Нетто И. А. Н57 Это футбол. Предисл. Н. Старостина. 2-е изд., доп



страница5/9
Дата02.02.2018
Размер1.95 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
ГЛАВА ^ЗУ СТОКГОЛЬМ И ПАРИЖ

Победа советской школы футбола на Олимпийских играх в Австралии не вызвала сенсации в мировой спортивной печати. Она была закономерна.

Шестой чемпионат мира должен был состояться в Швеции. Но еще задолго до него начались предварительные игры: из сорока девяти стран только шестнадцать могли войти в состав финального турнира.

Скоро стало известно, что нам предстоит в отборочных соревнованиях встречаться с командами Польши и Финляндии.

Статистики подсчитали, что в 1957 году, предшествовавшем чемпионату мира, советские футболисты провели больше двухсот пятидесяти матчей!

Здесь и встречи клубных команд, и тренировочные игры нашей сборной, обоих ее составов — первого и второго.

Естественно, когда стало известно, что наша команда будет участвовать в чемпионате мира, еще больше поднялся интерес к футболу, еще внимательнее зрители стали следить за тем, как мы, футболисты, играем на поле.

Для меня, участника сборной страны и спартаковца, сезон был, пожалуй, одним из самых напряженных. Все мы отдавали себе отчет, что ждет нас впереди, и, конечно, старались подготовиться как можно лучше.

Я учился в школе тренеров. С занятий отправлялся в зал. Как правило, человек, полюбивший спорт и отдающий ему лучшие годы жизни, не собирается расставаться со спортом и тогда, когда минует пора активной спортивной деятельности. Большой опыт, накопленный за годы пребывания на футбольном поле или гаревой дорожке, пригодится молодежи. Но в наше время для того чтобы стать хорошим педагогом, мало практического опыта. Надо еще много знать, а значит — учиться, дружить с учебниками, готовиться к экзаменам и сдавать их — словом, жить так, как живет вся студенческая братия. И — тренироваться.

...Нам удалось сравнительно легко выиграть первый отборочный матч у команды Польши — 3:0. Матч показал, что мы в хорошей форме. Наши тренеры Гавриил Качалин, Николай Гуляев, Михаил Якушин имели все основания быть довольными. Правда, с большим трудом досталась нам победа в Москве над сборной командой Финляндии — 2:1. Тут мы, футболисты, были сами целиком виноваты. Вышли на поле с уверенностью, что финские футболисты вряд ли смогут оказать серьезное сопротивление. Играли небрежно, без достаточной собранности. В ходе встречи оказалось трудно перестроиться финны, игравшие старательно, не давали этого сделать.

Урок не прошел даром. Во время второго матча с финнами в Хельсинки мы играли с полной ответственностью и выиграли с большим счетом — 10:0. Как выяснилось впоследствии, такой счет был рекордным в отборочных играх чемпионата мира.

Но нам не повезло в повторном матче с поляками. Не повезло? Нет, пожалуй, здесь не подходит эта удобная формулировка. Честнее будет сказать, что, играя у себя на поле, в городе Хожуве, польские футболисты показали настоящую самоотверженность, большой подъем.

Мы встречались с равными соперниками. На этот раз они играли с большой волей к победе. Им удалось открыть счет, и они постарались не отдать нам инициативы до конца матча, цепко защищались и опасно контратаковали.

Счет 2:1 в пользу сборной Польши был закономерен.

Проигрыш в Хожуве поставил нас перед неприятной перспективой еще одного, решающего, матча. Матча нервного, это можно сказать заранее. Польские футболисты ведь тоже выиграли обе встречи с командой Финляндии. Таким образом, у нас оказалось одинаковое количество очков. Все решить должна была переигровка на нейтральном поле.

Играли мы этот матч в Лейпциге. Если судить по количеству зрителей, которые собрались в тот день на стадионе, интерес к этой встрече был велик.

Тренерам не надо было напоминать нам о важности матча. Все мы отлично понимали, что он для нас значит.

На этот раз мы играли лучше своих сильных и упорных соперников. Настроение боевое передалось всем. Мы выиграли со счетом 2:0 и, наконец, в первый раз в истории нашего футбола оказались в числе участников финальных соревнований чемпионата мира.

4.

Встречи с сильными командами, причем разными по стилю игры, — лучшая школа. Справедливо у нас раздаются иной раз голоса беспокойства, что мы не так уж часто встречаемся с футбольными коллективами высшего класса.

Я сужу по себе и знаю — так думают все мои товарищи по сборной команде страны, по московскому «Спартаку». Не очень интересно бывает встречаться с соперниками, заведомо слабейшими. Для них, правда, это лишняя крупица опыта. Для нас — пользы почти никакой. И даже сам факт победы не приносит много радости.

Я не очень умелый шахматист, но знаю, как бывает интересно встретиться за доской с человеком, превосходящим тебя в комбинационной зоркости, опыте, знаниях. Тогда появляется задор, желание если не выиграть, то хоть как следует сопротивляться. В свою очередь, игра с противником, который слабо владеет шахматами, сразу становится скучной п, в конце концов, «портит руку», как говорят шахматисты. Выражение вполне уместное и в футболе. Матч с малоподготовленной командой песет в себе определенную опасность. Сам замечал. Начинаешь невольно небрежничать. А это, конечно, плохо. Иногда непросто настроить себя снова на нужный лад.

Ну, положим, мы, футболисты, видавшие виды, еще можем правильно оценить ту или иную победу. А у молодых игроков легкие успехи быстрее и прочнее развивают самоуверенность. Спорт — это единоборство. Это всегда борьба с более трудным, чем было вчера. Иначе какой же возможен рост?

Нам были значительно полезнее трудные встречи с Польшей или Румынией накануне чемпионата мира, чем крупная победа в Хельсинки.

С румынскими, например, футболистами мы встречались двумя составами в один и тот же день. Первые составы играли в Москве, вторые — в Бухаресте. Оба матча закончились боевой ничьей. Причем в Москве молодой центральный нападающий румын, техничный и напористый Ене, сумел по пути к воротам обойти Константина Крижевского и Юрия Воинова и, показав завидное хладнокровие, открыть счет. Яшину вообще пришлось крепко поработать. А нам лишь совсем незадолго до конца игры удалось сравнять счет.

В нашей сборной появилось в то время много новых футболистов: вратарь Борис Разинский, защитники Анатолий Крутиков, Владимир Кесарев, полузащитники Юрий Воинов, Иосиф Беца, Виктор Царев, нападающие Валентин Иванов, Владимир Рыжкин, Герман Апухтин, Алексей Мамыкин, Валентин Бубукин, Александр Иванов...

Игра не всегда и не во всем ладилась. Трудно, очень трудно создать футбольный ансамбль, добиться единства стиля в команде, наладить такое взаимопонимание, чтобы игра была по-настоящему творческой. Надо было суметь с наибольшей выгодой соединить завидную работоспособность Валентина Бубукина и несколько прямолинейную стремительность Германа Апухтина или Владимира Рыжкина. Одиннадцать, пусть даже индивидуально самых сильных, мастеров — это еще далеко не лучший вариант команды.

5.

Ты слышал, в какой подгруппе мы оказались?.. Таким взволнованным вопросом мы встречали каждого футболиста сборной в феврале 1958 года.



Впрочем, вся Москва толковала, по-моему, о необычайных результатах жеребьевки, которая определила группы команд. Наша сборная оказалась в четвертой группе, мы должны были играть матчи Vie финала чемпионата мира с футболистами Англии, Австрии и Бразилии!

Что называется, с места в карьер, — почесывали мы затылки. — Но, может, так оно и лучше?..



Да, прошла пора отборочных игр, и определился состав участников завершающих соревнований чемпионата. Пожалуй, особых сенсаций не случилось. В число шестнадцати лучших команд мира попали:

Первая группа: Федеративная Республика Германии, Чехословакия, Аргентина, Северная Ирландия.

Вторая группа: Франция, Парагвай, Югославия, Шотландия.

Третья группа: Швеция, Венгрия, Мексика, Уэльс.

О четвертой, нашей, группе я уже сказал.

Спортивный мир занялся прогнозами, спортивная мировая печать заранее распределяла места, называла фаворитов в каждой группе.

Помнится, в первой группе наиболее вероятными победителями считались аргентинцы. Немецкая команда, чемпион мира, котировалась несколько ниже благодаря своим далеко не всегда удачным выступлениям в матчах в перерыве между двумя чемпионатами. О чехословацкой команде судили и так и эдак, а ирландцев не принимали всерьез.

Во второй группе первой будет Югославия!

А я думаю, что Франция...

Да, но мы с вами еще ничего не знаем о Парагвае!

Что вы! Какая же это команда? Тогда уж лучше считайте Шотландию!

Такие споры, отражая, как эхо, бурные дискуссии, развернувшиеся повсеместно я слышал на улицах, в троллейбусе...

Разумеется, больше всего вызвала споров наша, четвертая, группа. Не скрою, нам, футболистам сборной, было приятно, что мнения резко расходятся относительно того — англичане, бразильцы или мы будем победителями.

Правда, большинство предположений, высказываемых в европейских и южноамериканских газетах, склонялись к тому, что команда Бразилии станет не только победителем в группе, но и чемпионом мира.

Будем считать, — говорил Гавриил Качалин, — ?8 что нам повезло.



Мы понимали: тренер хочет нас сразу настроить на боевой лад. Хотелось, чтобы как можно скорее прошло время и начались испытания, о которых все мы, конечно, постоянно думали, думали...

6.

Теперь я перехожу к странице из своей футбольной биографии, о которой вспоминаю с огорчением.

В мае 1958 года, совсем незадолго до начала чемпионата мира, к нам в Москву приехала сборная команда Англии. Будущий наш соперник по группе, она, естественно, хотела прикинуть силы в товарищеском матче, присмотреться к нам.

Для нас эта встреча была тоже весьма интересной и нужной. В сущности, матч с Англией являлся последней проверкой сил перед чемпионатом, да еще какой проверкой — единоборством с одним из фаворитов первенства мира.

Не буду подробно рассказывать о матче. Он закончился вничью — 1:1. Думаю, что ни они, ни мы не показали всего, на что были способны, да в этом не было и нужды. Разведка есть разведка. Главным силам еще предстояло себя показать.

Для меня же этот матч был началом маленькой личной трагедии. Я говорю началом потому, что последствия сказались уже позже, в Стокгольме, в самый решающий момент.

Я был отлично подготовлен к первенству, находился в той спортивной форме, когда все ладится и кажется, нет предела силам.

Но в один из игровых моментов в борьбе за мяч мы столкнулись с английским хавбеком Слейтером. Я почувствовал боль в колене. Сразу ушел с поля, уступив место Виктору Цареву.

В раздевалке врач сокрушенно покачал головой:

Да, у тебя, брат, серьезная штука: растянул связки...



Стоит ли говорить, как я был огорчен. Долгие месяцы упорной подготовки пошли, как говорится, насмарку. Травма серьезная. Смогу ли играть на чемпионате? Это было неясно. Я надеялся, думал, что в оставшееся время мне удастся подлечиться.

Мы поехали в Стокгольм, оттуда в Гетеборг, где нам предстояло провести матчи одной восьмой финала.

Мы жили за городом. Вместе с нами разместились бразильцы. Конечно, мы с ними встречались, разговаривали, как могли, шутили, смеялись. Белозубые, крепкие ребята, веселые и приветливые. Мы забывали, дружески беседуя, что через несколько дней нам придется сразиться на поле.

Они, между прочим, проводили очень легкие тренировки. Побегают с мячом, пожонглируют — и все. Занимались лишь отработкой техники, чтоб не утратить чувства мяча.

А техника у них действительно прекрасная. Казалось, у мяча, когда он попадал к ним, нет никаких капризов, будто он заранее согласен со всем, что ему прикажут делать ловкие ноги. Глядя, как действуют с мячом бразильцы, я вспоминал рассказы о том, как с утра до вечера возятся с мячом на песке пляжа бразильские мальчишки. Я верил, что тренеры в Бразилии действительно находятся в затруднении, когда им необходимо делать выбор среди быстроногих, отчаянных виртуозов, стремящихся попасть в настоящую футбольную команду.

Тренировался среди бразильцев и Гарринча. Его сразу узнал Борис Кузнецов. Он видел, как играет этот футболист, когда московские динамовцы ездили в Бразилию. Борис говорил нам, что этот форвард произвел на него очень большое впечатление своей скоростью, великолепной техникой, сильнейшим ударом.

7.

Начался первый тур чемпионата.

В первый день бразильцы играли с австрийскими футболистами. Наша команда — со сборной Англии.

Я с группой наших запасных сидел на трибуне. Колено мое было явно не в порядке, и тренеры решили, что первые игры я пропущу. Вот уж не думал, что роль зрителя окажется, пожалуй, даже потрудней, чем роль непосредственного участника событий!

Скажу откровенно: после матча я почувствовал себя таким усталым, будто сыграл по крайней мере две игры подряд.

Впрочем, поволноваться были причины.

Недавняя встреча с англичанами в Москве дала немного. Что-то наши соперники, которых местная печать считала более вероятными победителями в этом матче, покажут сейчас?

Невольно приходили на память давние слухи, что родоначальники футбола, несмотря на то, что им еще ни разу не удавалось стать «коронованными» королями мирового футбола, продолжают слыть королями некоронованными.

А мы — новички... В первом чемпионате мира стартует наша советская команда.

Выбегают на поле наши ребята: Лев Яшин, его товарищи по динамовской команде, бесспорно лучший у нас в стране защитный ансамбль — Владимир Кесарев, Константин Крижевский, Борис Кузнецов; а вот и мои коллеги — Юрий Воинов и Виктор Царев, наконец, нападающие — Александр Иванов, ленинградец, старые знакомые Сергей Сальников. Никита Симонян, Анатолий Ильин, молодой торпедовец Валентин Иванов.

Всем я, конечно, желаю самой большой удачи. Однако все-таки с большой тревогой думаю: как-то сыграет сегодня наш Никита?

Ведь так случилось, что в последнее время его место центрального нападающего занимал другой, способный молодой футболист. Никита Симонян оказался как бы на втором плане. Верно, не просто переживал он это. Всегда трудно спортсмену мириться с тем, что его место занимает другой.

Но глубоко порядочный, организованный, внутренне всегда собранный, Никита Павлович, как мы уже стали его называть полушутя, ничем, разумеется, не выдавал своих невеселых мыслей. По-прежнему был он одним из самых старательных и дисциплинированных на тренировках. Только, может быть, мы, спартаковцы, примечали едва уловимый след горечи в глазах друга...

«Давай, друг Никита, покажи, что значит Симонян!..» — думаю я, смотря, как выстраиваются в центре поля наши ребята.

Все это думалось мне в минуты, предшествующие началу матча с Англией.

А потом оставалось только смотреть, волноваться п молчать, хотя стадион гудел и взрывался поминутно.

Наши играли хорошо. Я гордился ими, гордился нашим футболом. Меня радовало, что шведская публика очень скоро отдала свои симпатии советским футболистам. А как же иначе могло случиться? Наши ребята во всем переиграли англичан. Редкие контратаки соперников «гасились» сразу. Наши остро атаковали, почти все время контролировали мяч.

Вот это называется — владеть инициативой! Красиво, слаженно играли ребята. И, как следствие такой игры,— голы влетали в ворота англичан.

Я чуть с места не вскочил, когда Никита Симонян забил первый гол. В начале второго тайма Александр Иванов удвоил счет. И сколько еще было неиспользованных возможностей — просто нельзя сосчитать!

Во втором тайме ход игры резко изменился. Трудно сказать — успокоились ли ваши, имея преимущество в два забитых гола, или англичане пошли, что называется, ва-банк, понимая, что все равно терять уже нечего. Так или иначе, англичане стали настойчиво наращивать наступательный пыл.

Наши обороняются. Мне уже кажется, что какая-то растерянность появляется в защитных действиях, а контратаки не удаются, никак не могут наши перевести мяч подальше от своих ворот, подержать его, охладить пыл соперников.

Примерно минут за тридцать до конца стадион взрывается криками, а мы еще крепче сжимаем зубы.

Что, гол?

Гол, — кивают друг другу ребята, сидящие вместе со мной на трибуне.

Это Кеван, центральный нападающий англичан, быстро и неожиданно посылает мяч головой в наши ворота, мимо Яшина.

Теперь сохранить хотя бы счет. Кажется, нашим снова удается взять игру в свои руки?.. Да, игра выравнивается. Что ж, если дальше так пойдет, пожалуй, два очка все-таки останутся нашими. А они очень нужны именно сейчас, на старте. Ведь еще впереди какие трудные встречи!

Думаешь обо всем этом и глаз не сводишь с поля. Нет, англичане не собираются снижать своего натиска. Они, видно, превосходно подготовились и физически. Совсем уж немного остается до конца этого напряженного матча, а темп, по-моему, стал еще более высоким, и топ в этом задают соперники...

Все чаще поглядываем па часы. Иногда кажется, что стрелки почему-то стоят па месте.

И наступает то, что подсознательно больше всего тревожило, о чем не хотелось думать и думалось.

Пять минут оставалось, только пять. Неподалеку от нашей штрафной площадки кто-то из наших защитников нарушает правила. Сейчас судья Жолт покажет место, откуда следует бить, наши выстроятся в «стенку».

Однако Жолт показывает почему-то на одиннадцатиметровую отметку. Впоследствии мнение почти всех объективных спортивных обозревателей было единым: пенальти не было, мяч был сыгран рукой за пределами штрафной площадки.

Но решение судьи — закон на поле. Конечно, еще остается какая-то надежда на чудо, на то, что мяч пройдет мимо или наш Лева возьмет его...

Мы все молча, буквально не дыша, сидим и смотрим. Кажется, вся жизнь сейчас сконцентрировалась там, на коротком, в одиннадцать метров, отрезке большого поля.

Чуда не случилось. Я невольно закрыл глаза, чтобы не видеть, как Лева будет вынимать мяч из сетки...

В первом туре бразильские футболисты выиграли матч у сборной Австрии со счетом 3:0.

Константин Бесков и Михаил Якушин, которые видели эту встречу, подробно рассказали нам о своих наблюдениях. Им очень понравилась игра бразильцев.

Интересно играют, — рассказывали нам тренеры.— Очень надежная защита, в которой четыре игрока. Нападающий Диди несколько оттягивается назад. Он диспетчер, умно и точно распределяет мячи нападающим. Впереди — тоже четверо. Переход от мощной защиты к нападению совершают как бы не торопясь, хорошо держат мяч. Любопытно, что бразильские защитники совершают рейды к воротам противника. Второй гол забил, между прочим, как раз защитник Сантос. Все очень техничны...



Так мы услышали о новом тактическом варианте. Мы тогда еще не понимали по-настоящему всего значения новинки, предложенной на чемпионате мира бразильцами. Впрочем, если бы и поняли,— предпринять что-нибудь для решительной перестройки нашей тактики все равно не смогли. Да и далеки были наши тренеры от этой мысли. Ломка наигранных тактических схем происходит в истории мирового футбола весьма и весьма редко.

8.

На игру с Австрией наши игроки выходили с твердым намерением выиграть во что бы то ни стало и выиграть с хорошим счетом. Все отдавали себе отчет, что это будет сделать трудно. На обсуждении предстоящей игры тренеры Бесков и Якушин, видевшие игру команды Австрии, говорили, что напрасно мировая спортивная пресса записала австрийцев в число заведомых «аутсайдеров».

Превосходно играют австрийцы, — говорили нам, — техничны, настойчивы. Нет ничего общего с тем, как они играли раньше. Если они проиграли бразильцам, то только за счет того, что у тех были мощная оборона и неожиданный тактический вариант... Территориальное преимущество было, пожалуй, именно у команды Австрии.



Я снова сидел на трибунах. Матч в самом деле оказался предельно напряженным. Темп, темп от начала до конца, атаки перекатывались от ворот к воротам.

Очень слаженно и самоотверженно играла наша защита, она работала, что называется, без передышки. Блеснул возросшим мастерством Юрий Воинов. Он всегда вовремя помогал защитникам, подстраховывал их и тут же оказывался в числе нападающих. Я искренне любовался его уверенной игрой и снова жалел, отчаянно жалел, что сижу вот здесь и болею, а не играю вместе с ребятами в этом трудном матче.

И опять волнения.

Забил Анатолий Ильин гол еще на пятнадцатой минуте. Но опять одиннадцатиметровый назначается в наши ворота!

Хотелось бы нам, может быть, посчитать и это «наказание» не слишком справедливым, как это иной раз случается сгоряча. Мы, сидящие на трибунах, даже переглянулись было, пожали плечами.

Но, если быть объективными, — тут было, пожалуй, все правильно.

Правильно, но от этого тоже не легче. И опять сидим, молчим, прижались друг к другу... Все-таки, может быть, произойдет чудо?

И чудо произошло!.. Даже не сразу поверилось. Одиннадцатиметровый — верный гол. Нечего тут строить иллюзий. От него спасает лишь случай. Конечно, бывает, что тот, кто бьет одиннадцатиметровый, не попадает в ворота. Но это надо суметь!.. Конечно, история сохранила нам имя легендарного испанского вратаря Заморры, который будто бы спокойно справлялся с пенальти. Мы знаем также, что в нашем футболе играл до войны в «Спартаке» вратарь Владимир Жмельков, сумевший взять несколько одиннадцатиметровых за счет своей чудовищной реакции. Но, вероятно, все же это были не совсем точные удары. Как правило, мячи влетают в ворота. Слишком уж мало расстояние и коротко время. К тому же каждый опытный футболист старается не просто пробить по воротам, но еще и обмануть бдительность вратаря.

Словом, пенальти — это верный гол.

Но наш Лева Яшин еще раз подтвердил, что из железного правила бывают исключения и даже в какой-то степени исключения закономерные.

Не знаю, как он это сделал, как успел среагировать па мяч, но он взял пенальти!..

Думаю, что и это вдохновило ребят на волевую, внимательную игру.

Валентин Иванов незадолго до финального свистка судьи забил еще один гол.

Одна ничья, одна победа. Что ж, для новичков мировых чемпионатов не так плохо. У нас у всех поднялось настроение, тем более что бразильцы неожиданно сыграли вничью — 0:0 с англичанами.

Как это случилось? Может быть, бразильцы вовсе не так уж страшны?..



Эти вопросы занимали многих, а нас, которым предстояло с ними встретиться, — больше всех.

Люди, видевшие этот матч, рассеяли возникшие было иллюзии. Дело оказалось в том, что англичане очень умно противопоставили тактике бразильцев свой, защитный, вариант игры. Судя по ходу матча, они не надеялись на победу и сделали все, чтобы только не пропустить гола.

Имя английского вратаря Макдональда запестрело на страницах шведских газет, печатались снимки, на которых он буквально спасал свои ворота от опаснейших атак бразильских форвардов.

Да, ничью, конечно, легче сделать, чем выиграть... Однако так случилось, что все три команды — Бразилии, Англии и СССР — должны были думать только о выигрыше. Три очка было у нас и у Бразилии перед последним туром, два — у Англии. Если бы мы сыграли с бразильцами вничью, а английские футболисты выиграли у австрийцев, было бы равное количество очков (по четыре) и — неизбежные переигровки...

Англия, конечно, выиграет у Австрии! — такое мнение было единодушным.



В самом деле, не говоря уж о разнице в классе, которая существовала, какой смысл был австрийцам так уж отчаянно драться за победу? При всех условиях они оставались на последнем месте в группе после двух поражений.

Значит, нам нужен только выигрыш. Только выигрыш нужен бразильцам.

...Может быть, в масштабе огромного спортивного события, каким был чемпионат мира в Швеции, факт, что один футболист совершил ошибку, кажется незначительным, и о нем не стоило бы вспоминать. Но дело в том, что этим футболистом был я, и, так как я пишу эти записки, мне моя ошибка представляется крупной, значительной и все еще не дает покоя.

Нет, мое больное колено было все еще не в порядке, подвижность его ограничена, хотя и прошли болевые ощущения.

Накануне игры с Бразилией, матча, который должен был решить все для нас, ко мне подошел тренер, спросил:

Так как же, Игорь? Сможешь играть с бразильцами?.. Чувствуешь себя в полном порядке?..



Я, не раздумывая, ответил:

Ничего, сыграю... Очень хочется...



Всем показалось вполне естественным, что я, один из старожилов сборной, выйду на поле в ответственном матче.

Игру сборной Бразилии мы до этого не видели, только слышали о ней, читали в спортивных отчетах. Наши московские динамовцы встречались с клубной футбольной командой «Ботафого». Приезжали как-то в нашу страну и футболисты бразильского клуба «Васка де Гама». Они провели у нас три встречи и все проиграли. Несмотря на проигрыш, команда произвела хорошее впечатление своей техникой. Но все же оставалась неясной сущность их новаторства, детали игры, особенности избранной бразильцами новой тактической системы. Настораживало, что при напористой игре австрийцев бразильцы все-таки сумели победить с крупным счетом. Словом, много было неясностей. Ясно было только одно — матч обещает быть крайне трудным.

Были сделаны некоторые изменения в составе нашей команды. Тренеры учли, что в нападении бразильцы играют, как правило, вчетвером, что Диди выполняет роль диспетчера, играет в центральной зоне,

Мы вышли на поле в таком составе: Лев Яшин, Владимир Кесарев, Константин Крижевский, Борис Кузнецов, Виктор Царев, Игорь Нетто, Александр Иванов, Валентин Иванов, Никита Симонян, Юрий Воинов и Анатолий Ильин.

Как видите, в команду был введен на эту игру третий полузащитник, вместо полусреднего нападающего.

Виктор Царев должен играть в основном в защите, — говорил Качалин, — Игорь Нетто играет против Диди, Юрий Воинов выполняет роль подыгрывающего хавбека, действует по обстановке, свободно...



Тактический план, избранный тренерами, показался правильным и обоснованным. К сожалению, как показала встреча, мало было придумать план, надо было суметь реализовать его.

Незадолго до начала матча мы узнали, что против нас будет играть Гарринча. Он еще но выступал в чемпионате. Рассказывали, что Гарринча рвется на поле, что, обидевшись па то, что его не ставят, предъявил ультиматум тренерам: «Если не поставите на матч — немедленно все брошу к черту и уеду домой...»

Забегая вперед, скажу, что после матча с нами Гарринча сразу приобрел высокую репутацию. В итоге чемпионата он был признан сильнейшим правым крайним нападающим мира.

Мы проиграли бразильцам и, честно говоря, не могли бы у этой команды выиграть. Проиграли оттого, что они оказались сильнее.

В чем была их сила и заметное даже нам, участникам матча, преимущество?

Постараюсь об этом вкратце рассказать.

Мы играли в своей манере — напористо, стремительно, коллективно, неутомимо. Противник был самым сильным из тех, с кем нам приходилось встречаться в последнее время.

Но игровую инициативу перехватить не удавалось.

У них в нападении тон задавал Гарринча. Он был в блестящей спортивной форме. Уже на первых минутах игры Гарринча, обыграв нашего Бориса Кузнецова, сделал несколько опаснейших прострельных передач партнерам и однажды мощно врезал мяч в штангу. Видя это, наши защитники пытались помешать ему.

Но как?.. В момент атаки бразильцы действовали с предельной энергией. У каждого защитника было довольно хлопот со своим подопечным. Виктора Царева, оттянутого в защиту, привязывал к себе самый молодой участник матча Пеле, одна из восходящих бразильских звезд... Разумеется, и Вава и Зито требовали самого пристального к себе внимания.

Гарринча играл превосходно. Попытки защитников «подстраховать» действия Кузнецова лишь вносили разброд в оборону. Гарринча стремительно и точно совершал прострельные передачи, в нашей защите все чаще образовывались опасные бреши.

Бразильцы почти непрерывно атаковали. Два раза Вава попадает в штангу.

Диди действительно, как предполагалось, выполнял роль диспетчера. Трудно ли мне было с ним играть? Не очень. Думаю, что если б я находился в обычной спортивной форме, мне удалось бы навязать ему свою игру. Но больная нога все-таки мешала. Все ощутимей. Я не мог играть с той резкостью (не в смысле грубости, конечно), которая позволяет быть хозяином положения в единоборстве.

И так случилось, что именно с подачи Диди был забит первый гол в наши ворота. Передачу попытался перехватить Константин Крижевский. Однако мяч лишь скользнул по бедру. Выскочивший вперед Вава пробил по воротам. 1:0.

Повторяю, мы делали все, что могли, для того, чтобы наладить игру, перехватить инициативу. Но мы не многое могли сделать в этом матче.

Интересно, поучительно играли бразильцы. Их защитники уверенно отражали наступление. Четыре наших нападающих оказались бессильными преодолеть крепкий заслон.

Отобрав мяч, игроки бразильской защиты не спешили отправлять его своим нападающим. Они начинали тонкую и неторопливую игру, постепенно продвигаясь вперед. Порой бразильцы подолгу держали мяч, как делают это опытные баскетболисты, присматриваясь, готовясь к рывку под кольцо. Вот уж поистине бразильцы соблюдали правило — пусть мяч двигается больше, а игроки меньше.

Умело держа мяч, они довольно медленно переходили середину поля. И вдруг — взрыв. Едва кто-нибудь из нападающих оказывался, маневрируя, в выгодном положении для приема мяча, ему следовала мгновенная передача.

В завершающей стадии наступления форварды начинали действовать с предельной энергией. Этот наступательный порыв в сочетании с великолепной техникой делал каждую атаку бразильцев очень опасной.

К сожалению, наш тактический вариант, избранный на эту игру, оказался несостоятельным. Ведь, в сущности, мы применили ту же бразильскую схему. Но были не готовы играть по ней. Схема так и осталась схемой, экспериментом без достаточных оснований.

Во втором тайме Вава забил второй гол. На этот раз центральный нападающий бразильцев, опередив нашего Кесарева, буквально протолкнул мяч в ворота.

Со счетом 2:0 мы проиграли Бразилии.

Были, конечно, очень огорчены. И не только проигрышем, хотя он и ставил нас перед необходимостью дополнительного матча с англичанами. Нас всех огорчило то, что в матче с Бразилией мы были очевидно слабее. Неприятно сознавать это футболистам с большим игровым стажем и опытом, но лучше понять это сразу.

А мне было, пожалуй, вдвойне неприятен этот проигрыш. Ведь я, как никто другой, понимал: не смог я в таком ответственном матче быть до конца полезным коллективу. Травма мешала мне играть. Не имел я морального права выходить в таком состоянии на поле. Да и тренеры здесь, кажется, тоже допустили ошибку...

Надо быть всегда честным и очень ответственным перед своими товарищами и перед собой. Пусть даже желание играть, как это было со мной, — самое искреннее. Пусть никакие иные соображения не вмешивались, кроме стремления помочь своему коллективу. Надо еще иметь мужество решить для себя — а достаточно ли твоего желания для того, чтобы эта польза была максимальной?.

9.

Пришлось нам снова встретиться с командой Англии в борьбе за второе место в группе. Бразилия уверенно вышла вперед с пятью очками из шести возможных. У нас и у англичан было по три очка.

Переигровка состоялась через два дня после нашей напряженной встречи с Бразилией.

Я не играл ни в этом, ни в последнем матче с командой Швеции. Снова сидел на трибуне с ребятами, нашими запасными.

Матч с англичанами был каким-то вялым. Я смотрел и думал, что ничего в этой вялости удивительного нет. Ребята истратили много сил, и физических и моральных, в матче с Бразилией. Слишком много сил. Вот где начинает сказываться жребий, который сразу свел нас с соперниками равными, сильными и даже сильнейшими.

Правда, тренеры несколько освежили команду. На поле вышли игроки из запаса Герман Апухтин и Юрий Фалин.

Однако это мало помогало. Молодые футболисты никак не могли найти себя на поле. Они очень старались войти в ансамбль, но это им плохо удавалось. Может быть, сказывалось в какой-то степени их волнение.

Пожалуй, англичане имели преимущество. Во втором тайме — безусловно. Но наша защита играла самоотверженно и четко. Снова блеснул замечательным мастерством Лев Яшин. Его игра па выходах, всегда своевременных и расчетливых, его удивительное умение выбирать место в воротах, как раз там, где угрожалa опасность, — все это поражало зрителей, вызывало шумные выражения удовлетворения.

Было время во втором тайме, когда казалось, ч го матч в лучшем для нас случае закончится вничью. Англичане все нажимали и нажимали. Было заметно, как устали наши.

Выдержат ли? Хоть бы выдержали, не пропустили гола, а там посмотрим... — шептали ребята около меня.



Как часто бывает, развязка оказалась довольно неожиданной и на этот раз приятной для нас. Контратака наших была быстрой. Юрий Воинов отдал мяч Анатолию Ильину. Тот без промедления пробил по воротам. Гол!..

Но это произошло примерно на семидесятой минуте. И весь остаток времени мы провели на трибунах в страшном беспокойстве. Все время атаковали англичане. Они были обескуражены неожиданным голом. Обескуражены и рассержены. И терять им уже нечего: в ли последние двадцать минут решалось все.

Наши выстояли. Счет не изменился.

10.

Пятый матч паша команда играла на одиннадцатый день турнира. Да еще какого турнира!

Самолет доставил нас из Гетеборга в Стокгольм.

Меньше двух суток оставалось на отдых после труднейших баталий в соревнованиях группы.

Да, это было испытанием. И дело не только в физической усталости. Очень много нервной энергии расходует футболист в напряженных матчах.

Мы при всем этом оказались не в равных условиях со шведскими футболистами, с которыми нам теперь предстояло играть в четвертьфинале. Шведы имели воз-ложность хорошо отдохнуть, у них не было изнурительной дополнительной игры, да и соперники в группе были послабее: первую игру шведы выиграли у мексиканцев, команды, забившей, кстати, лишь один гол в чемпионате мира и набравшей всего одно очко — ничья с Уэльсом. Правда, следующим противником у них была команда Венгрии. У венгров шведы выиграли со счетом 2:1. Набрав четыре очка, они фактически оказались уже в четвертьфинале. Последний матч в группе команда Швеции провела со сборной Уэльса. Естественно, что шведы дали отдохнуть своим лучшим футболистам. Как нам рассказывали, они откровенно играли на ничью. Говорили, что шведская публика даже устроила своим любимцам целую демонстрацию неудовольствия пассивной игрой. Футболисты Уэльса тоже избрали пассивный защитный вариант. Могу себе представить, что происходило на поле...

Устали наши? Да, отчаянно устали. Однако опыт 'предыдущих встреч со шведскими футболистами, с командами клубными и сборной, свидетельствовал, что до сих пор мы легко выигрывали у шведов. Например, не так давно наша сборная нанесла шведской сборной два поражения подряд с крупным счетом: 6:1 и 7:0.

Мы знали, конечно, что состав шведской команды изменился. В частности, вернулись на родину для участия в чемпионате мира футболисты, игравшие в профессиональных командах в Италии, игроки нападения Лидхольм, Хамрин, Грен...

Думаю, что при нормальных условиях наша команда все-таки могла вполне рассчитывать на успех в матче со сборной Швеции.

Не лишена интереса заметка, которая появилась после нашей встречи в шведской газете «Стокгольм Тиднингем»:

«Нам повезло, но не потому, что мы случайно выиграли, а потому, что русские в своей убийственной группе вынуждены были израсходовать весь свой запас «пороха» и не смогли показать присущего им мастерства».

Заметка довольно точно характеризует положение вещей.

Но я забежал немного вперед.

Перед тренерами и перед всем коллективом встала вполне определенная проблема: играть ли снова основным составом или ввести в команду резервы?

Основной состав был изнурен. Но все-таки это были лучшие, наиболее опытные футболисты, к тому же успевшие сыграться за эти трудные дни в Гетеборге.

Как сыграет замена? Никто не сомневался, что они, конечно, отдадут все, чтобы победить.

Но смогут ли? Настораживал в какой-то степени, но очень удачный опыт выхода на поле в повторной игре с англичанами Германа Апухтина и Юрия Фалина. Да, они очень старались, но все-таки не сумели по-настоящему войти в игру...

На матч со сборной Швеции наша команда вышла в основном составе. Я не играл и в этом матче. Гудел, шумел заполненный до отказа стадион «Расунда».

Не могу сказать, чтобы в первом тайме какая-нибудь из команд имела преимущество. Думаю, что шведы, умудренные опытом прошлых встреч с нами, когда мы, значительно превосходившие их в темпе, в физическом закалке, ждали и сейчас бурных атак, стремительных маневров. Игру они начали осторожно, были цепки, но особенно атаковать не отваживались. Да и наши футболисты были в первом тайме способны играть если не в полную силу, то все же опасно. Отбив первый, как бы дробный, натиск шведов, наши перешли в наступление. Однако оно было безрезультатным. Я смотрел, как маневрируют у штрафной площадки шведов наши нападающие, и чувствовал, что им не хватает энергии.

Потом наступали шведы. В конце первого тайма наши снова предприняли штурм. Он был уже острее, опаснее. Чувствовалось, что ребята понимают, как важно забить гол, открыть счет в этом матче, играющемся из последних сил.

Временами казалось, что вот он — успех! Мы передали немало минут волнения и разочарования, Валентин Иванов, хорошо выбрав место, резко и точно бьет по воротам. Гол, конечно?!

Нет, вратарь шведов Свенссон в последнее мгновение выбивает мяч на угловой...

И снова бьет Валентин Иванов. Быстро обманув защитника, он посылает, кажется, неотразимый мяч...

Снова Свенссон отправляет мяч на угловой!

«Страшно не везет, — думаю я, — не хочет мяч идти в ворота».

Он и в самом деле — «не хочет». Анатолий Ильин стремительно и мощно бьет по воротам, и мяч со звоном врезается... в штангу!

Вот Юрий Воинов неожиданно, издалека проводит свой «коронный» удар, и кажется, уже на этот раз — все!

Нет, отлично играющий Свенссон успевает в прыжке отбить и этот мяч...

Свисток судьи прерывает наше очередное наступление.

«Ну, не так уж все и плохо!» — думается в перерыве. Но в раздевалке — молчание, усталые, побледневшие лица, трудное дыхание. Тренер говорит, что все идет хорошо, надо еще немного поднажать.

Масса была голевых моментов, ребята! Чуть поточнее, повнимательнее — все будет в порядке!..



Всем хочется верить в это. Хочется верить, что если нам удастся провести хотя бы один гол, — шведы «сломаются», придет растерянность в их ряды.

Но все происходит как раз наоборот. В самом начале второго тайма Борис Кузнецов неудачно играет. Ему удается прервать пас, посланный Хамрином, но мяч снова отскакивает к шведу. Тот радуется, конечно, неожиданному подарку. Он один на один с Яшиным, близко, рядом с воротами. Он бьет, и мы хватаемся за голову. Все ясно — гол!

Становится все очевиднее, что наступательный порыв в конце первого тайма был последней вспышкой энергии у наших. Они играют медленно, вяло. Одно из главных наших преимуществ в поединках со шведами — темп, выносливость — утрачено. Невольно вспоминается, как умеют бразильцы играть на снижении темпа, с тем чтобы сбить пыл соперников и потом самим стремительно и внезапно контратаковать.

Шведы, ободренные успехом, видящие усталость наших, прочно забирают инициативу.

Становится ясным: не отыграются наши.

В середине второго тайма тот же Хамрин, переместившись на левый край, опасно проходит и точно посылает мяч своему центрфорварду Симонссону. Крижевский не успевает за ним. Гол!..

Со счетом 2:0 выигрывают шведы.

11.

Что можно сказать о нашем выступлении в Стокгольмском чемпионате мира?

Без сомнения, результаты жеребьевки были для нас крайне неудачными. Это имело значение, и немалое. Измотанная труднейшими матчами в Гетеборге, наша команда пришла к четвертьфиналу обессиленной.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница