Нетто И. А. Н57 Это футбол. Предисл. Н. Старостина. 2-е изд., доп



страница8/9
Дата02.02.2018
Размер1.95 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
ГЛАВА 5 БРОСОК

1.

Дома, на Родине, мы разошлись по своим командам. Был в разгаре чемпионат страны.

У нас в «Спартаке» дела были плохи. Не ладилась игра.

...Мы прибыли в Ташкент. Настроение у всех было тревожное. Предстояла трудная игра с «Пахтакором», командой, зарекомендовавшей себя самым лучшим образом.

Тяжелой была ночь перед встречей. Зной стоял такой, что мы обворачивались мокрыми простынями и не спали. А что же будет днем? Нам говорили, что в эти июльские, самые жаркие дни термометр поднимается в тени выше отметки сорок!

Стадион белел от газет и платков, предусмотрительно надетых на голову. Солнце пекло с беспощадной силой. Конечно, трудно было и нам и пахтакоровцам.

Мы играли вяло. Хватаешь раскаленный воздух сухими губами и только думаешь: «Выдержу?» Какая уж тут игра...

Соперникам все-таки немного легче — они у себя дома и привыкли к климату.

Один за другим мы пропускаем два гола. Ничего себе начало ответственного, можно сказать, решающего матча. Ход игры таков, что о радужных перспективах не может быть, кажется, речи...

С наслаждением отдыхаем, переводим дух в раздевалке. Здесь прохладно, а это сейчас представляется самым важным на свете.

Тренеры молчат. Что тут скажешь? Разве они не понимают, как трудно играть в такую духоту? Побранить нас не поворачивается язык. Дают советы. Расстроены сильно. Расстроены и мы.

Немного придя в себя, собираемся. Это всегда заметно и от одного переходит к другому.

Кончился перерыв, нас приглашают па поле.

Что ж, пошли? — говорю я ребятам. — Давайте побегаем!

Пошли...

Не слышно ни одной шутки, все сосредоточенны. Впереди сорок пять минут пекла. Однако раскисать ни в коем случае нельзя. Кто вообще сказал, что спортсмен может сдаться солнцу?..

Наверное, так думали все мои товарищи, потому что они взяли себя в руки и с начала второго тайма предложили самый быстрый темп, на который были только способны и в нормальных условиях. Ташкентцы явно не ожидали от нас этого. И уже за первые десять-двенадцать минут мы забили три гола.

3:2! Это был штурм, о котором до сих пор вспоминать приятно. Все бегали, казалось, не чувствуя духоты. От былой вялости не осталось и следа. Солнце оказалось побежденным. Пахтакоровцы тоже. Это была двойная победа: над соперниками и над собой. Очень важно, когда в команде возникает такой духовный подъем в час трудного испытания. Значит — здоровый это, крепкий коллектив, слаженный и дружный.

С этого матча «Спартак» заиграл. Были, конечно, и

осечки. Мы, помнится, проиграли очень важный для нас матч динамовцам Тбилиси. Проиграли на своем поле, в Москве, как раз в тот момент, когда начали появляться какие-то шансы занять более или менее почетное место в дюжине сильнейших.

Кстати, после этого матча нас, спартаковцев, вообще перестали «принимать всерьез» как опасных конкурентов командам, ушедшим далеко вперед. Предстояло еще много серьезнейших матчей с лучшими командами страны, а у нас по-прежнему «золотой запас» был самый минимальный — всего шесть очков из шестнадцати возможных. В то время как московское «Динамо» набрало, если не ошибаюсь, тринадцать.

После проигрыша динамовцам Тбилиси мы до конца чемпионата не проиграли никому.

Когда все уже было завершено и московский «Спартак» стал чемпионом СССР 1962 года, восьмой раз чемпионом за свою историю, в газетах среди многих хороших, лестных слов в наш адрес проскальзывала все же нотка некоторого недоумения. Как все это могло случиться?.. Наш финиш иные склонны были считать если не просто счастливой случайностью, то чем-то в этом духе.

Но никакой случайности не было. Постараюсь объяснить, почему наша команда вдруг решительно пошла вперед и оказалась первой у финишной черты.

2.

Давно повелось у нас в московском «Спартаке», что все важное, происходящее в коллективе, обсуждается всеми вместе.

Незадолго до финальных матчей возник разговор, характерный для времени раздумий о новой тактике, новых исканий па широком футбольном поле:

Что, если уже теперь попробовать нам постепенно начать переход на тактику «1—4—2—4»?



Мы крепко задумались. Было над чем подумать. Но так-то просто решиться в самый ответственный момент финальных матчей, да еще в нашем незавидном положении, на ломку привычной тактики. Ведь она годами существовала, прочно вошла в сознание футболистов. И опытных и молодых. Мы всю жизнь играли по старой тактической схеме, молодежь была воспитана в ее Духе.

А достаточно ли у нас сил для перехода на новую тактику? Нет ничего проще провозгласить ее и расставить игроков по схеме. Но такой «переход» ровным счетом не даст ничего, кроме прямого вреда. Нужны футболисты, которые могли бы сразу заиграть в духе новых требований. Есть ли они в нашей команде?..

Словом, нас одолевало множество сомнений. Стали мысленно расставлять по местам футболистов, представлять себе, как может пойти игра. Здесь все нужно было учесть, все хорошенько продумать. Вплоть до характера футболиста, не говоря уж о степени его технической подготовки, быстроте и так далее.

О вратаре мы вскоре перестали беспокоиться. В команду пришел классный вратарь, игрок сборной команды страны Владимир Маслаченко, надежный страж ворот.

Его переход в «Спартак» был, кстати сказать, убедительным примером чисто спортивного порядка. Давно уже Владимир хотел играть в нашей команде. Ему нравилась манера игры «Спартака», наша крепкая спортивная дружба, хорошая, творческая обстановка в коллективе.

Давно он хотел перейти к нам, по честно и самоотверженно, как и подобает настоящему спортсмену, продолжал играть в команде московских железнодорожников. Продолжал играть до тех пор, пока его там ценили, пока он чувствовал уважение к себе, к своему спортивному мастерству. Быть может, он и не пришел бы к нам еще годы, если бы не почувствовал холодка в отношениях к нему со стороны некоторых руководителей клуба. Дело доходило до того, что замечательного вратаря, которому была доверена честь защищать ворота сборной, перестали включать в состав на игры...

Владимир Маслаченко подал заявление в «Спартак». Просьба его была удовлетворена федерацией футбола. Да, это чисто по-спортивному. Это не имеет ничего общего с попытками иных, не в меру зазнавшихся мастеров бросить воспитавший их клуб только потому, что где-то им предлагают лучшую квартиру и так далее... Такие попытки грязны, они позорят наш честный большой советский футбол. Не могу себе представить, как это возможно?! С юных лет я играю в «Спартаке», были, конечно, и на моем спортивном пути огорчения. Но чтобы изменить своему коллективу? Нет, это не укладывается в сознании, этого я просто не понимаю... Бесконечно права наша футбольная федерация, когда самым решительным образом пресекает подобные, чуждые нам явления.

...Не вызывала сомнений, когда мы думали о переходе на новую тактику, и наша спартаковская защита. А нам было очень важно, чтобы наши защитные линии были гибки и крепки.

Геннадий Логофет очень подходит, — рассуждали мы, — хорошо владеет мячом, техничный, быстрый. Ведь он же в дубле играл полузащитника и неплохо играл. По характеру парень самоотверженный, решительный...



Геннадий Логофет только в этом году, ближе к концу сезона, стал играть в основном составе. Воспитанник школы «Спартака», студент института физкультуры, он зарекомендовал себя в дубле с самой лучшей стороны. Это думающий футболист, обладающий хорошей чуткостью ко всему новому, что, впрочем, свойственно молодости.

На левом фланге — Анатолий Крутиков. Немногие наверное, знают, что этот защитник был в свое время правым крайним нападения. Для того плана, который мы обдумывали, трудно было найти лучшего исполнителя на своем месте.

Возникли некоторые затруднения с выбором центрального защитника. Затруднения, я бы сказал, хорошие. Дело в том, что на эту роль с полным правом претендовали Анатолий Масленкин, опытнейший футболист, игрок сборной команды страны, и молодой его коллега по месту в команде Валерий Дикарев.

Будет видно, решали мы. Дикарев, с его быстротой умением мгновенно оценить обстановку, подстраховать кого надо вовремя, очень ценен. Масленкин сможет играть и в полузащите, если понадобится, ему не впервой!

Четвертым защитником, вторым центром защиты мог вполне стать молодой Алексей Корнеев. Он вырос как спортсмен. Цепкий, умеющий хорошо оценить обстановку, Алексей способен выключить из игры любого соперника, нападающего. Он отлично умеет разрушать комбинации, которые стараются проводить в атаке противникн. Его игра в обороне будет наверняка надежной...

В полузащите, предполагалось, будем действовать мы с Юрием Фалиным. Молодой по годам, но уже опытный футболист, Фалин отличался редким трудолюбием, работоспособностью. Не могло быть сомнений в том, что, выполняя в нужные моменты функции, свойственные полузащите, он будет полезен нападению. У Юрия хорошее чувство мяча, чутье обстановки. Он всегда остро атакует и уж не упустит возможности забить гол.

Немного беспокоило нападение. На левом краю — Галимзян Хусаинов, классный, опытный. Здесь все в порядке. Двадцатилетний Юрий Севидов и его ровесник Валерий Рейнгольд, которым мы предназначали роль центральных нападающих, не обладали еще достаточным опытом, в этом не было сомнения.

Однако качества каждого следовало представить себе в их развитии. Ведь уже с прошлого года сильно «прибавил» Юрий Севидов. Парень быстро растет. Он немного медлителен, но это, вероятно, исправится. А то что иногда слишком увлекается индивидуальной игрой, это не так уж плохо. С опытом придет и та самая золотая середина, которая делает нападающего наиболее результативным и опасным: умение взять на себя игру в сочетании с острым комбинационным замыслом.

Его партнер Валерий Рейнгольд еще в прошлом сезоне показал себя нападающим весьма острого стиля. Напорист, очень быстр. Немного «близорук» уж точно. Нешироко видит вокруг себя, увлекается, получив мяч, все хочет пройти к воротам сам. Но защиту любой команды держит в напряжении. И еще далеко не раскрыл своих возможностей. Можно думать: станет парень играть мастерски.

Было неясно с правым краем. Тут мы не видели настоящего или хотя бы приближенно похожего игрока на тот тип современного крайнего нападающего, который так нужен для успеха тактики «1—4—2—4». Молодой Борис Петров и более опытный Анатолий Коршунов играли у нас на правом краю. Ни тот, ни другой не «походили» на Гарринчу. Но, как и их молодые партнеры по нападению, всей душой отдавались игре, и мы не сомневались, что они сделают все для того, чтобы команда заиграла по-новому.

Перебрав так весь свой состав, передумав множество разных вариантов, мы пришли к выводу: надо играть по-новому. Каждый понимал, что родной «Спартак» готовится не только к серьезному экзамену, но и к бою.

Думали ли мы стать чемпионами страны? Нет, не думали. Это высокое звание казалось бесконечно далеким в том турнирном положении, в котором мы находились, затевая перестройку тактики.

И не все сначала пошло у нас хорошо. Правда, нам удавалось выигрывать. Нас очень поддержала, например, победа над московскими динамовцами, лидерами чемпионата. Мы выиграли у них в тяжелом равном соревновании с минимальным счетом — 1:0.

Победа над командой «Торпедо» с тем же счетом тоже порадовала нас. Игра была интересной, боевой, стремительной. И мы выиграли именно потому, что более совершенной оказалась наша тактика, более крепкой защита и более неожиданными контратаки из глубины.

У нас еще многое не клеилось, несмотря на эти победы. Но мы уже поверили в себя, в то, что затеянное нами — выйдет!

Резко поднялось настроение. В ходе матчей все увереннее действовали игроки. Алексей Корнеев отлично понял свои функции второго центрального защитника. В игре он смещался немного вправо, ближе к Логофету. Валерий Дикарев играл в центре и слева, подстраховывая левый фланг обороны в нужные моменты. Защитная линия стала, таким образом, надежной.

Можешь теперь смелее совершать рейды вперед, — говорил Крутикову Никита Павлович Симонян.



Наладилось взаимопонимание. Когда Анатолий Крутиков действительно совершал свои смелые и всегда опасные рейды вперед, я подстраховывал его, оттягиваясь ближе к линии обороны.

Бывали у нас и слабые игры. Но все равно защитные линии оказывались па высоте. После хорошей, убедительной победы над «Шахтером», когда мы забили четыре гола, по пропустив ни одного, следовали две бесцветные ничьи.

Но мы держались принятого и полюбившегося всей команде плана. Правда, были отклонения. Этого требовала обстановка. Заслуга наших тренеров в том, что они гибко перестраивали тактику в ходе игры.

Вспоминается игра с киевским «Динамо» в Москве. До отказа полон стадион имени В. И. Ленина. Немудрено. Киевляне были чемпионами страны, командой бесспорно классной, играющей красиво, напористо, слаженно, в стиле многоходовых комбинаций, с быстрыми маневрами сильных нападающих.

Перед встречей с нами киевлянам не везло. Они проиграли своим московским одноклубником, сделали ничью с «Торпедо». Положение команды пошатнулось. Естественно, что все, и мы в том числе, ожидали игры напористой, решительной.

Однако к этому времени мы тоже подбирались к лидерам. Мы тоже, конечно, хотели победить, тем более что в случае выигрыша опережали киевлян в таблице турнира.

Вот почему на трибунах стадиона не было ни одного свободного места.

Игра началась под сплошной гул трибун. На первых же минутах мне удалось забить гол. Вышел вовремя вперед, как можно быстрей обработал мяч, не задерживаясь, ударил с левой ноги. Мяч пошел в ворота, трудный для вратарей, по кривой.

Киевляне бросились всей командой в контрнаступление.

Наша защита выдержала. Многоходовые комбинации разбивались на подступах к штрафной площадке. Геннадий Логофет довольно удачно выключил из игры Валерия Лобановского, опаснейшего нападающего киевлян.

Во втором тайме Юрий Севидов, получив мяч слева, забил второй гол. Было заметно, что киевляне, полные энергии и желания выиграть, несколько растерялись, встретив в нашей обороне стойкий заслон, с которым они ничего не могли сделать. В свою очередь, для них каждый раз бывал опасной неожиданностью стремительный проход Анатолия Крутикова к их штрафной площадке появление в наших атакующих порядках до шести и больше игроков.

Ответный гол, который нам забил Валерий Лобановский со штрафного удара, послав свой коронный, закрученный мяч, мог изменить только счет, но не изменил обстановки на поле. До конца игры киевляне не смогли найти ничего, что могло бы им помочь приспособиться к незнакомому для них плану соперника.

И турнир продолжался. Да, теперь, пожалуй, даже самые осторожные в прогнозах болельщики «Спартака» стали с пробудившейся надеждой посматривать на турнирную таблицу: «Эдак, пожалуй, и на бронзовые медали могут рассчитывать спартаковцы... Кто впереди них? Только две команды: динамовцы Москвы и Тбилиси. Этих, конечно, «Спартаку» не догнать, но и третье место после такого старта — совсем неплохо...»

Однако, не скрою, нам третье место в таблице уже не казалось пределом мечтаний. Черт возьми, ведь тоже должны еще играть и играть наши соперники! Почему им только побеждать? Возможны у них поражения, и тогда...

3.

...И вот наступил день последнего матча боевого, памятного нам, спартаковцам, сезона 1962 года.

Команда «Спартак» (Москва) находится к этому дню на самом верху турнирной таблицы. У нас тридцать очков и еще одна, заключительная, игра впереди — снова с динамовцами Киева.

Все бы, казалось, хорошо, но за нами по пятам, отставая всего на два очка, следуют команды «Динамо» Москвы и Тбилиси.

И еще почти ничего не решено. Ведь может случиться так, что обе динамовские команды выиграют: москвичи у ростовчан, а тбилисцы у московских армейцев. И тогда они догонят нас...

Догонят в том случае, если мы проиграем киевлянам. Можем мы им проиграть?

Об этом не хочется и думать. Если проиграем, динамовские команды обе выиграют, тогда дополнительный турнир для трех команд, новая борьба за золотые медали чемпионов! Как-то она сложится для нас?..

Мы — в Киеве. Живем в гостинице, ходим гулять по городу, ездим на тренировки. Здесь оба наших состава — основной и дублирующий. Но дублерам куда легче. Они уже сумели, независимо от последней встречи с киевлянами, снова завоевать первенство, да еще с большим отрывом в очках.

Ноябрь. Холодновато, сыро, по утрам туманно. В прекрасных киевских парках давно опали последние листья с каштанов и кленов.

А футбольные страсти в городе еще горячи. Идешь по улице и только и слышишь: «Завтра наши должны взять реванш. Как думаешь, уйдет «Спартак» в глухую защиту?..»

В глухую защиту... Что ж, можно бы сыграть и так. Ведь нам вполне достаточно ничьей. Взять одно очко — и никто уж нас не догоняет, и мы — чемпионы страны. Ради этого можно бы, пожалуй, постараться продержаться в глухой обороне. Многие так думают. Вот даже в футбольной программе, выпущенной накануне встречи, какой-то предсказатель безапелляционно писал, что «Спартак» будет стремиться к обороне и только к ней, тогда как киевляне должны беспрерывно атаковать...

Нет, мы не думали о глухой обороне. Помню, как за несколько часов до матча все мы собрались в номере гостиницы, где жили тренеры. Собрались на традиционный совет. По-прежнему еще все было неясно. Игры динамовских команд в других городах должны были состояться через час-другой.

Можно легко себе представить напряженную психологическую обстановку, которая создалась. Несколько часов отделяли нас от звания чемпиона. Судьба этого почетного звания могла решиться и без нашего участия.

Но никто в команде не рассчитывал на это. Смело могу сказать — никто. Спокойно, деловито давал Никита Павлович Симонян установку на предстоящую игру с киевлянами. Эта установка, как мы все и ожидали, предусматривала активные действия. Целью ставилась победа и только победа.

Тихо было в номере. Молча кивали головой ребята, когда речь зашла о конкретном поведении каждого в этой встрече.

Все было понятно. Да, именно так все мы хотели играть — бороться, решительно бороться за последнюю, в ряду многих, победу.

Как обычно, призвал Николай Петрович Старостин быть боевыми, показать настоящую спартаковскую игру.

Он в заключение беседы, серьезной, деловой, принес нам из соседней комнаты целую охапку телеграмм и писем. Все-таки здорово любят у нас «Спартак»! Конечно, масса поклонников, верных, постоянных, и у других футбольных коллективов. Но так как я — спартаковец, то мне и кажется, что любят больше всех именно наш клуб...

Накануне решающего матча чемпионата страны мы получили добрые слова, пожелания удач от людей самых разных профессий, начиная от писателя до моряков теплохода, идущего к далеким берегам... Из-под Ярославля пришла, помню, открытка, тщательно разрисованная цветами и флажками — это ребята-школьники поздравляли нас с... победой!

Кстати, таких поздравительных писем, телеграмм, открыток было немало. Мы их, по правде сказать, остерегались читать: рановато! Но то, что в нас верили, —

радовало и, конечно, настраивало еще больше на самую боевую игру.

Мы разошлись по своим номерам. И скоро началась трансляция по радио матча динамовцев Тбилиси с армейскими футболистами Москвы. Репортаж велся из Тбилиси. Мы жили в номере вдвоем с Анатолием Масленкиным и вместе слушали передачу. По правде сказать, я не находил себе места. Я бродил по комнате, напряженно прислушиваясь к словам репортажа. Анатолий оказался крепче. Он, как только началась передача, заявил: «Да нет же, не выиграют тбилисцы. Зря ты, Игорь, бегаешь...»

Он оказался прав. Динамовцы Тбилиси проиграли. Проиграли на последней минуте матча. Армеец Стрешний послал несильно мяч в ворота. Мяч неожиданно подпрыгнул, и Сергей Котрикадзе пропустил его. Не без сочувствия я подумал о грузинских друзьях-футболистах. Ведь они всю встречу, если судить по репортажу, играли с преимуществом!

Да, бывает и так в футболе...

А у нас в гостинице ребята уже забегали по коридору. Только и слышно было: «Проиграли тбилисцы!..»

Пришло время и нам ехать на стадион. Едва мы вошли в раздевалку, нам сказали, что началась трансляция матча динамовцев Москвы с ростовчанами.

Новые волнения!.. Вот уж действительно выдался денек в конце сезона. По существу, нам пришлось трижды за один только день испытывать напряженнейшие переживания...

Мы тихо сидели в раздевалке. Наши дублеры в полном составе разделяли, конечно, наше волнение, ожидание. Кто-то вошел, сказал:

Динамовцы Москвы ведут — 1:0.



Молчание. Не знаю почему, но уверен я был, что матч в Ростове сложится удачно для нас. Невозможно это объяснить. Видимо, дело в какой-то интуиции, которая иной раз обостряется в напряженный момент. А может быть, сознание, что уж очень нужен динамовцам выигрыш и значит будут они играть не свободно, позволяло предчувствовать исход?..

Нам пора было готовиться к выходу на поле. Стали одеваться, застучали глухо мячи, которыми потихоньку перекидывались ребята, чтоб чуть размяться... Вдруг в раздевалку быстро вошел Никита Симонян. По его лицу можно было понять, что произошло нечто серьезное и хорошее.

В Ростове — 1:1! — сказал он. — Гол забил Матвеев, с одиннадцатиметрового... Играть им остается еще минут восемь...



Они, эти восемь минут, пролетели быстро. И после напряженной тишины поднялась в нашей раздевалке веселая и шумная кутерьма. Все обнимались. Кто-то в самозабвении отплясывал посредине странный танец. Поздравляли друг друга...

Валерик Рейнгольд с каким-то удивлением, почти испугом, спросил в минутной паузе тишины:

Это что же? Выходит, и я чемпион страны?!



У меня это была пятая по счету золотая медаль. У них, двадцатилетних, — первая. Но я не знаю, чья радость была большей. Да, вероятно, и нельзя измерить и взвесить радость, когда приходит к коллективу победа, итог многих спортивных трудов, общих волнений, огорчений, поисков. Мы все победили — от седого Николая Петровича до взъерошенного двадцатилетнего центрфорварда, представителя нового поколения футбольного «Спартака».

На матч с киевлянами мы уже выходили чемпионами страны. Легко, надо сказать, выходить на поле, став чемпионом.

Паши соперники поздравили нас.

Последняя встреча сезона прошла интересно, напряженно. Она была во многом, по-моему, знаменательной,

Ведь на поле встречались чемпионы двух смежных лет. Я бы даже сказал — встречались представители двух периодов в футболе.

По достоинству завоевали киевляне звание чемпиона страны 1961 года. В рамках тактической системы, принятой всеми в ту пору, они были сильнейшими. Игроки обладали хорошей техникой, команда была сыгранна и, как всякий классный футбольный ансамбль, имела свое лицо, свой индивидуальный почерк.

Вероятно, если строго разбираться в составе, опытность и спортивный класс некоторых игроков были у них даже выше, чем у нас в «Спартаке». Но мы успели немного раньше овладеть новой, более прогрессивной тактикой. И это, при всех наших недоработках, продолжающихся исканиях, не могло не сыграть своей решающей роли.

В этом смысле характерен был и последний матч.

Логичным был исход. Логичным и показательным. Первый мяч во втором тайме был забит Галимзяном Хусаиновым с отличной подачи нашего защитника Анатолия Крутикова. Крутиков совершал частые рейсы по краю. Один из них принес успех.

Второй гол в ворота киевлян был забит с одиннадцатиметрового удара. Но, безусловно, он был бы забит и без этого сурового наказания. Валерий Рейнгольд, найдя брешь в защите, устремился с мячом к воротам. Ничто уже не могло спасти вратаря от тяжелой необходимости остаться один на один с форвардом. Динамовский защитник, понимая, что терять уж тут нечего, схватил за руку Рейнгольда на штрафной площадке.

Нам удалось убедительной победой завершить трудный и бесконечно интересный для нас сезон 1962 года.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница