Нейроэстетическая целостность шаманизма



страница1/3
Дата14.05.2018
Размер0.5 Mb.
  1   2   3


  1. Нейроэстетическая целостность шаманизма


В.С.Ежов
Универсальность мировой культуры в своем развитии проявляется как единство в многообразии. С древних истоков обогащение её универсальности происходит в неоднородном этническом социокультурном пространстве. Прояснённость его глубинных основ выражается через национальное самосознание. Ментальность этнической культуры является устойчивым основанием как важнейшим фактором этнической идентификации. Именно духовные корни восходят к исторически сформировавшемуся генотипу культуры [3]. Разнообразная локальная неповторимость культурного пространства есть выразительный показатель этнической мощи и величия человеческой духовности. Возрождение национального разнообразия духовной культуры происходит с учетом её исторических истоков, архетипов развития. «А эту функцию выполняют историческая память, назначение которой – связать жизнь предшествующих поколений с жизнью современников, а жизнь современников сделать продолжением свершений лучших дел предков» [4].

Актуальной проблемой является нахождение оптимального соотношения между традиционной и современной культурами, традициями и инновациями. Диалогичность любой культуры, ее открытость иным культурным влияниям – это показатель универсальности культуры при вариативности ее локального проявления. Оптимальная целостность их взаимосвязи создаёт возможность существования этнокультуры в современных условиях. Например, поклонение священным местам – философско-эстетическая мудрость народа. Пластичная развивающаяся целостность выполняет интегративную функцию, способствующую адекватному отражению родовых сущностных жизненных сил и интересов любого народа в определенных исторических условиях и природной среде. Прояснение и выявление этнических самобытных потребностей и интересов этноса в историческом контексте социума усиливает социорегулятивный потенциал культуры. Приобретая и усваивая новые ценности, этнокультура приспосабливается к современной исторической среде. «Соблюдение меры усвоения позволяет этнокультурной целостности утвердить и сохранить качественное своеобразие в новой исторической обстановке» [9].

В концептуальном плане универсальная категория эстетической науки – эстетическое проявляется как целесообразная целостность формообразующей жизнедеятельности людей. В эстетическом восприятии целесообразная оптимальность выявляет целостность объекта или явление действительности. Разумеется, вместе с этим процессом формируется в гносеологическом плане оптимальный тип личности эстетического восприятия. Основными признаками идеальной модели эстетического восприятия является целостность, интегрирующая форму и содержание воспринимающего объекта во всех его компонентах национальных, культурно-исторических, полноте их проявления. При эстетическом восприятии у субъекта формируется способность к построению образа на основе этой целостности сообразно с природой объекта.

В онтологическом плане оптимальность в целостном объекте предполагает прежде всего наличие объективных признаков гармонии. В этом плане у субъекта должен сформироваться перцепт – интуитивное осознание совокупных признаков гармонии. У сформированного к эстетическому восприятию субъекта возможно наличие архетипических пространственных представлений – паттернов (изобразительных конструкций). Известно, что любому паттерну соответствуют, различные понятия, а одному понятию может соотноситься множество образных моделей пространственных конструкций, композиций, каркас которых может быть сведён к одному паттерну.

Именно эстетическому восприятию оптимальной целостности свойственно отражать совершенство объекта на основе объективных формальных признаков красоты – соразмерности, ритма, пропорции, симметрии. Нарушение отношения оптимальности (полноты, гибкости, пластичности, определенности) в созидании совершенного (соразмерного, ритмичного, пропорционального, симметричного) объекта до уровня максимальности приводит к нарушению его эстетической значимости. При этом нецелостное восприятие этого одностороннего процесса усиливает скорее практический, утилитарный интерес, чем эстетический. Происходит нарушение внутренней гармонии эстетического восприятия у субъекта меры духовности, его эмоционально-интеллектуального основания.

В диалектике субъектно-объектных отношений, чем равноценнее, уравновешенее, соразмернее оптимальное совершенство объективных признаков целостного объекта, тем гармоничнее подлинное развитие способности человека, духовное наслаждение при эстетическом восприятии окружающего мира. При эстетическом восприятии у человека формируется целостное и образное видение действительности. Амбивалентное отношение субъекта, нарушение гармоничного отношения познания действительности зависит от уровня его эстетической грамотности, вкуса при восприятии совершенства целостной реальности.

В своей работе изложу мысли о возможности поиска нейроэстетических оснований человека (шамана) при гармонизации их отношений в процессе практики и познания. Так согласно проекту «Геном человека» принципиально возможно «считывание» генетической информации отдельного человека, что сразу позволяет поставить и решить задачу создания индивидуального подхода к человеку. Иначе говоря, анализ генетической информации позволяет говорить о возможном «узконаправленном» точечном эффективном влиянии на внутренний мир личности. Современная наука утверждает, что в достаточно короткое время будут созданы и усовершенствованы так называемые ДНК – чипы, позволяющие легко снимать и осуществлять анализ генетической информации, присущей отдельному человеку, соответствующей конкретному генетическому типу, например, выявить основы гениальности, аутизма, сумашествия, агрессивности, внушаемости.

Социогуманитарные науки изучают человека и созданные у системы (языки, социальные системы, экономику, науку, религию, право, искусство). Однако в наше время все отчетливее осознается общность (целостность) всего в природе (предустановленная гармония Г.Лейбница и развивающая гармония В.Сагатовского). Всё имеет единую первичную материальную основу, подчиняющуюся одним и тем же фундаментальным законам природы, изменяется в рамках общего эволюционного процесса. Теперь чаще методы исследования, созданные в естественных науках, используются в социогуманитарных областях. Современная научная картина мира становится единой. Она включает не только естественные, но и социогуманитарные науки. Все явственнее дает о себе знать взаимное проникновение (конвергенция) естественнонаучного и гуманитарного знания.

Вселенная представляет собой единую, целостную необозримо сложную материальную систему. Всеобщее взаимодействие приводит к неразрывным взаимосвязям во вселенной всего во всём. Данная взаимосвязь затрагивает любые формы проявления материи, включая духовную, культурно – гуманитарную. Рациональное изучение Вселенной в её целостности посильно философии (чувственное целостное представление даёт эстетика). Однако познание закономерностей мира в их многогранности изучают разные науки. Во всех науках сложные процессы и системы стремятся изучать через простые конкретно составляющие. Учитывая реальный уровень сложности материальных систем, в научных исследованиях выделенный объект заменяют его идеализированной копией – моделью. В ходе любой познавательной деятельности совершенствуют моделирование с целью всё более полного (оптимального) и точного отражения (познания) реальности. Моделирование возникло на поздней стадии эволюции мозга человека по мере обогащения рефлекторной интуиции и с появлением абстрактного мышления. Иерархическая система материальных структур полно отображает устройство нашей Вселенной по мере возможностей развития фундаментальных наук в настоящее время. Они дают обилие фактов, например, будущему специалисту для использования в своей творческой деятельности природных сил. Созданные природой, например, сложнейшие биологические информационные системы (нервная, гормональная, генетическая), возникшие на Земле более 3 млрд. лет назад, во многом совершеннее человеческих творений.

С возникновением человека его творческие способности формируют богатый внутренний мир. Возникшее духовное состояние наслаждения по своей продуктивной деятельности образуется сложившейся эмотивной структурой мозга и структурой мыслительных процессов познания целостности мира на этой стадии развития, на что указывают современные исследования нейрофизиологов (по Н. Бехтеревой). «И так, множество клеток, множество связей. Однако когда образуется базис стереотипов, огромное множество этого богатства становится открытым для мышления или избыточным. Но если избыточным, то зачем у всех без исключения людей нашей планеты работают механизмы самосохранения мозга? Затем, наверное, что никто не знает, когда ностальгия по мыслительной деятельности вернется к человеку. А мыслительная деятельность, как известно, обеспечивается описанным выше аппаратом переменных, гибких звеньев, при условии использования очень многих, если не всех, физиологических и морфологических возможностей мозга! Калейдоскопическая, хотя на самом деле детерминированная игра гибких звеньев теснейшим образом связана с тем, о чем говорилось вначале, – с реорганизацией системы. Они не возможны друг без друга. А потому гибкие звенья, этот механизм богатства и надежности мозга, извне смотрящееся как основа возможности мыслить в самых разных условиях, изнутри мозга полноправно могут рассматриваться и как механизм его самосохранения… Кроме того что клеток и связей много, одни и те же клетки и клеточные скопления могут принимать участие в самых разных видах деятельности, они реально или потенциально полифункциональны <…> Клеточные скопления, популяции более менее богаты в зависимости от того, в каких внешних и внутренних условиях работает мозг. Нейрофизиологически это выражается <…> уровнем сверхмедленных процессов <…> Надежность мозга, также как и многое другое в мозге, может быть рассмотрена еще с одной стороны. В поддержании деятельности нестереотипной, но по существу близкой к ней, осуществляемой по заранее намеченному плану, большую роль должен играть аппарат сличение деятельности с планом и сигнализации об отступлении от него. Эту роль в некоторых видах почти стереотипной, во всяком случае плановой, деятельности играют зоны мозга, реагирующие на такое рассогласование. А так как это не одна зона, а ряд зон, предположение о системе не может быть отвергнуто. Система детекции ошибок либо корригирует деятельность на бессознательном уровне, либо создает у человека состояние, выражающееся смутным чувством чего-то невыполненного или выполненного неверно. Человек «задумывается» – и часто правильно решает задачу <…> Творчество можно описывать по-разному. В том числе и как мыслительную деятельность, развивающуюся на базе известного, но как бы “воспаряющую ”над ним» [2, с. 91, 92, 93].

Построение вещи в уме происходит вследствие последовательных операций приписывания свойств объекту, расположенному в пространстве и времени. Однако этот умственный конструкт приобретает качество целого только в том случае, если целому можно присвоить свойство, присвоение которого недоступно ни для одной её части, то есть такого свойства нет ни у одной из её частей. Понять некоторое целое – значит сконструировать его в уме из его частей. Деструктивным действием будет максимальное (предельно выделенное) проявление в ущерб оптимальному (сущностно полному, гибкому и пластичному). Выделение части из целого – сложная процедура. Представление о целом и его частях предполагает выделение этих объектов с помощью анализа и синтеза. Расчленение целого на части с целью воспроизвести это целое в представлении является обычной работой нашего ума. Оно чаще всего происходит бессознательно. Неразвитое мышление склонно ошибочно наделять целое свойствами частей и наоборот. Первобытное мышление также полагало, что операции, выполненные на части, оказывают воздействие и на целое. На этом основывается гомеопатическая магия (камлание шамана). При рассмотрении работы организма трудно различить целое и часть. Например, рука – часть человека, если принять во внимание, молекулярное строение клеток имеет сходство в ДНК. Чтобы облегчить различение целого и части, полезно ввести понятие функции. Функции – это действие, которое совершает часть ради целого [10, с. 74]. Часть выполняет для целого определенную функцию. С этой точки зрения рука может выполнять много функций: защиты, исследования, удовольствия, обеспечение потребностей, которые представляют в свою очередь части функции руки.

Анализ – это умственная операция присваивания каждой части, соответствующих ей функций для целого. Любая реальная или воображаемая, живая или мертвая вещь может стать предметом анализа или синтеза. Например, психоанализ расчленяет на элементы переживаний и эмоций человека. Как устроены эмоции, т.е. как функционируют части, порождающие эмоцию, психоанализ не знает. Только в системе саногенного мышления (оздоравливающего) производится полный анализ эмоций человека, поскольку описываются те умственные операции, которые вызывают эти эмоции, и наоборот. Синтез – совокупность умственных операций присвоения целому функций, которые являются результатом исполнения функций части этого целого, и которые обеспечивают понимание объекта как целого. Синтез состоит не в собирании целого из выделенных и осознанных элементов, а в присвоении каждому из этих элементов функций для целого. После осознания элементов программы человек может осознать синтез этой программы, в результате чего эта работа перестает быть бессознательной и автоматической. Человек приобретает способность правильно думать и (соответственно) управлять этой эмоцией. Следовательно, анализ и синтез выступают в качестве важных умственных действий по управлению поведением или изменению программы. Любую программу поведения можно рассматривать как целое, состоящее из частей, организованных в определенной последовательности операций. Различение целого и части здесь просто. Чтобы лучше понять связь целого и части, нужно взаимодействие целого и части рассматривать как управление целого работой частей, а это уже исключает понимание частей как механических элементов такого целого как, скажем, личность. Изложенное свидетельствует о том, что анализ и синтез не являются первичными, что они составлены из более элементарных операций. Мысленное разделение окружающего нас целостного мира на некие части можно изучать путём построения соответствующих моделей по-разному, например, через эстетическое переживание к рациональному осмыслению.

В концептуальном плане (согласно авторской позиции) универсальная категория эстетической науки – эстетическое проявляется как целесообразная целостность формообразующей жизнедеятельности людей, связанное с познанием, творческой свободой и духовным наслаждением.

В эстетическом восприятии целесообразная оптимальность выявляет целостность объекта или явление действительности. Разумеется, вместе с этим процессом формируется в гносеологическом плане оптимальный тип личности эстетического восприятия. Основными признаками идеальной модели эстетического восприятия является целостность, интегрирующая форму и содержание воспринимающего объекта во всех его компонентах национальных, культурно-исторических, полноте их проявления. При эстетическом восприятии у субъекта формируется способность к построению образа на основе этой целостности сообразно с природой объекта.

Становление целостно в креативной деятельности человека. Они являются логическим продолжением предпосылок природно–биологических основ эстетического сознания. Эстетика общения должна быть включена в нейрофизиологические механизмы человека. Не имея научной философии жизни, человек не может обеспечить полноценную жизнь, физическое и психическое здоровье. Различные психосоматические расстройства у людей вызваны этим, когда не в состоянии справиться с отрицательными эмоциями, ложными потребностями, дурными привычками и социальными стереотипами. Необходимо постигать природу собственных эмоций, устройство наших умственных программ поведения, потребностей, желаний и обретать способность к управлению ими. Тем самым человек подчиняется ритмам саногенному (оздоравливающему) мышлению, которое делает жизнь его гармоничной и благополучной.

Современной нейрофизиологией установлено, что субстанциональная основа мозга чувствительна к рассогласованию программ поведения, с его результатами. При рассогласованности возникает состояние напряжённости, дискомфорта, возможного стресса, которое может быть разрешено с изменением программы или приведением поведения в соответствие с программой, утверждающую гармонию. Если полученный результат поведения функциональной системы совпадает с врождённым акципетром действия, то данное поведение прекращается. Целостное понимание проблемы должно рассматривать фундаментальное единство процессов, лежащих в основе всех функций человеческого организма. Оно формирует новый образ мышления, а значит и поведения (оздоровление).

Выявление логического стержня данной проблемы указывает на единство сознания и деятельности, психических процессов и движения, когда происходит интериоризация во внутреннюю деятельность человека. Эстетическое отношение в своем генезисе выражало некоторое универсальное, целостное историческое состояние общества и конкретного человека, развитие гармонии материальной и духовной практики. «Каждая конкретная целостность есть результат определенного объективно – исторического движения, продукт саморазвития и формообразования развивающейся действительности. В каждом конкретном целом как единстве многочисленных определенностей присутствует вся история его становления. Теоретическое мышление только отражает ее саморазвитие, становление объективного конкретного целого, в форме конкретных понятий в теории, в которых освоены и адекватно выражены объективные связи и закономерности предмета» [1, с. 262].

Возросший уровень познания чувственно развивающего человека явился итогом развития когнитивных предпосылок, способствующих образованию рациональных механизмов аналогии, анализа, индукции, принципа соответствия. «Лежащие в основе правил выводы – императивы, по-видимому, носят врожденный характер и закреплены в нашем генетическом наследии» [8, с.133–134]. Именно базовые архетипы при подкорковом перцептивном восприятии и логике реализации автоматических действий (гаптических кодов) воплощают человеческие фундаментальные потребности, соответствующие определенному типу информации и мотивации мировоззрения субъекта (мир шамана). Формальные элементы психики, имманентно присущие всему человеческому роду, порождают конкретные предметы на сознательном уровне деятельности человека. Коллективно бессознательное выражается в структуре мозга и симпатической нервной системе, не имеющего времени. Например, базовый символический архетип «Мудрец» по принципу «резонанса» реализует себя, движимый потребностью в истинном знании. Подобно этому врожденные способности субъекта – эмоциональное ощущение формы, цвета, ритма как определенные силы (архетип «Художник») при социальной ценностной ориентации реализуются в тех или иных эстетических позициях, социокультурных интенциональных актах конкретно – исторического поведения людей. Человек проявляется как развёртывающее целое и «озаряющий» факт действительности. Феномены культурных актов можно проследить в образах и мотивах различных мифах, сказках у многочисленных народов мира в одинаковых формах. Именно формальные объективные признаки эстетического (гармония, симметрия, пропорция, ритм, мера, целесообразность) создают максимальный чувственный эффект в духовном восприятии человека. В этом переживании эмоции интуитивно несут информацию о необходимой целесообразности при целенаправленном действии субъекта (гипнотическое воздействие шамана), которое является «эмоциональным тоном отношений» (по П. В. Симонову). При этом бесконечный процесс внутреннего сосредоточения субъекта (уход в мир духов шаманом) порождает «совершенствование тайного осязательного взаимоотношения» (по Гумберту), т.е. как проявление определенного гаптического кода. Существуют и более глубинные основы передачи информации – радиальные струны электрона [11, с.60]. Возникающее из психофизиологического удовольствия духовное наслаждение, является условием обретения свободы и ясности осмысления действительности с позиции Красоты (Пользы)!

На биологическом уровне форма передачи информации называется «сигнальной наследственностью», а на социальном – «традицией». Целостная система человеческой психики при обработке информации способна удовлетворить любые потребности человеческой деятельности. Преобразования деятельности неизбежно ведут к перестройке ансамблей мозговых физиологических функций и к изменению вегетативных процессов, обеспечивающих выполнение действий и операций, включённых в программу деятельности.

Разрешение бинарных противоречий в отношении биологического и социального является фундаментальной основой становления сознания. Если в условиях господства биологических законов результаты филогенетического развития животных закреплялись в форме изменения и совершенствовании самой их биологической организации (гаптических кодов), то у человека выделялись различные природно–биологические предпосылки в формировании эстетического сознания, например, наличие различных снипов в организации геномов, в наследственных фиксируемых морфологических изменениях, структуры нервной системы его организма. Существуют так называемые скиннерские геномы с заученными паппернами. В «ином» измененном развитии мозга уже человека «существует какой-то эффективный нейрологический механизм пространственного распределения информации на входе мозга» [13, с. 145]. Глубокие слои мозга в своей пластичности определяют особенность наследственности, определяя и влияя на формирования социокультурных ценностей. Пластичность является важнейшей особенностью центральной нервной системы.



Разумеется, велико значение сформированных гаптических структур памяти в эволюционном развитии живой системы (ощущения формы, ритма, цвета, координации, соразмерности, ориентировочного рефлекса). «Функциональное значение связи структур памяти и процессов оценки совершенно ясно: мотив полной и возможно более точной реализации действия сохраняется в памяти вместе с соответствующими моторными программами; относительно независимо от них при активизации процессов поиска в памяти могут быть найдены соответствующие состояния актуально действующих потребностей, цели для принятия оптимальных поведенческих решений» [7, с. 122].

Эстетическое выступает как гармонизирующая сторона данного отношения, его саморазличение. Красивое стимулирует лучше соответствующие способы обработки информации в ЦНС. Красота как наилучшее восприятие сигналов (любой информации). Тяга к красоте предопределено наследственностью, однако разнообразие эстетических предпочтений обогащается научением и подвержено переменам. В мозгу есть участки, где способность к обучению (научению) сохраняются долго. В данных участках сходятся пути от разных органов чувств. Такая пластичность является причиной (основанием) появления в культуре различных эстетических теорий. «Попытки обосновать представления о красоте вне связи с функциями мозга бесперспективны, и в наши дни такая философия эстетики неуместна» [12, с. 26; см. также 5, с. 44]. Это возможно, согласно теории селектогенеза о врождённых способностях субъекта деятельности. Соотнесенность с предметностью, возникновение у субъекта образа отражаемого достигается посредством механизма уподобления перцептивных действий субъекта (наличия гаптических кодов, эмоциональных состояний, конкретного концепта, коллективных представлений, эмоциональных констант, аппарата сличения, акципетра действия, установки, модели потребности будущего) свойствам воздействия объекта, выработанного в процессе эволюции человека разумного. Наличие системы наследственных поведенческих актов способствует формированию внутренних концептов – аналогов человеческому мышлению, социальным чувствам. В качестве познавательной детерминанты эмоции возникает (накапливаются) в истоках интуитивная бессознательная оценка объекта в процессе выживания. Наличие бессознательного координирует наше видение физических объектов (И.Кант). Восприятие связано с прошлым, но и активно к новизне. Природа элементов восприятия, его программа определяется организацией целого. Культурная эмоция способствует созданию прекрасной мыслительной конструкции. Восприятие как конструкт сознания. Возникает идея опережающего отражения (по П.К. Анохину), обоснованная наличием динамического стереотипа в целевой деятельности человека. «Операция по определению цели связана с актуализацией прошлого опыта по удовлетворению потребностей, вызывающей и поддерживающей данный вид поведения» [10, с. 78]. Выявляя глубинные потребности, цель обуславливает направленность активности человека. Достижение цели (фокусирование полезного результата) осуществляется через наличные элементы в их взаимосодействии (П.К.Анохин). Деятельность можно определить как специфически человеческую, регулируемую сознанием «внутреннюю» (психическую) и «внешнею» (двигательную) активность, направленную на достижение сознательно поставленной и имеющей общественную значимость цели. Исследователи выделяют виды активности – умственную, эмоциональную и волевую. Направленное достижение цели определяется мотивом как осознание причин активности человека. Внешние причины действуют через внутренние особенности. Знание физиологических закономерностей способствует правильным управлением деятельностью. Направленность характеризует основной смысл жизни человека.

Сложная система функциональной структуры мозга имеет историческое формирование в своей целостности. «Интеллект есть сумма так называемых первичных умственных способностей – пространственной, перцептивной, вербальной, мнемической, способности к беглой речи и логическому рассуждению… генетические основы интеллекта (когнитивных способностей) – будь это человек или экспериментальное животное – базируются на широкой биологической основе, изучение которой может дать человеку более глубокие знания о своей природе. Современная генетика поведения и нейрогенетика, вооруженные молекулярно – биологическими методами, позволяют реально выявлять участие определенных генетических элементов в ассоциативном обучении и когнитивных процессах» [6, с. 290, 292 – 293].

В своих истоках коэволюционный процесс сохранял судьбоносный гомеостаз жизнедеятельности развивающего человека, который был неотделим от биосферы. Более совершенные органы – преобразователи у человека имеют универсальную систему приспособления, обладающую лучшей целостностью (оптимальностью и пластичностью), иные возможности для различных условий развития. Целостность организма (его таинство) нельзя сводить к сумме дифференцированных частей. Возрастание целостности (одухотворенной человечности) обеспечивает все большую динамическую устойчивость, приспособления организма по отношению к изменившимся внешним условиям. «Развитие организма представляет постепенное совершенствование. Другими словами, развитие есть ход вперед, к лучшему, а не просто смена состояний» [15, с. 143]. В относительно самостоятельной эволюции культурные традиции человеческое поведение могут очень сильно меняться и при отсутствии сколько – нибудь заметной генетической эволюции. Дальнейшая деятельность человека позволила перестроить окружающую среду в соответствии с поставленными социальными целями (ценностями). Смена стереотипов поведения развивающегося человека (скажем – обучаемого) имеет качественно новый характер, так как сигнальное поведение сменяется поведением разумного типа. Происходит переход в объектно – субъектных материальных отношениях от простых целесообразных форм чувственного отражения к различным целенаправленным сложным разумным духовным формам социальных связей.

Таким образом, родоисторические (врожденные) механизмы чувствительности человека (шамана) в его начальной социальной практике ориентировали его движение на адекватность телесным условиям внешнего мира. В этом проявлялся механизм перехода чувственных образов на уровень вербального духовного интеллектуального осмысления в развитии культурного человека. Этому процессу мы находим подтверждение у исследователей. «Итак, именно гаптические аппараты обеспечили родовому человеку тренинг способности к линейно – дискретным построениям. В гаптических кодах навык линейно – дискретного конструирования доводился до автоматизма: отпечатывался в матрицах долгосрочной памяти, становился культурно наследуемым достоянием. Нервной организации человека присуще сильнее фиксировать то, что повторяется чаще. Именно в силу миллионнократного повторения гаптические коды эволюционировали в утилитарную орудийную деятельность. Опирающаяся на гаптические коды конструктивная деятельность, разворачивающаяся в трехмерном пространстве, экземплифицировала (“оединичивала”) когнитивные образы, делала их проверяемыми “здесь и теперь”. Многократные проверки когнитивных образований, представленных в телесном виде, делала их коммуницируемыми, передаваемыми от человека к человеку, а приобретающие коммуникативную функцию гаптические коды превращались в наследуемую форму культуры » [14, с. 77]. Надо полагать, что в глубине мозга располагались основные звенья программы – матрицы в жизнедеятельности человека. Врождённый ориентировочный рефлекс являлся генерализованной реакцией мозга на любые изменения и новизну в процессе перестройки нейтронных популяций, детерминированных различными событиями. Оптимальная их децентризация наравне с гибкими звеньями (периферийными) целесообразно (и целенаправленно) активизирует творческий потенциал мозга. Становление определённого образа жизни человека (шамана) тесно связано с развитием его мозга, познавательных и креативных возможностей. Именно оптимальное функционирование мозга вырабатывает стратегию существования, способствует развитию разумности и духовности человека, чувственной гармонизации с окружающим миром (природой, социумом, техникой).

В культуре человечества имеется три источника вечного духовного наслаждения – поэзия, музыка и танец. Современное исследование в эстетике свидетельствует о присущей всем людям предрасположенности (тяги) к созданию и поддержанию красоты и определенных ритмов. Это творчески упорядочивающий нервно – психический процесс способный устанавливать гармоничные взаимодействия между различными функциональными областями нашего мозга. Имеются те функции, которые вместе составляют и обслуживают то, что мы называем пониманием (в отличии от знания).

Разумеется, что философско – эстетический подход будет способствовать решению данной проблемы. В частности, поиск выявления нейроэстетических оснований субъекта деятельности в нанотехнологиях, обусловленных природными структурами мозга, нервной и нейрогуморальной системами выявляет специфику данного исследования. Понимание глубинных основ (генных кодов) человеческого организма открывает возможность гармонизации отношений естественной и искусственной среды обитания. Вместе с этим специалисты предполагают от применения нанотехнологий в различных областях деятельности человека наличие потенциального риска для здоровья при нарушении гармонии, целостной структурной организации живой системы. Можно сказать, что подобный подход открывает новое направление в развитии нанотехнологии – наноэстетику.



Новая идея философии постмодернизма отвергала идеологию «тотального» проектирования. В эпоху модернизма во главу угла ставилось рациональное начало, и на его основании уничтожение «отживших форм» ради замены их свежими решениями (неповторимыми индивидуумами), несущими миру обновление. В новой реальности раскрывалась несостоятельность сугубо рациональных подходов, бесперспективность полного контролирования социальных процессов – и на этой основе складывались более внимательные и уважительные отношения к традиции и интуитивному началу в творчестве. Философия постмодерна отразила новые знания о бессознательном (нейроэстетических основаниях), о роли мифологических структур мышления современного человека.

Таким образом, подсознательное восприятие (при подкорковом предъявлении) влияет на последующий аффективный выбор, но не сказывается на распознавании. И напротив, сознательное восприятие (при надпороговом предъявлении) влияет на распознавание, не отражаясь на эффективной оценке. Эти результаты наводят на мысль о возможной конкуренции между процессами эффективного реагирования и распознавания, поскольку асимметрия полушариев в нашем опыте всегда заметно затрагивает один из них (совместно возможно в озарении, вдохновении, творческой интуиции, инсайде). Левое полушарие предпочитает известное (разумную осмысленность у философа и учёного), а правое – новое и непривычное (обостренное чувство красоты у художников). Такая асимметрия эстетического выбора соответствует на уровне конкретной личности «любопытству» и «консерватизму» – чертам, нередко вызывающий внутренний конфликт, зависящий от деятельности предъявления объекта. Иногда это проявляется в виде «погони за модой» или «привязанности» к традиции.

Источники:

1.Абдильдин Ж. Проблема начала в теоретическом познании [Текст] / Абдильдин Ж. – Алма-Ата: Наука, 1967. – 366 с.

2.Бехтерева Н. П. Магия мозга и лабиринты жизни [Текст] / Бехтерева Н. П. // – доп. изд. – М.:АСТ; СПб.: Сова, 2007. – 383 с.

3.Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1972. - С. 140.

4.Бобров В.В. Этнокультурный аспект в социальном развитии//Этносоциальные процессы в Сибири. Тематический сборник. Новосибирск: изд. Ин-та философии и права СО РАН, 1998.- Вып. 2. – С. 58-59.

5.Дарвин Ч. Происхождение человека и половой отбор. Выражение эмоций у человека и животных [Текст] / Дарвин Ч. – М.,1953. – Соч. Т.5. – 104 с.

6.Зорина З.А., Полетаева И.И. Элементарное мышление животных: Учеб. пособие [Текст] / Зорина З. А., Полетаева И. И. – М.: Аспект Пресс,2003.- с.320.

7.Кликс Ф. Пробуждающееся мышление. У истоков человеческого интеллекта [Текст] / Кликс Ф. – М.: Прогресс, 1983. – 302 с.

8.Меркулов И. П. Когнитивная эволюция [Текст] / Меркулов, И. П. – М., 1999. – 312 с. 9.Мамедова Е.В. Этнокультура в системе социальной регуляции//Философские науки, 1999, № 3-4.- С. 163.

10.Орлов Ю.М. Исцеление философией. Основные умственные операции. – М.: Слайдинг, 2006. – 96 с.

11.Оконешников В.И., Ромм В.В. Инженерия шаманизма. – М: «Перспектива»,2014г. – 244с.,ил.

12.Пауль Г. Философские теории прекрасного и научное исследование мозга [Текст] Пауль Г. // Красота и мозг. Биологические аспекты эстетики. – М.: Мир, 1995. – С. 15 – 28.

13.Прибрам К. Языки мозга [Текст] / Прибрам К. – М.: Прогресс, 1975. – 464 с.

14.Режабек Е. Я. Мифомышление (когнитивный анализ) [Текст] / Режабек Е. Я. – М.: Едиториал, УРСС, 2003. – 304 с.

15.Страхов Н. Н. Мир как целое [Текст] / Страхов Н. Н. – М., 2007. – 576 с.

Баркова Э.В.






Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница