Национальный антитеррористический комитет Российская академия государственной службы при Президенте РФ


Факторы, влияющие на современную этно-конфессиональную ситуацию на Кавказе



Скачать 421.5 Kb.
страница16/18
Дата09.03.2018
Размер421.5 Kb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18

Факторы, влияющие на современную
этно-конфессиональную ситуацию на Кавказе.



Cеверный Кавказ всегда в своей истории являлся зоной пересечения интересов великих держав. В I в. до н.э. – I в. н.э. здесь пытались закрепиться римляне, в период раннего средневековья борьба за влияние в этом регионе шла между Сасанидским Ираном и Хазарским каганатом, с VII в. в эту борьбу включился Арабский халифат. В позднем средневековье Северный Кавказ не раз становился ареной столкновения геополитических интересов Турции и Ирана. В конце XVIII в. на Северный Кавказ, решая свои внешнеполитические проблемы, приходит Россия. Кавказ в это время представлял конгломерат многочисленных феодальных владений– ханств, княжеств и пр. и так называемых вольных обществ, т.е. союзов сельских общин, не признававших феодальной власти. Не было не только единого кавказского государства (его не было никогда и в принципе не могло быть, учитывая различия в происхождении, языке, культуре, религии, уровне общественного развития населяющих этот регион народов), но в основном не было и объединяющих отдельные этносы крупных государственных образований. Есть расхожая сентенция, что история не знает сослагательного наклонения, но тем не менее попытаемся представить, что было бы, если бы Россия не пришла на Кавказ и населяющие его народы не вошли в состав Российского государства. Кавказ не остался бы независимым. XIX в. – это период быстрого развития капитализма, распространения влияния европейских держав на Восток, создания колониальных империй. Кавказ уже тогда находился в поле интересов Великобритании, которая соперничала с Россией за влияние в этом регионе и на Среднем Востоке. Кроме того, как уже указывалось, Кавказ давно был ареной соперничества Турции и Ирана, которое в конце XVIII – начале XIX вв. обостряется. Народы Кавказа, в основном жившие патриархально-родовыми устоями и сочетавшие в своем общественном устройстве черты патриархального и феодального укладов, неизбежно оказались бы разделены между соперничающими здесь могущественными державами. И если исходить из того, что сейчас известно об истории этих стран, можно предположить, что судьбу кавказских народов вряд ли можно было бы назвать счастливой. Мусульмане-сунниты и христиане в шиитском Иране оказались бы в роли национальных и религиозных меньшинств, та же ситуация (с поправкой на общую суннитскую принадлежность большинства кавказских мусульман, при этом не меняющую принципиально ситуацию) ждала бы их в Османской империи, что и проявилось в судьбе тех переселенцев из народов Северного Кавказа. которые после окончания Кавказской войны перебрались в Турцию. А что касается Великобритании, то, возможно, ей удалось бы закрепиться в Прикаспийском регионе, но горы остались бы непокоренными и ситуация с британским присутствием здесь была бы схожа с попыткой британской короны покорить и удержать Афганистан. Россия была единственным игроком на политическом поле, которому удалось, пусть и ценой долгой войны и немалых жертв с обеих сторон, покорить Кавказ и удержаться здесь. Удержаться удалось, кстати, не за счет именно военной силы. После окончания Кавказской войны был во многом учтен негативный опыт и проводившаяся здесь политика была направлена на то, чтобы втянуть населяющие Кавказ народы в орбиту русской и, через нее, европейской культуры, сформировать здесь более современные экономические отношения через включение во всероссийский рынок, при этом, по возможности, не разрушая местные традиции и особенности. С известными оговорками в виде раскулачивания, воинствующего атеизма и репрессий, коснувшихся всех народов России, эта политика была унаследована и продолжена в советский период.

В постсоветский период Северный Кавказ стал одним из самых сложных в этнополитическом отношении регионов страны. Последствия непродуманной нарезки территорий и определения границ между республиками в первые годы советской власти, реанимируемая в кризисных обстоятельствах историческая память о Кавказской войне, депортациях, ссылках, репрессиях, массовая безработица и другие социально-экономические проблемы как следствие тяжелейшего кризиса, вызванного распадом СССР и либеральными экономическими реформами, на которые наложилась война в Чечне, так или иначе затронувшая все сопредельные республики, межэтнические и внутриконфессиональные конфликты, борьба этноклановых чиновничье-криминальных группировок за власть – все это определяет реалии современной жизни населения северокавказского региона на всех уровнях, начиная от политического и кончая бытовым. Особенно выделяется своей напряженностью современная ситуация в Дагестане. Дагестан всегда занимал особое место на Кавказе. В советский и современный период – это самая крупная и многонациональная из северокавказских республик. В исторической ретроспективе, начиная с первых десятилетий ХIХ в. и по сей день – это во многом силовой и смысловой центр происходящих на Северном Кавказе событий. Здесь раньше всего проявляются процессы, имеющие общий характер для всех республик Северного Кавказа, а отзвуки происходящих здесь событий, как круги по воде, расходятся по всему региону. Многие проблемы внутриполитической жизни, выявившиеся в Дагестане в середине – конце 1990-х гг., отразились в собственной действительности других северокавказских республик спустя 5-7 лет.

Можно выделить несколько основных этапов в постсоветский период, различающихся по основным конфликтогенными факторам:


  1. Первая половина 1990-х гг. – время создания национальных движений в результате обострения межэтнических противоречий в плоскостной части Дагестана. В основе конфликтных ситуаций были территориальные споры, вызванные изменением этнического состава населения вследствии миграций горцев на равнину, насильственного переселения и естественного прироста населения. Национальные движения в скором времени стали сами одним из дестабилизирующих факторов внутриполитической ситуации в республике, но после того. как их руководители были допущены во власть . их активность сошла на нет. Это также период быстрого возрождения ислама и складывания враждебных друг другу направлений в лице т.н. тарикатистов, т.е. последователей суфизма и ваххабитов или салафитов.

  2. Середина-вторая половина 1990-х гг. – период открытого раскола среди мусульман Дагестана и противостояния салафитов светской власти, завершающийся вторжением в Дагестан банд Басаева и Хаттаба и их разгромом.

  3. С 1999 г. начинается следующий этап, связанный с уходом ваххабитов в подполье и переходом их отдельных групп к террористической деятельности. В этот период усиливается активность суфийских лидеров и их сторонников, заявляющих себя в качестве единственных представителей дагестанских мусульман, проявляется тенденция к проникновению их во власть и частичному сращиванию с нею.

  4. После 2005 г. можно говорить о наступлении следующего этапа. Его отличительными чертами являются: 1) упор на исключительно силовую составляющую борьбы с исламским радикализмом. Спецоперации в городских условиях, в населенных кварталах с применением, в том числе, тяжелой техники становятся обычным явлением. 2) Меняется характер ваххабитского подполья. Среди его представителей все больше выходцев из обеспеченных семей, имеющих университетское образование и даже научные степени. 3) Появляется такое совершенно новое для Кавказа явление, как смертники. 4) Четко проявляется тенденция к накладыванию двух конфликтогенных факторов, ранее действовавших большей частью без связи друг с другом – этнического и религиозного. Это происходит в результате обострения соперничества местных элит, готовых ради достижения власти и получения доступа к финансовым потокам и сырьевым ресурсам использовать принцип этнической мобилизации и блокироваться с различными соперничающими течениями в исламе.

Со смещением активизации национальных движений и формирования салафитской общины в 5-7 лет те же процессы имеют место и в других северокавказских республиках.

В настоящее время можно выделить несколько основных групп проблем, оказывающих влияние на ситуацию в регионе:



  1. Социально-экономические проблемы. Наиболее остро они стоят в настоящее время в Дагестане и Ингушетии. На эти республики сильнее всего повлияла война в Чечне. Там же наиболее обостренно проявляются проблемы, связанные с клановым характером власти и коррупцией. Но в целом весь регион находится в депрессивном состоянии. В 2007 г. денежные доходы ниже прожиточного минимума имели: 13% населения в РСО-Алания; около 15-20% населения в РД, КБР и КЧР; около 30% - Адыгее; и в пределах 40-50% - в Ингушетии и Чечне39 (Для сравнения: в РФ целом этот показатель на 2007 г. равен 13,4%). Децильный коэффициент – разница в доходах между 10% самых богатых и 10% самых бедных – выше, чем в России (около 15 раз) в целом и составляет цифру около 20-2540. Средний класс составляет узкий сегмент, порядка 25-35%. В регионе самый высокий уровень безработицы по стране: чуть более 20% - в Дагестане; 53% - в Чечне, 47,3% - в Ингушетии и около 18% - в КБР и КЧР41. В пределах 35-60 % молодежи в трудоспособном возрасте являются безработными в 4-х республиках: КБР, РД, ЧР и РИ. Наиболее остро проблема стоит в Ингушетии, Чечне и Дагестане. Сокращение промышленного производства в 4,0 -5,0 раза за период 1990-99 г.г. превосходит аналогичный показатель по России в целом более 2-х раз42. Исключение составила лишь РСО–Алания, где падение промышленного производства на 1999 г. было на уровне 3,1 раза. Фактически республики в регионе были отброшены на 30-35 лет назад. В отношении конкретно Дагестана следует отметить, что с начала 1990-х гг. республика является полностью дотационной. В течение последних двух десятков лет в республике сложился паразитарный присваивающе-распределительный тип экономики, при котором все товары ввозятся, на месте ничего, за небольшим исключением в виде спиртоводочной продукции, не производится, а значительная часть населения занята торговлей привозными товарами и обслуживанием этой торговли. При этом это та часть населения, которая в советское время была занята на промышленном производстве и сейчас в основной своей массе была бы там, если бы промышленность заработала. Такой тип экономики не способен обеспечить занятость населения, стабильность общества и не дает никаких перспектив на будущее. Следует учитывать, что в условиях кризиса центр будет вынужден сокращать дотации, что неизбежно скажется не только на экономической, но и на политической ситуации в республике.

  2. Межэтнические конфликты. Наиболее серьезным по возможным последствиям является, как представляется, ныне замороженный межэтнический конфликт из-за Пригородного района между Ингушетией и РСО-Аланией. Существуют определенные территориальные интересы Чеченской республики в Северном Дагестане, проблема межселенных территорий в республиках Северо-Западного Кавказа и ряд других конфликтных моментов во взаимоотношениях соседних этносов, связанных с территориальными проблемами и вопросами представительства во власти.

  3. Фактор внутренней миграции. Растущая и никем не контролируемая миграция из сельской местности в города и, особенно, с гор на равнину добавляет социального напряжения. Прибывающее население не адаптируется в основной своей массе к городской культуре, а, скорее, само приспосабливает городские условия под себя. В результате складывается, по сути, маргинальная в культурном отношении широкая прослойка населения, которая в силу своего переходного характера податлива для различного рода девиаций.

  4. Проблема возрождения ислама и клерикализации общества и внутриконфессиональный конфликт. В республике идет вялотекущая гражданская война, в которую вовлечена и гибнет в основном молодая часть населения. Дагестанская молодежь оказалась не защищена от вируса религиозного радикализма, для распространения которого современная социальная действительность создает благоприятные условия.

  5. Проблема управления, структура и характер власти. В республике существует четкая этноклановая структура власти, сложившаяся своими основными чертами еще в 1990-е гг. При этом эта структура не стабильна, в ней нет равновесия и она, соответственно, не способна обеспечить стабильности в республике. Идет борьба не только между различными по национальной принадлежности группами, но и между группировками, относящимися к одному этносу. Сохранение подобной ситуации не способно обеспечить ни относительную внутреннюю стабильность в республике даже на уровне современного, кризисного положения, ни устойчивую власть центра в регионе.


Каталог: docs -> pubs
pubs -> Алексеева Е. А., к и. н., доцент Инновационная культура России и социально-культурное проектирование
pubs -> Рабочая программа дисциплины (модуля)
pubs -> Система образования как фактор производительности труда в россии
pubs -> Название документа
pubs -> В. В. Кафидов Стимулирование потребности предпринимателей в развитии человеческого капитала
pubs -> Понятие системы управления городом The concept of city management system
pubs -> Обоснование концепции стратегического управления городом Justification of the concept of strategic management by the city
pubs -> Овсянников Анатолий Александрович
pubs -> Рогачев Сергей Владимирович
pubs -> Штоль Владимир Владимирович


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница