Ненадолго миры свои оставьте 1986г. 1993г



страница7/17
Дата11.03.2018
Размер0.55 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17
ЛЮБИВШИМ АЛЕКСАНАРА

Любившие его обречены

На память, на людские пересуды.

Любившие его обожжены

Касаниями солнечного чуда.

То маленькое солнышко клейма

Не погасить потомкам безупречны.

Его любивших отторгает тьма.

В созвездье Александра жить им вечно.

1999г.


ЧЕРВОННЫЕ КОНИ
Искусство есть та же природа…

М. Цветаева

Змеится огонь и стремится к вершине,

Охвачены пламенем гривы камней.

Багровый закат на тревожной картине,

Как буйная скачка червонных коней.


Я знаю вас, кони, червонные кони,

Искала полжизни я ваши следы.

Не знала, что сам на закате нагонит

Меня ваш табун на зигзаге беды.


Крылатые кони, червонные кони

Меня подхватили с собой налету.

Не жаль, что уронят, на камни уронят,

Когда я миную мою высоту.


Не нами дана траектория взлета,

Не мы выбираем паденья провал.

Крадется обочиной горечь банкрота

Попасть обязательно в грустный финал.


Твой бисер рассыпан, да вряд ли он нужен.

Заносит твой бисер забвенья труха.

Уход не замечен, и с шутками ужин.

Крылатые кони не знают греха.


Крылатые кони не знают пощады!

Покрепче в червонные гривы вцепись!

А что же наградой, последней наградой?

Червонным конем пролетевшая жизнь!

1998г.

***
Сытый голодного не разумеет –

Древняя формула непониманья

И одиночества. Разум не смеет.

Сердце не может. Касанья... Касанья...
Легкие, слабые, чуточку больно.

Что-то внутри всколыхнулось... и сникло.


— Лайнер разбился!

— Довольно! Довольно!

— Драка за стенкой!

— Да ладно, привыкла...


Есть, есть предел этой формуле сытых!

Любишь - поймешь лаже непрожитое.

Плачет парнишка над птицей убитой.

Молится Сергий без сна и покоя.


Тихо. Лампадка горит еле-еле.

Что ему, светлому, воры, убийцы?

Слабость в иссохшем, дряхлеющем теле.

Чу! Цок-цок-цок, за окошком синица.


К жаркой молитве на свет прилетела

Душенька Марьи, жены душегуба.

Молит страдалица, молит несмело:

«Фрол уж отходит, родимый мой, любый.


Отче, святая молитва поможет!

Как он извелся! Он крестится, Отче!»

Кто о нас, грешных, помолится, Боже?

Ночь все длиннее, а день все короче...

1999г.

ПЕРЕКАТИ-ПОЛЕ
Я - перекати-поле, я - перекати-поле!

Сама себе я кров, хозяин я и гость.

Алмазами на мне колючки горькой воли.

Для ветра и огня я - лакомая кость.


Мой круглый хрупкий мир живет самим собою.

Ты камень опусти, в меня его не брось.

На краткий светлый миг мой мир живет тобою,

Но ты, мой милый, в нем лишь гость, всего лишь гость.


Я - перекати-поле, я - перекати-поле!

Вращается мой мир - цветной калейдоскоп.

В нем радости огни сродни сердечной боли.

И каждый жалкий куст сказать мне может: «Стоп!»

1999г.
НОЧНОЙ РАЗГОВОР
Соловей в кустах разливается.

Ночь цветет.

Старикам от дум зябко-муторно.

Сон нейдет.


- Без Христа живем... Что ж без Сергия?

Не прожита?

Не ухватишься, тоньше волоса

Эта нить...

- Говоришь, живем? Вырождаемся!

Плоти дрожь.

Посмотри вокруг: неущербного

Не найдешь.

Кто не вор, не тать - от вина ослаб.

Жизнь — пятак.

Кто от власти пьян, кто от жадности,

Кто - от врак.

- Ну уж ты хватил! Не по Сергию —

Бить под дых.

Кто-то рядом был, неулыбчивый...

Слушал их.

1999г.

КАРА ПАМЯТИ
Убиты в квартире, в подъезде, в Чечне…

- Светлее пиши, - ты советуешь мне.

Я рада бы, рада светлее писать…

Попробую: личики листьев, кровать…


Откуда кровать? Почему так страшна

Кошачье-щенячья ее глубина?

Там мертвая Анечка! Боже ты мой!

Котенок играет цветной бахромой.


Убийца учился с Володькой моим…

Светлее! Светлее! Жасмин… Соловьи…

Свеча на столе… Пироговый уют…

Забыться! Но тени погибших встают!


Сто восемь, сто восемь в железном гробу.

Стучат в переборки, возносят мольбу.

А мы ни при чем! Нам – светлее давай!

Одень в ризы света компьютерный рай.


Над морем сгущается ищущий взгляд.

Кому он? Кому он? Не я виноват!

Не я убиваю! Не я продаю!

Не я растлеваю Россию мою!


Но почему же такая вина

Все давит и давит? За что мне она?


12.08.2000г.

ЖЕНИХ
На селе разруха, голодно, убого,

Лучше бы уж было и не приезжать.

- Зря звала ты сына в дальнюю дорогу,

Зря жену сулила. Не выходит, мать.


Мужики заклекли

От нужды и водки,

И не уступают бабы мужекам.

Ни единой нежной, ни единой кроткой.

Тяжко… Вяжет душу серая тоска.
Скотницы в загуле. .. Все рехнулись, что ли?

Хрип … За речкой волны саранчи.

Древняя старуха в саранчовом поле

То бормочет-бредит, то, как закричит:

- Сенечка! – и к небу тянет руки-корни.

- Сенечка! – и снова Бог знает о чем.

Кто ее пригреет? Кто ее накормит?

Кто подставит старой верное плечо?


А в застолье тесном девушки-бутоны.

С губ припухло-детских мат да перемат.

В оторопи сердце

Страх по жилам гонит.

- Мать, давй уедем поскорей назад.
Да возьмем бабулю… Что ей, горемычной

На смех ребятишкам по степи кружить?

- Сын-то у Петровны, думали, приличный…

Срам! Да разве можно парню так-то жить.

2000г.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница