым игровым мышлением, творчеством, свободным от заученных трафаретов.

6.

К сожалению, события, последовавшие в промежутке между двумя чемпионатами мира 1970 и 1974 года, не пробудили надежд на ликвидацию существенных недостатков в футболе.

Трудно понять отчего, но уроки последнего по времени футбольного чемпионата мира не оказали заметного влияния на наш большой футбол. Здесь мне кажется вполне уместным упрек ведущим тренерам, наставникам сборной и клубных команд. Кому же, как не им, было задуматься над многими проблемами, попытаться решить их в повседневной практической работе?

Ведь стало очевидным, что дело в конце концов не в нежелании футболистов хорошо играть и одерживать победы. Трудно, мне представляется, да и нелогично возлагать всю ответственность за малую результативность на плечи наших форвардов и полузащитников. Столь же несостоятельными мне кажутся постоянные упреки нашим мастерам — в неумении вести энергичные атакующие действия, играть в наступательный открытый футбол, как того требует время.

Создать современный игровой ансамбль, способный исповедовать и уверенно проводить в жизнь принципы, продиктованные требованиями времени, — дело тренерское. От их чуткости, непримиримости к отстаиванию своих взглядов, от их педагогического умения зависит все. Моя футбольная долгая жизнь подсказывает, что нет и не может быть такого спортивного коллектива, который не пошел бы безоговорочно за своим наставником, не разделил бы с радостью и готовностью его прогрессивные воззрения, не подчинился бы, тоже безоговорочно и с охотой, его, пусть даже жестким, требованиям.

Между тем наступил 1972 год, прошло не так уж мало времени с момента последнего матча мексиканского

мирового первенства. Но по-прежнему наши лучшие клубные команды, а следовательно, и сборная остаются в своей игре как бы во вчерашнем дне.

В чем причина? Быть может, действительно пресловутая «очковая» болезнь, боязнь потерять в ходе чемпионата страны лишнее очко, вяжет руки нашим наставникам в футболе, не позволяет им экспериментировать, искать и находить решения, которые помогли бы командам заиграть по-новому: открыто, атакующе, смело? Но ведь если это так, мы никогда не сможем сдвинуться с «мертвой точки»! Наивно было бы предполагать, что то, что не делается тренерами в клубах, может быть компенсировано наставниками сборной в пору кратких тренировочных сборов!..

Характер и содержание игры клубных команд определяют качество игры сборной страны. Так во всех странах. Это истина, не требующая доказательств. Каков национальный футбол, такова и лучшая его команда, сборная, призванная представительствовать на высшем международном спортивном уровне.

Год 1972 не был шагом вперед. Кроме нескольких ярких матчей, привлекших, в основном, внимание накалом спортивной борьбы, наш внутренний чемпионат не отличался ни новизной тактических, интересных замыслов, ни появлением на полях молодых, самобытных мастеров, отвечающих высоким требованиям нынешних дней. То обстоятельство, что на протяжении всего первенства турнирную таблицу команд высшей лиги неизменно возглавляла дружно играющая команда ворошиловградской «Зари», не представляется мне лично особенно обнадеживающим и многозначительным. Футболисты там действительно играли весь сезон с полной отдачей сил, что само по себе уже заслуживает уважения. В их по-настоящему коллективной игре угадывалось стремление к широким маневренным действиям, к преобладанию атакующего начала над приевшимся публике позиционным и пассивным, оборонительным, с постоянной оглядкой на собственные ворота.

Но могла ли «Заря», при всех ее достоинствах, претендовать на право называться зрелым футбольным коллективом в смысле современных требований? Думается, не могла. Она зарекомендовала себя как работоспособная, дружная, ищущая команда, не более. Ее участие под флагом нашей сборной в юбилейном турнире в Бразилии бесспорно принесло «Заре» опыт, но лавров советскому футболу прибавило не много.

Неудачно выступали паши клубные команды в традиционных международных соревнованиях 1972 года. Еще в Vi6 финала выбыл из борьбы за Кубок УЕФА московский «Спартак», проиграв с большим счетом — 0:4 футболистам португальского клуба «Витория». (Первый матч, в Москве, закончился безрезультатно — 0:0.) Спартаковцы и в московском матче с португальцами играли вяло, крайне редко атаковали, предпочитая держать мяч в середине поля. Разумеется, такая пассивная тактика была на руку португальцам, стремящимся к ничейному исходу встречи па чужом поле! Что-то я не могу вспомнить ни одного острого выхода спартаковцев к воротам «Витории». Объяснить такое «вегетарианское» отношение к серьезной встрече не берусь. Как не берусь объяснить и непонятные «качели» в игре моих бывших одноклубников в процессе чемпионата страны, когда яркая, боевая, по-настоящему спартаковская игра, например, с земляками-динамовцами (4:1) пли с их тбилисскими одноклубниками (5:0) вдруг сменялась проигрышами в бесцветно проведенном матче... Конечно, настроение — хорошая вещь, сам знаю, как может вдохновить на, казалось бы, невозможное это самое боевое настроение. Однако ж необходима хотя бы элементарная стабильность в игре, прочность игровых качеств!

Примерно то же самое происходило с игрой московского «Динамо». Одна из популярнейших не только у

нас, но и за рубежом, эта славная команда, сколько я ее помню, была чутка ко всему новому в футболе, сильна своим волевым накалом, слаженностью и самоотверженностью. Бывали спады в игре. Они у всех бывали. Объяснение правильно искали в неизбежности смены поколений. Хотелось бы и сейчас так думать, тем более что все основания для этого есть. Быть может, только Иосиф Сабо, Виктор Аничкин, Владимир Козлов, Геннадий Еврюжихин и Владимир Эштреков могут считаться «обстрелянными», прошедшими, как говорится, огонь и воду на футбольном поле. Остальные — молодежь: Владимир Басалаев, Анатолий Байдачный, Александр Маховиков, Анатолий Кожемякин... Но молодежь, безусловно, способная, техничная, понимающая игру! И не такие уж новички на стадионе... Как-то не верится, чтобы не успели сыграться. Все-таки вместе играют не первый сезон.

Отчего же на редкость неровная игра? Хотя бы в том же европейском международном турнире на Кубок обладателей кубков? Вышли в финал соревнования. Ни одной из наших клубных команд не удавалось добиться такого успеха! Правда, настораживало, что соперники на пути к финалу были не такие уж именитые. Встревожило, что совершенно неожиданно проиграли динамовцы в Москве первую встречу с посредственным соперником — греческими футболистами клуба «Олпм-пиакос» (1:2) и потом, в 7г финала, с трудом, лишь за счет более удачно пробитых одиннадцатиметровых, одержали верх над футболистами команды «Динамо» (ГДР). Но финал есть финал. Вот тут-то и хотелось увидеть знакомое лицо славного динамовского клуба: волевой настрой с первой до последней минуты, мощную открытую игру... Искренне жалею, но узнать московских динамовцев, право же, можно было только после того, как в их ворота было уже забито три мяча!..

Как и все, кто был свидетелем матча в Барселоне, я глубоко возмущен как человек и как спортсмен тем, что происходило на стадионе в день этой, печальной памяти финальной встречи в Барселоне. Не скрою, меня трясло от негодования, когда я наблюдал за безнаказанностью на поле одичавших хулиганов, поклонников «Рейнджерса». Конечно, нормальное течение ответственейшей встречи было грубейшим образом сорвано. Остается лишь удивляться беспринципному, половинчатому решению дисциплинарной комиссии УЕФА, не удовлетворившей справедливый протест советской стороны. При всех условиях, даже если бы динамовцы проигрывали матч к моменту скандала с более крупным счетом, его следовало переиграть, потому что со всей очевидностью был нарушен принцип невмешательства публики в спортивное соревнование. Это мое глубокое убеждение. Случалось и мне на своем футбольном веку испытывать гнет орущих трещоток, оголтелого воя, свиста... Но, чтобы тебя полупьяные хулиганы, хлынувшие на поле, хватали за трусы, толкали на поле, — такого не припомню. Где ж теперь гарантия, что подобный бандитизм не повторится на поле еще и еще раз?!..

Но при всем этом московские динамовцы просто не имели, мне думается, права играть с «Рейнджерсом» так, как они играли в первой половине матча.

Куда девалась сыгранность, воля, нацеленность на победу? В начале встречи мы почти не видели обязательных слагаемых остро комбинационной, атакующей игры «Динамо». Футболисты словно забыли о том, что в финале такого крупного европейского турнира, когда уже один шаг остается до победы, все их действия должны быть подчинены атаке и еще раз атаке.

Попытки наладить атакующую игру были разрозненными. Игроки мало двигались на поле, передачи мяча не получали продолжения. Мяч опять застревал где-то в середине поля. К сожалению, у нас в футболе появились вообще симптомы странной «болезни»: передача мяча понимается зачастую как некое одностороннее действие. Даже если футболисту удается дать хороший многообещающий пас, с расчетом на соответствующее действие партнера, тот оказывается к приему мяча готовым, просто не понимает, что хочет от него товарищ по команде. Это одна из примет несыгранности. Сплошь и рядом бывает так, что футболист, передав мяч партнеру, остается на месте и просто наблюдает: как-то дальше разовьются события, не делая попытки активно включиться в развитие комбинации — свою, мол, обязанность выполнил... Шаблонны зачастую действия крайних нападающих: высокие навесные передачи мяча в штрафную площадку...

Плохо бьем по воротам. Это обстоятельство тоже было очень заметно в матче московских динамовцев, как, впрочем, и в других встречах наших команд, как в пашем внутреннем чемпионате, так и в международных встречах. Характерно, что по своеобразной статистике результативности чемпионатов различных стран, опубликованной в еженедельнике «Хоккей—Футбол» в июле 1972 года, результативность наших нападающих находится на двадцать шестом месте из тридцати, превосходя лишь команды Албании, Турции, Кипра...

Наши нападающие все еще не научились в условиях скоростной стремительной атаки и плотной, массированной защиты мгновенно, без подготовки бить по воротам, равно как и выходить на удар, предугадывая возможность внезапной атаки, как блестяще делали это в прошлом Григорий Федотов, Всеволод Бобров, Александр Пономарев...

Я несколько отвлекся от матча динамовцев Москвы с шотландским «Рейнджерсом». Но это потому, что уж очень типичными для всего нашего футбола были недостатки игры динамовцев в первой половине этой встречи.

Повторяю — в первый половине! В том-то вся и досада, что после перерыва те же динамовцы убедительно показали своей игрой, что многое они умеют. Вспомните сами: в конце концов шотландцы были буквально прижаты к своим воротам, беспорядочно, я бы сказал, панически отбивались... И один за другим пропустили два гола!.. Да, если бы не вмешательство толпы их «болельщиков», почти наверняка можно было считать, что наши ребята не только отыграются, но п смогут выйти вперед.

Но время... Время!.. Его оставалось слишком мало. Зачем же было допускать ситуацию, при которой лишь секунды решали успех? Недопустимая «раскачка»... Расчет на то, что соперник вымотается, устанет и уж вот тогда пойдет у нас своя игра, порочен. Все, что умеешь, все мастерство, волю в борьбе надо отдавать без остатка, с первой минуты и до последней. Таков закон футбола.

Пожалуй, вот это неумение собраться сразу и не расслабляться пи на минуту, до конца — одна из главных причин отставания нашего футбола, не говоря о многочисленных технико-тактических недоделках. Мне здесь вспоминается характерный матч, полуфинальный матч па Кубок СССР 1972 года между армейцами столицы и московским «Торпедо». Я лично просто любовался торпедовцами в этой игре. Было все, что так хочется видеть сегодня во время футбольной встречи: стремительность дружных атак, взаимовыручка и взаимопонимание, широкая открытая игра и острые завершения атак. Отчего все получалось у автозаводцев? Да прежде всего оттого, что все они были в равной степени увлечены спортивной борьбой, единством цели — победить. Отсюда понимание друг друга, одна общая воля, полная самоотдача. И ведь действительно все может при желании получаться на поле! И соперник был далеко не из слабых, и желание у столичных армейцев было, наверное, не меньшим — выйти в кубковый финал. Армейцы тоже страстно боролись в этом красивом матче за инициативу, и в технике и в тактическом замысле были не слабее.

Но верх одержал более высокий психологический настрой, то игровое вдохновение коллектива, которое, увы не так уж часто возникает.

7.

Отражением противоречивых процессов, происходящих на наших футбольных полях, были две встречи с сильной, одной из лучших в Европе команд — сборной ФРГ. Я называю противоречивыми процессы, которые мы наблюдаем, следя за ходом нашего чемпионата и выступлениями в международных турнирах, потому, что в глубине души уверен: мы находимся где-то недалеко от футбольной зрелости, от того высшего игрового класса, который диктуется временем, потому, что крупные неудачи и внезапные срывы в игре, огорчающие нас, пожалуй, менее закономерны и логичны, чем иной раз кажется.

С командой Западной Германии наша сборная встретилась в 1972 году в товарищеском и вслед за тем финальном матче чемпионата Европы. Все это произошло на протяжении одного месяца. Как известно, результат этих встреч был для нас малоприятным: в обоих случаях наша команда проиграла с разницей в три мяча.

Почему же мы проиграли?

Можно, конечно, попытаться оправдать наш серьезный неуспех в этих матчах тем, что сборная команда ФРГ сейчас сильнейшая в европейском футболе. Об этом свидетельствуют ее большие и прочные успехи последних лет.

Но почему наши футболисты, чья репутация тоже достаточна высока, выглядели на поле командой другого класса? Дело здесь даже не в счете. Дело в содержании и характере самой игры. Мы знаем, что бывает и так, что счет крупный, а игра побежденных все-таки правится: ну, ошибается раз-другой вдруг разладившаяся защита, однако общий характер игры коллектива на поле обнадеживает.

В матчах с ФРГ такого впечатления не было. Наша команда сыграла во всех линиях откровенно слабо, не считая лишь самоотверженных действий вратаря Евгения Рудакова, чье мастерство спасло сборную от еще более внушительного поражения.

Не стану останавливаться на подробностях. Они освещены в печати, игра подверглась справедливой критике.

Поделюсь лишь своим мнением. Да, опять болезни нашего футбола в целом нашли здесь, в матчах с лучшей европейской командой, свое отражение. Еще один очередной убедительный урок. Когда же мы перестанем быть глухими к таким громким, на весь футбольный мир, сигналам?

Оставим пока в стороне защиту. Она безусловно заслуживает упрека в несогласованности, нарушении элементарных законов взаимовыручки и подстраховки. Сказалось отсутствие уверенных и умелых действий опытнейшего Альберта Шестернева, не игравшего по болезни в этих матчах. Не успевали помогать защите футболисты полузащитной линии, то и дело упускавшие из-под наблюдения нападающих сборной ФРГ, не сумевшие не только предугадывать их маневры, но даже и поспевать за ними.

Но не защитное начало определило ход и результат матчей. Наша сборная оказалась просто не в силах вести атакующую игру. Три полузащитника, три нападающих — такова была у нас тактическая расстановка в обоих матчах. Достаточно ли этого для преобладания атакующих действий, для организации сильного наступления? Вполне достаточно. Но правильно задуманный современный тактический замысел оказался неосуществленным. Мы можем вспомнить из числа более или менее острых моментов, возникших у ворот соперников, лишь три или четыре опасных, нацеленных удара по воротам защитников Дзодзуашвили и Хурцилавы. Защитников! А где же были нападающие и полузащитники?..

Они были разобщены в своих действиях. Усилия крайних нападающих Онищенко и Байдачного, когда им удавалось сделать прострелы вдоль ворот, пропадали впустую. В центре никого не оказывалось. Создавалось впечатление, будто в нашей команде вообще не было центральных нападающих, столь робки, нерешительны и ненаходчивы были их попытки хотя бы приблизиться к воротам. В чем причина? Явно не хватало индивидуального мастерства для успешной борьбы с опытными и быстрыми защитниками. Гасли в самом зародыше передачи, тщетны были попытки в «одиночку» обыграть двух-трех защитников, в то время как партнеры опять непостижимо застывали в позе наблюдателей: чем, мол, кончится эта неравная борьба товарища? Мгновенно освободиться, предложить себя для острого продолжения атаки, смело войти в единоборство с защитниками у ворот, для того чтобы хотя бы отвлечь на себя их внимание, растянуть, запутать защиту, — всего этого не было видно во время наших редких и разобщенных атак. Никто не хотел и не умел взять на себя ответственности за завершение атаки в тех редких случаях, когда она все же намечалась. Считанные удары нападающих шли много выше ворот или мимо цели... Читатель, вероятно, помнит, как ратовал я на страницах этой книги за футбол думающий, расчетливый, умный. Однако этот рассудочный характер и зоркость игрока на поле вовсе не идентичны тем долгим раздумьям: как же поступить дальше? — которые внезапно охватывали того или иного футболиста, когда, участвуя в наступлении, он сводил на нет его стремительность и внезапность, передерживая мяч. Сколько возникало таких эпизодов в тот самый критический момент, когда были совершенно необходимы мгновенная реакция п сообразительность!..

В этих матчах игроки нашей сборной снова, к сожалению, не продемонстрировали умения находить в нужные моменты вытекающий из ситуации темп игры. Вспомним тут снова бразильцев и тех же футболистов ФРГ. И те и другие правильно понимают, что одинаков вый темп в ходе игры вовсе не обязателен, что, например, действия в середине поля, когда зарождается атака, могут и должны быть несколько замедленными в сравнении с той заключительной и решающей стадией атаки, когда необыкновенную ценность приобретает каждая десятая доля секунды. Тактика внезапности при атаке ворот зарождается в середине поля. Может последовать дальняя передача на край или короткая, стремительная на выход нападающего. Все зависит от того, как игроки понимают друг друга, как верно умеют предугадать оптимальное в тех или иных условиях возможное решение, которое примет партнер, находящийся на острие атаки. Конечно, здесь надо, чтобы партнеры по нападению умели стремительно, непрерывно, остроумно маневрировать, открываться для получения мяча... В действиях нашей команды во время нечастых атак мы такого умения, к сожалению, тоже почти не наблюдали...

Немецкие футболисты, по бытующим у нас представлениям, придерживались, казалось бы, принципа контратак. Но это впечатление было бы, по-моему, ложным. Да, они не вели непрерывных и массированных атакующих действий, были очень внимательны в защите своих тылов, создавая то и дело прочные заслоны на подступах к своей штрафной площадке за счет быстрого отхода назад игроков полузащиты и даже нападающих. Они замедленно и расчетливо, с постоянным подключением защитников, играли в середине поля, постепенно наращивая наступление. Но вспомните, как были забиты в наши ворота голы в финальном матче. Полузащитник Хейнкейс, получив мяч, внезапным точным пасом адресовал его своему партнеру Виммеру, быстро приметив, как тот удачно открылся, маневрируя впереди, среди наших защитников. Никто не успел уследить за ним! И вот Вимер остался один на один с нашим вратарем — как тут не забить гола? А все решили мгновения, стремительный переход от сравнительно спокойного темпа к быстроте завершения атаки!.. Та же стремительность решений — причина последнего гола, забитого Мюллером. До сих пор не могу понять, как можно было позволить центральному защитнику соперников Шварценбеку без помехи пройти с мячом до нашей штрафной? Ведь это уже стало привычным, что игроки защиты участвуют в нападении?! Он шел с мячом один, спокойно присматриваясь к действиям своих партнеров впереди. Те затеяли игру без мяча... На краю открылся Хеннес. Мяч тут же передан ему. Мюллер в то же мгновение рванулся по центру, к воротам. Все очень быстро, согласованно, точно. И — еще один гол...

Так можно ли подобную расчетливую, осторожную в защите и в принципе атакующую игру ограничить принятым прежде термином контратаки, с подразумевающимися здесь редкими наступательными вспышками и преобладанием оборонительной тенденции? По-моему, это просто самый современный, тактически грамотный футбол, подчиненный главной и основной задаче — за счет стремительных, остро и внезапно возникающих атакующих действий поразить ворота соперника, добиться перевеса, не случайного, рассчитанного на минутную растерянность увлекшегося соперника, а перевеса подготовленного, планомерного, продуманного до мельчайших подробностей, с учетом индивидуальных особенностей каждого своего игрока и особенностей игры противника, выявленных в ходе встречи.

Итак, мы — вторая команда Европы по итогам 1972 года. Выглядит, в общем, внушительно. Мало ли отличных сборных команд европейских стран осталось в этом соревновании позади нас! На пути к финальной встрече, определившей чемпиона континента, наши футболисты одержали верх над сборными командами Испании, Северной Ирландии, Кипра, Югославии, Венгрии... Как видим, за малым исключением, соперники достаточно именитые, славные своими победными традициями. Если вспомнить еще, что футболисты нашей сборной весьма успешно выступили в многочисленных товарищеских матчах сезона 1971 и что французский еженедельник «Франц футбол», своеобразный летописец европейских футбольных событий и, надо сказать, достаточно объективный их «биограф», поместил сборную СССР вместе со сборной Англии на самую вершину неофициальной таблицы успехов накануне решающей встречи чемпионата Европы, если вспомнить все это, кажется, какие же тут могут быть недовольства, какие тревоги?..

Но именно оттого, что мы близки к высшим целям, что ходим где-то рядом, так внимательны и придирчивы мы к нашему большому футболу. Как говорится, с того, кому много дано, много и спрашивается.

Думается, что следует снова пересмотреть характер и объем тренировочных нагрузок наших футболистов в сторону значительно большей интенсификации общераз-вивающих и специальных футбольных. Мы не можем, не должны уступать соперникам в том, в чем всегда их превосходили, — в способности выдерживать от начала до конца физическое и нервное напряжение не только одного матча, но и длительного турнира.

Кстати, именно в надежности физической и нервной закалки скрыт, мне кажется, ключ к стойкости психологии спортсмена и коллектива в целом, то есть ключ к ликвидации досадных спадов в игровом настроении, которые не позволяют нашим командам показывать стабильность класса игры. Сужу по своему опыту: малейшее ослабление спортивной формы всегда вызывало у меня спад игрового настроения. Возникающая усталость выхолащивает душу соревнования, делает игру не удовольствием и радостью, а тяжестью, томлением. Конечно, я не раз испытывал такое чувство на поле, когда хочется скорее отделаться от мяча и перевести дух. О каком же игровом коллективном подъеме тут может идти речь?! Разумеется, заставляешь себя играть через силу. Но разве этого мы ждем от футбола?.. Нет, только спокойная уверенность в своих силах, легкость, с которой одолеваешь трудности на футбольном поле, делают игру игрой, а не изнуряющей работой. Подвижническое отношение к тренировкам должно воспитываться у футболистов. Пусть простит меня читатель за частые обращения к примерам моих старых товарищей. Но ведь и Григорий Федотов и Никита Симонян тоже были молодыми и им тоже, конечно, казались порей нудными и томительными тренировочные часы. Но заставляли себя, трудились до семи потов. Вот плохо, например, обстоит у нас сейчас дело с ударами по воротам и передачами мяча. А ведь это же основа основ атакующего футбола!.. Разве приятно, когда хорошо продуманная и удавшаяся быстрая комбинация вдруг завершается твоим шальным, неприцельным ударом, вызывающим дружный смех на трибунах?.. Нет уж, я думаю, лучше стоит часок-другой сверх установленных тренером заданий поработать на стадионе...

Техническое мастерство, уверенное владение мячом на высокой скорости, какой еще не видывал футбол, — столь же насущная и постоянная наша задача. Как играть без отточенной техники, когда на обработку мяча тебе почти не отпущено игрой времени? Как осуществлять стремительные, широкоманевренные комбинации, атакуя ворота, если тебе недостаточно послушен мяч, если он медлителен у тебя в ногах? Ждать, когда ты там с мячом разберешься, никто не будет!

Нашему футболу сейчас как никогда нужны игроки-виртуозы. И не единицы. Только с виртуозным владением футбольной техникой могут полностью раскрыться яркие спортивные индивидуальности на поле. Только при этом условии формируются игроки универсального плана, без которых в наши дни просто немыслим современный игровой ансамбль!

Нужна здесь кропотливая и каждодневная воспитательная работа. Нужен расчет на будущее, на завтрашний день: поиски юных футбольных талантов и по-отечески строгое и внимательное к ним отношение. У нас великое множество юных футболистов. Еще больше тех ребят, кто мечтает прийти в футбол. Здесь — будущее нашего большого футбола. Пусть не сегодня, но оно придет. Но ждать, когда это случится, мы не имеем права, если думаем о высоких спортивных целях. Приблизить это будущее — паша насущная задача и цель.

Кое-что делается. С недавних пор проходят, например, организованные соревнования дворовых футбольных команд.

Это отличное начало! Дорого бы, например, дали мы с дружками по двору, если б кто-то заинтересовался нами!..

Теперь к мальчишкам, гоняющим во дворах футбольный мяч, появилось внимание. Далеко не везде, конечно, но все-таки не такие уж они теперь беспризорные энтузиасты.

Но другая беда не изжита. Сносных игровых площадок для ребят у нас по-прежнему почти нет. И организаторов и наставников тоже невероятно мало. Я, как говорится, снимаю шапку перед теми общественниками, добровольными тренерами, которые в свободное время возятся по дворам с ребятами, обучая их тому, что сами знают. Но сколько их в наших городах и в селах?.. Опять же считанные десятки. И много ли они сами знают, умеют?.. Футбольные школы молодежи, детские, юношеские команды в спортивных обществах... За немыслимое счастье почитают ребята попасть сюда, столь ограничена их сеть.

Нет, неблагополучно у нас с массовым футболом. Отсюда и все беды в большом футболе. Давно бы пора количеству перейти в качество, но этот процесс сам по себе не возникнет. Его организовывать надо. Характерно в этом смысле, что в наших юношеских командах, молодежном футболе мы не видим достаточного резерва для пополнения рядов мастеров. Занимаются наши юноши на плохих футбольных полях, недостаточна с ними учебно-тренировочная работа... Откуда же тут взяться универсальным, современным футболистам, когда мяч прыгает по кочкам, когда тренер хотел бы парня чему-то нужному сегодня научить, а ему и самому подучиться бы в самую пору.

Все внимание должно быть сейчас обращено к нуждам массового, в первую очередь юношеского, футбола. Лишь в этом решение наших футбольных проблем.

10.

Футбол игра молодая. Всегда молодая.

Недалек X мировой футбольный чемпионат — новая веха в истории беспрерывного развития и возмужания игры. Финальные игры пройдут в крупнейших городах ФРГ. Уже давно известно, что число стран, пожелавших принять участие в борьбе за почетный титул чемпиона мира по футболу, рекордно. 98 команд заявили об участии в турнире! По итогам соревнований в подгруппах определятся 16 сильнейших финалистов. По решению ФИФА в финале чемпионата места получат: девять европейских команд, три — южноамериканских, одна — африканская, одна — представляющая страны Северной, Центральной Америки и зоны Карибского моря, одна — страны Азии и Океании.

Мы, разумеется, еще не знаем, что покажет X чемпионат мира, какие провозгласит тенденции на ближайшее будущее. Можно лишь догадываться, оглядывая события на футбольных полях, случившиеся со времени мирового первенства в Мексике, что восторжествует футбол атакующий, открытый, молодой по духу и смыслу своему.

Такой футбол требует от человека, вышедшего на поле, сердца атлета, головы математика и фантазера, мастерства артиста.

Будем очень надеяться, что наши мастера достойно представят на мировом чемпионате большой советский футбол.

...В завершение своей книги, адресованной молодым читателям, любящим, как и я, футбол, мне хочется провести с ними короткий воображаемый матч, рука об руку, в одной команде.

Мы, конечно, будем играть в современный, атакующий футбол. Мы ведь как огня боимся скучной ничейной встречи. Широкое футбольное поле представляется нам громадной шахматной доской, на которой силой нашего коллективного разума мы начнем с удовольствием, задорно и дерзко, разыгрывать одну за другой стремительные футбольные импровизации.

Мы не забудем наставлений тренера и станем придерживаться строго своих обязанностей, вытекающих из тактического плана, принятого на этот матч. Но наставления тренера не «вяжут» нас по рукам и по ногам. Нам сказано: «Творите смелее!..»

Соперник опытен и зорок. Тем интереснее играть. Мы совсем не знаем усталости. Откуда бы ей появиться, когда мы закалены, сильны, быстры? Мы видим все поле. Мы понимаем, как в это мгновение поступит партнер, больше того — еще до его решения представляем, как он сейчас станет действовать. И моментально включаемся в его еще не рожденный замысел. И предлагаем свое решение. И оно уже подхвачено, принято!

Темп игры высок, но рационален. Нам, отлично понимающим друг друга, по надо суетиться в поисках мяча, мяч сам находит нас, надо лишь суметь показать партнеру возможность дальнейшего острого и опасного для чужих ворот развития комбинации. Жесткая опека? Она не смущает нас. Мы, не глядя в ноги, владеем десятком обманных движений, настолько убедительных и разнообразных, что защитник растерян... Мы в любую минуту готовы, притупив бдительность «опекуна», прийти на помощь партнеру, выманив на себя еще одного, а то и двух защитников. Путь к воротам для партнера свободен! Надо только уметь в этом случае «подержать» мяч и потом — точный и расчетливый пас, удобный для мгновенного, без обработки удара. Мы уверенно умеем так послать партнеру мяч — на небольшое расстояние или через все поле, — чтобы он оказался на свободном месте. Мы ведь знаем, что туда, угадав ваш замысел, устремился товарищ по команде.

Наша главная цель, смысл нашей игры — атака чужих ворот. Гол — кульминация наших коллективных усилий. Гол забить трудно. Упорны и решительны в отборе мяча защитники, бдителен опытный вратарь. Но ведь мы умеем резко и точно бить по воротам с любого положения. И бьем внезапно, без размышлений, вовсе тут неуместных. Сознание само мгновенно срабатывает. Ноги ему послушны. Где ж тут теряться? Мы несчетное число раз отрабатывали все варианты удара в тренировках, близких к условиям прочной защиты.

Вся команда в движении. Каждый из нас так или иначе участвует в игре. Никто не считает, что сделал в данное мгновение все, что мог, а там — не мое, мол, дело. Мы знаем, что атака лишь тогда опасна, когда она не эпизодична, когда она непрерывна. И мы стремимся прижать соперника к воротам, перехватывая и вновь направляя мяч вперед. Мы не даем мячу уйти на нашу половину поля. Трудно пробиться в центре, и мы играем широко, в непрерывных маневрах, умно. Мы умеем «открыться», поставив в тупик опекуна, даже если знаем, что мяч не сюда будет послан. Неважно, пусть мгновенной растерянностью защитника воспользуется другой!

Мы играем увлеченно, страстно. Но не теряем головы. Сорвалась наша атака в какой-то момент. Ну, что ж... Каждый знает, как надо помочь своей защите. Мы мгновенно «разбираем» игроков соперника, мы предугадываем передачи мяча и прерываем их. И уже перестраиваемся для контратаки.

Кто все это делает? Вся команда, каждый ее игрок. Мы знаем, что в наши дни во многом стерты грани игровых функций. Защитник умеет атаковать, нападающий — действовать в защите.

Мы подчинены одной игровой дисциплине — быстрым, находчивым, умным действиям коллектива.

Нет ничего упоительнее такой игры. К ней зовет нас современный футбол!
Содержание
Победа команды — вот его цель! 5

От автора 7

Глава 1. Мяч и шайба 20

Глава 2. Две Олимпиады 46

Глава 3. Стокгольм и Париж 72

Глава 4. Арика 107

Глава S. Бросок 139

Глава 6. Спор за будущее 154

Игорь Александрович Нетто

ЭТО ФУТБОЛ
Редактор Т.А. Кузьмичева. Художник В.Г. Прохоров. Художественный редактор Г.М. Чеховский. Технический редактор Г.А. Федотова. Корректор З.Г. Самылкина
А13726. Сдано в производство 11/XI—72 г. Подписано к печати 24/Х—73 г. Бумага 70Х108/32 книжно-журнальная №2. Печ. л. 6,0. Усл. п. л. 8,4. Уч.-изд. л. 8,2. Бум. л. 3,0. Тираж 100 000 экз. Издат. № 4777. Цена 24 коп. Зак. 465.
Издательство «Физкультура и спорт» Государственного комитета Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Москва, 103006 Каляевская ул., 27
Ярославский полиграфкомбинат «Союзполиграфпрома» при Государственном комитете Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Ярославль, ул. Свободы, 97.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница