Научного исследования



Скачать 296.28 Kb.
страница4/26
Дата09.01.2018
Размер296.28 Kb.
ТипЛитература
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

1.2. Мировоззренческий конфликт в отражении философии, науки и журналистики: почему история теорий?


Общие условия функционирования такого рода понятий в советском обществе и науке определял мировоззренческий монизм, основанный на материализме и коллективизме, выраженный в диалектической формуле: «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех»47. На примере коллективизма можно показать различия между проявлениями мировоззренческого конфликта в философии, науке и журналистике.

Философский подход, по сути поясняя Маркса, под коллективизмом предполагал «отношения между обществом и личностью, при которых развитие общества в целом создает благоприятные условия для всестороннего развития личности, а развитие последней есть условие прогресса всего общества»48. Здесь конфликта нет.

Конфликт появляется в науке, которая лежит ближе к практике. Не смотря на то, что коммунизм как построение всемирного государства трудящихся не мог не ставить своей конечной целью общее развитие в противоположность частному, индивидуальному, советская наука не утверждала подчинение личности обществу, но «от практики» в советской науке отпечаталось общее как причина и мерило индивидуального: «Действительная личность обнаруживает себя тогда и там, когда и где индивид в своих действиях и продукте своих действий вдруг производит результат, всех других индивидов волнующий, всех других касающийся, всем другим понятный, короче – всеобщий результат, всеобщий эффект. Платон или Евклид, Ньютон или Спиноза, Бетховен или Наполеон, Робеспьер или Микеланджело, Чернышевский или Толстой – это личности, которых ни с кем другим не спутаешь, в которых сконцентрировано, как в фокусе, социально значимое (то есть значимое для других) дело их жизни, ломающее косные штампы, с которыми другие люди свыклись, несмотря на то что эти штампы уже устарели, стали тесны для новых, исподволь созревающих форм отношения человека к человеку»49.

Из-за этой же связи с практикой возникал мировоззренческий конфликт между советской и буржуазной журналистской наукой. Например, американец Джон Меррилл (J. C. Merrill), в те же 1970-е годы отрицал социальную ответственность журналиста и утверждал, что отстаивание журналистом правды должно быть основано на личностном «императиве свободы», внутреннем моральном долженствовании, «под которым подразумевается мировоззренческая, философская определенность»50. Но с точки зрения философии, кажущийся конфликт этих позиций несущественен, ведь от перестановки слов в сочетании «Общество – Человек» не меняется взаимообусловленность понятий, проявляющаяся в потребности в социальном служении, в правде журналиста, только выраженной по-разному в разных обществах. Таким образом, наука отличается от философии точкой отсчета и направлением развертывания мировоззренческого конфликта.

Журналистика, в силу ее сущностной близости к практике, обращается к общей сути еще реже, в соответствии с «жизнеподобием» (термин С. Г. Корконосенко). В соответствии с тем, что Маркс называл недостатками, вытекающими из самой сущности народной прессы, с которыми «надо мириться как с болезнями роста, если только вообще люди готовы мириться с самим этим ростом»: «Пресса является и должна являться не чем иным, как громким “выражением повседневных мыслей и чувств народа, действительно думающего по-народному, — выражением, подчас, правда, страстным, преувеличенным и ошибочным” <…> То ошибочное, что заключается сегодня в сообщаемых ею фактах или высказываемых ею суждениях, завтра будет ею же самой опровергнуто. Она воплощает в себе ту «самобытную», в настоящем смысле этого слова, политику, которую в иных случаях так любят противники прессы»51.

О том же писали русские исследователи прессы в XIX веке, причем противоположного марксизму, либерально-демократического и либерально-консервативного направления. В. В. Берви-Флеровский обосновывал и отстаивал идею «народной прессы». По А. Д. Градовскому, печать по самому своему положению, не может иметь других радостей и горестей, кроме радости и горя своей страны»52. Именно отсюда отличающие журналистику от науки и философии неповторимые общественные функции, отдающие ей преимущество в ежедневном осмыслении социального опыта.

Метод описания всей этой иерархии в целом напоминает маятник, философская точка крепления которого остается почти неподвижной, научная середина колеблется под воздействием практики в ограниченных общими принципами научного познания пределах, а журналистский «низ» маятника, наиболее чувствителен к практике, считывает и передает импульс всей нити. С помощью этого метода, только с редукцией на один пункт, в свое время определялись уровни идеологической борьбы: «теоретические конфронтации, информирование и пропаганда образа жизни…»53. Сейчас – определяются три слоя дискурса медиасферы: актуальный, историко-культурный и гносеологический54 и т. д. Проблема этого метода в том, что он объясняет только восходящие связи идей, но не противоположные, из-за которых возможно «ошибочное» плутание журналистики среди предрассудков, вдали от уже открытой диалектической истины. Именно эти силы отражает понятие жизнеподобия журналистики.

Жизнеподобие журналистики ставит предельный мировоззренческий вопрос, касающийся не только роли журналистики в обществе, но и науки, и философии. С точки зрения философии, личность и общество диалектически едины, в этом смысле социальность индивида неминуемо коренится в общественном устройстве жизни людей и при этом не важно, какое общество – вождистское, полицейское, демократическое, важно, что оно общественное. Но это единство не встречается в жизни как таковое, а только в конкретно-исторических проявлениях, отражающихся полнее в конфликте, нежели в единстве.

Исходя из этого, формирование мировоззрения философа, ученого или журналиста, представляет собой поиск золотой середины маятника: соразмерной человеку комбинации общих знаний и опыта, представляющей собой ориентации и на общее, и на частное. Познание этой парной категории закрепляется в социокультурной, в том числе в научной, традиции. Ее следует понимать не как схематичное упрощение действительности, а как необходимость движения вверх-вниз по нити маятника, чтобы держа в уме ее всю, отражать явления такими, какими они мыслятся людьми. Жизнеподобие способно прийти на смену советской партийности прессы и науки в качестве пункта отсчета на шкале от многообразия единичного к единству общего. В итоге, в модели мировоззренческого конфликта философия, наука и журналистика могут быть представлены сферами самопознания общества со своим более или менее определенным местом на этой шкале. А если нормативным требованием ко всем им сделать познание хотя бы соседних элементов, то наука о журналистике выйдет средоточием как практического опыта, так и философских разработок.


Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Программа «Теория и практика межкультурной коммуникации»
11701 -> Смысложизненные ориентации и профессиональное выгорание онлайн-консультантов по специальности
11701 -> Теоретико-методологические аспекты исследования проблем планирования жизни
11701 -> Основная образовательная программа бакалавриата по направлению подготовки 040100 «Социология» Профиль «Социальная антропология»
11701 -> Основная образовательная программа магистратуры вм. 5653 «Русская культура»
11701 -> Филологический факультет


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница